Когнитивное консультирование



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Когнитивное консультирование



ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Первичный и более высокие уровни когнитивной обработки

 

Различие между первичным и более высоким уровнем когнитивной обработки по­хоже на различие между первичными и вторичными процессами, описанными Фрей­дом. У людей протекают первичные когнитивные процессы, являющиеся связующим звеном и между нормальными, и между патологическими реакциями. Мышление, ос­нованное на первичной когнитивной обработке, как правило, является «примитивным» и интерпретирует ситуации глобальными и относительно грубыми способами (Beck, Rush, in press). Кроме того, люди способны к когнитивной обработке более высокого уровня, более конкретной и эффективной. При должном функционировании более вы­сокие уровни производят проверку реальности и исправляют первичное, глобальное осмысление (концептуализацию). Однако при психопатологии эти корректирующие функции нарушаются, и первичные реакции могут перейти в полностью развившиеся психиатрические расстройства.

 

Схемы

 

Термины «схемы», «правила» и «базисные убеждения» в целом являются взаимоза­меняемыми. Однако Бек отмечает: «Если подходить к данному вопросу более строго, можно сказать, что "схемы" являются когнитивными структурами, организовывающи­ми опыт и поведение; "убеждения" и "правила" представляют содержание схем и, сле­довательно, определяют содержание мышления, влияющего на поведение» (Beck et ai., 1990, p. 4). Схемы — это относительно устойчивые когнитивные модели, влияющие через установки людей на то, как люди сортируют и синтезируют поступающие дан­ные. Схемы не являются патологическими по определению — они могут быть адап­тивными или неадаптивными. Схемы являются аналогами «личностных конструктов» Джорджа Келли (Kelly, 1955). Люди классифицируют и оценивают свой опыт с помо­щью матрицы схем.

Схемы могут быть общими и специфическими. У людей могут быть даже конкури­рующие схемы. Схемы организованы в соответствии как с содержанием, так и с функ­циями. Содержание схем колеблется от личных отношений до неодушевленных объек­тов. Выделяют пять основных категорий схем в соответствии с их функциями:

1) когнитивные схемы, касающиеся таких действий, как абстрагирование, интер­претация, вспоминание, оценка себя и других людей;

2) эмоциональные схемы, ответственные за генерирование чувств;

3) мотивационные схемы, имеющие отношение к стремлениям и желаниям;

4) инструментальные схемы, которые готовят людей к действию;

5) контрольные схемы, которые включают в себя самоконтроль и торможение, из­менение и управление действиями.

Системы, состоящие из соединенных в виде цепочек схем, ответственны за возник­новение последовательностей, простирающихся от получения стимула до реакции на этот стимул. После сортировки поступающих данных психологическая последователь­ность начинает смещаться от оценки этих данных к пробуждению эмоций и формиро­ванию мотивации, а затем к разработке и осуществлению соответствующей стратегии. Например, при появлении стимула, говорящего о возникновении опасности, приводит­ся в действие «схема опасности», которая начинает обрабатывать информацию. Чело­век использует когнитивную схему, чтобы интерпретировать ситуацию как опасную, затем активизирует эмоциональную схему, испытывая тревогу. Это активизирует мо-тивационную схему, принуждающую человека бежать, что, в свою очередь, активизи­рует инструментальную схему, способствующую мобилизации, которая необходима для бега. Затем человек может использовать контрольную схему, чтобы запретить бег­ство или выбрать направление бега.

Схемы обладают структурными качествами, такими как степень широты, гибкость, относительная «выделенность» положения в когнитивной организации конкретного индивида. Кроме того, в соответствии со степенью энергии, вложенной в схемы в дан­ный момент, схемы могут варьироваться от скрытых до гипервалентных. Гипервалент­ные схемы являются доминирующими и легко приводятся в действие. Психопатология характеризуется не только активацией несоответствующих схем, но и, по всей вероят­ности, вытеснением или торможением, более адаптивных схем.

 

Обработка информации и схемы

 

Обработка информации основана на фундаментальных убеждениях, внедренных в схемы. Термин когнитивная уязвимость используется тогда, когда речь идет о когни­тивной слабости людей (Beck, Weishaar, 1989). Каждый человек характеризуется уни­кальной уязвимостью и чувствительностью в соответствии с имеющимися у него схе­мами; в связи с этим каждый индивид в разной степени предрасположен к психологи­ческому страданию. Схемы и установки людей влияют на то, как они обрабатывают данные, касающиеся их самих. При наличии у людей любого расстройства, описанного в исправленном третьем издании книги DSM-III — «Диагностическое и статистиче­ское руководство по психическим расстройствам» (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, American Psychiatric Association, 1987), их дисфункциональные схемы и установки систематически приводят к оказанию не приносящего пользы влия­ния на информацию.

Бек (Beck et al., 1990) приводит следующий пример. Сью услышала шум, донося­щийся из соседней комнаты, где ее друг Том выполнял какую-то домашнюю работу. Первая мысль, возникшая у Сью, была такой: «Том слишком сильно шумит». Однако Сью продолжила обработку информации и в итоге интерпретировала свой опыт следу­ющим образом: «Том так сильно шумит, потому что он сердится на меня». Такое приписывание причинной связи было обусловлено наличием условной схемы, или убеждения «Если мой близкий друг шумит, это означает, что он сердится на меня». Далее в иерархии Сью располагались следующие убеждения: «Если люди отвергнут меня, я окажусь в полном одиночестве», «Быть одинокой невыносимо». На базисном уровне располагалась схема убеждения «Я недостойна любви». Будучи активизирован­ным, основное убеждение Сью (или схема) «Я недостойна любви» начало действовать как механизм «прямой связи». В результате сформировалась такая связанная с поведе­нием Тома информация, которая соответствовала основной схеме. Бек предлагает альтернативное объяснение, которое могло бы лучше подойти для информации, доступ­ной Сью, а именно: «Громкий стук молотка — это звуковой символ богатства».

 

Автоматические мысли

 

Автоматические мысли менее доступны для осознания, чем произвольные мысли, но они не так глубоко захоронены, как установки и схемы. Автоматические мысли — это аналог того, что Фрейд определил как «предсознательное мышление» и что Эллис называет «самодекларациями». Самооценки и самоинструкции людей, по-видимому, возникают из более глубоких структур — из себя-схем. Автоматические мысли отра­жают содержание схем — более глубоких убеждений и предположений. При нормаль­ном функционировании самоаттестации и самооценки действуют более или менее ав­томатически, это позволяет людям не сбиваться с курса. Однако при психопатологии некоторые автоматические мысли сбивают людей с курса. Большинство психологичес­ких расстройств характеризуются наличием специфических систематических уклонов в обработке информации. Например, депрессивные расстройства характеризуются не­гативным взглядом на самого себя, опыт и будущее, а тревожные расстройства — стра­хом перед физической или психологической опасностью.

Каковы основные бросающиеся в глаза характерные черты автоматических мыс­лей? Во-первых, автоматические мысли являются частью внутреннего монолога лю­дей, они отражают то, что люди говорят самим себе. Во-вторых, автоматические мысли могут принимать форму слов, образов или сочетания слов и образов. В-третьих, такие мысли протекают очень быстро и обычно на грани осознания. В-четвертых, автомати­ческие мысли предшествуют появлению эмоций, в том числе возникновению ощуще­ний (или чувств?) и развитию торможения. Например, эмоциональные реакции людей на действия друг друга зависят скорее от интерпретации этих действий, чем от дей­ствий самих по себе. В-пятых, автоматические мысли обычно вероятны для людей, которые предполагают, что данные мысли являются точными. В-шестых, эти мысли имеют свойство возвращаться, несмотря на то что люди пытаются их заблокировать. В-седьмых, даже если они не выражаются вербально, автоматические мысли влияют на тон голоса, выражение лица и жесты. В-восьмых, автоматические мысли могут быть связаны с трудноуловимыми мыслями, лежащими в основе относительно очевидных мыслей. Например, муж хвастается кулинарным искусством своей жены. Вторичная очевидная автоматическая мысль жены может быть такой: «Он напрашивается на компли­мент», первичная же трудноуловимая автоматическая мысль может иметь такой вид: «Люди будут думать, что готовка — это все, на что я способна» (Beck, 1988). В-девятых, хотя автоматические мысли часто бывает трудно выделить, консультанты могут обу­чить клиентов определять эти мысли с большой точностью.

 

Когнитивные ошибки

 

Дисфункциональные убеждения, внедренные в когнитивные схемы, вносят вклад в возникновение систематических когнитивных ошибок (эти ошибки наиболее легко обнаруживаются при анализе автоматических мыслей), которые характеризуют пси­хопатологию и способствуют ее сохранению. Ниже описаны некоторые главные ошиб­ки, которые допускаются при обработке информации и мешают логично мыслить (Beck, Rush, in press; Beck, Weishaar, 1989).

Произвольное умозаключение. Выведение определенных заключений при от­сутствии доказательств, подтверждающих верность сделанных выводов, причем иног­да даже тогда, когда реальность явно противоречит заключениям. Пример произволь­ного вывода — работающая мать, которая в конце трудного дня приходит к заключе­нию «Я— ужасная мать».

Избирательная абстракция. Избирательное проявление внимания к детали, вырванной из контекста, при одновременном игнорировании другой, более существен­ной информации. Пример избирательной абстракции — возлюбленный, который начи­нает ревновать, видя, что его подруга наклоняет голову к собеседнику на шумной вече­ринке, чтобы лучше его слышать.

Сверхобобщение. Выведение общего правила или заключения из одного или не­скольких изолированных случаев. Слишком широкое применение этого правила, в том числе к ситуациям, не имеющим к нему отношения. Пример сверхобобщения — жен­щина, которая после разочаровавшего ее свидания приходит к следующему выводу: «Все мужчины одинаковы. Меня всегда будут отвергать».

Преувеличение и преуменьшение. Неправильная оценка, рассмотрение конк­ретных событий как гораздо более или гораздо менее важных, чем они есть на самом деле. Пример преувеличения — студент, который предрекает катастрофу: «Если я стану хоть чуть-чуть нервничать, я непременно провалюсь». Пример преуменьшения — чело­век, говорящий, что его неизлечимо больная мать «слегка простужена».

Персонализация. Наличие тенденции связывать внешние события с собой при отсутствии адекватных доказательств. Например, человек видит идущего по противо­положной стороне оживленной улицы знакомого, который не замечает его привет­ственного помахивания, и думает: «Я, должно быть, чем-то его обидел».

Дихотомическое мышление. «Черно-белое», «или — или», поляризованное мыш­ление — все это синонимы термина «дихотомическое мышление». Это мышление, характеризующееся максимализмом. Например, студент думает: «Если я не сдам этот экзамен на "отлично", я — неудачник».

В книге, в которой рассматриваются способы решения проблем, возникающих у обеспокоенных пар, «Любви никогда не бывает достаточно» (Love Is Never Enough), Бек (Beck, 1988) перечисляет еще пять часто встречающихся когнитивных ошибок, или искажений.

Туннельное зрение. Туннельное зрение связано с избирательной абстракцией. Люди воспринимают только то, что соответствует их настроению, хотя воспринимае­мое событие может быть лишь частью гораздо более масштабной ситуации. Пример туннельного зрения — муж, который не видит ничего положительного, сделанного для него женой.

Пристрастные объяснения. Если отношения причиняют людям боль, они склон­ны приписывать друг другу отрицательные чувства, мысли и действия. Люди могут с чрезмерной готовностью допускать, что за «оскорбительными» действиями партнера скрываются злые намерения или недостойные мотивы. Например, один из партнеров может объяснять возникновение семейных проблем плохим характером другого парт­нера.

Наклеивание отрицательных ярлыков. Эта ошибка совершается на базе при­страстных объяснений. Партнеры постоянно приклеивают критические ярлыки к дей­ствиям друг друга. При этом партнеры остро реагируют на ярлыки, которые они при­клеили друг к другу (например, на такие обвинения, как «невнимательный» или «хули­ган»), как будто эти ярлыки являются реальными вещами. В худшем случае партнеры могут «дьяволизировать» (devilize — «будить зверя», этот термин использует Эллис) друг друга.

Чтение мыслей. Здесь можно выделить две следующие ошибки: «Я могу узнавать, что думает мой партнер» и «Мой партнер, должно быть, способен читать мои мысли». Партнеры могут наносить вред своим отношениям, делая предположения, основанные на любой из этих ошибок.

Субъективная аргументация. В основе субъективной аргументации лежит сле­дующее ошибочное убеждение: если человек испытывает какую-то очень сильную эмо­цию, эта эмоция оправданна.

 

Отношение когниции к эмоции

 

Четыре фундаментальные эмоции — печаль, радость, тревога и гнев — отражают­ся в основных когнитивных темах. Печаль связана с неспособностью людей достигать поставленных положительных целей. Люди испытывают печаль, когда они пережива­ют утрату (например, утрату близкого человека, статуса) или когда не подтверждают­ся положительные ожидания. Разрушение имеющих большое значение личных отно­шений может также вызывать печаль. Обычно, испытав печаль, люди перестают де­лать вложения (в том числе энергии) в источник разочарования. Люди ощущают ра­дость или восторг, когда получают какой-либо выигрыш (например, когда они достига­ют цели или когда другие проявляют свою привязанность к ним).

Тревога и гнев — реакции на воспринятые угрозы, касающиеся либо нас самих, либо людей и вещей, ценных для нас. Тревога (Beck, Emery, 1985) служит для того, чтобы человек сфокусировал внимание на заботах, связанных с физической уязвимо­стью (опасностью оказаться травмированным или убитым) и психологической уязви­мостью (возможностью оказаться обесцененным). Тревога может привести к уклоне­нию от вызывающей ее ситуации или к успокоению перед лицом угрозы. Если же инди­вид испытывает гнев, он фокусирует свое внимание на аспектах угрозы, связанных с оскорблением, что может вести к агрессивной самозащите или контратаке.

Рассмотренные четыре эмоции связаны с мобилизацией и сохранением основных когнитивных структур и стратегий, так как они имеют отношение к центрам удоволь­ствия и боли. Действия, направленные на выживание и воспроизводство, ведут к воз­никновению чувства удовольствия в том случае, если данные действия успешно совер­шаются на практике, и ведут к возникновению ощущения боли тогда, когда эти дей­ствия сложно совершить. Ожидание и переживание удовольствия усиливают поведе­ние, направленное на выживание и поддержание привязанности. Переживание трево­ги способствует уменьшению выраженности изменений, связанных с потенциально опасными или обреченными на провал действиями.

 

Гипотеза непрерывности

 

Между «нормальными» эмоциями и поведением и эмоциями и поведением, харак­терными для психических расстройств, не существует принципиальной разницы. Край­не дисфункциональные эмоции и поведение, которые обнаруживаются при таких рас­стройствах, представляют собой усиленные нормальные адаптивные процессы (Beck, 1976, 1991). Например, при депрессии в основе возникновения грустных чувств и от­чужденного (замкнутого) поведения лежит интенсификация обычных реакций на по­терю, лишение и неудачу. При наличии мании эйфория чрезмерно сильно выражена, а ориентированная на цель деятельность чрезмерно активна. При тревожных расстрой­ствах усиленное ощущение собственной уязвимости, возникающее в связи с широким спектром угроз и воспринимаемых опасностей, вызывает изнурительные чувства тре­воги и поведение избегания, которое неизбежно приводит к неудаче.

Бек полагает, что, изучая психопатологию, можно многое узнать о нормальных пси­хических функциях. Например, наличие чрезмерно высокой озабоченности физической опасностью, наблюдающейся при различных фобиях (например, при боязни высоты, людных мест, мелких животных), указывает на то, что подобные источники тревоги существуют и в психике нормальных людей.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 271; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.144.55.253 (0.008 с.)