ТОП 10:

Особенности управления окраинами



 

Система управления окраинами имела свои особенности. С одной стороны, верховные правители России, а по их велению и соответствующие органы государства в управлении окраинами стремились явно не нарушать этнические, социально-духовные специфические черты тех или иных этносов, племен или их союзов, применяли «обычное их право». Традиционной особенностью политики Российской империи в отношении инородцев справедливо считается слабое вмешательство в их внутреннюю жизнь, в процессы этнической ассимиляции или сугубо местных традиций самоуправления, традиционного образа жизни.

С другой стороны. Российская империя в начале XIX в. уже имела почти двухсотлетний опыт более или менее унифицированного, централизованного государственного управления и представляла собой вполне сложившееся унитарное государство с абсолютной властью монарха. Нельзя забывать, что именно в рассматриваемый период самовластие монарха означало, в сущности, господство полицейского режима, что не могло не отразиться в той или иной степени на процессах управления инородцами. Желание унифицировать систему управления в полной мере по всей стране выражало общую тенденцию создания военно-бюрократической, полицейской системы управления в государстве.

Противоречивость управления окраинными территориями объяснялась самим историческим процессом. Так, в Польше после восстания 1830-1831 гг. политическая автономия фактически была ликвидирована. В 1832 г. сейм, состоявший из двух палат — Сената, с назначаемым царем составом, и Польской избы, состав которой избирался дворянами и представителями городских общин, был упразднен. Управление Царством Польским осуществляли наместник, при котором был Совет управления, и заменившие министерства комиссии. Вскоре воеводства были переименованы в губернии, польская армия распушена. На территории Царства Польского установился военно-полицейский режим.

Во многом в связи с Кавказской войной была проведена и реформа кавказского управления, чем занимались особый «Комитет водворения в Закавказском крае прочного устройства» и шестое отделение Собственной его императорского величества канцелярии. Многие элементы самостоятельности кавказской администрации и специфики кавказских учреждений то ликвидировались, то частично восстанавливались, а с учреждением наместника Кавказа в середине 40-х гг. утвердилась, в сущности, общероссийская система управления.

Таким образом, правители России в управлении ее окраинами опирались, главным образом, на административные, военно-политические методы, стремясь всячески унифицировать систему управления на территории всего государства, что соответствовало самодержавно-монархическому духу абсолютизма в государственном управлении и отвечало желанию укрепления военного полицейского режима в стране.

 


4. Кадры государственного управления и чиновничий аппарат

Система подготовки кадров

 

При всей силе централизации, полицейщины и милитаризации в системе абсолютистского государственного управления его механизм не мог функционировать автоматически. Императоры Александр I и Николай I хорошо это понимали. Главной опорой в управлении страной для них было прежде всего чиновное, бюрократическое дворянство. Система подготовки кадров высшей, чиновной служилой бюрократии, система чинопроизводства и прохождения государственной службы были достаточно сложны, многоступенчаты и постоянно совершенствовались. Существовавший и постоянно реформируемый механизм государственного управления сверху донизу непрерывно требовал обновления и пополнения кадров, повышения их деловой квалификации и образовательного уровня.

Отметим прежде всего заметные изменения в управлении самой системой образования. Еще до принятия указа «О правилах производства в чины и экзаменах для производства в коллежские асессоры и статские советники» (1809) в Российской империи были открыты новые университеты в Вильно, Харькове, Казани и Дерпте, Главный педагогический институт в Петербурге (преобразован в 1819 г. в университет). Создана система местных учреждений и заведений Министерства народного просвещения, а для управления системой образования учреждены 6 учебных округов, включающих по нескольку губерний (Петербургский, Московский, Виленский, Дерптский, Харьковский и Казанский)[16].

Важное место в подготовке кадров чиновников государственных учреждений занимали университеты и лицеи, особенно открытый в 1810 г. привилегированный Царскосельский лицей. В нем в течение 6 лет готовились высшие чиновники, его воспитанники при поступлении на гражданскую службу получали чин от XIV до IX класса «Табели о рангах». В числе выпускников были не только поэты и декабристы А.С.Пушкин, А.А.Дельвиг, В.К.Кюхельбекер, И.И.Пущин, но и такие крупные царские чиновники, как государственный секретарь М.А.Корф, министр иностранных дел, канцлер А.М.Горчаков и др.

Университеты были своего рода органами управления учебными заведениями округа. Согласно «Уставу учебных заведений, подведомственных университетам», в России создавалась сеть учебных заведений всесословного характера: четырехклассная гимназия, двухклассное уездное училище и годичное приходское училище.

Ректоры, профессора и преподаватели университетов считались чиновниками, находившимися на государственной службе. По «Табели о рангах» ректор соответствовал IV, профессора VII-VIII, магистры - IX классам. Во-вторых, в учебных программах не только университетов, но и лицеев и гимназий уделялось достаточно серьезное внимание изучению нравственных и политических наук, отечественной и зарубежной истории, психологии, этике и даже эстетике.

Разумеется, нельзя переоценивать размах и уровень образования, степень «всесословности» просвещения, принципы его организации. Во второй четверти века в сфере народного просвещения произошли определенные изменения негативного характера, связанные с усилением цензуры в учебных заведениях, с принятием в июле 1835 г. нового университетского устава, сводившего на нет университетскую автономию и возвышавшего единоличную роль попечителя учебного округа, а также с ограничением притока разночинцев в университеты.

Идейным стремлениям прогрессивных дворянских деятелей была противопоставлена официальная охранительная теория-триада - «самодержавие, православие, народность», сформулированная министром народного просвещения С.С.Уваровым, проводившим эту политику настойчиво через все органы министерства во все годы пребывания на посту министра (1833—1849). Количество обучавшихся в университетах, лицеях, в гимназиях и в училищах, хотя и увеличивалось, но было еще незначительным, и просвещением, а тем более наукой, были охвачены в основном верхушечные слои Российской империи. В 1825 г. из 553 штатных губернских и уездных городов России 131 город не имел ни одной школы[17].

Тем не менее в сфере государственного управления Российской империи многие годы и десятилетия работали сотни и тысячи известных деятелей. Среди них были не только такие, как М.М.Сперанский, А.А.Аракчеев, С.С.Уваров, Д.А.Гурьев, Е.Ф.Канкрин, А.Х.Бенкендорф, о которых уже упоминали выше, но и такие государственники-управленцы, как граф В.П.Кочубей (первый министр МВД председатель Госсовета и Комитета министров), канцлер, граф Н.П.Румянцев (первый председатель Госсовета), генерал-фельдмаршал Н.П.Салтыков (первый председатель Комитета министров), екатерининский вельможа граф П.В.Завадовский, (первый министр народного просвещения), граф К.В.Нессельроде, бывший долгие годы министром иностранных дел (1816—1856), главнокомандующий царской армией в условиях Отечественной войны 1812 г. генерал-фельдмаршал М.И.Кутузов, военный министр того же периода генерал П.П.Коновицын, начальник Главного штаба его императорского величества генерал-адъютант князь П.М.Волконский, глава специальной Комиссии для составления военных уставов и уложений М.Л.Магницкий и другие государственные чиновники общероссийского и губернского масштабов.

Чиновничий государственный аппарат был огромен и постоянно разрастался количественно. В рассматриваемый период число государственных чиновников увеличилось более чем в 4 раза — с 15 тыс. до 61,5 тыс. человек. Если в конце XVIII в. один чиновник приходился на 2250 россиян, то в середине XIX в. - на 929 человек. Рост численности чиновников вполне естествен, ибо росло количество государственных учреждений в центре и на местах, а император в самодержавном управлении опирался исключительно на послушное чиновничество. Не случайно сам Николай I утверждал, что «Россией правит не император, а столоначальники».

Верноподданничество и служебная карьера, как и повышение деловой квалификации и точное исполнение служебных обязанностей, постоянно поддерживались в системе государевой службы, а политически неблагонадежные изгонялись из чиновной среды на разных уровнях.

Существовала также определенная система поощрения чиновников: повышение жалованья, награждение орденами, медалями, присвоение почетных званий, благодарности и особые знаки за беспорочную службу (через 15 и 40 лет) и другие формы. Особенно широкое распространение это получило при Николае I.

Итак, система государственного управления в условиях абсолютизма развивалась довольно бурно и противоречиво. Главная цель в управлении страной заключалась в укреплении самодержавного строя через усиление императорского правления. Верховная власть монарха в процессах управления «универсальна, абсолютна, и монарх есть высший законодатель, высший исполнитель, высший суд и контролер», но он «приводит в движение управительную машину, а не превращается в нее сам». Главная забота самодержца «должна быть направлена на организацию действия передаточного механизма, т.е. на создание закона и учреждение управления». При всех реформах государственного устройства совершенно очевидной была тенденция жесткой централизации и единообразия в управлении, укрепления неограниченной власти монарха, позиций крупного дворянства и элитной бюрократии.

Контрольные вопросы и задания

 

1. Охарактеризуйте исторические условия, в которых осуществлялось реформирование системы государственного управления в первой половине XIX в.

2. Как Вы представляете себе структуру высших и центральных учреждений в системе государственного управления?

3. В чем заключается сущность министерской системы государственного управления?

4. Почему апогеем самодержавного управления в России считается период правления Николая I?

5. Кого из наиболее известных государственных деятелей первой половины XIX в. вы могли бы охарактеризовать?

Рекомендуемая литература

 

Власть и реформы. От самодержавной к Советской России. СПб., 1996.

Государственные учреждения в России. Н.-Н., 1994.

Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России XIX в. М., 1978.

Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. Первая половина XIX в. М., 1981.

История государственного управления в России. М., 1997.

История государственного управления России. Ростов-на-Дону, 1999.

Ключевский В.О. Курс русской истории. Соч. в девяти томах. ТУ М., 1989.

Мироненко С.В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.

Судьбы реформ и реформаторов в России. М., 1999.

© Тимофеев П.Т., 2003

 


Глава 7

«ВЕЛИКИЕ РЕФОРМЫ». ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА. ЗЕМСТВА В РОССИИ

 

1. Причины проведения реформ и их сущность

 

Во второй половине XIX в. в России была осуществлена серия преобразований, вошедших в историю под названием«великих реформ». Отмена крепостничества, появление земского самоуправления, городская реформа, либерализация сферы образования и судопроизводства и другие серьезные новации означали совершенствование механизмов адаптации к качественным изменениям внутренних и внешних условий. Мир вступал в эпоху доминирования промышленно развитых государств, и отставание в этом плане могло иметь для России самые нежелательные последствия. Крымская война стала первым тому сигналом.

Отмена крепостного права

 

История государственного управления второй половины XIX в. обычно рассматривается через призму «великих реформ» Александра II, ибо они оказались в эпицентре общественно-политической и политико-правовой мысли, и именно с ними связывается появление элементов и признаков буржуазного управления в лице местного представительства, суда, начала внедрения буржуазных принципов управления в сфере народного образования, цензуры и др.

Самым грандиозным событием XIX в. стала отмена крепостного права, изменение в жизни крестьян: более половины из них освобождалось из-под личной власти помещиков, получало свободу, различные гражданские права (совершать сделки, вести торговлю, владеть движимым и недвижимым имуществом и т.д.). При этом реформаторы сохраняли общинный принцип землевладения, опасаясь разрушительных последствий введения частной собственности на землю. Крестьянская собственность на землю в общинной форме была нужна для ограждения крестьян от массового разорения; она являлась способом защиты всего крестьянского сословия. Традиционный образ жизни, сформировавшийся на общинно-трудовой основе, мог еще на некоторое время уберечь деревню от распада, от хаотичной купли-продажи земли, от обезземеливания огромных масс людей. Крестьянский мир, привыкший к взаимопомощи и взаимовыручке, жестко пресекавший нарушения общинных норм и традиций, был мощным регулятором жизни российской деревни, в которой проживало около 90% всего населения страны.

Судебная реформа

 

Крестьянская реформа поставила в повестку дня необходимость других изменений, прежде всего в сфере суда. Дореформенный суд был сословным, зависевшим от администрации, в нем отсутствовала состязательность, гласность, следствие находилось в руках полиции. Все это порождало возможность для злоупотреблений. Судебные уставы 1864 г. были направлены на ликвидацию этих недостатков, предусматриваливведение института присяжных заседателей.Суд в России был провозглашен скорым, правым, милостивым, равным для всех подданных, с уважаемой и независимой судебной властью. Судебное заседание можно было начать только в присутствии адвоката. Судебные уставы разрешали кассации в случаях нарушения судопроизводства или появления новых свидетельств в пользу осужденного. В итоге Россия получила одну из самых лучших судебных систем в мире.

Подготовка к земской реформе

 

В том же 1864 г. в России началасьземская реформа. В связи с интенсивным развитием товарно-денежных отношений к середине XIX в. настолько усложнилась инфраструктура общества, что прежний аппарат управления был уже не в состоянии нормально руководить им. В результате целые отрасли народного хозяйства, к тому же сориентированные на обслуживание населения, выпадали из сферы управления.

Наиболее проницательные государственные деятели уже тогда понимали суть происходивших событий. Они знали, что во всех европейских странах переход от феодализма к капитализму сопровождался приобщением населения к местному управлению, и убеждали царя передать все, что обеспечивало жизнедеятельность сельских жителей, на места специальным учреждениям, избранным всеми слоями общества. Однако этой идее противодействовали чиновники административного аппарата: они не желали делиться властью с кем бы то ни было.

Тем не менее в марте 1859 г. специальная комиссия, созданная при Министерстве внутренних дел, пришла к выводу о необходимости передать ведение местных дел выборным учреждениям. Состоялось царское повеление приступить к выработке именно такого закона.

Однако и после четко выраженной воли монарха работа над законопроектом шла крайне медленно. Созывались многочисленные комиссии, приходили и уходили их председатели, время шло, а разногласиям не было конца. Главным пунктом споров стала сфера отграничения местных дел от политических общегосударственных проблем. В конце концов Александр II потребовал, чтобы разработка законопроекта была завершена к точно установленному сроку, а именно к I января 1864 г. «Требую, — начертал он на ведомости Государственного совета, обсуждавшего проект закона о земских учреждениях, — чтобы дело это было кончено до 1 января 1864 г.». Так оно и случилось. В тот же день он был подписан монархом. Закон получил довольно лаконичное и предельно простое название «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Так родилось земство на Руси.

Принужденное силой обстоятельств согласиться с введением местного самоуправления, царское правительство тем не менее оказалось в состоянии приспособить его к своим потребностям. И на форме закона, и на его содержании лежала печать борьбы, которая шла в верхах по вопросу о новой системе управления. Половинчатость земской реформы заключалась в том, что она проводилась главным образом в европейской части России, преимущественно в помещичьих губерниях, к тому же земские органы учреждались только на уровне губерний и уездов. В самых мелких административных единицах — волостях — земства не предусматривались. Не предполагалось и создание общегосударственного органа, который объединил бы усилия всех земств.

Начало работы земств

 

Однако и такая, далеко несовершенная, система местного самоуправления вводилась с большим трудом. В 1865 г. земства открыли деятельность в 19 губерниях, в 1866 г. - в 9. Затем процесс избрания земских собраний резко замедлился: в 1867 г. это произошло только в двух губерниях, в 1869 г. - в одной, в 1870 г. - в двух и в 1875 г. - в одной. В итоге за 12 первых лет действия «Положения о губернских и уездных земских учреждениях» они открылись в 34 губерниях, а за полувековой период существования земств - еще в 9 губерниях. К моменту Февральской революции земские учреждения действовали в 43 губерниях.

Царь и его окружение безусловно доверяли лишь дворянам, а потому земства вводились преимущественно в помещичьих губерниях. Там же, где не было в достаточном количестве дворян, земства не вводились вовсе. К 1917 г. земств не было в 51 губернии. Это Сибирь, Степной край, Туркестан, Кавказ, Прибалтийский край, западные губернии. Они управлялись исключительно правительственными чиновниками.

Согласно «Положению» 1864 г., земства являлись всесословными учреждениями. К решению вопросов местного хозяйства привлекался широкий круг жителей: представители дворян, торгово-промышленной буржуазии и крестьян. Это делало местное управление более гибким и мобильным.

Кроме того,земское самоуправление основывалось на частнособственнических принципах. При выборах гласных земских собраний определяющим оказывался имущественный ценз. Чтобы получить право голоса, дворяне должны были иметь не менее 200 десятин земли или недвижимого имущества стоимостью до 15 тыс. руб. Мелкие землевладельцы, у которых не было полного ценза, выбирали из своей среды уполномоченных. Их число определялось путем деления суммарной стоимости имущества на величину полного ценза. К выборам земских гласных допускались также домовладельцы, фабриканты и заводчики, купцы и прочие горожане, владевшие купеческими свидетельствами или промышленными и торговыми заведениями с годовым доходом 6 тыс. руб.

Для избрания уездного земского собрания, с которого и начиналось формирование местного самоуправления, жители делились на три социальные группы (курии). Первая включала землевладельцев, вторая — собственников недвижимого имущества в городе и третья - крестьян. Выборы гласных от крестьян были многостепенными: сельские общества посылали представителей на волостной сход, где избирали выборщиков, а уже из их среды выдвигалось требуемое количество гласных уездного земского собрания.

Преобладали в земствах дворяне. Отмена крепостного права лишила помещиков — самых надежных агентов самодержавия — власти над крестьянами, и правительство постаралось передать им властные полномочия через земские учреждения. На выборах в 1865—1867 гг. в уездных земских собраниях дворяне составили 41,64%, а в губернских - 74,16%. Лишь там, где отсутствовало помещичье землевладение, в земских собраниях перевес получили крестьяне. Так было в Вятской, Пермской, Вологодской, Олонецкой губерниях, в Бердянском уезде (Таврическая губерния), Камышинском уезде (Саратовская губерния), Новоузенском уезде (Самарская губерния).







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.238.169 (0.011 с.)