Характерные черты Я-концепции



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Характерные черты Я-концепции



Поскольку Я-концепция, иногда называемая концепцией «Я-структуры», «воспринимаемого Эго», «феноменального Я» или просто «Я», является основополагающей в личностно-центрированной теории, я кратко опишу некоторые из ее характерных черт

Области содержания. Я-концепции представляют собой уникальные комплекс! многих различных Я-концепций, которые содержат в себе определенный способ описания и различения самих себя. Некоторые содержательные области Я-концепций люде! включают в себя следующие элементы: физическую, социальную, сексуальную сферы чувства и эмоции, вкусы и предпочтения, работу, отдых, интеллектуальные занятия философию и ценности. Люди различаются по тому, какое значение они придают эти! областям, а также по тому, какие виды Я-концепций содержатся у них в этих сферах. Например, форма носа для одного человека может иметь большое значение, в то врем как другой человек может не обращать на нее внимания. Я-концепцию можно описывать с помощью относящихся к самому себе утверждений типа «Я — хороший плотник», «Я люблю мороженое», «Меня нервируют встречи с новыми людьми».

Структура или процесс. Я-концепцию можно рассматривать как структуру, со стоящую из различных Я-концепций, связанных между собой различными способами Я-концепция также является средством или процессом, с помощью которого люди взаимодействуют с окружающей средой и посредством которого они игнорируют, отрицают, искажают или точно воспринимают опыт.

Центральные Я-концепции — периферийные Я-концепции. Комбс и Сниг (Combs, Snygg, 1959) проводят различие между феноменальным «Я» — моделью всех те аспектов, которые люди описывают с помощью местоимений «Я» или «меня», и Я-концепцией — теми восприятиями самих себя, которые являются наиболее жизненно важными для самих людей и которые можно расценивать как самую их сущность. Для все людей некоторые Я-концепции имеют большее значение, чем другие, и каждый челе век использует уникальный способ разделения Я-концепций на центральные и периферийные, хотя такое разделение в большинстве случаев производится неявно.

Конгруэнтность—неконгруэнтность. Многие Я-концепции могут соответствовать реальным переживаниям людей. В этом случае налицо конгруэнтность между Я-концеп­цией и опытом. Другие Я-концепции могут в различной степени отличаться от действи­тельных переживаний. В этом случае имеет место неконгруэнтность между Я-кон­цепцией и опытом.

Условия ценности. Неконгруэнтность подразумевает, что Я-концепция базиру­ется на условии ценности, а не на собственном организмическом оценочном процессе. Например, неконгруэнтная Я-концепция человека может быть такой: «Я хочу быть док­тором», в то время как его конгруэнтная Я-концепция может быть следующей: «Я хочу быть художником». Желание быть доктором может быть обусловлено усвоением цен­ностей, присущих родителям, в то время как желание стать художником отражает соб­ственный организмический оценочный процесс.

Предвосприятие и защита. Здесь Я-концепция рассматривается как процесс. Опыт может быть отклонен или искажен в процессе предвосприятия. Предвосприятие дает возможность индивиду защищать существующие Я-концепции, не позволяя чело­веку воспринимать неконгруэнтность и, следовательно, изменять как свои Я-концеп­ции, так и свое поведение.

Напряженность (intensionality) — распространенность (extensionality). Понятие «напряженность» используется для описания характеристик Я-концепции при занятии индивидом защитной позиции, например, когда имеют место излишняя жест­кость и неадекватная проверка действительности. Понятие «распространенность» ис­пользуется для описания элементов зрелой Я-концепции, таких как рассмотрение опы­та с использованием определенных, дифференцированных терминов и проверка выво­дов и абстракций, реальностью.

Уровень самоуважения. Можно сказать, что «уровень самоуважения» представ­ляет собой «уровень самооценки». Роджерс утверждал, что если бы Я-концепции лю­дей были таковы, что никакой личный опыт не мог бы быть выделен как более достой­ный позитивного отношения, чем любой другой опыт, тогда люди ощущали бы без­условное положительное отношение к себе. «Уровень самопринятия» — это другое определение понятия «уровень самоуважения».

Реальные концепции — идеальные концепции. В то время как реальные Я-кон­цепции представляют мое восприятие себя, идеальные Я-концепции отражают мое пред­ставление о том, каким я больше всего хотел бы быть. Реальные и идеальные Я-концеп­ции являются элементами комплекса Я-концепций человека.

ПРАКТИКА

Цели

При личностно-центрированном консультировании цели клиентов и консультан­тов совпадают. Эти цели описываются в работах Роджерса (Rogers, 1959, 1961), Уолкера, Раблена и Роджерса (Walker, Rablen, Rogers, 1960),Маслоу(Ма51о\у, 1962,19' КомбсаиСнигга(СотЬз, Snygg, 1959). Роджерс, будучи уже опытным консультант перечислил качества «человека завтрашнего дня», который сможет жить в значительно измененном мире (Rogers, 1980). Роджерс считал, что имеет место «сдвиг парадигмы», изменение способов осмысления жизни человека.

В табл. 2.1 показано, что Роджерс и Маслоу считали целями консультирования и жизни, а также каковы были представления Роджерса о «человеке завтрашнего дня». Хотя Роджерс пишет о полноценно функционирующем человеке и «человеке завтраш­него дня», Маслоу — о самоактуализирующемся человеке, а Комбс и Снигг — об аде­кватных личностях, в их описаниях можно найти много общего.

Открытость переживанию. Наличие Я-концепции, которая позволяет восприни­мать весь существенный сенсорный и висцеральный опыт, является основой эффек­тивного функционирования. Роджерс часто использовал термин «открытость пережи­ванию» для описания способности индивида к реалистическому восприятию и отме­чал: «Нет никакой потребности в механизме "предвосприятия", посредством которого организм заранее предупреждается о том, что определенный опыт угрожает Эго» (Ro­gers, 1959, р. 206). Открытость переживанию обусловливает более эффективное пове­дение, при котором люди имеют более широкое перцепционное поле и способны чаще вести себя в соответствии со своим выбором, а не исходя из существующей необходи­мости. Открытость переживанию может также способствовать повышению спонтан­ности и креативности, так как открытые переживанию люди в меньшей степени связа­ны смирительной рубашкой условий ценности. Другими словами, открытость пережи­ванию дает людям возможность участвовать в экзистенциальном процессе жизни. Уча­ствуя в этом процессе, люди являются живыми в полном смысле этого слова, способны справиться с переменами и в любой ситуации сделать свободный выбор.

Рациональность. Открытость переживаниям позволяет индивидам вести себя рационально. Если люди находятся в контакте с тенденцией актуализации, их поведе­ние, вероятно, будет рациональным (способствующим сохранению и укреплению их организма). Маслоу (Maslow, 1970) отмечал, что невротики не являются «эмоциональ­но больными»; для них характерны нарушения когнитивного процесса. Роджерс счи­тал трагедией то, что большинство защитных механизмов, имеющихся у людей, не по­зволяют им даже представить, насколько рационально они могли бы действовать. То, что ранее было описано как распространенность (extensionality), в противовес напря­женности (intensionality), является характерной чертой этой рациональности.

Личная ответственность. Людей можно считать «лично ответственными» в том случае, если они берут на себя ответственность за свою самоактуализацию, а не про­сто испытывают чувство ответственности за других. Роджерс придает большое значе­ние вере в организмический оценочный процесс, в собственный авторитет, взятию на себя ответственности за собственное поведение, а также за отличие от других людей. Маслоу считает, что важную роль играют стремление к повышенной автономии и со­противление приобщению к какой-либо культуре. Лично ответственные люди способ­ны, в пределах экзистенциальных параметров смерти и судьбы, контролировать свою жизнь и самоактуализацию. Личностно-центрированная философия во многих отно­шениях является философией самоконтроля, самоусовершенствования и увеличения личной силы, при этом большое значение придается взаимоотношениям людей, про­никнутым заботой друг о друге. Признание личной ответственности является централь­ной частью Я-концепций эффективных людей.

Самоуважение. Самоуважение — еще одна важная часть Я-концепций эффектив­ных людей. Уважающий себя человек характеризуется высокой степенью безусловно­го самоуважения, или самопринятия. Самоуважение основано скорее на организмическом процессе оценки, чем на похвале и удовлетворении потребностей других людей Люди, характеризующиеся высокой степенью безусловного самоуважения, ценят ce6f даже в том случае, если они не могут высоко оценивать все свое поведение и все ceot отличительные черты. Комбс и Снигг (Combs, Snygg, 1959) отмечали, что не только количество, но и значимость положительных Я-концепций определяют адекватную личность. Возможно, самопринятие — это более фундаментальный способ провозглашения желательных качеств «правильными», поскольку положительные Я-концепцш или оценки могут отражать условия ценности, которые препятствуют реалистическому восприятию.

Способность к поддержанию хороших личных отношений. Самопринятие подразумевает, что люди менее склонны занимать оборонительную позицию и, следователь но, более склонны признавать других. Хорошие личные отношения, как считал Роджерс подразумевают принятие других людей как уникальных личностей, высокую оценку других, открытое и свободное обращение к ним на основе непосредственного переживания, а также наличие способности, когда это необходимо, сообщать другим о высоком уровне самосознания. Маслоу утверждал, что для поддержания хороших личных отношении также необходимы высокая степень принятия других, более глубокий контакт и боле демократическая структура характера. Хорошие личные отношения характеризуйте: взаимной заботой обеих личностей о самоактуализации друг друга. Они также характеризуются способностью внимательно выслушивать другого аутентичностью, подразумевающей соответствующее самораскрытие. Роджерс считал, что конгруэнтность, аутентичность или «реальность», являются, вероятно, наиболее важными элементами обычных жизненных взаимодействий, эмпатии же Роджерс придавал наибольшее значение случаях, когда другой человек тревожен и уязвим.

Этическая жизнь. Личностно-центрированная теория основана на представлена о том, что люди, по сути, являются заслуживающими доверия организмами. Это проявляется в социальных отношениях самоактуализирующихся людей, по крайней мере двумя путями. Во-первых, такие люди способны идентифицировать себя с другим; людьми, так что они склонны способствовать самоактуализации других, так же, как собственной самоактуализации. Следовательно, они проявляют осторожность, чтоб! не посягать на права других при удовлетворении собственных потребностей. Во-вторых, самоактуализирующиеся люди, по-видимому, способны проводить резкое разли чие между целями и средствами, а также между добром и злом. Маслоу (Maslow, 1970 писал, что такие люди, в том числе атеисты, являются религиозными людьми или людьми, которые идут по пути Бога. Качества людей, которые, вероятно, необходимы дл этической жизни, следующие: доверие скорее к внутреннему, чем к внешнему авторитету; безразличие по отношению к материальным вещам, таким как деньги и атрибут высокого положения в обществе; близость и уважение к природе; стремление к духовным ценностям, которым придается большее значение, чем индивидуумам.

Другие черты эффективных людей, такие как стремление к уединенности и повышенная частота пиковых переживаний, упоминаются в литературе, посвященной личностно-центрированному консультированию, но здесь не будут описываться. Главными отличительными чертами полноценно функционирующих, или самоактуализирующихся, людей являются уже упомянутые шесть черт: открытость переживании рациональность, личная ответственность, самоуважение, способность к поддержание хороших личных отношений и этическая жизнь. Все эти свойства являются и целями, и средствами тенденции самоактуализации и все они подразумевают наличие эффек­тивных Я-концепций. Я-концепции самоактуализирующихся людей являются актуа­лизирующими!

Консультант в процессе

Личностно-центрированное консультирование не полагается на определенные методики и не подразумевает совершение каких-либо действий в интересах клиентов, Роджерс считал, что «эффективность консультирования определяется прежде всего качеством межличностного взаимодействия консультанта с клиентом» (Rogers, 1962, >. 416). При личностно-центрированном консультировании большое значение имеют мысли и чувства как клиентов, так и консультантов.

Конгруэнтность. Для определения конгруэнтности используются такие слова подлинность, реальность, открытость, прозрачность, присутствие Конгруэнтность является наиболее важным условием отношений. Консультанты должны воспринимать чувства, которые они испытывают, быть в состоянии их осознавать, «жить этими чувствами и сообщать о них, если это требуется» (Rogers, 1962, р. 417). Кон­сультантам следует поддерживать прямой контакт («человек — человек») с клиента­ми. Кроме того, консультанты должны избегать интеллектуального подхода, который характеризуется тем, что с клиентами обращаются как с объектами. Конгруэнтные кон­сультанты не играют, разговаривая вежливо и используя профессиональные маски.

Роджерс признавал, что никто не бывает полностью конгруэнтным постоянно. Об­щение с несовершенными людьми может принести большую пользу клиентам. Консуль­тантам достаточно в специфические моменты при непосредственном общении с опре­деленными людьми быть полностью самими собой, при этом опыт консультантов дол­жен точно символизироваться в их Я-концепциях.

Утверждение, что консультанты должны быть конгруэнтными, не означает, что консультантам следует «импульсивно выражать словами каждое промелькнувшее чув­ство...» (Rogers, 1962, р. 418). Это утверждение также не означает, что консультанты должны проводить занятия скорее в консультант-центрированной, чем в клиент-центрированной форме. Однако конгруэнтность подразумевает, что консультант не боит­ся разделить чувства своего клиента или дать ему обратную связь, которая могла бы улучшить их отношения, если консультант выражает свои чувства искренне. Можно привести следующий пример. Некоторые консультанты склонны скорее делиться сво­им опытом усталости, нежели скрывать его. Такая открытость способствует восста­новлению энергетического потенциала консультанта и позволяет клиенту видеть, что он имеет дело с реальным человеком. Здесь будет уместно привести и другой пример. Роджерс полагал, что если консультант постоянно испытывает скуку при общении с клиентом, то он обязан рассказать об этом клиенту. Консультанту следует признать, что источник чувства скуки в нем самом, а не прибегать к обличительным утверждени­ям. Также консультанту следовало бы рассказать, что он испытывает дискомфорт от того, что сообщает клиенту о данном чувстве, и заявить, что он хотел бы установить более тесный контакт с клиентом. Роджерс стремился преодолевать барьер между со­бой и клиентом, выступая в роли реального, несовершенного человека, разделяющего подлинные чувства клиента. Роджерс надеялся, что это поможет клиенту говорить ис­креннее.

Другое представление о конгруэнтности можно получить, вникнув в суть того, что Роджерс говорит относительно концепции присутствия. В процессе консультирования и консультанты, и клиенты могут достигать измененного состояния сознания, которое характеризуется возникновением у человека ощущения, что он входит в соприкосно­вение с основным эволюционным потоком и осознает его значение (Heppner, Rogers, Lee, 1984; Rogers, 1980). Специалист, занимающийся консультированием, имеет дело с двумя планами — мистическим и духовным. Роджерс полагал, что как консультант он работал эффективнее всего тогда, когда был ближе всего к своему внутреннему ин­туитивному «Я» и «когда, возможно, мое сознание было слегка изменено. Тогда одно мое присутствие способствует освобождению клиента и является полезным для него» (Rogers, 1980, р. 129). Когда человек находится в таком состоянии, его поведение, ко­торое могло бы в другой ситуации показаться странным, импульсивным и с трудом оправдываемым с рациональной точки зрения, оказывается правильным. Роджерс пи­шет: «Кажется, что мой внутренний дух вытянулся и коснулся внутреннего духа другого человека. Наши отношения выходят за свои пределы и становятся частью чего-то большего. Имеют место глубинный рост, исцеление и приток энергии» (Rogers, 1980, р. 129).

Безусловное позитивное отношение. Для описания этого условия используют­ся такие слова, как бескорыстная (несобственническая) теплота, забота, высокая оцен­ка, принятие, уважение. Понятие «безусловное позитивное отношение» связано с глу­бокой верой Роджерса в то, что клиенты способны конструктивно измениться, если они обеспечены правильными воспитывающими условиями. Роджерс подчеркивал важ­ность отношения консультанта к ценности и значению каждого человека. Для разви­тия безусловного позитивного отношения важно стремление консультанта к личной интеграции, так как консультант может уважать способность клиентов достигать вы­сокого уровня конструктивного самоуправления лишь в той степени, в какой это ува­жение является неотъемлемой частью его собственной личности.

Безусловное позитивное отношение включает в себя готовность консультанта «отразить для клиента любое непосредственное чувство, которое имеет место в дан­ный момент — замешательство, негодование, опасение, гнев, отвагу, любовь или гор­дость...» (Rogers, 1986, р. 198). Это отношение эквивалентно любви, выраженной в со­ответствии с христианской концепцией «любви к ближнему», без каких-либо роман­тичных или собственнических оттенков. Роджерс проводит аналогию с чувством люб­ви, которое родители испытывают по отношению к своим детям, ценя их как людей независимо от их специфического поведения в любой момент. Консультанты не пока­зывают позитивное отношение к клиентам — если. Если они станут более умными, менее уязвимыми, реже будут занимать оборонительную позицию и так далее. Личностно-центрированная теория объясняет потребность клиентов обращаться к консуль­тантам тем, что в прошлом клиентам показывали позитивное отношение — если.

Демонстрировать безусловное позитивное отношение следует до определенных пределов. Например, необходимо определить границы, если клиент физически угрожа­ет консультанту. Безусловное позитивное отношение не означает, что консультанты должны одобрять все поступки своих клиентов. Скорее, безусловное позитивное отно­шение является позицией и философской ориентацией, отраженной в поведении кон­сультанта. Суть этой позиции заключается в том, что вероятность продвижения клиен­тов вперед увеличивается, если их хвалят за гуманность и они испытывают чувства безопасности и свободы. При этом клиенты будут ощущать, что консультант их прини­мает, и смогут проявлять чувства и описывать события.

Эмпатия. Используются следующие близкие по значению понятия: точная эмпатия, эмпатическое понимание, эмпатический способ существования, эмпатическая позиция, эмпатическое отношение. Роджерс (Rogers, 1957) писал: «Ощущение внут­реннего мира клиента, как будто это ваш собственный внутренний мир, но при сохра­нении качества "как будто" — это и есть эмпатия...» (р. 99). Можно выделить несколь­ко различных аспектов эмпатического способа существования в процессе консульти­рования. Консультантам следует «влезать в башмаки» и «пробираться под кожу» своих клиентов, чтобы лучше понимать их личный субъективный мир. Консультанты должны быть чувствительными к потоку переживаний, возникающих как у клиентов, так и у них самих в каждый конкретный момент. Они также должны быть способны ощущать нюансы, которые не могут почувствовать клиенты. Проявляя такт, чувствительность и показывая понимание проблем клиентов, консультанты должны передавать им свое восприятие их внутреннего мира и личных смыслов. Консультантам также следует со­общать клиентам о своем стремлении к пониманию их внутреннего мира, часто прове­ряя точность своего понимания и показывая готовность учесть замечания и внести по­правки. Эмпатическое отношение способствует созданию такого эмоционального кли­мата, в котором клиенты могут помогать своим консультантам понимать их более точ­но. Роджерс осознавал, что клиенты часто получают эмпатические сообщения, заме­чая непреднамеренные «вбрасывания» консультанта, вроде случайных замечаний и непроизвольных изменений выражения лица.

Клиент в процессе

О целях личностно-центрированного консультирования речь уже шла выше. В этом разделе я хочу рассмотреть, как каждое из трех условий отношения консультанта — конгруэнтности, безусловного позитивного отношения и эмпатии — может влиять на конгруэнтность, безусловное позитивное отношение и эмпатию клиента.

Конгруэнтность. При наличии благоприятного климата клиенты меньше нужда­ются в оборонительной позиции и во внешнем уважении. Постепенно клиенты начина­ют чаще рисковать, раскрывая себя перед консультантами, несмотря на возможную болезненность такого самораскрытия. Консультанты, которые принимают клиентов и высоко ценят их право быть действительно самими собой, позволяют им поделиться той частью себя, которую они считают смущающей, «неправильной» или пугающей. Консультанты также предоставляют клиентам возможность поделиться той частью самих себя, которая им нравится, и при этом не осуждают такую открытость. По мере развития отношений между консультантом и клиентом может возникнуть взаимная конгруэнтность, которая облегчает для каждого из них поддержание искренних отно­шений. Для некоторых клиентов эти отношения могут выйти за свои пределы, обратив­шись в глубокий духовный опыт. При получении такого опыта клиенты, как и их кон­сультанты, достигают состояния измененного сознания. Эффективное личностно-центрированное консультирование также подразумевает, что клиенты становятся более конгруэнтными в своих внешних отношениях.

Безусловное позитивное отношение. Здесь я рассматриваю отношение клиен­тов скорее к самим себе, нежели к консультантам. Наиболее часто клиенты испытыва­ют недостаток чувства собственного достоинства. Роджерс (Rogers, 1975) предложил множество способов, с помощью которых можно повысить уровень самоуважения кли­ентов, используя эмпатическое отношение. Во-первых, понимание и принятие скры­той и неприемлемой части себя способствует исчезновению у клиентов отчуждения и соединению их с человеческим родом. Во-вторых, неравнодушие консультанта к ис­тинному «Я» своих клиентов и высокая оценка их позволяют клиентам думать: «Этот другой индивидуум доверяет мне, считает, что я заслуживаю внимания. Возможно, я и в самом деле чего-то стою. Может быть, я мог бы ценить себя. Возможно, я мог бы вызывать интерес у самого себя» (р. 7). В-третьих, отсутствие осуждения со стороны консультантов способствует тому, что клиенты начинают менее резко судить себя.

 

 

Гештальт-консультирование

Я делаю свое, и ты делаешь свое.

Я в этом мире не для того, чтобы жить в соответствии

с твоими ожиданиями.

И ты в этом мире не для того, чтобы жить в соответствии

с моими ожиданиями.

Ты — это ты, а я — это я,

И если мы случайно находим друг друга, это прекрасно,

Если же нет, то в этом случае ничем нельзя помочь.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Перле (Peris, 1973) писал во введении к книге «Гештальт-подход» (The Gestalt Approach), что в основе гештальт-теории лежали опыт и наблюдения, эта теория меня­лась в течение ряда лет, когда она применялась на практике, и теория все еще продол­жает развиваться. Следующее представление базируется почти исключительно на ра­ботах Перлса. Хотя другие консультанты-теоретики продолжали разрабатывать дан­ный подход после смерти Перлса, никакой другой действительно крупный новатор в этой области не появился.

Гештальт

Немецкое существительное gestalt в переводе означает «форму» или «образ», а сре­ди значений глагола gestalten имеются следующие: «формировать», «придавать форму», «моделировать», «организовывать», структурировать. Другие значения слова «геш-тальт» — «образец», «конфигурация», «целостная структура». Перле отмечал: «Основ­ная предпосылка гештальтпсихологии следующая — человеческая природа организо­вана в виде набора множества образцов или целостностей, она представляется индиви­дууму именно в таком виде и понять суть человеческой природы можно, только пред­ставив ее как функцию элементов, из которых она состоит» (Peris, 1973, р. 5). Главной целью экспериментальной работы гештальт-психологов было показать, что люди вос­принимают вещи не изолированно, а организуют их посредством перцептивных про­цессов в значимые целостности (например, ряд точек может быть воспринят как пря­мая линия).

Для описания визуальных областей используются термины «фигура» и «задний план», или «фон». В то время как «фигура» — это центр интереса (объект или модель и т. д.), «фон» является обрамлением или контекстом. Перле и его коллеги (Peris, Hefferline, Goodman, 1951) отмечали, что взаимодействие между фигурой и фоном яв­ляется динамическим. Например, один и тот же фон при изменении интересов и фоку­сов внимания может давать начало различным фигурам. Кроме того, стать фоном мо­жет фигура, если какая-то ее деталь начала выступать в роли самостоятельной фигуры.

Холистическая доктрина

Человеческий организм — это единое целое. Перле особенно сильно протестовал против общепринятого противопоставления духа и тела. Появление психосоматиче­ского направления в медицине сделало очевидной тесную связь между психической и физической активностью. По всей вероятности, психическая деятельность является видом активности целостного индивидуума; она характеризуется более низком энерге­тическим уровнем, чем активность, называемая физической. Люди являются цело-стностями, которые фантазируют, разыгрывают роли и совершают различные дей­ствия. Например, по действиям людей можно узнать об их мыслях, а зная мысли, Мож­но понять, что люди хотели бы делать. Другими словами, люди не имеют организмы, но являются организмами, совершающими определенные действия, и разделение ак­тивности людей на умственную и физическую является неправильным.

Другая ошибочная дихотомия — это дихотомия между «Я» и внешним миром. Инди­видуумы не являются самодостаточными, они могут существовать только в определен­ной окружающей среде. Окружающая среда не создает индивидуумов, и индивидуумы не создают окружающую среду. Скорее, каждый является тем, что он есть, благодаря связи с отдельными другими и с общим целым. Например, человек видит дерево; не может быть никакого вида без того, что можно было бы увидеть, так же как нельзя что-либо заметить, если нет глаза, способного это увидеть.

Имеется множество других ложных дихотомий типа эмоциональное (субъектив­ное) — реальное (объективное), инфантильное — зрелое, биологическое — культур­ное, любовь — агрессия, сознание — подсознание. Рассмотрим пример, который каса­ется разделения инфантильного и зрелого. Часто именно недостаток некоторых дет­ских черт обусловливает нежизнеспособность взрослых, в то время как другие черты, называемые инфантильными, могут быть интроекциями взрослых неврозов. Основная цель гештальт-консультирования заключается в поисках всеобъемлющей модели, а не ложных дихотомий.

Гомеостаз и равновесие

Каждый организм имеет тенденцию стремиться к равновесию, причем эта тен­денция является одной из основных. Организм постоянно сталкивается с разного рода дисбалансом, который выводит организм из состояния равновесия либо через внеш­ние (требования окружающей среды), либо через внутренние (потребности) факторы. Жизнь характеризуется непрерывной сменой состояний равновесия и неустойчивости в организме. Поддержание гомеостаза или организмическое саморегулирование — это процесс, посредством которого организм удовлетворяет свои потребности и восстанав­ливает баланс, когда сталкивается с какими-либо требованиями или потребностями, выводящими данный организм из состояния равновесия. Здоровье подразумевает аде­кватное течение гомеостатического процесса, в то время как болезнь означает, что в течение слишком долгого времени организм оставался в состоянии дисбаланса и был не способен удовлетворять свои потребности. Смерть наступает при полной утрате спо­собности поддерживать гомеостаз.

Хотя психологическое и физиологическое взаимосвязаны, организм можно воспри­нимать в качестве структуры, имеющей как потребность в психологических контактах, так и физиологических. Вот простой пример физиологической потребности — орга­низм может быть здоровым только в том случае, если в крови содержится определен­ное количество воды, не слишком маленькое и не слишком большое. Если, например, содержание воды в крови становится слишком низким, индивидуум чувствует жажду, при этом отмечаются такие симптомы, как сухость во рту, беспокойство, желание скор­ректировать возникший дисбаланс с помощью приема жидкости. Примером психоло­гической потребности является потребность матерей в поддержании своих детей в сча­стливом и удовлетворенном состоянии. Следовательно, даже во время сна матери мо­гут очень чутко реагировать на плач и хныканье своих отпрысков.

Гомеостатический процесс также имеет место тогда, когда одновременно возникают несколько потребностей. Однако в этом случае процесс является избирательным, в его основе лежит потребность организма в выживании и в самоактуализации. Перле отме­чал: «Каждый индивидуум, каждое растение, каждое животное имеет только одну врож­денную цель — актуализировать себя в том виде, в каком существует» (Peris, 1969a, р. 33). Таким образом, при одновременном возникновении множества потребностей ин­дивидуум прежде всего концентрирует свое внимание на доминирующей потребности в выживании и самоактуализации и только затем приступает к удовлетворению других потребностей. Иначе говоря, доминирующая потребность или потребность, удовлетво­рение которой является наиболее неотложным, становится фигурой переднего плана, в то время как другие потребности отступают, по крайней мере, на данный момент, на задний план. Перле (Peris, 1969a) считал, что необходимо отказаться от всей теории инстинкта и начать рассматривать организм просто как систему, которая должна нахо­диться в состоянии равновесия для того, чтобы функционировать должным образом. Хотя, фактически, люди сталкиваются с сотней незаконченных ситуаций, одна Из них всегда является наиболее важной и требующей рассмотрения в первую очередь. Для того чтобы удовлетворять свои потребности (или закрывать незавершенные гештальты), индивидуумы должны уметь осознавать, в чем они нуждаются, а также уметь управлять собой и окружающей средой, чтобы получать то, что им необходимо.

Жизнь, по сути, является бесконечным рядом незаконченных ситуаций или непол­ных гештальтов: как только один гештальт завершается, тут же возникает другой. Спо­собность к поддержанию гомеостаза позволяет организму сохранять себя, «и един­ственный закон, который не изменяется с течением времени, это закон формирования гештальтов — целостностей, законченности. Гештальт — это органическая функция. Гештальт — это основная эмпирическая единица» (Pgrls, 1969a, р. 16). С разработкой концепции гомеостатического процесса стало возможным рассматривать формирова­ние гештальта как первичную биологическую двигательную силу, причем гештальт считается основной эмпирической единицей и для его характеристики используются такие термины, как фигура и фон, а также законченность и незавершенность.

Граница контакта и контакт

Как я уже отмечал, Перлс не проводил четкой границы между «самостью» и внеш­ним миром, полагая, что организм и окружающая среда постоянно взаимодействуют друг с другом. Граница контакта — это граница между организмом и окружающей сре­дой, и именно на этой границе имеют место психологические события. Перле и его кол­леги (Peris and others 1951) считали, что «психология изучает действие границы кон­такта в пространстве организм/окружающая среда» (р. 229). «Контакт» или «сопри­косновение с...» подразумевает как сенсорное осознание, так и совершение действий. Сенсорная система организма обеспечивает его средствами ориентации, в то время как моторная система обеспечивает организм средствами манипуляции. И ориентация, и манипуляция имеют место на границе контакта. При нормальном функционировании, когда система ориентации выполнила свою функцию, организм начинает управлять собой и окружающей средой таким образом, что состояние равновесия восстанавлива­ется, а гештальт закрывается.

Все мысли, чувства и действия имеют место на границе контакта. При нормальном функционировании люди в адекватном ритме аннулируют контакт (имеют эффектив­ные средства реагирования на психологические события, возникающие на границе кон­такта). При установлении контакта с окружающей средой гештальт формируется, в то время как при аннулировании этого контакта гештальт или закрывается полностью, или ресурсы организма мобилизуются таким образом, что закрытие гештальта стано­вится возможным. Иначе говоря, установление контакта с окружающей средой и его аннулирование можно рассматривать соответственно как принятие и неприятие окру­жающей среды. Компоненты контакта и его аннулирования присутствуют почти посто­янно у всех индивидуумов, но у невротической личности понижена способность аде­кватно судить об уместности этих диалектических элементов и, как следствие, такая личность ведет себя менее эффективно.

Самость и самоактуализация

Самость — это система контактов, имеющих место на границе контакта в любой момент времени. Самость существует там, где имеются границы контакта, и одним из проявлений ее активности является формирование фигур и фонов. Самость всегда объединяет чувства, моторную координацию и органические потребности. Самость является интегратором или «архитектором» жизни, и хотя это «только один из фак­торов взаимодействия организма с окружающей средой... этот фактор играет решаю­щую роль в поисках и создании смыслов, с помощью которых мы растем» (Peris et al., 1951. p. 235).

Самость состоит из идентификаций и отчуждений, имеющих место на границе контакта. Например, индивидуумы могут идентифицировать себя с членами своих се­мей, но при этом чувствовать отчуждение по отношению к людям, живущим в других странах. Изнутри граница обычно воспринимается как «хорошая», а снаружи — как «плохая». Самоактуализация может рассматриваться как выражение соответствующих идентификаций и отчуждений. Нормальное функционирование подразумевает идентификацию с формирующейся организмической самостью данного человека при отсутствии подавления его творческого потенциала, однако при этом должно быть от­чуждено то, что не присуще индивидууму организмически. При болезни имеет место ограничение областей контакта, обусловленное отчуждением частей формирующейся организмической самости посредством ложных идентификаций.

Возможно, для того чтобы в более доступной форме изложить данный материал, целесообразно провести границу между самоактуализацией, базирующейся на- экзи­стенциальном принципе «роза, являясь розой, есть роза», и актуализацией собственно­го воображаемого образа, при которой люди живут в соответствии с образом того, каки­ми они должны быть, а не того, чем они являются на самом деле. Перле (Peris, 1969a) полагал, что «любой вн



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 155; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.013 с.)