ТОП 10:

Международные отношения и внешняя политика СССР (1922-1939 гг.).



Во внешней политике советской страны в 20-е гг. проявлялись две тенденции: стимулирование различными путями процесса мировой революции и стремление к нормализации отношений не только с соседями, но и со всем капиталистическим миром. Эти тенденции могут показаться взаимоисключающими, но на практике они существовали параллельно, лишь в отдельные периоды та или другая проявлялись более ярко.

В противовес II (социалистическому) Интернационалу, который, по мнению представителей левого крыла социалистического движения, с началом первой мировой войны предал принцип пролетарского интернационализма, в марте 1919 г. был создан III(коммунистический) Интернационал (Коминтерн). Через год на его II конгрессе были приняты условия членства в этой организации. С этого момента коммунистические партии именовались секциями III Интернационала. После неудачной советско-польской войны 1920 г. именно эти секции были проводниками идеи мировой революции в своих странах. Руководство Коминтерна, находившееся в Москве, рассматривало в качестве наиболее возможного варианта начала мировой революции выступление рабочего класса в Германии. Именно эта страна, экономически развитая, но находящаяся в тяжелейшем положении после первой мировой войны, связанная условиями унизительного Версальского мирного договора, могла стать плацдармом для осуществления мировой социалистической революции. Тем более, что имелся уже опыт существования советской республики в Баварии в течение нескольких месяцев в 1919 г. Попытка государственного переворота была совершена в Германии осенью 1923 г., правда, выступление коммунистов произошло только в Гамбурге. По времени оно почти совпало с «пивным путчем», предпринятым в Мюнхене национал-социалистами.

Одновременно с подталкиванием революции по линии Коминтерна советское правительство осуществляло поддержку, в том числе и военную, потенциально дружественных режимов (во время гражданских войн в Турции, Китае). Это делалось даже в то время, как Советская Россия сама находилась в отчаянном положении, например, когда разразился страшный голод в 1921 г.

После неудачной попытки совершить переворот в Германии предпочтение было отдано другому направлению во внешней политике. Дело заключалось не только в позиции советского правительства, но и в том, что Россия являлась неотъемлемой частью мировой экономической системы, что подталкивало идеологических противников к нормализации отношений. С 1920 г. великие державы отказались от планов свержения советской власти. Прорыв произошёл весной 1922 г., когда РСФСР впервые после её выхода из первой мировой войны была приглашена на международную конференцию на высшем уровне в Геную. Это уже означало признание Советской России де факто. Необходимо было решить вопрос о долгах царского и Временного правительства союзникам. Глава советской делегации Г.В. Чичерин выдвинул встречные претензии о возмещении ущерба, нанесённого России во время иностранной военной интервенции. Договорённость в широком смысле не была достигнута, но в пригороде Генуи Рапалло был подписан договор о сотрудничестве с Германией, находившейся, как и Россия, в ущемлённом положении.

В связи с нормализацией экономической ситуации в европейских странах в середине 20-х гг. начинается «полоса признаний» Советского Союза: устанавливаются дипломатические отношения со многими странами, в т.ч. с Великобританией и Францией. Тёплыми отношения между этими странами и СССР назвать было нельзя. В 1927 г. отношения с Великобританией были разорваны в связи с обыском, проведённым британской полицией в советском торговом представительстве в Лондоне. Именно это событие повлекло за собой «военную тревогу» и обострение внутриполитической ситуации в СССР. Дипломатические отношения с Великобританией были восстановлены лишь в 1929 г., но это не помешало Советскому Союзу присоединиться в 1928 г. к пакту Бриана-Келлога, смысл которого заключался в отказе от войны как средства решения международных споров. Не будучи членом Лиги наций, Советский Союз с 1925 г. участвовал в работе Подготовительной комиссии к конференции по разоружению.

Но до начала 30-х гг. основным европейским партнёром СССР оставалась Германия. В 1926 г. в Берлине был подписан советско-германский договор о дружбе и взаимном нейтралитете. Этот договор явился фактически продлением Рапалльского и создал более широкую базу для советско-германского экономического сотрудничества.

В начале 20-х гг. СССР заключил договоры с Ираном и Афганистаном, но наиболее тесное сотрудничество до 1927 г. осуществлялось в Азии с Китаем. В этой стране после уничтожения императорской власти в 1911 г. развернулась гражданская война, в которой друг другу противостояли несколько политических сил: центральное правительство в Пекине, Национальная партия (Гоминдан) и коммунистическая партия, основанная в 1921 г. В Китай были направлены две советских миссии: во главе с А. Иоффе для переговоров с руководителем Гоминдана Сунь Ятсеном и во главе с Л. Караханом, который общался с центральным правительством в Пекине. Результатами этих миссий было подписание соглашения с Гоминданом, предусматривавшего создание независимого, ориентированного на СССР Китая, руководимого этой партией (в неё могли входить в индивидуальном порядке и коммунисты); а также заключение договора с пекинским правительством о взаимном признании (подписан в мае 1924 г.). В соответствии с последним Советский Союз сохранял контроль над КВЖД и Внутренней Монголией.

В то же время при руководстве Гоминдана в Китае находились советники Коминтерна, поскольку национально-освободительную борьбу, которую вела эта партия, в перспективе надеялись перевести в русло борьбы за социалистическую революцию. При этом в качестве основной опоры этой борьбы рассматривались коммунисты, входившие в Гоминдан. Но в 1925 г., после смерти Сунь Ятсена, Гоминдан возглавил Чан Кайши, занимавший более самостоятельную позицию, и отношения между СССР и этой партией стали ухудшаться. Чан Кайши удалось установить свой контроль над большей частью территории Китая и избавиться от коммунистов, учинив резню в Шанхае. Попытка поднять коммунистическое восстание в Кантоне была подавлена, и это повлекло разрыв дипломатических отношений с Китаем в 1927 г.

Основные направления советской внешней политики конца 20-х - начала 30-х гг. разрабатывались под непосредственным руководством Сталина и были одобрены VI конгрессом Коминтерна в 1928 г. На этом конгрессе проявились противоречия между Сталиным и Бухариным (одним из руководителей ИККИ) в области международных отношений. Если последний предлагал сосредоточить внимание коммунистов на обеспечении единства рабочего движения, то сталинская точка зрения сводилась к тому, что в связи с угрозой глобального экономического кризиса международная напряжённость достигла своего предела, и эту ситуацию необходимо использовать для укрепления коммунистического движения. Исходя из этого сталинские предложения, которые и были одобрены конгрессом, сводились к следующему:

- отказаться от любого сотрудничества с социал-демократами, которые рассматривались как главные враги рабочего класса;

- бороться против реформистских влияний в среде рабочего класса и создавать новые профсоюзы, подконтрольные только коммунистам;

- очищать коммунистические партии от всех не согласных с генеральной линией Коминтерна.

В практике деятельности Коминтерна после VI конгресса утвердился термин «социал-фашизм», который отражал концепцию Сталина о сближении в перспективе социал-демократии и фашизма. В своём выступлении на XVI съезде ВКП(б) в 1930 г. он заявил, что мировой экономический кризис перерастает в кризис политический, который влечёт за собой нарастание угрозы новой войны и подъём революционного движения. Степень революционности любой коммунистической партии оценивалась теперь в зависимости от того, насколько безоговорочно она готова была защищать Советский Союз как первое в мире государство рабочих и крестьян, а не в соответствии с принципом международной солидарности трудящихся.

Тезисы о нарастании противоречий в капиталистическом мире и о постоянной внешней угрозе для СССР играли важную роль в развитии внутриполитической ситуации. При этом в начале 30-х гг. советское руководство стремилось избегать конфликтов и провокаций, поскольку страна находилась в процессе глубочайших преобразований. В связи с этим усилия советской дипломатии были направлены на расширение и урегулирование отношений с другими государствами. В свою очередь, крупнейшие капиталистические страны были заинтересованы в сотрудничестве с СССР, который рассматривался как огромный потенциальный рынок. А рост экстремизма националистического толка в Германии, целью которого был отказ от условий Версальского договора, создавал базу для сотрудничества между всеми европейскими державами, стремившимися сохранить послевоенный status quo. В 1932 г. Советский Союз заключил пакты о ненападении с Финляндией, Латвией, Эстонией, Польшей, Францией. После назначения канцлером Германии А. Гитлера в январе 1933 г. советско-германские отношения, развивавшиеся в 20-е гг., стали стремительно ухудшаться. В июне 1933 г. СССР заявил о прекращении военного сотрудничества двух стран. В октябре того же года Германия отозвала своих представителей с Женевской конференции по разоружению, а затем вышла из Лиги наций. К концу 1933 г. национал-социалистический режим в Германии приобрёл уже законченный вид, но лишь в 1935 гг. на VII конгрессе Коминтерна фашизм был официально признан в качестве врага №1.

В этих условиях Советский Союз формирует новую внешнеполитическую доктрину. Суть её заключалась в соблюдении нейтралитета в любом конфликте и в участии в создании системы коллективной безопасности, которое было невозможно без расширения сотрудничества с западными демократиями. Показательно то, что к середине 30-х гг. в большинстве европейских стран сложились тоталитарные или авторитарные режимы. Немаловажную роль в реализации новой внешнеполитической программы сыграл М.М. Литвинов, в 1930 г. занявший пост наркома иностранных дел.

В конце 1933 г. состоялся визит Литвинова в Вашингтон, где в результате переговоров с новым президентом США Ф.Д. Рузвельтом были установлены дипломатические отношения между СССР и США. В сентябре 1934 г. Советский Союз был принят в Лигу наций и сразу же стал постоянным членом её Совета, что означало его возвращение в международное сообщество в качестве великой державы. В 1935 г. был подписан договор о взаимопомощи в случае агрессии третьей страны с Францией, но он не был подкреплён военной конвенцией (как в 1891-1893 г.). Ратифицирован этот договор был только через девять месяцев после его подписания, в феврале 1936 г.

Ратификация вышеупомянутого советско-французского договора послужила предлогом для ремилитаризации Рейнской зоны Германией, которая приняла закон о всеобщей воинской обязанности. Эти действия Германии были нарушением статей Версальского договора и прямым вызовом в первую очередь Франции и Великобритании, но эти державы ограничились лишь устным протестом. Бессильной в этой ситуации оказалась и Лига наций. Эти события серьёзно изменили военно-политическую ситуацию в Европе. Что касается Советского Союза, то к 1938 г. ни для его новых союзников, ни для Германии не было секретом его значительное ослабление из-за чисток в различных отраслях народного хозяйства, а главное - в Красной Армии. Такая ситуация, безусловно, учитывалась Гитлером при принятии решения о присоединении к Германии Австрии (март 1938 г.) и расчленении Чехословакии, связанной договором с СССР, в соответствии с Мюнхенскими соглашениями 1938 г.

В то же время в декабре 1938 г. Франция подписывает с Германией договор о ненападении, что заставляет советское руководство подумать о безопасности своих западных границ в условиях, когда на восточных было очень неспокойно. Япония, оккупировавшая в 1931 г. Манчжурию, в 1937 г. перешла к агрессии против остальной территории Китая и Монголии. Действия японских войск затронули и территорию СССР: в августе 1938 г. в районе озера Хасан произошло сражение между советскими и японскими войсками, закончившееся изгнанием японцев с территории, которую они собирались захватить. Следующая попытка была предпринята у реки Халхин-Гол в Монголии, здесь бои длились несколько месяцев, и советским войскам удалось успешно отразить все атаки японцев. 15 сентября 1939 г. было подписано перемирие с японской стороной.

На фоне этих событий Советский Союз должен был определиться в выборе наиболее надёжного союзника. Предпринимались попытки заключить трёхстороннее соглашение с Великобританией и Францией, военные гарантии которого распространялись бы на всю Восточную Европу от Румынии до прибалтийских государств. Но одновременно статс-секретарь германского министерства иностранных дел фон Вайцзекер был поставлен в известность о желании советского правительства улучшить отношения с Германией, несмотря на идеологические разногласия. Западные страны, стремясь воспрепятствовать советско-германскому сближению, затягивали переговоры и старались выяснить намерения Германии. Позиция же руководителей Франции и Великобритании на Мюнхенской конференции повлекла за собой настороженность со стороны СССР. Англо-франко-советские переговоры летом 1939 г. зашли в тупик, но англичане и французы согласились на обсуждение военных аспектов соглашения с СССР. Их представители прибыли в Москву 11 августа 1939 г., но советскую делегацию, возглавляемую наркомом обороны К.Е. Ворошиловым и начальником Генштаба Б.М. Шапошниковым, не удовлетворил ранг прибывших в Москву представителей, не имевших чётких полномочий. Переговоры были перенесены на более поздний срок.

14 августа 1939 г. о своей готовности прибыть в Москву для заключения политического соглашения сообщил министр иностранных дел Германии И. фон Риббентроп. Показательно то, что ещё весной 1939 г. был смещён с поста наркома иностранных дел М.М. Литвинов (еврей по национальности) и заменён В.М. Молотовым. Годом раньше такая же операция была проделана с советским послом в Берлине Я. Сурицем, заменённым А. Мерекаловым. Намеченное на 26 августа прибытие Риббентропа в Москву было ускорено по просьбе Гитлера, и поздно вечером 23 августа советско-германский пакт о ненападении, действие которого было рассчитано на 10 лет, был подписан. Он вступал в силу незамедлительно.

К договору прилагался секретный протокол, существование которого СССР отрицал до лета 1989 г. В соответствии с этим документом определялись зоны влияния в Восточной Европе. В советской сфере оказались Эстония, Латвия, Финляндия и Бессарабия, в немецкой - Литва. О судьбе Польши в протоколе ничего не было сказано, но предполагалось, что украинские и белорусские территории, вошедшие в её состав по Рижскому договору 1921 г., должны отойти к СССР.

Происшедшие незадолго до подписания советско-германского пакта в одной из европейских стран события показали, насколько серьёзной может стать новая война, если она начнётся. Этой страной была Испания, где в 1931 г. была свергнута монархия, а в 1934 г. к власти пришло правительство Народного фронта. Правительство возглавил социалист Л. Кабальеро, но немаловажную роль в его деятельности играли и коммунисты, правда, в основном троцкистского толка. В июле 1936 г. в Испании началась гражданская война, продолжавшаяся до весны 1939 г. Жертвами этой войны стали более 1 млн. испанцев. С самого начала этой войны Германия и Италия стали оказывать активную помощь войскам под командованием генерала Ф. Франко, поднявшим мятеж против правительства Народного фронта. Первоначально заявив о политике невмешательства в испанские дела, с октября 1936 г. Советский Союз стал оказывать поддержку Испанской республике. Но эта поддержка носила весьма специфический характер. Во-первых, республиканское правительство получало от СССР за золото военную технику и вооружение, качество которых оставляло желать лучшего, а количество было значительно меньшим по сравнению с германской помощью Франко. Во-вторых, в Испанию были направлены три тысячи советников, среди которых были не только военные специалисты, но и представители ОГПУ-НКВД. Советское руководство было чрезвычайно обеспокоено распространением инакомыслия среди левых сил Испании, против которого и развернули борьбу «компетентные органы». Это не могло способствовать единству республиканских сил, которые потерпели поражение в гражданской войне.

События в Испании дали возможность опробовать в боевых условиях новые образцы военной техники (прежде всего, самолётов) и показать всему миру, что новая война будет качественно иной, даже по сравнению с первой мировой. Но большинство советских военных специалистов, вернувшихся из Испании, стали жертвами большого террора, а к началу второй мировой войны советская пропаганда сформировала у большинства населения представление о том, что Советский Союз одержит победу над потенциальным врагом малой кровью и на чужой территории.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.113 (0.011 с.)