ТОП 10:

Сага о башне Трампа. Часть I



 

Выбор мрамора относится к тому времени, когда башня уже строилась, но то, что этому предшествовало, заслуживает отдельного рассказа. Мне потребовалось почти три года, чтобы убедить владельца земельного участка продать его. За это время мне пришлось написать множество писем и сделать уйму телефонных звонков, но мое упорство в конце концов было вознаграждено. Роберт пишет о предпринимательстве как о «прыжке в неизвестность». В моей же ситуации речь шла скорее не о «прыжке», а о долгой осаде.

Я хотел построить башню Трампа рядом с магазином «Tiffany», и мне пришлось долго добиваться от его владельцев разрешения на возведение рядом с ними небоскреба. В конечном итоге это обошлось мне в 5 миллионов долларов. Взамен я дал обещание, что магазин ни при каких условиях не подлежит сносу.

Вслед за этим пришлось выдержать долгую тяжбу с городской организацией, которая не соглашалась на перепланировку земельного участка, первоначально предназначенного для другого строительства, пока «Tiffany» не подтвердит, что мое здание не загородит вид на магазин. Но ответственный за подпись Уолтер Ховинг как раз в этот момент отправился в отпуск и передал, что свяжется со мной по возвращении. Я мог бы сделать за этот месяц кучу дел, но без его подписи вся моя затея находилась под вопросом. К счастью, Ховингу проект понравился, и он обещал мне свою поддержку. Свое обещание он сдержал.

Далее выяснилось, что по строительным правилам в Нью-Йорке за каждым зданием должно находиться не менее 10 метров свободной площади. Чтобы обеспечить это условие, нам необходимо было выкупить дополнительный участок земли по соседству с «Tiffany». Его владельцем был Леонард Кенделл, который вовсе не был заинтересован в продаже.

Однако, разбирая документы, я нашел зацепку в одном из контрактов, которая давала «Tiffany» право на покупку прилегающего участка у Кенделла. Я снова отправился к Ховингу и предложил ему выкупить у него этот опцион на право приобретения земли у Кенделла. Ховинг согласился, но Кенделл заявил, что опцион принадлежит «Tiffany» и передаче третьим лицам не подлежит. С точки зрения закона он, пожалуй, был прав.

Я сказал Кенделлу, что намерен передать это дело в суд для разбирательства, и объяснил, что нас ожидает длительная судебная тяжба. Поскольку ни одной из сторон этого не хотелось, мы сумели прийти с ним ко взаимовыгодному соглашению. Кенделл передал мне этот участок в пользование на 100 лет, что дало возможность обойти запрет на строительство. И Ховинг, и Кенделл оказались джентльменами, и я счастлив, что мне пришлось иметь дело именно с ними.

Чтобы заключить соглашение с Кенделлом при личной встрече, потребовалось всего полчаса. Все прошло гладко, но необходимо помнить, что этому предшествовали три года переписки. За это время я уже успел мысленно построить башню Трампа. Я ни на секунду не терял этой цели из виду. Мои планы были не просто четко изложены на бумаге, но и стояли перед глазами, словно живые.

Продолжая собирать все части головоломки воедино, я часто вспоминал Роберта Мозеса – выдающегося персонажа из истории Нью-Йорка, который говорил: «Невозможно приготовить яичницу, не разбив яиц». Я знал, что мне предстоит разбить еще немало яиц.

 

Сага о башне Трампа. Часть II

 

Участок, на котором я собирался построить башню Трампа, принадлежал компании «Genesco». На нем располагался известный магазин «Bonwit Teller». Несмотря на то что у меня большой опыт ведения подобных дел, мне понадобилось все мое терпение, чтобы довести задуманное до конца. Некоторое время мы сохраняли факт ведения переговоров с «Genesco» в тайне, и я надеялся через пару месяцев подписать соглашение, но эта информация каким-то образом просочилась наружу, и у «Genesco» сразу же появилось великое множество заинтересованных покупателей, включая богатых арабских инвесторов, у которых денег куры не клевали.

Как вы помните, я целых три года писал письма, прежде чем начать строительство. Так вот, эти письма были адресованы руководителю «Genesco» Джеку Хэнигену. В конце концов я получил от него ответ на одной страничке, в котором выражалось намерение разорвать все наши предварительные договоренности. Я довел до сведения «Genesco», что при таком отношении к ведению дел буду вынужден отстаивать свое право на покупку «Bonwit Teller» в суде. В тот момент я далеко не был уверен в том, что суд вынесет решение в мою пользу, но решил попортить нервы своим партнерам. Думаю, им пришлось немало поразмышлять над тем, чем может обернуться такой процесс.

Роберт не раз упоминал о том, что в предпринимательской деятельности всегда присутствует фактор риска, и дальнейшее развитие событий является тому подтверждением. Мне позвонили из «New York Times». Газета пронюхала о нашей сделке с «Genesco» относительно здания «Bonwit». Но хотя мы старались это не афишировать, я понял, что раз «Genesco» пошла на попятную, то и мне уже пора предпринимать какие-то действия. Я сказал репортеру, что намерен построить небоскреб на месте «Bonwit», что предварительная договоренность уже имеется и соглашение будет подписано в ближайшее время. Тем самым я пытался оказать давление на «Genesco». После этого события начали развиваться по нарастающей. Когда на следующее утро статья появилась в газете, все сотрудники «Bonwit» забеспокоились, начали увольняться и искать себе другую работу. У руководства магазина возникли серьезные трудности. Спустя пять дней у меня на руках был подписанный контракт с «Genesco». Как уже было сказано ранее, бизнес во многом напоминает военные действия, и мне в данном случае было совсем не до шуток. Я был готов расколотить кучу яиц.

До начала строительства башни Трампа нами было проведено множество подобных боев локального значения. Я подробно рассказываю вам о закулисной стороне этой истории, чтобы показать, насколько велика должна быть концентрация, чтобы раз за разом ввязываться во всевозможные «боевые действия», обеспечивая себе возможность для реализации проекта. Как говорит Роберт, жизнь – непростая штука. Сознательное упрощение ситуации ни к чему хорошему вас не приведет.

Каждый предприниматель, серьезно сконцентрированный на своем деле, понимает, что для успеха в бизнесе необходимо постоянно одерживать мелкие победы. Будьте готовы при необходимости идти на риск. Глядя сегодня на башню Трампа, люди видят красоту, и мне это доставляет удовольствие. Я тоже считаю, что она красива, но всегда помню о том, какие трудности мне пришлось преодолеть, чтобы моя мечта воплотилась в реальность.

 

В прямом эфире из Нью-Йорка

 

Концентрация, как и риск, может проявляться в различных формах. Несколько лет назад меня пригласили для участия в популярной телепередаче «В субботу вечером». Я, конечно, понимал, что это не совсем мое дело, но мне хотелось попробовать себя в чем-то новом, захотелось новых рискованных ощущений. То же самое я испытывал и тогда, когда начинал работу над собственным телешоу «Кандидат». Взвесив все плюсы и минусы, я все же дал согласие. Мне хотелось показать телезрителям хорошее представление, да и самому повеселиться. Ради этого я был готов серьезно постараться.

Но принять решение – это только полдела. Чуть позже до меня дошло, что это шоу выходит в прямом эфире и ничего подредактировать уже не получится. Если что-то пойдет не так, я опозорюсь перед миллионами зрителей и у меня не будет ни второй попытки, ни страховочной сетки. Мне предстояло заучить и отрепетировать множество скетчей, что потребовало полной концентрации внимания и памяти. Надо учитывать, что я привык, выступая перед публикой, изъясняться своими словами и выражать свои мысли. В шоу «Кандидат» у меня тоже никогда не было заранее написанного сценария, так что я вступал на совершенно неизведанную территорию.

Во вторник я провел часовую встречу с Лорном Майклсом и его авторами сценария во главе с Тиной Фей. Они задавали вопросы и на ходу составляли концепцию шоу, придумывая идеи для скетчей. К четвергу уже был готов предварительный текст. Меня поразило то, насколько быстро и эффективно работают эти люди.

Итак, мне предстояло участвовать в самых разнообразных скетчах, где я должен был исполнять роли пианиста, хиппи, адвоката, разыгрывать сценку из «Принца и нищего» вместе с Даррелом Хэммондом и выходить на сцену в ярко-желтом костюме в обнимку с танцующими и поющими красотками. Но для начала мне предстояло произнести юмористический монолог, задающий тон всему вечеру. Каждому известно, что это совсем не простая задача. А что, если зрителям будет не смешно? Я уже начал жалеть, что ввязался в эту историю. Да еще все эти постоянные переодевания, новые партнеры в каждом скетче…

В пятницу накануне шоу я вышел на сцену, где рабочие в поте лица строили декорации, и сказал им: «Ребята, что я вообще здесь делаю? Я ведь такой же строитель, как и вы». У меня было ощущение, что я попал на передовую. Мне срочно нужен был хороший план действий на завтрашний вечер.

По субботам в студии начинается настоящий марафон. Весь день мы репетировали. После обеда была проведена генеральная репетиция в костюмах с участием трехсот зрителей, чтобы определить, как они реагируют на те или иные скетчи, и по ходу дела внести коррективы. Таким образом, даже за полчаса до начала шоу я не знал, какие номера и в каком порядке войдут в программу.

Один из моих любимых скетчей, где я играл романтического писателя, решено было вообще убрать. В результате мне за пять минут пришлось выучить слова к новой песне, которую вставили вместо него. Но самое главное – полностью поменялся порядок номеров и оказалось, что времени на переодевание между ними почти не осталось. У меня в крови бурлил адреналин, и мне постоянно приходилось брать себя в руки, чтобы сосредоточиться.

Спасало лишь то, что все в этом шоу – от авторов текстов и режиссеров до костюмеров и артистов – профессионалы высокого класса. Они с улыбкой помогали и подбадривали меня, на каждом шагу подсказывали, где мне выходить на сцену и куда уходить. Время начала неумолимо приближалось, а вместе с ним росло и мое возбуждение. Я включил у себя в гримерке телевизор, чтобы посмотреть матч по гольфу и немного прийти в себя. Сосредоточившись и мысленно представив себе, что мне предстоит сделать, я вдруг успокоился и понял, что все будет хорошо и публика останется довольна.

Так и произошло. Я прекрасно чувствовал себя в нелепом желтом костюме среди танцующих и поющих девушек, и этот номер оказался одним из самых удачных. Этот вечер стал для меня не только приятным воспоминанием, но и хорошим уроком. Он лишний раз продемонстрировал, какую силу имеет концентрация. Рад ли я, что пошел на такой риск? Безусловно. Это дало мне возможность по-новому и с огромным уважением взглянуть на тех, кто работает в прямом эфире.

Я думаю, что риск и тяга к преодолению препятствий у меня в крови. Еще ребенком я знал, что буду строить небоскребы. И я действительно строил их из кубиков, а чтобы они были еще выше, заимствовал недостающие детали у младшего брата. Плохо лишь то, что для устойчивости я склеивал кубики и потом их невозможно было разъединить. Таким образом, свою цель в жизни я определил еще в раннем детстве.

Одно из моих самых известных зданий – «Trump International Hotel & Tower» в Нью-Йорке – завоевало множество призов, включая пять звезд «Mo – bil». Его репутация как лучшего отеля Нью-Йорка хорошо известна, но мало кто знает историю строительства этого здания. Она не только интересна, но и поучительна, так как преподает урок концентрации. В какой-то момент я уже готов был отказаться от этого проекта, несмотря на долгие усилия, которые я приложил, чтобы выиграть конкурс на строительство.

Раньше здесь стояло офисное здание «Gulf and Western/Paramount», которое принадлежало компании «General Electric». В 1995 году, когда я его приобрел, это был один из немногих высотных домов в Вестсайде. Он был построен в начале 1960‑х годов, еще до принятия правил, устанавливающих высоту зданий для каждого района.

Еще до покупки мне было известно, что это весьма проблемное сооружение. Оно раскачивалось и сгибалось, даже когда скорость ветра составляла всего 7 метров в секунду. В ветреные дни в нем не работали лифты, а люди, находившиеся на верхних этажах, жаловались, что их укачивает. Конечно, определенной гибкостью должно обладать любое здание, но в данном случае был явный перебор. Кроме того, в нем было слишком много деталей из асбеста, который, как известно, может вызывать рак. Их надо было обязательно удалять. Вдобавок ко всему его наружная обшивка была изготовлена из стекла и дешевого алюминия.

Услышав, что здание выставлено на продажу, я тут же связался с представителем владельца Дейлом Фреем. Вас, возможно, удивит, что я заинтересовался сооружением, имевшим столь существенные недостатки, но дело в том, что у него была классическая конструкция и очень высокие потолки. Кроме того, мне было известно, что если его снесут, то по существующим правилам на этом месте можно будет возвести дом не выше девятнадцати этажей вместо существующих пятидесяти двух.

Зная, что к зданию проявили интерес многие девелоперы, я попросил о личной встрече с руководством компании. В ходе подготовки мы провели ряд исследований, чтобы понять, что еще можно спасти. Я нанял ведущих специалистов, которые пришли к выводу, что есть возможность укрепить стальной каркас. Следовательно, главные достоинства здания, в частности высокие потолки, можно сохранить, что очень важно для жилых помещений. Существенную роль играло и выгодное расположение здания вблизи Центрального парка и площади Колумба.

Результаты подготовительной работы были весьма обнадеживающими, и «General Electric» благожелательно встретила все наши предложения. Но нас подстерегал неприятный сюрприз: Дейл Фрей позвонил мне и сообщил, что на покупку здания объявлен тендер. Он назвал имена крупнейших бизнесменов в сфере недвижимости, которые выразили желание участвовать в нем, и предложил к ним присоединиться. Я не находил себе места от возмущения, но что мне оставалось делать? В конце концов, я был очень заинтересован в этой покупке. Поэтому я подавил свои эмоции и взялся за дело с самого начала.

Нам потребовалось дополнительное время, чтобы подготовить предельно детальную и продуманную презентацию. Мы приложили все усилия, чтобы дать убедительный ответ на любой вопрос, который только может возникнуть. Я ошибался, считая, что до этого мы неплохо поработали. На этот раз нам действительно пришлось приложить все силы и даже сверх того. Мы проработали мельчайшие детали, включая все финансовые аспекты сделки. В частности, было предусмотрено весьма дорогостоящее удаление всех асбестовых строительных конструкций. Я знал, что наша первая встреча произвела на владельцев положительное впечатление, но уже не мог рассчитывать только на везение и добрую волю с их стороны. Я могу лишь согласиться с Робертом, когда он говорит о бизнесе как о непрерывной войне. Мне предстояла нелегкая схватка, и я должен был полностью на ней сконцентрироваться.

После презентации прошло достаточно много времени, но в конце концов мне все же позвонили из «General Electric» и пригласили на встречу с высшим руководством: Джеком Уэлчем, Дейлом Фреем и Джоном Майерсом. Они решили согласиться на мое предложение. Сосредоточенность на цели в очередной раз окупила себя.

Наш план предусматривал, что в ходе реконструкции мы оставим только стальной каркас. Работы начались в 1995 году. Архитектором был назначен Филип Джонсон из агентства «Costas Kondylis & Associates», поэтому я знал, что результат будет элегантным и современным. Мы также решили, что здание объединит в себе отель и кондоминиум. Такая концепция смешанного назначения была для того времени новшеством, хотя в ее основе лежал обычный здравый смысл. С тех пор такой формат жилых помещений распространился по всему миру. Он оказался очень успешным и стал примером для многих предпринимателей. Использование здравого смысла экономит время и приводит к появлению новых, но хорошо обоснованных и продуманных идей.

Эта история служит живым примером того, что нельзя бросать начатое дело на полпути. Все ваши мысли должны быть сосредоточены только на одном – на победе. Именно благодаря этому старое офисное здание «Gulf and Western/Paramount» превратилось в отель № 1 в Нью-Йорке – «Trump International Hotel & Tower».

К настоящему времени я построил уже немало полей для гольфа, но гольф-клуб «Trump National» в Лос-Анджелесе стоит в этом ряду особняком. Я рассказываю о нем в данной главе, поскольку этот пример очень хорошо иллюстрирует, что такое образ цели и как важно уметь на нем сосредоточиться. По своей красоте этот клуб, расположенный на берегу океана, мог соперничать с лучшими комплексами для гольфа в Калифорнии, но во время оползня кусок земли вместе с восемнадцатой лункой исчез в океане. Также оползень серьезно повредил три соседние лунки. Поле, на котором из восемнадцати лунок можно было в полной мере использовать только пятнадцать, нуждалось в капитальном ремонте. Владельцы клуба стояли перед лицом неминуемого банкротства. Я понимал, что предстоит колоссальная работа, но мне хотелось возродить этот клуб во всей его красе. Я видел его потенциал и знал, что, несмотря на все трудности, мне по силам справиться с этой задачей. Я просто не мог пройти мимо.

За поле, прилегающую землю и здание клуба я заплатил 27 миллионов долларов. Журнал «Fairways and Greens» опубликовал об этом статью, озаглавленную «61 миллион за 18‑ю лунку». Именно во столько обошлась бы мне полная ликвидация последствий оползня, поглотившего 7 гектаров земли. Вдобавок ко всему в результате изменился уровень подземных вод, что угрожало еще большими неприятностями.

В ходе реконструкции поля на месте ушедшего под воду участка предстояло насыпать несколько слоев грунта, соорудить серию подпорных стен, идущих от скалы Палос-Вердес, и для прочности установить через каждые три метра стальные платформы. Процедура была весьма сложной, и, конечно, 61 миллион для восстановления одной лунки – это слишком дорого. Но мне очень хотелось достичь поставленной цели, поэтому я, отбросив все сомнения, ввязался в этот длительный и сложный проект.

Передо мной стоял выбор: либо восстановить участок с восемнадцатой лункой, а все остальное оставить в прежнем виде, либо полностью переделать все поле, доведя его до совершенства. Как вы уже, должно быть, догадались, я выбрал совершенство. Это повышало общую стоимость работ до 265 миллионов долларов, но я чувствовал, что мой клуб может стать одним из самых красивых.

Я запланировал на поле искусственные водопады и тренировочные площадки, а в бункеры вместо песка распорядился насыпать дробленый гранит. На помощь мне пришел легендарный проектировщик полей для гольфа Пит Дай. Все было сделано по высшему классу, хотя и стоило совсем не дешево. В результате гольф-клуб «Trump National» оказался самым лучшим и имел оглушительный успех. Почему? Потому, что я полностью сосредоточился на его прекрасном мысленном образе, который в ходе работ постоянно стоял у меня перед глазами.

Такой мысленный образ может стать мощнейшим стимулом на пути к успеху. Постарайтесь создать его перед началом любой работы. Это будет первым крупным шагом к реализации замысла. Если вам свойственна настойчивость и вы способны пойти на риск, у вас есть все шансы научиться обращать в золото все, к чему вы прикасаетесь. И самое главное – никогда не сдавайтесь и не забывайте каждый день чему-то учиться, как это делаю я.

 

 

Резюме: концентрация

 

Чтобы определить, насколько вы пригодны к предпринимательской деятельности, задайте себе вопрос: «Могу ли я следовать избранным курсом, не отклоняясь от него, вплоть до достижения успеха?» Даже если складывается не самая благоприятная обстановка (как это не раз бывало с нами), способны ли вы сохранять сосредоточенность на деле? Многие в подобной ситуации просто говорят: «Ничего не получается» – и переключают внимание на что-нибудь другое. Им никогда не уподобиться Мидасу.

Лидеры способны создать мысленный образ своей цели, что равносильно умению заглядывать в будущее. Предпринимателям этого мало. Они должны не просто видеть этот образ, но и фокусировать на нем все свои мысли и действия. Это означает, что предприниматель не просто видит будущее, но и прилагает усилия по его претворению в жизнь. Даже ясно представляя себе цель, девять из десяти предпринимателей терпят неудачу. Причина в том, что им недостает способности реализовать свои мечты и обратить их в деньги. Взгляните на бесчисленные фир – мы, которые сегодня создают бесплатные программные приложения. Они видят потенциал в своем продукте, но не знают, как сделать этот бизнес прибыльным. Какие-то из них за счет упорного труда добьются успеха, но большинство исчезнет.

Наши истории должны побудить каждого предпринимателя задать себе вопрос: «Способен ли я сфокусироваться на какой-то одной цели и не сворачивать с пути, пока не добьюсь успеха?» Найдите время и ответьте на несколько вопросов:

• Как долго вы можете следовать к намеченной цели в кризисной ситуации?

• Легко ли вы отвлекаетесь?

• Способны ли вы убедить окружающих в ценности своих идей?

• Можете ли вы убедить людей вкладывать время и деньги в вашу мечту, то есть в то, чего еще не существует?

• Были ли в вашей жизни проекты, которые вам удалось реализовать с нуля?

• Насколько вы готовы к предпринимательской деятельности?

• Способны ли вы продолжать идти вперед, даже если вас одолевают сомнения?

 

Без концентрации вы ни в чем не сможете добиться успеха. Возьмите хотя бы гольф. Ведь есть немало хороших игроков-любителей, которые проходят все лунки, затрачивая на это около семидесяти ударов или даже меньше. Скорее всего, они обладают природными способностями к данному виду спорта и играют несколько раз в неделю. Единственным их отличием от профессионалов является сила концентрации. Лучшие профессионалы настолько сфокусированы на игре, что, готовясь к удару, мысленно видят, как полетит мяч и по какой траектории он будет катиться к лунке. Разница между любителями и профессионалами заключается в способности последних направлять мяч именно по этой воображаемой линии. Предприниматели тоже должны развивать в себе такую силу концентрации.

Указательный палец неслучайно находится рядом с большим. Ему необходима эмоциональная сила большого пальца, чтобы проявить свои качества в полной мере. Большой палец дает предпринимателю силу для продолжения пути, а указательный позволяет сконцентрироваться на цели. Если у человека есть цель, но не хватает силы большого пальца, то мечта остается лишь мечтой, иллюзией или галлюцинацией. Думаю, вам не раз приходилось встречать таких людей.

 

На чем вы концентрируетесь?

 

Школа – идеальное место для подготовки людей к наемному труду в реальной жизни. Большинство школьников и студентов запрограммированы на то, чтобы после окончания средней школы или колледжа получить хорошее место. Родители постоянно говорят: «Будешь хорошо учиться – будешь получать хорошую зарплату». Им вторят учителя: «С плохими оценками вы хорошей работы не получите». То же самое мы читаем в газетах и слышим по телевизору. Именно поэтому многие люди видят цель своей жизни в том, чтобы стать наемными работниками: медсестрами, полицейскими, служащими. Отличники рассчитывают на то, чтобы стать высокооплачиваемыми профессионалами – врачами, адвокатами, инженерами, бухгалтерами. О том, что могут существовать и другие пути, они даже не задумываются, если только среди их родственников нет предпринимателей. Такие мысли их попросту не посещают.

КВАДРАНТ ДЕНЕЖНОГО ПОТОКА демонстрирует область, на которой сфокусировано ваше внимание.

 

 

Бедный папа Роберта был школьным учителем, который постоянно убеждал сына в том, что нужно получить работу в хорошей компании, то есть стать работником по найму (Р) или сосредоточиться на учебе, чтобы иметь возможность перейти в категорию высокооплачиваемых специалистов (С).

Богатый папа Роберта, напротив, рекомендовал ему заняться бизнесом (Б) или инвестированием (И). То же самое советовал Дональду его отец, и Дональд никогда в жизни не собирался ни на кого работать.

Такой вариант даже не рассматривался. Он с самого начала был сосредоточен на квадрантах Б (бизнес) и И (инвестирование).

Что из этого следует? Нет ничего удивительного в том, что на первых порах так много предпринимателей терпят неудачу. Просто их воспитывали и готовили к наемному труду или, в крайнем случае, если они демонстрируют высокие умственные способности, к тому, чтобы стать высокооплачиваемыми специалистами, работающими самостоятельно. Задумайтесь над этим: большинство людей изначально готовятся к квадрантам Р и С. Им никто даже не говорит, что можно жить в секторах Б и И.

Давайте рассмотрим все квадранты более подробно. Вы поймете, почему некоторые из них не позволяют или мешают обрести волшебную силу Мидаса.

Р – работающие по найму. К числу наемных работников относятся и дворники, и портье, и руководители отделов в фирмах, и даже генеральные директора. Зачастую пределом их мечтаний является стабильная и высокооплачиваемая работа с большим набором социальных льгот. Таков образ мышления наемных работников. Он заставляет их концентрироваться на надежности рабочего места, стабильном заработке, продолжительности рабочего дня, льготах и продвижении по карьерной лестнице.

Проблема.Трудно стать предпринимателем, если все мысли нацелены на зарплату и безопасность. К тому же в свете недавней рецессии и других экономических потрясений возникает вопрос: так ли уж надежны работа и зарплата? Не иллюзия ли все это?

С – специалисты, работающие самостоятельно, или владельцы мелкого бизнеса. Если люди увольняются с работы, чтобы начать трудиться на себя, большинство переходит в сектор С. Фокус внимания смещается со стабильной зарплаты и социальных льгот (свойственных квадранту Р) на свободу принятия решений, когда человек сам является себе начальником и делает то, что считает нужным. Они, словно мантру, повторяют слова: «Если хочешь, чтобы что-то было сделано как следует, сделай это сам».

По мнению Роберта, представители данного сектора занимаются преимущественно интеллектуальным трудом. Это врачи, юристы, финансовые консультанты. К данному квадранту можно также отнести владельцев мелких ресторанчиков и салонов красоты, риелторов, бизнес-консультантов и большинство других специалистов-надомников. Перемещению людей из квадранта Р в квадрант С мешает отсутствие гарантий занятости и постоянных доходов.

Проблема. Если человек в секторе С перестает работать, тут же прекращаются и доходы. В то время как представители квадранта Р пользуются определенными льготами (например, оплачиваемые больничные и отпуска), большинство работающих в секторе С не могут позволить себе такой роскоши, во всяком случае на ранних этапах деятельности. Начиная бизнес с нуля, они вынуждены трудиться без выходных и отпусков, не имея при этом никаких гарантий. Еще одна проблема заключается в том, что представители квадранта С, как правило, платят самые высокие налоги в процентном отношении. На втором месте после них стоит сектор Р.

Б – владельцы крупного бизнеса. Под крупным бизнесом понимаются предприятия, на которых занято свыше 500 человек. Представители квадранта Б зачастую платят самые низкие налоги либо вообще освобождаются от них. В отличие от сектора С, где люди предпочитают работать сами, предприниматели из квадранта Б ищут хороших специалистов, которые работают на них. Бизнесмен не считает себя самым умным и умелым, а обращается к людям, которые могут сделать то, на что он сам не способен. Он использует их таланты и время. В большинстве случаев эти люди рекрутируются из квадрантов Р и С.

Проблема.Лишь очень немногие представители квадранта С переходят в сектор Б, поскольку здесь требуются совсем другие умения и навыки и сильно смещается фокус внимания. Но как бы труден ни был этот переход, он открывает перед человеком мир неограниченного богатства. Соблазнившись перспективой обогащения, многие люди пытаются перескочить в квадранты Б и И непосредственно из сектора Р, минуя С. Мы оба не рекомендуем совершать такой гигантский скачок. Хотя у нас были богатые папы, выполнявшие роль наставников и живого примера, мы оба начинали с малого, постепенно накапливая опыт, и лишь затем обосновались в квадрантах Б и И. Будущим предпринимателям мы советуем: «Днем работайте в квадранте Р, а в свободное время пробуйте свои силы в секторе С». Мы считаем очень полезным попробовать себя в организациях сетевого маркетинга, так как они предлагают хорошие программы обучения навыкам ведения бизнеса, не связанные с большими расходами. Работа в таких организациях помогает развить межличностный и интраперсональный интеллект, что чрезвычайно важно для достижения успеха в сфере предпринимательства.

И – инвесторы. У многих работников из квадранта Р в состав социального пакета входит программа пенсионных накоплений. Самой популярной из таких программ в США является 401(k). Большинство представителей квадранта С пользуются пенсионной накопительной программой IRA, разработанной специально для мелких бизнесменов. Формально говоря, участие в пенсионных программах предполагает инвестиции, но, по мнению Роберта, представителей квадрантов Р и С нельзя отнести к инвесторам. Настоящие инвестиции сильно отличаются от вложения денег в программы 401(k) и IRA. В пенсионные программы вы вкладываете собственные деньги, а крупные инвесторы, обладающие волшебным даром Мидаса, предпочитают использовать для этого чужие средства, что и является основным отличием богатых людей от представителей среднего класса. Мы оба начинали с покупки небольших объектов недвижимости именно для того, чтобы попрактиковаться в инвестировании заемных средств (банковских кредитов). В ходе практики, учась на собственных ошибках, мы приобрели опыт привлечения средств частных инвесторов. Мы знаем, как найти выгодные сделки, в которые люди согласятся вложить свои деньги. Кроме того, мы акционировали собственные компании. Таким образом, мы используем чужие деньги, чтобы получать доходы для себя и других. Об этом мечтают многие предприниматели.

Проблема.К сожалению, предприниматели, работающие в квадранте С, постоянно сталкиваются с трудностями в ходе привлечения капиталов со стороны. Тем, кто работает сам на себя, нелегко убедить инвесторов вложить средства в их предприятия до тех пор, пока они не будут готовы перейти в квадрант Б. Но и в этом случае инвесторы из сектора И обычно настаивают не просто на вложении денег, а на приобретении доли в собственности. Если представитель квадранта С к этому не готов (а чаще всего так и бывает), ему остается только занимать деньги у друзей, родственников или брать мелкие кредиты в банках. Это серьезно ограничивает возможности их роста.

А куда, как вы думаете, менеджеры программ 401(k) и IRA инвестируют миллиарды долларов, собираемые с представителей квадрантов Р и С? Правильно, они вкладывают их в предприятия и проекты секторов Б и И. Другими словами, Р и С хранят свои деньги в банках и инвестиционных компаниях, а Б и И берут их оттуда в долг, чтобы стать еще богаче. То же самое касается и традиционных пенсионных фондов. Они финансируют многие проекты Б и И за счет средств Р.

Когда вы будете разбираться в особенностях КВАДРАНТА ДЕНЕЖНОГО ПОТОКА, вам будет легче совершить переход в секторы Б и И, что должно быть целью каждого предпринимателя. Это совсем не то, чему нас учат в школах.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.97 (0.019 с.)