Жозефина-Луиза де Бальби, графиня де Комон (1753–1832)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Жозефина-Луиза де Бальби, графиня де Комон (1753–1832)



Фаворитка Людовика XVIII. В 17 лет вышла замуж за полковника де Бальби. Затем стала фрейлиной графини Прованской и заимела массу поклонников. Во время революции король бежал из Парижа, Бальби последовала за ним и стала некоронованной королевой эмиграции. Затем она уехала в Голландию, где её связь с графом д'Аршамбо наделала много шума. Вернувшись во Францию, встретила холодный приём со стороны Людовика XVIII.

* * *

В конце лета 1791 года целые народы требовали свободы, и в то же время самые великие люди эпохи слепо повиновались самому жестокому тирану — любви. Вот и в Кобленце, куда перебрался королевский двор Людовика из охваченного волнениями Парижа, граф Прованский стал игрушкой в руках страстной и требовательной любовницы.

Женщина, которую позже назвали «королевой эмиграции», носила титул графини де Бальби, звали её Анна де Комон де ла Форс. Она была хороша собой, пикантна, лукава, остроумна и сладострастна.

Однажды неожиданно вернувшийся муж застал её в постели с шевалье де Жокуром. Страстные любовники даже не заметили его появления и продолжали своё упоительное занятие. Разъярённый господин де Бальби бросился со шпагой на неверную супругу и ранил её. Жена не растерялась и заявила, что у графа галлюцинации, никакого любовника не было и в помине. (Пока господин де Бальби заходился в гневе, шевалье де Жокур успел бежать через потайной ход.)

Некоторое время спустя господина де Бальби признали сумасшедшим и заперли в Бисетре. Но графине показалось мало избавиться от надоедливого супруга, она настояла на том, чтобы любовник получил все должности графа. Вот что писал один из её современников: «Бедного графа де Бальби, которого жена и родственники объявили сумасшедшим за то, что он понял, что рогат, и не захотел молчать об этом, не только заперли в сумасшедший дом; душевнобольной не может быть полковником, и его полк отдали шевалье де Жокуру, тому самому, которого он чуть не убил, застав со своей женой».

Свободная телом и сердцем, располагая всем своим временем, госпожа де Бальби начала искать применение тем удивительным любовным способностям, которыми её одарила природа. Будучи придворной дамой графини Прованской, она вознамерилась соблазнить её супруга, будущего Людовика XVIII.

Сравнительно поздно приобщившийся к любовным утехам граф навёрстывал упущенное и стремился оказать внимание как можно большему количеству дам. Восхищённый новыми, «мужскими» ощущениями, граф рассказывал всем о своих подвигах, причём в весьма фривольной форме. Итак, де Бальби только ждала удобного момента. В один прекрасный вечер она устремила свой порочный взгляд на графа, и тот задрожал. Прошло немного времени — и они уже вели себя в постели так, как будто знали друг друга всю жизнь…

Став фавориткой, де Бальби захотела поселиться в Люксембургском дворце. Граф Прованский немедленно приказал отделать для неё роскошные апартаменты. «Входите, мадам. Всё это — ваше!» — торжественно провозгласил он. Графиня, придирчивым взглядом окинув помещение, заявила, что мебель просто ужасна. Мосье вернулся к себе совершенно расстроенный. Ночью он нашёл выход из положения: а что если списать всё на гвардейцев? Допустим, они подожгли комнаты, и всё сгорело?.. После «пожара» комнаты обставили в соответствии со вкусом новой фаворитки: зелёный с белым атлас, много золота…

Госпожа де Бальби с первых же дней революции благоразумно решила держаться подальше от народного гнева. Лучшим выходом было отправиться в эмиграцию. Но брат короля, испытывавший некоторую симпатию к революционерам и даже поддерживавший их своими нападками на Марию-Антуанетту, не хотел покидать Францию. Считая, что народ потребует только изгнания королевы и отречения короля, он решил остаться в Париже, чтобы немедленно занять трон.

Но госпожа де Бальби спутала все его планы. «Я уезжаю, — заявила она. — И вы должны последовать за мной! Через неделю я буду в Монсе… Устройте ваше бегство. Кстати, вы сможете лучше управлять событиями извне».

Его светлость обожал свою маленькую графиню. И он согласился. Месяц спустя, 20 июня 1791 года (в день бегства королевской семьи в Варенн), он покинул дворец, переодетый иностранным туристом, сел в карету и прибыл в Монс, где его ждали жена и графиня де Бальби. В тот же вечер он окончательно покинул супружескую постель, «эмигрировав» к фаворитке…

7 июля, после утомительного путешествия, брат короля прибыл в Кобленц с женой, любовницей, придворными, их жёнами и любовницами. Они разместились в Шёнборнлустском дворце, принадлежавшем Клементу-Венцесласу Саксонскому, архиепископу Тревскому, дяде графа по материнской линии.

Маленький двор, пытавшийся во всём подражать Версалю, управлялся фавориткой принца. Из своей постели она дёргала за все ниточки, плела интриги, назначала офицеров армии Конде, прогоняла советников, отзывала дипломатов — словом, их взлёты и падения зависели только от графини… О могуществе фаворитки очень красноречиво писал Жозеф Тюркан: «Вначале эмиграция была приятным времяпрепровождением для дворян, честолюбцев и хорошеньких женщин. Это было модой и только много позже стало необходимостью. Установлению моды больше всего способствовали женщины. Поэтому эмиграцию можно считать детищем слабого пола. Женщины — движущая сила и инструмент эмиграции. Кобленц принадлежит им, это их арена действий, их театр, и они прекрасно в нём играют. Главная роль, безусловно, отведена госпоже де Бальби».

Королева-фаворитка принимала в своей комнате генералов, дипломатов и придворных, обсуждая с ними текущие события. Эти «совещания» были иногда очень легкомысленными, не соответствующими нашим представлениям о политике, но тогда это никого не смущало. Например, госпожа де Бальби могла, комментируя итоги сражения или решения Конвента, раздеться и начать надевать ночную рубашку… Властная, надменная, она позволяла себе пренебрежительно обращаться с самыми знатными людьми Франции.

В замке Шёнборнлуст все знали, что госпожа де Бальби обманывает графа Прованского с редким постоянством. Любой лакей мог по именам перечислить дворян, занимавшихся с графиней на ковре любовными забавами. Её беззастенчивость никого не шокировала, потому что распутство было единственным развлечением эмигрантов в Кобленце. Совершенно счастливые от того, что смогли избежать опасностей революции, они предавались развлечениям, устраивали обеды «с раздеванием», где царила фривольная обстановка интимных ужинов, милых сердцу Людовика XVIII.

В начале 1792 года, в день Святого Епифания это неистовство привело к ужасному скандалу. На вечеринке у госпожи де Ланж был избит нищий немец, обратившийся за милостыней. Многие пруссаки считали брата короля покровителем развратников. Де Бальби, раздосадованная скандалом, вызванным оргией у госпожи де Ланж, лихорадочно искала способ поправить дело. Следовало немедленно найти могущественного и богатого монарха, который согласился бы финансировать эмиграцию. Фаворитка вспомнила о Екатерине Великой, посланник которой, граф Романов, как раз приехал в Кобленц.

Придумав этот план, она пригласила к себе русского дипломата, была очаровательна, соблазнила его и подарила ему несколько смелых ласк. В тот же вечер он понял, что без ума от неё. На следующий день он кинулся к её ногам. Она подняла русского, уложила в свою постель и стала его любовницей. Через несколько недель он стал рабом этого дьявола в юбке и добился от Екатерины поддержки для эмиграции…

То, что разрушила одна женщина, восстановила другая. Таким образом было ещё раз убедительно доказано, что самая сокровенная часть женского тела, подобно языку Эзопа, способна и на самые прекрасные деяния, и на самые злые… Госпожа де Бальби одним движением бедра сделала Россию союзницей эмиграции.

Ева Браун (1912–1945)

Любовница лидера немецких нацистов Адольфа Гитлера. Лишь за несколько часов до добровольного ухода из жизни стала его женой.

* * *

Портофино, маленькая станция на итальянской границе. Лето 1938 года. Перед объективом кинокамеры три молодые женщины весело щебечут и кокетливо поправляют шляпки. Вот они спускаются с крутого склона, сбрасывают с себя платья и бегут в морскую волну. Беспристрастный оператор фиксирует каждую деталь нудистского купания. Они возвращаются на берег, садятся на горячие камни и выжимают мокрые волосы. Одна из них поднимается, подходит к кинокамере и призывно машет рукой.

Месяц спустя в уютном замке Бергхоф, что в лесах Баварии, погас свет. По приказу его владельца удалился даже постельный камердинер. Ожил проектор, на пластиковом экране появились фигуры. Хозяин замка неподвижно следил за ними, его руки лежали на коленях, лишь на виске бурно пульсировала жилка.

30 сентября 1938 года германский канцлер Адольф Гитлер (хозяин Бергхофа) из рук Муссолини, Даладье и Чемберлена получил «мюнхенскую индульгенцию». Путь к мировому господству был открыт. «Третий рейх», захлебнувшись от восторга, приветствовал своего фюрера. И уже поднялась в воинственном жесте правая рука. Рука, которая нежно гладила единственную женщину на свете, Еву Браун.

Они познакомились в 1929 году. Семнадцатилетняя дочь профессора католицизма и бывшей чемпионки по фигурному катанию воспитывалась в лучших традициях буржуазной семьи. Хорошенькая выпускница лицея, а потом торговой школы, она увлекалась музыкой, спортом, фотосъёмкой. Она была прекрасно сложена. У неё было две сестры — младшая Гретель и старшая Ильзе. В меру строгий, но безгранично любивший своих детей Фриц Браун хотел, чтобы у дочерей была хорошая профессия и счастливая семейная жизнь…

Она с удовольствием работала секретарём-ассистентом у Генриха Хоффмана, редактора газеты «Völkischer Beobachter». Орган партии национал-социалистов, эта газета находилась под пристальным вниманием лидера нацистов Адольфа Гитлера. Появление в редколлегии миловидной блондинки не осталось незамеченным. Вскоре многие стали догадываться, в чём причина частых визитов Ади в здание редакции.

Сорокалетний Гитлер был к тому моменту видной политической фигурой, «повязанной» с крупными дельцами и банкирами. За спиной будущего канцлера Германии уже стояли тысячи боевиков. В это время он жил с девятнадцатилетней Ангеликой Раубаль, которую нежно звал Гели. Тайная связь с девушкой, оформленной как домработница, тяготила Гитлера. Неясные сексуальные ориентиры, попытки их реализовать, ужас и разочарование Гели создавали мучительный дискомфорт в жизни лидера нацистов. Анжела — нудная и терпеливая, Ева — весёлая и решительная. Подобные сопоставления сыграли роковую роль в событиях 18 сентября 1931 года, когда Гели выстрелом в голову свела счёты с жизнью. В предсмертной записке она извинялась перед «дядей Ади».

Министр юстиции Баварии Франц Гюртнер замял вспыхнувший скандал, и на пост Гели заступила Ева Браун. Первая ночь с фюрером 6 февраля 1932 года потрясла девушку. Она не могла вспоминать об этом без содрогания ещё долгое время. Но постепенно льстивая мысль о принадлежности к миру избранных, дорогая жизнь и всё возрастающие потребности решили дело в пользу подобной связи. Со временем Еве даже стали нравиться мазохистские причуды Гитлера, и она на долгие годы сохранила среди памятных вещей уздечку и сапожки с острыми каблуками, предметы первых сексуальных экспериментов. Спецификой отношений фюрера и немки номер один объясняется и удивительный факт: они не были женаты.

Кризис отношений наступил в мае 1935 года, когда Ева, получив отказ жениться на ней, пыталась покончить жизнь самоубийством. В марте она писала в своём дневнике: «Я хочу только одного — тяжело заболеть, чтобы не видеть его хотя бы неделю. Почему со мной ничего не случается? Зачем мне всё это? Я в отчаянии. Я снова покупаю снотворные порошки, чтобы забыться и больше об этом не думать». Ева серьёзно отравилась, и только титанические усилия врачей вернули её с того света. Была ли это инсценировка самоубийства? Вполне возможно, но в таком случае Ева явно не рассчитала дозу…

В дневнике Ева постоянно жаловалась на отношение к себе. Ей так хотелось, чтобы он подарил ей на день рождения маленькую собачонку, а получила только цветы и то через посыльного. Потом она накупила себе украшений в надежде, что ему будет приятно, когда она наденет их. После этого Гитлер приставил к ней двух гестаповцев, которые следили за каждым её шагом. Фотографии любовницы фюрера исчезли из журналов, жёсткая цензура запрещала упоминание о ней и преследовала нарушителей. Ева Браун стала частью тайной жизни фюрера, отца нации и гения военно-политической мысли. Она растворилась в бесконечных коридорах Бергхофа и приходила на зов своего повелителя лишь в ночные часы.

Была ли она верна Адольфу? С начала 1944 года Чапперль, как её называл Гитлер, имела отношения с обергруппенфюрером СС Отто Херманом Фегеляйном. Первая встреча состоялась именно в Бергхофе. Однако Ева в жизни офицера была далеко не единственной. Женщин в то время он менял как перчатки. Из-за любовных историй у него постоянно возникали трения с его шефом Генрихом Гиммлером. Потеряв терпение, рейхсфюрер СС приказал подчинённому срочно жениться. И, чтобы хоть как-то официально приблизиться к Еве Браун, Фегеляйн женился на её сестре Гретель. 7 июня 1944 года состоялась свадьба. Секретарша Гитлера, Криста Шрёдер, так описывает ситуацию, когда Фегеляйн во время танца обнял Еву Браун: «Они долго и страстно смотрели в глаза друг другу. Так могут смотреть только влюблённые». За несколько дней до разгрома нацисткой Германии Фегеляйн решил выкрасть Еву из подземелья бункера фюрера в Берлине. Но на предложение бежать Ева Браун ответила отказом. Через несколько часов Фегеляйн, за которым уже следили эсэсовцы, был арестован и по личному распоряжению Гитлера расстрелян.

Но вернёмся к отношениям Евы с фюрером. С июля 1944 года Гитлер запретил любовнице появляться в Берлине. Любыми средствами он пытался удержать её в тишине баварских лесов, а сам искал выход из безнадёжной ситуации. Вариант «Кант», например, предусматривал пластическую операцию и подводную лодку для побега в Парагвай. Изредка Ева получала весточки от фюрера, посылала ему свои письма, полные любви и признаний в верности. Неизвестность пугала её.

Ева знала, что возвращение в Берлин — это смерть. И всё-таки 8 февраля 1945 года она подъехала к рейхсканцелярии на белом «мерседесе». Телохранитель Гитлера показал на допросе, что Гитлер, панически боявшийся свежего воздуха, появился во дворе, чтобы увести любимую в глубокие подвалы, в безопасную затхлость подземных тоннелей. Он не ожидал её приезда. Он негодовал, но это была только видимость. На самом деле фюрер был рад, что теперь рядом с ним появился человек, в преданности которого он никогда не сомневался.

Советская Армия неудержимо рвалась к столице Германии. Гитлер с каждым днём всё больше и больше становился похожим на паникёра. Его безотчётный страх отступал только перед одним: ласками Евы Браун. Ей же опасаться было нечего, ибо она не мыслила для себя жизни без фюрера. Этот страх был сильнее страха смерти. И последние приспешники бесноватого спешили позвать её, когда гнев Гитлера сметал со своих мест даже невозмутимых телефонистов.

Гитлер сделал то, что всю жизнь ждала от него Ева, лишь за 15 часов до смерти. В ночь с 28 на 29 апреля 1945 года они официально обвенчались. Свечи (электричество время от времени пропадало) держали в руках эсэсовцы, отчего сама процедура была похожа скорее на допрос с пристрастием. На патефоне крутилась любимая пластинка Евы «Красные розы». Натянуто улыбаясь, Гитлер пригубил бокал токайского. Невеста была в чёрном платье, любимом платье фюрера.

В последние минуты жизни она отправилась в спальню, к шкафу, набитому одеждой, и раздала прислуге и её секретарше шубу из серебристой лисы, украшения, платья. Ей теперь ничего не нужно: молодожёны готовились добровольно принять смерть.

В четыре часа дня молодая жена, верная и милая супруга приняла капсулу цианистого калия. А через неделю империя рухнула, чтобы остаться в памяти человечества кошмарным сном…

Лаиса (V век до н. э.)

Одна из самых знаменитых куртизанок Древней Греции. Среди её любовников были скульптор Мирон, философ Диоген, гедонист Аристипп.

* * *

Она родилась на Сицилии и ещё ребёнком была захвачена в плен и перевезена в Афины, где её купил художник Апеллес, увидевший в Лаисе натурщицу для своих картин. Он и посвятил её в таинства любви. Три года художник готовил Лаису к светской жизни, разрешая ей в те дни, когда она бывала ему не нужна, работать в публичном доме. Афиняне говорили, что она «превосходила красотой любую из когда-либо существовавших женщин».

Получив через несколько лет свободу, девушка отправилась в Коринф для того, чтобы позировать выдающимся скульпторам и предложить себя в качестве любовницы самым великим из них. Достигший уже преклонного возраста Мирон, создатель классического «Дискобола», нанял её первым. Когда она сняла свои одежды, готовясь позировать, предстала перед ним обнажённой, старец был ошеломлён. Он тут же предложил ей всё, что было в мастерской, за одну ночь с ним. Лаиса смерила взглядом седые свалявшиеся волосы старца, его косматую бороду, простую грубую одежду, быстро подхватила свои покрывала и, повернувшись, гордо удалилась.

На следующий день обезумевший Мирон подстригся и привёл в порядок свои волосы, сбрил бороду, нарумянил свои щёки, надушил новую алого цвета хламиду и, надев цепь и драгоценные перстни, отправился искать Лаису. Найдя её, он признался ей в любви. Она, как и накануне, внимательно осмотрела его и пришла в изумление. «Дорогой друг, — промолвила она, — вы просите у меня то, в чём я вчера отказала вашему отцу».

Она отдавалась лишь тем, кого любила. Когда Демосфен предложил ей десять тысяч драхм за одну-единственную ночь, она прогнала его. Однако, когда к ней проявил интерес нищий философ Диоген (про него рассказывали, будто он жил в бочке), она дарила ему ласки даром. Философ Аристипп платил за её внимание такие огромные деньги, что она могла щедро жертвовать на благотворительность и нужды храмов.

Лаиса пыталась соблазнить сурового Ксенофонта, ученика Платона, а также атлета Евбата, одного из победителей Олимпийских игр. Эта гетера нередко шокировала современников: она одновременно состояла в связи с утончённым гедонистом Аристиппом и грубым циником Диогеном, которому отдавалась чуть ли не публично.

Когда закончились деньги и поблёкла красота, она продолжала предлагать своё тело теперь уже за бесценок. Эпикрат так описывал последние годы её жизни: «Лаиса пьёт и бездельничает. Она приходит и разгуливает между гостями. Она напоминает мне одну из тех хищных птиц, которые, пока полны сил, бросаются с горных вершин и уносят козлят, а в старости предвестниками беды лениво усаживаются на башни храмов и ждут, снедаемые голодом. В пору своей весны Лаиса была богата и великолепна… Но теперь наступает зима; храм пришёл в запустение, двери его распахнуты; она останавливает первого встречного, чтобы выпить с ним; статер, монета в два обола, — для неё удача. Молодой или старый — для неё всё едино; годы настолько изменили её, что она тянет руку, прося несколько монет».

В семьдесят лет она страстно влюбилась в двадцатилетнего юношу. Она последовала за ним в Фессалию и там, в Храме Венеры, кощунственно предложила ему себя. Женщины, находившиеся рядом, при виде этого зрелища пришли в негодование и до смерти забили её камнями. По другой версии её убила ревнивая соперница.

Коринфяне не забыли Лаису и воздвигли в её честь памятник: львица, разрывающая на части барашка. По преданию, на её гробнице была высечена эпитафия: «Славная и непобедимая Греция была покорена божественной красотой Лаисы. Дитя любви, воспитанная Коринфом, отдыхает на цветущих полях Фессалии».

Мадонна (родилась в 1958)

Американская певица и актриса. В ранних выступлениях стремилась возбудить сексуальность публики. Стала известна после исполнения песен «Как девственница» (1985), «Материальная девушка» (1985) и «Как молитва» (1989). Снялась в фильмах «Сьюзен» (1985), «Дик Трейси» (1990), «Эвита» (1996), в документальном фильме «В постели с Мадонной» (1991). Её книга «Секс» (1992) пользовалась скандальным успехом. Публикация книги совпала с выходом музыкального альбома «Эротика».

* * *

Всего за несколько лет Мадонна сумела покорить весь мир, стать секс-символом Америки и мультимиллионершей. Этой маленькой, но очень энергичной женщине успех сопутствовал во всём, кроме одного. Несмотря на титанические усилия, певице никак не удавалось забеременеть. И вот, когда уже все уверовали в бесплодие «материальной девушки», из столицы Аргентины пришло сенсационное сообщение: «Находящаяся на съёмках в Буэнос-Айресе Мадонна объявила о том, что ждёт ребёнка от своего тренера — кубинца Карлоса Леона». Так весьма неожиданно завершились многолетние поиски Мадонной отца для своего первенца, которые сама певица с присущей ей прямотой окрестила «охотой на „Жеребца“».

…А начиналась эта история в восьмидесятые годы, когда ещё совсем молодая Мадонна — Луиза Вероника Чикконе — была замужем за известным голливудским хулиганом Шоном Пенном. Чуть ли не ежедневно супруги дрались и столь же регулярно занимались сексом, оставляя за собой искорёженные диваны, сломанные стулья и разбитую посуду. Но даже в самые страстные минуты Мадонна всегда сохраняла трезвую голову, не забывая регулярно принимать противозачаточные таблетки. На все требования мужа бросить сцену и родить ребёнка она отвечала неизменным отказом: «Ребёнок испортит мою фигуру и навредит карьере. Если выбирать между ним и бизнесом, то я, конечно, остановлюсь на последнем!» Осознав, что жена не собирается подарить ему наследника, Шон ушёл от Мадонны к молодой актрисе Робин Райт, игравшей в сериале «Санта-Барбара».

И надо же было такому случиться, через девять месяцев, как по заказу, Робин родила дочку. Известие об этом повергло Мадонну в шок. Ведь до того момента она не сомневалась, что рано или поздно муж вернётся к ней. С горя певица устроила в своём роскошном нью-йоркском доме погром и даже попыталась свести счёты с жизнью. Через несколько дней, немного успокоившись, она отправила Пенну целый контейнер игрушек для новорождённой и довольно странную телеграмму: «Если бы ты, негодяй, сделал мне ребёнка, то мы бы всегда были вместе!» Однако это совсем не помешало неделю спустя заявить в телевизионном интервью: «Меньше всего на свете мне бы хотелось сейчас забеременеть. Ребёнок — это такая обуза».

Окончательный (как ей тогда казалось) разрыв с любимым мужчиной ознаменовался для поп-звезды новым творческим взлётом. Она изменила имидж вульгарной «материальной девушки» и превратилась в новую Мэрилин Монро. И в полном соответствии со старой легендой вступила в связь с Джоном Кеннеди — сыном убитого президента США. Он считался одним из самых видных женихов в Америке, и брак с ним мог открыть любой девушке дорогу в высший свет. Именно тогда, в 1989 году, Мадонна серьёзно задумалась о рождении ребёнка. «Если я буду матерью, то Джону ничего не останется, как жениться на мне», — делилась она своими планами с сестрой. Но самого сексуального мужчину Америки оказалось заполучить не так-то просто! Младший Кеннеди занимался любовью только с презервативом, да ещё помимо Мадонны встречался с признанными голливудскими красавицами Джулией Робертс и Мелани Гриффит. Словом, все попытки певицы окрутить «наследного принца» не увенчались успехом. Летом 1990 года Джон по совету своей горячо любимой мамы Жаклин Онассис бросил «Мэрилин».

Однако горевать над этим у поп-звезды просто не было времени. Тем же летом она начала сниматься в боевике «Дик Трейси» и на съёмочной площадке познакомилась с актёром и режиссёром Уорреном Битти, которого все называли «лучшим любовником Голливуда». Их связь начиналась как самый обычный служебный роман. Годившегося ей в отцы Битти Мадонна любовно называла «мой старичок». Он же обращался к ней, как к героине дешёвого водевиля, — «моя пампушечка». Певица всерьёз полагала, что после многочисленных разочарований наконец нашла идеального мужчину — красивого, благородного, мужественного. Чтобы окрутить Уоррена, она решила забеременеть от него. Но, увы, теперь получилось наоборот, она хотела, но он — нет. Всё это побудило Мадонну весной 1991 года бросить пожилого любовника как мужчину бесперспективного. Но кто бы тогда мог подумать, что полгода спустя малоизвестной актрисе Аннет Бенниг удастся сделать то, на чём споткнулась великая Мадонна: родить Битти ребёнка и женить его на себе.

От всех неурядиц на личном фронте Мадонна всегда лечилась испытанным средством — работой. Она отправилась в турне, во время которого обращалась со своей труппой так жестоко, что её прозвали «Саддамом Хусейном». В ту пору Мадонна приняла важное решение — прекратить поиски нового мужа. И в её жизни наступил период «великих экспериментов». Её главной сексуальной партнёршей стала скандально известная нью-йоркская лесбиянка Сара Бернхард. А третьим в «команде Мадонны» оказался молодой манекенщик и гомосексуалист Тони Уорд. Певица заставила его носить лифчики, подвязки, килограммы макияжа и бижутерии и представляла всем Тони как новую подружку. Так втроём они и прожили целый год, постоянно удивляя и шокируя даже ко всему привычную американскую публику.

Вдоволь порезвившись с «голубыми» и «розовыми», Мадонна решила вернуться к настоящим мужчинам. В поисках новых острых ощущений летом 1993 года она начала разъезжать по Нью-Йорку на «кадиллаке». В один день она находила себе партнёров среди клерков на Уолл-стрит, в другой выбирала негров из Гарлема, в третий — отправлялась к латиноамериканцам. И если парень справлялся с заданием, то Мадонна платила по высшей таксе: тысячу долларов. Имея состояние в 250 миллионов, она могла позволить себе подобную щедрость.

Неизвестно, чем бы закончились все эти сексуальные выверты для поп-звезды, если бы осенью 1994 года во время традиционной утренней пробежки с ней не случился обморок. Небольшое недомогание оказало большое влияние на психику певицы. «Я вдруг поняла как одинока. Вокруг меня все чужие и ни одного родного лица. И мне вдруг страстно захотелось родить ребёнка!» В тот же вечер она составила список из десяти мужчин, которые могли бы стать отцами для будущего ребёнка. В «горячую десятку» вошли такие красавцы, как Ричард Гир, Хью Грант и Антонио Бандерас. А первым в этом списке шёл, как вы уже, наверное, догадались, Шон Пенн. С него и начинала свою охоту Мадонна.

В то время Пенн уже поссорился с Робин Райт и встречался с топ-моделью Элли Макферсон. Однако Мадонна быстро оттеснила длинноногую соперницу в сторону и увезла любимого Шона на неделю в горы Колорадо. Первые два дня они провели в постели, а на третий опять начали ругаться. Этот второй «медовый месяц» закончился, как и следовало ожидать, дракой, после чего поп-звезда поклялась никогда больше не связываться с Пенном. Но печальнее всего было то, что Шону не удалось сделать ей ребёнка. Столь же неудачными оказались и другие мужчины из «горячей десятки». Под впечатлением от этих неудач Мадонна заявила журналистам: «Все белые мужчины — слабаки. Мне теперь придётся искать „жеребца“ другой масти!»

Весной 1995 года скандальная певица открыто вступила в связь с баскетболистом «Чикаго буллс» Деннисом Родманом. Двухметровый негр имел в НБА столь же скверную репутацию, что и Мадонна в шоу-бизнесе. Достаточно сказать, что всё его тело (в том числе и мужское достоинство) было разукрашено ужасными татуировками. Но особенно впечатляла шевелюра баскетболиста, которую он выкрасил в розовый цвет. При первом же свидании Мадонна потребовала, чтобы Деннис не использовал презервативы. «Как ты хочешь!» — ответил ей Родман и принялся за дело. Всё лето они занимались любовью на вилле певицы в Малибу. И снова у Мадонны ничего не вышло. «Знаешь, детка, это что-то у тебя не в порядке, — заявил разочарованный Родман, — обычно я делаю детей с первой попытки!»

После этих слов испуганная Мадонна прошла полное медицинское обследование, однако врачи не нашли у неё никаких медицинских противопоказаний.

«Что ж, надо искать настоящего мужчину!» — заявила она своим адвокатам.

Тем «настоящим мужчиной» оказался никому не известный кубинский велосипедист Карлос Леон, с которым певица случайно познакомилась во время утренней пробежки в Центральном парке. Мадонне симпатичный Карлос напомнил знаменитого бейсболиста Хосе Консеко — одного из немногих мужчин, кто не поддался на её чары. Поп-звезда взяла бедного кубинского эмигранта к себе на работу и стала выходить с ним в свет, используя Карлоса в качестве телохранителя и «бесплатной вешалки».

Американец кубинского происхождения 29-летний Карлос Леон моложе Мадонны на 7 лет, 183 см роста, вес 78 кг, родился в Гаване и переехал в Нью-Йорк вместе со своими родителями. В начале декабря Мадонна отправилась со своим избранником на Багамские острова, и там всё случилось! Во всяком случае, так выглядит официальная версия. Однако у неё есть много противников и сомневающихся. Смущает фигура Карлоса Леона. Зная прямо-таки патологическое тщеславие певицы, трудно было даже вообразить, что она выберет для отца ребёнка такую невзрачную личность.

С рождением дочери у Мадонны появились новые заботы. И связаны они были не только с купанием и кормлением крохотной Лурдес Марии Чикконе Леон, у которой мамина форма рта, а цвет кожи и волос — папины!..

Вот с папой-то главные проблемы. Карлос Леон был намерен сражаться за свои отцовские права — в то время как Мадонна с младенцем планировала от него избавиться. Она считала, что Карлос свою работу выполнил. Шокированный папа заявил, что наймёт адвоката для защиты своих прав: «Я докажу, что отец ребёнка не может быть уволен, как садовник. Лурдес так же нуждается в отце, как и в матери. Я буду бороться — если понадобится, даже в суде — за свои отцовские права. Я не позволю вычеркнуть меня из жизни так, словно я умер. Моя семья была права — она использовала меня в качестве донора спермы». Мадонна была разъярена: радость материнства омрачалась упорной решимостью отца ребёнка получить право опеки над дочерью. «Она уже решила иметь как минимум двоих или троих детей от разных отцов», — сообщали её близкие друзья. По утверждению людей из близкого окружения певицы, она боялась, что второй ребёнок от Карлоса Леона укрепит его позиции в её жизни и его власть над ней. «Она сказала мне, — жалуется Карлос, — что ей хотелось бы забеременеть снова к концу следующего года и подарить Лурдес брата. И что у неё не будет проблем найти очередного отца».

По общему мнению, Мадонна и её нынешний избранник очень подходят друг другу — из них получилась бы отличная семья. Не так давно, так называемый «друг» растрезвонил прессе, что помолвка Мадонны и Гая Ричи состоялась, мир «стоял на ушах», но тут же слухи были рассеяны, по заявлению певицы, она об этом слыхом не слыхивала, и пока замуж не собирается. До этого ещё нужно дозреть — считает Мадонна.

Они встретились на вечеринке в загородном доме Стинга. Мадонна — подруга его жены — Труди Стайлер. В тот момент Труди занималась продюсированием нового фильма «Карты, деньги, два ствола», автором которого был абсолютно неизвестный английский режиссёр Гай Ричи. Он тоже был приглашён на ужин.

Они легко нашли общий язык, проговорив весь вечер. После он проводил её до дома, и как оказалось они — соседи. И всё… Всего лишь дружеский поцелуй на прощание.

Это не была любовь с первого взгляда. Две сильные творческие личности, у каждого время было расписано по минутам. Он талантливый и очень преданный своей работе. Она — певица с мировой славой, со скандальным прошлым, с вереницей мужчин, прошедших через её жизнь. Но на сегодняшний день, она в первую очередь — женщина, у которой есть дочь и которой надоели пустые мужчины, с бицепсами вместо мозгов, вроде Карлоса Леона — отца её дочери Лурдес.

Роман развивался отнюдь не стремительно. Они звонили друг другу, говоря о делах и о всяких пустяках. Однажды, заскучав, она отправилась в Лондон… Так всё начиналось. И она впервые ради мужчины наматывала расстояния между Штатами и Англией, чтобы быть рядом. Впрочем, не особо афишируя свои едва зародившиеся отношения.

А потом внезапно для многих они объявили о том, что Мадонна беременна! И отцом будет он, Гай. Так неожиданно: ведь ещё не так давно только и разговоров было о том, кого певица выберет в «доноры спермы», чтобы зачать второго ребёнка. Назывались такие колоритные, известные кандидатуры. А тут вдруг — какой-то Ричи… Что тут началось!.. Продюсеры волновались о том, что роды помешают удачно выпустить новый альбом. Пресса была уверена, что Мадонна в очередной раз решила сделать «беременную» рекламу своему диску (ведь прошлая беременность звезды пришлась как раз на съёмки фильма «Эвита»). Парочку преследовали на каждом шагу, допытываясь, кто будет — мальчик или девочка. Гай разрывался между съёмками и треволнениями за мать своего ребёнка. А мир просто ждал, чем всё закончится.

А всё только начиналось. Мадонна была полна планов относительно альбома, второго ребёнка, дочери Лурдес. Несмотря на беременность, она развернула компанию в защиту альбома от пиратов, ребёнка собиралась рожать исключительно в Англии, дочь планировала отдать в самый престижный британский колледж, где воспитывают настоящих леди. Единственное, что явно не входило в её планы — это очередное замужество. Ей хватило и первого неудачного брака с Шоном Пенном, который бросил её (о ужас!) ради звезды «Санта-Барбары», первой исполнительницы роли Келли Кэпвел — Робин Райт. Впрочем, это было так давно…

Но Гай решил по-другому. Недавно он подарил ей обручальное бриллиантовое кольцо — как оказалось, первое в её жизни. И сейчас, после того как Мадонна родила сына, после того как вышел её умопомрачительный альбом, и прогнозы самой певицы, что эта смесь электроники и мелодичности — музыка следующего века, сбываются, безумно хочется верить, что они будут жить долго и счастливо. Говорят, она сильно изменилась. Кто-то язвит, что это — старость. А, может, всё-таки, любовь?

Нелли Гвин (1650–1687)

Английская актриса, возлюбленная короля Карла II, от которого имела двоих детей. Пользовалась расположением короля до самой его смерти.

* * *

…В один из солнечных дней 1675 года миниатюрная, рыжеволосая Нелли Гвин, в детстве разносившая горячительные напитки в публичном доме, изображавшая на сцене дочь Монтесумы, а в 19 лет ставшая королевской фавориткой, села в карету, подаренную ей Карлом II, и отправилась в свою обычную прогулку по Лондону. Зеваки узнали карету — но не женщину, сидевшую в ней. Разгневанные прохожие, столпившиеся вокруг, полагали, что внутри находится Луиза де Керуаль, герцогиня Портсмутская — француженка, присланная Людовиком XIV для развлечения Карла. Толпа пришла в ярость, так как толпе было известно, что Луиза де Керуаль католичка, а это было время, когда усиливались антикатолические настроения. Пока карета с трудом продвигалась среди толпы, народ осыпал ругательствами её пассажирку. Нелли Гвин долго терпеливо сносила оскорбления, но наконец не выдержала. Она приказала кучеру остановиться и высунула голову в окно: «Люди добрые, помилосердствуйте! — крикнула она. — Я — протестантская шлюха!»

Народ ответил восторженным воплем. Протестанская шлюха — очевидно, самая наглая шлюха в королевских владениях (говорят, она называла монарха Карлом III, поскольку до него уже имела двух любовников с именем Карл) — весело помахала зевакам и гордо продолжила свой путь.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.019 с.)