ТОП 10:

Глава 32. Дети и компьютер: в плену у «умного ящика»



 

В шестидесятые годы символом благосостоя­ния нашего народа был телевизор, в семиде­сятые — магнитофон, в восьмидесятые — ви­део. Ну, а в начале девяностых — персональ­ный компьютер. Его привозили из-за границы, а потом торжественно показывали гостям, уве­ряя, что с приобретением компьютера у людей начинается принципиально другая жизнь, ибо он открывает перед ними ТАКИЕ горизонты, дает ТАКИЕ возможности... Короче, «вам и не снилось».

Теперь компьютером никого не удивишь. По крайней мере, в Москве. И, как часто быва­ет, голубая мечта, сбывшись, постепенно по­серела. А местами даже почернела.

Выяснилось, что компьютер, конечно, об­легчает человеку жизнь, но смысл жизни к нему не сводится. А у кого сводится, тот (точнее его психика) вызывает серьезные опа­сения. Погружаясь в виртуальный компьютер­ный мир, человек отчуждается от реального, перестает интересоваться окружающим миром, аутизируется.

Особенно уязвимы в этом отношении дети и молодежь. Что вполне понятно: они еще не сформировались и легко поддаются влияниям.

А мир компьютерных игр так заманчив, кра­сочен и, главное, МОДЕН! Его усиленно рек­ламируют и в роскошных глянцевых журна­лах, и по радио, и по телевизору. Кто может устоять перед таким соблазном?

Дети, по крайней мере, не могут. И в по­следние годы все больше родителей сетуют на то, что их чада слишком много времени про­водят за компьютером, пренебрегая уроками, чтением книг, рисованием, посещением круж­ков и общением с друзьями. Потому что какое это общение, если ребята часами нажимают на кнопки, перебрасываясь только короткими восклицаниями типа: «Ах, ты так? А я тебе так!.. Ты куда? Получай! У, блин, промазал»!

 

Школа юного садиста

Особенно волнуются мамы. Что совершенно понятно. Не разделяя чисто мужского прекло­нения перед техническим прогрессом, они склонны обращать внимание на морально-эти­ческую сторону новейших достижений.

А компьютерные игры буквально нашпиго­ваны всякой нечистью: монстрами, скелетами, привидениями, киборгами, злобными орками, людоедами... Ну, а дети под предлогом борь­бы со злом, настраиваются, я бы даже сказа­ла, программируются на садизм.

Вот, например, какие «полезные советы» дает компьютерный журнал «Страна игр» ре­бятишкам, соблазняя их сыграть в игру «Ал-лоды: печать тайны»: «Миссия десятая. Лого­во людоедов. Как не сложно догадаться, в этой миссии вам придется мучить толстых, волосатых монстров неопрятного вида, в про­стонародье именуемых людоедами. Опасного ничего нет, а денег можно загрести кучу... По пути вам встретится парочка первых людое­дов, забейте их в полном соответствии с тра­диционной стратегией забивания крупной дичи... Перед мостом зарежьте еще одного несчастного толстяка, заберите его скромные сбережения и продолжайте свой путь... Раз­ные хрюшки-зверюшки вас, я надеюсь, не остановят, а перебить десяток бледно-желтых гоблинов не составит никакого труда...»

Неудивительно, что многие дети, насытив свою фантазию этими страшными образами, начинают пугаться темноты, жалуются на кошмарные сны, не соглашаются оставаться одни в комнате.

Четырехлетний Ванечка панически боялся игры «Mortal Combat 4» («Смертельный по­единок 4»). Сам он еще играть в нее не умел, но видел, как играли двоюродные братья. Жуткие сцены мордобоя преследовали малы­ша в ночных кошмарах, он мочился в по­стель, сильно заикался. Однако всякий раз, когда братья запускали при нем эту игру, Ва­ня заворожено следил за побоищем. А если его пытались увести в другую комнату, пла­кал и сопротивлялся.

Навязчивый страх темноты, смерти, одино­чества и проч. характерен не только для ма­леньких детей, но и для подростков, увлека­ющихся компьютерными играми. Вы скажете:

— Но детей ведь не оторвать от экрана! Ес­ли б им было по-настоящему страшно, они бы не стремились к подобным играм.

Однако страшное не только пугает. Оно еще и завораживает. Особенно когда происходит не с тобой, а с кем-то другим. Взрослые люди тоже любят пощекотать себе нервы «ужасти­ками», но только психика у них устойчивей. (И все равно перебор «страстей-мордастей» зачастую приводит к нервному срыву!)

Я уж не говорю о том, что движущиеся изображения на цветном экране сами по себе, независимо от содержания игры, обладают оп­ределенным гипнотическим эффектом. А му­зыка этот эффект усиливает еще больше. Вы, наверное, и по себе замечали, как трудно бы­вает оторваться от экрана телевизора. Он при­тягивает, словно магнит. И ведь знаешь, что показывают муру, а встать и выключить сил нет. С компьютером то же самое.

Воспитательный эффект от подавляющего большинства компьютерных игр, мягко гово­ря, сомнителен, ибо их смысл почти всегда сводится к убийству. А где-то ребенка могут заодно приобщить и к реалиям уголовного мира. Снова обратимся к красочному детско-подростковому журналу.

На сей раз рекламируется игра «Дон Капоне»: «Гордость и отрада семьи Клерикузо: 4 казино, приносящих по 4 млн. $ в неделю каждое, и стриптиз-клуб, дающий 3,5 млн. $ чистыми... Любые проблемы решаются за три выстрела... заодно и курьеров постреляем не­много... Окно найма новых гангстеров (с такими умопомрачительными доходами нам до­ступны все девять профессий подпольного ми­ра: вышибалы и стрелки, налетчики и снай­перы, воры и киллеры, гробовщики, террори­сты и шоферы)».

Наверное (даже наверняка!), взрослым, со­чиняющим подобные рекламы, все это кажет­ся забавной шуткой. Но родителям ребят, на­питавшихся психологией таких компьютер­ных игр, не до шуток.

 

Но разве раньше дети не играли в войну?

Можно подумать, что раньше дети не иг­рали в войну, — возражают сторонники ком­пьютерных игр (обычно из стана мужчин). — А игра в солдатики? Там что, не убивают? А казаки-разбойники? Да если на то пошло, при игре в шашки и шахматы тоже, между про­чим, совершается символическое убийство! Ведь фигуры противника едят! Чем это не убийство, скажите на милость?

Так-то оно так, но кроме подобных игр у ребят была еще масса других, в которых ни­каким истреблением врагов даже не пахло. Теперь же игры типа лапты, городков, штандера, вышибал, горелок, бояр и проч. почти никому из современных мальчиков и девочек неизвестны. Настольные игры тоже в чести не у всех. Многим детям, сызмальства при­выкшим к острым, захватывающим ощущени­ям, которые предоставляет компьютер, на­стольные игры кажутся чересчур пресными.

А уж про ролевые игры, когда ребенок спон­танно разыгрывает целые импровизированные спектакли, и говорить нечего. Это теперь «кино не для всех». У большинства не хвата­ет фантазии. Но даже те, кто играют, обычно разыгрывают батальные сцены, до боли напо­минающие эпизоды компьютерных игр. Их фантазия тоже не идет дальше разнообразных видов магии и физического уничтожения про­тивника.

И потом, когда дети гоняются друг за дру­гом с пластмассовыми пистолетами, крича: «Падай! Я тебя убил!», это, согласитесь, мало похоже на настоящую войну. В компьютерных же играх все очень натуралистично. Там реа­лизм — одна из главных приманок. В описа­нии новых игр специально подчеркивается, что новый вариант еще реалистичнее предыду­щего. Лужи крови, мозги на стенах, оторван­ные головы — все это изображается ярко и красочно. И сцены насилия прочно застрева­ют в подсознании ребенка.

«Невероятная по красоте графика. Кругом лишь трупы, кровавые ошметки плоти и лужи крови... за стенами слышатся жуткие вопли и звуки отрываемых рук и ног. Разряды элек­тричества, хлюпанье крови, рев монстра и скрежет когтей. Дверь открывается и... нам в лицо радостно летит оторванная нога, демон­стрируя свои незаурядные аэродинамические свойства», — расписывает достоинства очеред­ной игры все та же «Страна игр».

И многие дети изо дня в день напитывают­ся таким «питательным бульоном».

 

Новый вид наркомании

Детские врачи уже обратили внимание на то, что световые мелькания на компьютерном дис­плее навязывают свои ритмы коре головного мозга. В результате у детей, увлекающихся компьютерными играми, могут возникнуть су­дороги и даже эпилептоидные приступы. А какое-то время тому назад в Японии разразил­ся скандал, связанный с тем, что компьютер­ная графика в мультфильме спровоцировала у маленьких японцев массовые эпилептические припадки!

Детских психиатров волнует еще и то, что любители компьютерных игр привыкают нахо­диться в так называемом «пассивном возбуж­дении», когда удовольствие достигается без усилий, просто путем возбуждения подкорко­вых структур, заведующих этой эмоцией. Это оказывает расслабляющее влияние на лич­ность, отбивает инициативу, действует как наркотик. Недаром такие дети ничем другим не интересуются, становясь как бы придатком к компьютеру.

Глядя на них, невольно вспоминаешь жес­токий эксперимент, который когда-то был проведен над крысами. Им вживляли электро­ды в участок мозга, где располагается центр удовольствия, и крысы, позабыв про еду и питье, до исступления нажимали на педаль, стимулируя этот центр.

Ну, а завороженность злом при том, что оно вызывает у детей запороговые страхи (фобии)?!

В западной психологии уже существует целый раздел — так называемая «виктимология» (от слова «victim» — «жертва»). И утверждается, что у потенциальных жертв насилия обычно бывает, мягко говоря, своеобразный характер: насильник действует на них, как удав на кро­лика; они и боятся его, и тянутся к нему, как загипнотизированные. Что это будут за муж­чины? (Компьютерными играми, в основном, увлекаются мальчики). Даже если исковеркан-ность характера не приведет к нарушению по­ловой ориентации (чего вполне можно ожи­дать, учитывая пропаганду безнравственности в подростково-молодежной среде), все равно садо-мазохизм еще никому на пользу не шел.

По моим, да и не только моим наблюдени­ям, особенно увлечены компьютерами так на­зываемые «проблемные дети»: дети с зани­женной самооценкой, плохо успевающие в школе, испытывающие трудности в общении со сверстниками, дети с задержкой психоэмо­ционального развития, с гиперактивностью, повышенно возбудимые и т. п. Чем больше у ребенка психологических барьеров в жизнен­ной реальности, тем глубже он погружается в виртуальную.

Конечно, уход в мир фантазий, грез и игры всегда был присущ людям с хрупкой психи­кой. Но чтение книг и тем более творчество требуют усилий. А тут все просто, да еще у человека создается впечатление собственного всемогущества. Вы только представьте себе: ребенок сидит перед экраном и распоряжает­ся жизнью и смертью крошечных человечков.

Простым нажатием кнопки он может уничто­жить десяток врагов. В действительности он не умеет практически ничего: ни дать сдачи обидчику, ни залезть на дерево, ни подтянуть­ся на турнике, ни затеять с соседями по дво­ру игру в казаки-разбойники. Но ему это и не нужно! Зачем, когда есть гораздо более легкий способ ощутить себя суперменом?

Вот и растут наши дети физически ослаб­ленными, боящимися реальной жизни. Притя­зания у них завышены, а волевой потенциал, необходимый для того, чтобы добиться желае­мого результата, маловат. При малейшей труд­ности они пасуют, не доводят дело до конца и именно поэтому зачастую плохо учатся, не любят читать, не проявляют интереса к твор­честву. В результате несоответствия завышен­ных притязаний ребенка его реальным воз­можностям в душе возникает внутренний кон­фликт, дискомфорт. И как следствие — еще большая невротизация. Компьютер же дает «проблемным» детям шанс уйти от неприятной реальности и почувствовать себя победителями. Беда только в том, что виртуальная реальность затягивает, это своего рода наркотик.

В странах Запада психиатры уже объединя­ются в специальные ассоциации для помощи пострадавшим от компьютерной наркомании. (Такая ассоциация создана, например, в Гер­мании.)

Появляются жертвы «умного ящика» и у нас. Вот очень типичный случай. Костя с дет­ства был робким и необщительным. А в стар­ших классах замкнулся еще больше. Единственным местом, где он чувствовал себя нор­мально, был компьютерный клуб. Постепенно Костя стал проводить там все больше и боль­ше времени. Теперь он практически не учит­ся, ворует деньги и просиживает в клубе с утра до ночи. Стал агрессивным, совершенно утратил контакт с родителями, но даже слы­шать не хочет об изменении образа жизни. Производит впечатление одержимого, но счи­тает себя абсолютно здоровым, а свое поведе­ние — нормальным.

Другой юноша — назовем его Глебом — тоже незаметно пристрастился к компьютер­ным играм. Но, в отличие от Кости, более адекватно воспринимает реальность. Глеб по­нимает, что с ним творится неладное, хочет отказаться от игры в компьютер, но сделать этого не в состоянии. Стоит ему не поиграть хотя бы один день, как у него начинается типичная «ломка». Мать водила его к не­скольким психиатрам. Толку чуть. Врачи раз­водят руками. Для них это тоже совершенно новое явление, и непонятно, с какого боку тут подступиться. Прописанные лекарства не по­могают.

Но даже если ребенок не становится ком­пьютерным наркоманом, «умный ящик» все равно разрушительно действует на его здоро­вье. Вот что рассказала в интервью газете «Клиент» (16-20 октября 2000 г.) заведующая отделом НИИ гигиены и охраны здоровья де­тей и подростков Научного центра здоровья РАМН Марина Степанова: «В первую очередь страдает зрение... Риск появления или прогрессирования уже имеющейся близорукости возрастает. У ребенка может возникнуть ком­пьютерный зрительный синдром, напоминаю­щий конъюнктивит: глаза краснеют, и ощуще­ние такое, как будто в них насыпали песок... Ребенок замыкается в виртуальном мире и не получает навыков общения, а это пагубно вли­яет на психику... Мы проводили специальное исследование и выяснили, что дети сильно устают от всевозможных «стрелялок» и «дого­нялок»... У особо эмоциональных игроков да­же подскакивает давление. Аркадные игры провоцируют агрессивность».

В общем, хотя влияние компьютерных игр на психику человека изучено пока мало, даже то, что уже известно, выглядит не особенно привлекательно. Поэтому трижды подумайте прежде, чем покупать ребенку компьютер или игровую приставку. Мало ли, что он просит?!

Несколько лет назад я была в Германии, и меня поразило, что почти ни в одном доме (а я общалась с очень большим количеством лю­дей) не оказалось ни компьютера, ни всяких там «Денди» и «Нинтендо». Не потому, что моим знакомым это было не по карману! От­нюдь! Люди они были вполне состоятельные. А на мои удивленные вопросы в один голос отвечали, что не хотят вводить в соблазн сво­их детей. И ничего, дети не чувствовали себя обделенными! Можно время от времени разре­шать им ходить в компьютерный клуб. Там и игры самые модные, и стоит это не так доро­го. Хотя тут тоже трудно соблюсти меру. Опи­санный мной подросток Костя мало-помалу стал жертвой именно такого компьютерного клуба. И подобные случаи, к сожалению, не единичны.

 

Но если компьютер все-таки куплен...

Конечно, бывает, что без компьютера в доме не обойтись: он требуется взрослым для рабо­ты. Но не секрет, что родители нередко поку­пают «умный ящик» не для себя, а в подарок ребенку, то есть исключительно для игр. А потом сетуют, что им трудно ограничить чадо в пользовании его собственной вещью. Но ведь это так понятно! Как говорится, в одном боро­датом анекдоте, «моя селедка, куда хочу — туда и вешаю». Вы же потом еще и будете самодурами, отнимающими у несчастного ди­тяти подарки. Так что разумнее не создавать ситуации, из которой потом будет сложно выпутаться. Лучше с самого начала расставить нужные акценты.

Даже если вам лично компьютер не особен­но нужен, но вы считаете, что современный ребенок не в состоянии прожить без «стреля­лок» и «бродилок», не афишируйте это. Сде­лайте вид, будто покупаете компьютер себе. Тогда вам легче будет устанавливать правила пользования.

А они должны быть достаточно жесткими: полчаса — максимум час в день. На самом деле и этого слишком много. Врачи говорят, что шести-семилетние дети могут без ущерба для здоровья заниматься за компьютером не более 10 минут. Ученики 2-3-го класса — 15 минут. В 4-6-м классе норму можно повысить до 20 минут, в 8-9-м — до 25 минут, и толь­ко в 10-11-м — до получаса.

Ваш ребенок, конечно, проявит недоволь­ство, но ему надо популярно объяснить, что подолгу сидеть перед дисплеем вредно для здоровья. Услышав знакомую мотивировку, он, скорее всего, не будет сильно возмущен этими ограничениями. В конце концов, вы же следите за тем, чтобы он (хотя бы приблизи­тельно!) соблюдал режим дня, читал и писал в хорошо освещенном помещении, не утыкал­ся носом в телевизор, чистил зубы, не ел много сладкого и прочее, и прочее. Главное, чтобы это не выглядело как наказание. Не ставьте компьютер в детской. Это опять же предрасполагает к бесконт­рольному пользованию. А если вы будете каждые две минуты заглядывать в комнату, про­веряя, чем занимается ваш ребенок, он со­чтет, что вы за ним шпионите.

Для снижения дозы электромагнитного из­лучения стол, на котором стоит компьютер, должен быть не меньше 60 см в ширину. Ста­рые модели мониторов (примерно пятилетней давности) намного утомительней для глаз, чем современные, выпущенные известными фир­мами.

Следите также за тем, чтобы ребенок во время работы за компьютером не сидел спи­ной к окну: блики на экране портят зрение. (Мимоходом замечу, что особенно опасны для здоровья компьютерные классы, где столы с компьютерами стоят друг за другом, как школьные парты, и за спиной у ребенка ока­зывается задняя сторона монитора. Ведь совре­менные мониторы сконструированы так, что­бы максимально снизить излучение от экрана. А это, соответственно, увеличивает излучение в других направлениях. Специалисты совету­ют расставлять в таких классах столы «в ше­ренгу».)

Заинтересовывайте ребенка разными други­ми играми.

В последнее время психологи и педагоги заволновались, что традиционные детские иг­ры находятся на грани вымирания, и в книжных магазинах появилась литература, из которой можно узнать правила многих неспра­ведливо забытых игр. Не поленитесь сходить в магазин или в библиотеку, а потом увлечь ребенка ручейками или горелками. В данном вопросе (как, впрочем, и во многих других) залогом успеха будет энтузиазм взрослого.

Важно и приучать ребенка мастерить, рисо­вать, лепить — в общем, что-нибудь делать руками. Если квартира позволяет, выкроите ему уголок для мастерской.

Увлекшись каким-нибудь ремеслом, ребе­нок будет меньше тянуться к компьютеру. Но только надо проявить упорство, вовлекая его в новую деятельность, ведь «проблемные» дети боятся неудач и предпочитают заранее отка­заться от всего того, что кажется им чересчур сложным.

Не внушайте ребенку отношение к компью­теру как к сверхценности. Так, например, не стоит, чтобы возможность поиграть в компью­тер была для ваших детей лучшей наградой за труды. «Умному ящику» следует отвести бо­лее скромное место в ряду других занятий. Давайте ребенку понять, что в эти игры чаще всего играют со скуки, когда больше нечего делать. И не только на словах, но и на деле демонстрируйте ему, что в мире очень много интересного.

Ни в коем случае не демонизируйте «агре­гат» жалобами на то, что ребенка от него не оторвать. Вы ведь таким образом расписывае­тесь в собственном бессилии и предрешаете свое поражение.

Если вы почувствуете, что компьютер начал затягивать вашего ребенка, поскорее займи­тесь выявлением психологических причин, по которым вашему сыну (от компьютера обычно не оторвать мальчишек) милее всего общество «умного ящика».

Если он подражает друзьям, сведите его с детьми, у которых не такие суженные инте­ресы. Уверяю вас, далеко не все современные дети — компьютерные фанатики! Если же причина в нем самом, выявите ее и постарай­тесь устранить. Да, есть дети, которых нуж­но учить общаться. И это труднее, чем обуче­ние чтению и письму. Но не надо жалеть сил, ведь если пустить все на самотек, благоприят­ный период для овладения самым, может быть, необходимым для человека навыком — навыком общения — будет упущен. И когда вы спохватитесь (а рано или поздно это про­изойдет, ибо столь важный пробел неизбежно скажется на многих сторонах жизни ребенка), многое будет уже невосполнимо.

 

Игры играм рознь

- Норазве среди моря компьютерных игр совсем нет хороших, полезных? — спросите вы. — Неужели все они жестокие и прими­тивные?

Нет, конечно. Есть развивающие игры, ко­торые обучают малышей совмещать цвета, воссоздавать по памяти картинки, составлять предметы из геометрических фигур и т. п. Компьютер помогает ребенку научиться чи­тать, изучать иностранные языки. Есть ком­пьютерные энциклопедии, преподносящие ребенку знания в занимательной игровой форме. Широкой популярностью пользуются и так называемые интерактивные книги, на­поминающие пластинки с любимыми сказка­ми, но включающие в себя также игры, тре­нирующие память и внимание, предлагаю­щие выполнить различные интересные уп­ражнения на развитие навыков чтения, зна­комящие юных пользователей с английским языком.

Дошкольникам и младшим школьникам можно предлагать «пазлы»: это развивает про­странственное и логическое мышление. Дети с удовольствием играют и в филологические игры типа «Поля чудес». Им, естественно, хочется немного побыть на месте участников популярной телепередачи, а на дисплее все как в телеэкране: и колесо фортуны вертится, и очки выпадают, и даже буковки, как в те­лепередаче, открывает длинноногая ведущая.

Да и чисто развлекательные игры не одно­родны. Одно дело тупой мордобой (так назы­ваемые «стрелялки»), где все мастерство иг­рока сводится к умению нажимать на кноп­ки. И другое — «квесты» (от английского «quest» — «поиски»). В детских «квестах» действуют герои мультфильмов, там никого не надо убивать, в этих играх много по-на­стоящему смешного. А смысл игры сводится к достижению цели путем решения логичес­ких задачек.

Скажем, тебе надо открыть входную дверь, а в твоем распоряжении только веревка и ключи от машины. Что делать? — Ты внима­тельно смотришь на экран и замечаешь грузо­вик. Так... А что если привязать веревку од­ним концом к дверной ручке, другим к кузо­ву, завести мотор и тронуться с места?

Подобные игры развивают не только абст­рактное мышление, но и чисто бытовую сме­калку, готовят детей к ситуациям, с которы­ми те могут столкнуться в реальной жизни. Между прочим, в «квестах» и мир более дру­желюбный (хотя и здесь бывают исключе­ния). Во-первых, он не делится только на сво­их и чужих, там много нейтральных персона­жей, которые занимаются своими делами и не вовлечены в перипетии сюжета. А во-вторых, сообщников у ребенка больше, чем противни­ков. Согласитесь, в свете всего вышеизложен­ного это немаловажная деталь.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.013 с.)