ЧТО ДОРОЖЕ, КРОВЬ ИЛИ ЗОЛОТО? 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЧТО ДОРОЖЕ, КРОВЬ ИЛИ ЗОЛОТО?



Нота Керзона по сути подыграла большевикам. Поляки остановились на достигнутых рубежах. Расслабились, ожидая переговоров. А советское командование перебрасывало против них массу войск с других фронтов. 27 мая Красная армия обрушилась на поляков всеми силами. Главных успехов добился Юго-Западный фронт Егорова, который курировал Сталин. Первая конная проломила неприятельскую оборону, пошла гулять по тылам. И поляки побежали с Украины. Западный фронт сперва атаковал безуспешно. Но прорыв на Украине делал свое дело. Красные выходили во фланг и тыл смоленской группировке противника. И она тоже покатилась на запад. Отступление превращалось в паническое бегство. Поляки оставили Минск, Вильно, при одном слухе о красных жгли собственные обозы, бросали поезда, имущество, оружие.

И вот в этой ситуации Запад снова вспомнил о существовании белогвардейцев. К Врагнелю поехали французские, английские, американские, румынские, польские представители, заговорили как с лучшим другом и союзником. Снова обнадеживали, клеймили большевиков врагами всего цивилизованного мира, обещали любую помощь. И подталкивали к активным действиям. Франция признала правительство Врангеля де-факто, чего не удостоились ни Колчак, ни Деникин. И белогвардейцы окрылились. Поверили, будто Запад наконец-то прозрел, готов в полной мере поддержать русских патриотов. В июне армия Врангеля нанесла удар, прорвала блокаду Крыма и вышла на просторы Северной Таврии.

Увы, на самом-то деле все это требовалось только для того, чтобы спасти Польшу. Для этого предпринимались и дипломатические усилия. 12 июля большевикам была направлена очередная нота Керзона. Британия требовала от Советской России воздержаться от наступления на поляков. А за это предлагалось – граница будет установлена по той же “линии Керзона”, а Англия надавит на Врангеля, чтобы отвел свои войса из Таврии в Крым и вступил в переговоры. Как видим, белогвардейцев использовали в качестве разменной монеты в чужих играх.

Однако на этот раз Ленин условия отверг. Писал: “У нас хотят вырвать из рук посредством жульнических обещаний победу”. Впоследствии в исторической литературе возник спор, по чьей вине безоглядное наступление на Польшу привело к катастрофе. Троцкий катил бочки на Сталина и Буденного, Сталин обвинял Троцкого. Действительным виновником поражения был Ленин. Он писал в эти дни: “ Я просил Сталина 1) ускорить распоряжение о бешеном усилении наступления….” [93] Ведь казалось, что вот-вот воплотятся в жизнь его планы “мировой революции”. Уже были созданы советские “правительства” Польши и Галиции. А за Польшей лежала Германия – разоруженная, униженная, за Галицией – Венгрия, еще не успокоившаяся после собственной революции. Тухачевский писал в приказе по войскам Западного фронта: “На штыках мы принесем трудящемуся человечеству счастье и мир! Вперед на Запад! На Варшаву! На Берлин!”

Сталин был главным противником такого рывка. Полагал, что нужно изгнать противника с российской территории и на границах остановиться. Неоднократно обращался по этому поводу в ЦК. Еще в мае, когда его войска одерживали блестящие победы, осуждал “бахвальство и вредное для дела самодовольство” тех, кто “кричит о марше на Варшаву”. 11 июля в интервью “Правде” он снова высказал отрицательное отношение к вторжению в Европу. Подготовил проект циркулярного письма ЦК, где ставилась задача перенести главные усилия не на польский, а на крымский фронт. Но услышан он не был. В августе Сталин подал записку в Политбюро, предлагая вместо химер “мировой революции” программу создания сильных боевых резервов внутри России. Предусматривались “меры к постановке и усилению” автомобильной, броневой, авиационной промышленности, формирование пяти кавалерийских бригад из казаков. Но проект передали на рассмотрение Троцкому, и он по словам Иосифа Виссарионовича, ответил лишь пустой “отпиской” [78].

Между прочим, позиция Льва Давидовича в ходе этой войны вообще выглядит довольно непонятной. Несмотря на свои теории “перманентной революции”, он вдруг тоже оказался противником наступления на Запад. Однако почему-то противником очень нерешительным, не похожим на себя в других аналогичных ситуациях. В отличие от Сталина, он не пытается переубедить Ленина и ЦК отменить решение “в сторону продолжения наступательной войны”. Западный фронт, которым командовал Тухачевский, а членом Реввоенсовета был Уншлихт, Троцкий курировал лично. Этот фронт наносил главный удар. Но ни от командования фронтом, ни от Троцкого не последовало докладов об усталости войск, нехватке подкреплений, отставании тылов. Это уже позже, на IX партконференции он сравнит состояние армий, наступавших на Варшаву, с состоянием “полусомнабулы”. На что Ленин резонно ответил: “В прениях тов. Троцкому было указано, что если армия находилась в полусомнабулическом или, как он потом выразился, в полуусталом состоянии, то ведь центральное стратегическое командование не было или по крайней мере не должно было быть полуусталым”.

Нет, центральное командование не вмешалось и директив почему-то не изменило. И последовал разгром. В результате контрудара Пилсудского зарвавшаяся группировка Западного фронта была окружениа, 100 тыс. красноармейцев попали в плен, было потеряно 200 орудий… Но способствовали этому не только доблесть польских солдат, не только ошибки Ленина, просчеты Троцкого и самонадеянность Тухачевского. Польшу и другие европейские государства фактически спасли белогвардейцы Врангеля. В критический период они оттянули на себя 14 стрелковых и 7 кавалерийских красных дивизий. Причем лучших, отборных, полновкровных – латышских, эстонских, сибирских, 2-й конный корпус. Как раз из-за этого наступающие красные войска не получили своевременных подкреплений. Как раз из-за этого их растянутые фланги оказались слабо прикрытыми.

Вместо того, чтобы маршировать на Варшаву и Берлин, два с лишним десятка дивизий вели смертельную схватку в степях Таврии. Воины Врангеля дрались отчаянно. Выдерживали натиск за натиском. Белогавардейцы несли жесточайшие потери, но были уверены, что погибают не зря. Что борются не только за Россию, но и защищают от большевистского варварства всю “европейскую цивилизацию”. И уж теперь-то эта “цивилизация” неужто не оценит? Неужели не выступит совместными силами против большевиков?

Наверное, измученные и обескровленные бойцы белых формирований были бы немало поражены, если бы знали, что в это самое время “европейская цивилизация” вовсю наводит мосты с советским руководством. Ллойд Джордж откровенно признавался: “Мы сделали все возможное, чтобы поддерживать дружескик дипломатические отношения с большевиками и мы признали, что они де-факто являются правителями… Мы не собирались свергнуть большевистское правительство в Москве” [105]. Еще в мае в Лондон был приглашен Красин, где начал многомесячные переговоры. И Ллойд Джордж, общаясь с ним, был в восхищении от “интеллигентного и честного человека”. Велись переговоры и с американцами. 1 июня 1920 г. Уильям Х. Комбс сообщил посольству США в Лондоне – дескать, Советское правительство предлагает, чтобы его финансовым агентом в Америке стала компания Моргана “Гаранти траст”. Также отмечалось, что в руководстве большевиков обсуждался вопрос о покупке американцами “Эстибанка” (крупнейшего банка Эстонии) “с целью полной увязки советского будущего с американскими финансовыми кругами” [139].

За границу отправился и Каменев. И заинтересованность Запада в переговорах была так высока, что его доставили в Лондон на британском эсминце. А Воровский прибыл в Италию, подписав с ней торговые соглашения. И в июле, когда врангелевцы истекали кровью, “спасая Европу”, совсем рядом с ними, из красной Одессы отчалили два судна с зерном для Италии. Причем были пропущены через Босфор, который контролировали французы.

Однако основным “товаром”, который пошел на Запад, было не зерно, а золото. 3 августа 1920 г. Бюро раследований США (будущее ФБР) перехватило письмо от советского курьера Боброва (“Билла”) Кеннету Дюрану – напомню, секретарю “Совбюро” в Нью-Йорке, бывшему адъютанту Хауса: “Я надеюсь, что предложение продавать золото в Америке, о чем мы недавно телеграфировали, будет вскоре сочтено осуществимым. Вчера мы телеграфировали запрос, могли бы вы продать 5 млн руб. минимум по 45 центов при теперешнем рыночном курсе 51, 44 цента?”

В августе партия русских золотых монет и золотых слитков на 39 млн долл. была через посредство банка “Ден Норске Хандельсбанк” поставлена компании “Роберт Доллар”. Тогда же имело место сообщение, что из Таллина вышли 3 судна с золотом, предназначенным для США. Пароход “Гаутод” вез 216 ящиков – сопровождающим был все тот же Юрий Ломоносов. Еще 216 ящиков везло судно “Карл Лайн” и 108 – “Рухелева”. В каждом ящике находилось по 3 пуда золота. Потом была отправлена еще одна партия на пароходе “Вилинг Моулд” [139]. Золото вывозилось из России под видом оплаты липового “паровозного заказа”, но основным адресатом стала… фирма Якова Шиффа “Кун и Лоеб”.

По этому поводу велась обширная переписка. Компания “Кун и Лоеб” обратилась в Госдепартамент, предлагая механизм реализации – переплавлять золото в пробирной палате США. Госдепартамент в ответ заверил, что ограничений на ввоз золота не будет. А вскоре суперинтендант Нью-Йоркской пробирной палаты информировал министерство финансов, что поступившее золото на 7 млн долларов не имело идентифицирующих клейм и было переплавлено в слитки монетного двора США.

Правда, у другого банкира, Моргана,, в ноябре возникли некоторые проблемы. Его банк указывал, что золото куплено во Франции и Голландии. А министерство финансов стало возражать, что оно не имеет права покупать золото советского происхождения. Указывало, что имеются сведения о крупных продажах в Голландии советского золота, поэтому ценности “Гаранти Траст” министерство финансов сочло сомнительными и предложило забрать их из пробирной палаты. Но вмешался Госдепартамент, продиктовав простенькую уловку – допускалась возможность “незнания американскими фирмами советского происхождения ввозимых ценностей” [139]. И все формальные препятствия снялись.

Ну а наряду с новыми, “коммерческими”, продолжали действовать и старые “революционные” каналы перекачки русских денег за рубеж! В том же самом августе 1920 г. компартии Германии было выделено более 2 млн. марок, компартии Англии – 10 тыс. фунтов, на развитие революционной работы в странах Азии поменьше – 100 тыс. руб. золотом.

Для Врангеля результаты сотрудничества с Западом были куда более скромными. Франция сперва наобещала какую угодно помощь. Но потом, после долгих торгов согласилась поставлять только “излишки” имеющегося у нее имущества. И не бесплатно, а в обмен на хлеб, уголь, шерсть. Реально же успел прийти лишь 1 пароход с грузами, совершенно бесполезными для войны. Но союзники высчитали все до копеечки и приплюсовали стоимость этого груза, 8 млн франков, к долгу России.

Да в общем-то с Врангелем возились уже не в серьез. В это время полным ходом шли совсем другие процессы. К “мирным инициативам” подключилась Латвия. Она завидовала Эстонии, которой досталась столь выгодная роль перевалочной базы. И в августе Латвия тоже заключила мир с Советской Россией. После этого Рига стала вторым “окном” для неофициальных связей Москвы и Запада. Латыши предложили свои услуги и по примирению большевиков с Польшей. В Риге начались переговоры, и 12 октября был подписан Рижский договор. Поражение, понесенное красными частями под Варшавой, в полной мере сказалось на его условиях. Граница признавалась уже не по “линии Керзона”, как предлагалось раньше. Большевикам пришлось отдать Пилсудскому Западную Украину и Западную Белоруссию. Так что если Лев Давидович своим загадочным бездействием подыграл катастрофе, французы и поляки должны были сказать ему “спасибо”.

Но и Польша, получив щедрые территориальные прирезки, готова была идти навстречу большевикам. При заключении договора она даже не вспомнила о своих союзниках-петлюровцах. А уж тем более о выручавших ее белогвардейцах Врангеля. Зачем? Они свое дело сделали. С этого момента участь Крыма была решена. Большевики смогли сосредоточить против него многократно превосходящие силы, и в ноябре все было кончено. Французы, правда, согласились принять в Константинополе остатки армии Врангеля. Но “в счет издержек” наложили лапу на Черноморский флот.

В тех событиях, которые творились вокруг России, многое остается неясным. Например, много вопросов вызывает позиция Ленина. Мог ли он не знать о чудовищных махинациях с “паровозным заказом”, с нефтяными концессиями? Вряд ли. Он не был таким наивным, чтобы ему можно было запросто вешать лапшу на уши. И вряд ли он был настолько неинформированным – в конце концов, существовали спецслужбы, а их руководитель Дзержинский был верен Владимиру Ильичу. Но Ленин не делает ничего, дабы пресечь хищничество. Мало того, он опять и опять берет под свое покровительство Троцкого! Защищает его в щекотливых ситуациях. Так было и в период польской войны. 30 августа, после разгрома под Варшавой, Сталин предложил Политбюро образовать комиссию “по расследованию условий нашего июльского наступления и августовского отступления на Западном фронте”. Предложение не прошло. Заблокировал его Ленин. И в сентябре на IX партконференции Сталин констатировал: “Я требовал в ЦК назначения комиссии, которая, выяснив причины катастрофы, застраховала бы нас от нового разгрома. Т. Ленин, видимо, щадит военное командование, но я думаю, что надо щадить дело, а не командование” [78].

Есть все основания предполагать, что с некоторых пор Ленин сам попал в зависимость от Троцкого. Только через связи Льва Давидовича он мог получить западные кредиты, поставки. А относительно золота ему могли намекнуть – такова цена за существование Советской республики. За то, что Антанта ее не уничтожила. Впрочем, ведь и Ленин вел свою линию, надеялся со временем “революционизировать” Запад. Поэтому и шел на уступки, считая их такими же временными, как уступки Германии в 1918 г.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-15; просмотров: 94; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.87.250.158 (0.014 с.)