Родовая организация общества и ее трансформация




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Родовая организация общества и ее трансформация



В следующей части работы мы хотим рассмотреть на примере России и казачества роль рода в человеческих взаимоотношениях, рассмотреть структуру родовой и неродовой организации общества на более поздних (относительно примеров описанных ранее) этапах развития государства и общества. По возможности проследить разрушение родовых и укрепление этносоциальных основ человеческого общества.

Начиная данную работу об исследовании рода в России, следует начать с исторического развития рода в России, учитывая ее подлинно глубинно-родовую сущность, в контексте ее виртуально – конфликтной природы. Исходя из принципа историзма, я предполагаю, что рассказ об этом следует начинать именно с условий и момента формирования общинно – родовой, племенной государственности. Именно в этом заключается ключевой момент формирования природы и характера, как родового человека, так и всего общества.

Рассматривая все многообразие как славянских племен, так и первых княжеств в составе Руси, следует определить то первое родовое ядро, которое, как я полагаю, было жизненно необходимо для поддержания жизни родового общества того времени.

В первой части данной работы, вероятно, будет необходимо показать именно сам процесс генезиса социально-родовых институтов общества исходя из самого процесса развития родового человека. В этом контексте следует отметить сам момент начала отделения человека от рода, начала индивидуализации человека, представляющий собой начало родового распада. Сам процесс родового распада – есть период чрезвычайно сложный, растянутый по времени и драматичный, представляющий собой казус многих социальных процессов и потрясений. Историческая судьба России представляет собой сложную систему виртуальных конфликтов и противоречий, в русле которых протекает ее сложная, для многих не понятная и «парадоксальная» историческая судьба.

Исходя из этого, в дальнейшем рассказе о родовой России будет присутствовать как исторический экскурс о родовой России, так и анализ современного стояния родового общества исходя из их социально – родовой природы. Эта работа ранее была проделана С.Х Асадуллиной в монографии «Психология виртуального конфликта» (53). Природа родового человека такова, что осознать присутствие родового начала человека в окружающей среде позволяет только вытеснение рода социальными институтами общества. В этом случае необходимо более детальное разбирательство родового общества исходя из многих факторов.

Одной из самых актуальных проблем социально-исторического познания была и остается проблема закономерностей развития общества и человека в процессе филогенеза.

Объектами нашего исследования в данном параграфе являются закономерности развития человека и общества в историческом процессе. Цель нашего исследования в этом параграфе – выявление закономерностей развития общества и человека в историческом процессе развития по критерию сформированности реальностей определение критериев меры развитости человека и личности на различных этапах развития. Выбор именно этой социальной группы казачества в качестве предмета исследования был обусловлен тем, что казачество настолько отличалось от всех других объединений людей, что можно говорить о нем, как о феномене казачества. Именно им выработаны такие принципы взаимоотношений и объединения, которые до сих пор считаются в современном обществе самыми прогрессивными. Это демократизм управления, принцип выборности властей, разделение властей и т.д. В этой главе мы продолжаем использовать парадигму полионтичности, а в качестве основных категорий анализа – категории виртуальной и консуетальной реальностей, виртуального и консуетального мира.

В процессе работы над конкретным историческим материалом, у нас возникла гипотеза о том, что одной из первых форм организации людей была родовая организация. В этой форме род представлял собой объединение людей, где реальности телесности, сознания, воли, личности, внутреннего человека были общими для всех людей, а люди были выразителями общеродовой воли. Первоначально род – это один виртуальный человек с множеством носителей единой родовой сущности в виде физических членов рода.

Род взаимодействовал с другими родами через своих членов – людей. Люди в то время имели одно коллективное содержание. У людей – членов рода, физические тела были индивидуальными, но у них не было даже осознания отдельного своего тела.

В более поздний период у индивидов начинает формироваться собственная реальность телесности в индивидуальной соби посредством феномена удвоения реальности телесности. Люди уже осознают отдельность своего физического тела от тел других.

Развитие человека в филогенезе идет по пути отделения от родапутем образования собственных реальностей в индивидуальной соби, сначала телесности, потом реальностей сознания, личности, воли и внутреннего человека. Этот процесс отделения человека от рода не завершен и в настоящее время у части современных людей до сих пор сильно родовое начало.

Мы предполагаем, что род и родовая организация была полезна и, возможно, даже необходима на раннем этапе развития человечества. Наличие множества физических тел людей – носителей родовой сущности (реальностей соби рода) позволяло развивать реальности рода, не рискуя потерять их со смертью отдельных людей.

В процессе развития человека и человеческого общества происходит движение реальностей телесности, сознания, личности, воли и внутреннего человека из соби рода в собь социальной группы, собь этноса и оттуда – в индивидуальную собь отдельного человека. Основным критерием прогресса и степени развитости человека и общества является мера развитости, продвижения реальностей из соби рода в собь этническую, затем в собь социальную и наконец, в индивидуальные соби отдельных людей.

Когда реальность телесности становится достоянием отдельных людей, а реальности сознания, личности, воли, внутреннего человека переходят из родовой соби в социальную собь государства (совпавшей с этнической собью), образуется первое государство родового типа. Оно построено по принципу организации рода, состоит из отдельных родов, а не из отдельных людей, расположенных в определенной социальной иерархии. Подобное государство на Руси возникло с начала княжения Рюрика и, развиваясь и трансформируясь, сохраняло свою родовую суть до конца правления Николая II.

Переход реальностей телесности, сознания, личности, воли и внутреннего человека из родовой соби в этническую собь этноса, из нее − в социальную собь государства и социальных групп, а оттуда − в собь индивидуальную (посредством феномена удвоения реальности) является универсальной закономерностью развития человеческого общества в филогенезе (см рис 20).

Рис.20. Динамика развития реальностей соби в обществе

В России все социальные слои и сословия общества имели родовую основу. Все существующие в государстве роды распределялись по каким-то сословиям в определенной социальной иерархии. Сами сословия состояли из родов: боярства, дворянства, купечества и т.д.

Государство в России в период Средневековья объединяло людей, объединяя их роды и выстраивая из них определенную социальную иерархию. Одной из форм выражения этой иерархии было сословное деление. Каждое сословие находилось на разных уровнях реальности: одно выше, другое – ниже. По Н.А. Носову, любые две реальности в иерархии соотносятся как категориальная оппозиция виртуальность-константность, образующих онтологическую модель. (Н.А. Носов, 2000). Для анализа этого феномена мы вводим понятие онтологической лестницы. Онтологическая лестница – понятие, которое фиксирует иерархию отношений между реальностями и людьми, в ней находящимися. По этой лестнице люди (роды), которые находятся на более низком уровне реальности, подчиняются людям, которые находятся на более высоком уровне реальности. Для сохранения этого положения на этой лестнице каждое вышестоящее сословие старается не допустить на свой уровень членов нижестоящего сословия путем управления его виртуалом, точнее его окраской: гратуалом, или ингратуалом. По определению Н.А. Носова «… Гратуал – это ощущение пребывания в виртуальной реальности боле высокого уровня, чем константная реальность» (493,с. 22). «Ингратуал – ощущение пребывания в виртуальной реальности более низкого уровня, чем константная реальность» (там же, с. 132). Например, для удержания крестьян (крестьянских родов) на их уровне реальности по онтологической лестнице все вышестоящие сословия старательно не допускают у них частого гратуала, по необходимости создают им ингратуал путем физического воздействия на их реальность телесности.

В социальной соби государства России на уровне реальности телесности существовало зависимое (крепостное) крестьянство. Это был самый низкий уровень развития реальностей индивидуальной соби – в ней только одна реальность телесности. Все остальные реальности находились либо в соби отдельного крестьянского рода, социальной соби зависимого крестьянства, либо государственной соби всей России. Именно поэтому крестьяне жили в основном только на уровне материального бытия (реальности телесности), занимались материальным обеспечением жизнедеятельности. Крестьяне, как социальная группа, находились на уровне реальности телесности в социальной соби государства. Зависимое крестьянство, как социальная группа, находилось на самом низком уровне онтологической лестницы в России.

На более высоком, по сравнению с крестьянами, уровне онтологической лестницы находились люди, имеющие в своей индивидуальной соби уже две реальности: реальность телесности и реальность сознания. Это были ремесленники и посадские люди – население городов. Они находились на уровне реальности сознания в социальной соби всего Российского государства и были выше крестьян по уровню реальности в онтологической лестнице России.

На следующем уровне развития находились купцы, служивые люди и чиновники. Они имели в своей индивидуальной соби уже три реальности: телесности, сознания и личности. Причем в социальной соби своей прослойки в качестве доминирующей реальности (мира) они имели реальность личности. Они находились на уровне реальности личности в социальной соби государства и находились выше по уровню реальности онтологической лестницы, чем крестьяне и ремесленники.

На следующем уровне развития реальностей индивидуальной соби находились потомственное боярство, дворянство и сам царь. В социальных собях их сословий находились реальности сознания, личности и воли. Реальность воли была для них доминирующей. В соби государства они находились на уровне реальности воли. Они являлись выразителями (возможно и генераторами) государственной воли, имея в своей индивидуальной соби реальности телесности, сознания, личности и воли. Именно посредством этих людей это государство управлялось и реализовывало свои решения. Принципиально было не важно, сколько и какие реальности находились в индивидуальной соби этих людей или соби их родов. Важнее всего было, какое место они занимали в социальной соби Российского государства и какой уровень реальности занимал на онтологической лестнице. Хотя взаимосвязь между развитостью (количеством реальностей) в индивидуальной соби, социальной соби дворянства и местом (выполняемой функцией) в социальной иерархии соби государства, соответственно онтологической лестнице – несомненно, прослеживается.

На самом высоком уровне реальности в онтологической лестнице и в социальной соби государства находилось духовенство (Церковь). Оно находилось на уровне реальности внутреннего человека. Духовенство определяло посредством христианской религии (законов существования реальности внутреннего человека социальной соби государства России) смысл жизни всех людей, определяло их картину мира, мировоззрение и законы существования виртуального мира – доминирующую реальность в социальной соби государства, предавая этому государственному устройству легитимность, устойчивость и долговечность.

Все эти сословия располагались в соби Российского государства на разных уровнях реальности внутри онтологической лестницы. Все вместе они составляли полную, единую социальную собь государства России.

В средневековой России у людей были в индивидуальной соби реальности телесности, сознания, личности. Реальность воли и внутреннего человека находилась, большей частью в социальной соби всего государства либо в родовых собях отдельных сословий. Царь или князь совершал волевой поступок в управлении не как индивидуальный человек, автономно, а большей частью только как выразитель воли своей родовой сущности, либо общегосударственной воли. Собственной реальности воли в его индивидуальной соби, как правило, не было. Если реальность воли в индивидуальной соби царя или князя (правителя) существовала, то во время принятия важных государственных решений индивидуальная реальность воли царя подавлялась реальностью воли либо царского рода, либо реальностью воли всего государства, которые, доминируя во всех трех собях, чаще всего совпадали, находясь в синомии. Это было справедливо для многих сословий Российского государства, особенно в более позднее время.

Борьба (реальностей) в это время шла не между отдельными людьми, как это было позже, а между отдельными родами за место в социальной иерархии общества, которое определяется местом рода на онтологической лестнице (качественным разнообразием соби), социальной соби государства. В эпоху Петра I, вследствие его преобразований, разрушавших существующую сословно – родовую структуру государства, реальность воли сместилась из общегосударственной социальной соби России в социальную собь отдельных сословий и социальных групп. Соответственно, и борьба за место на онтологической лестнице, социальной соби государства, в эпоху Петра I сильно обострилась. Борьба между родами за более высокое место на «онтологической лестнице» стала особенно напряженной тогда, когда произошло смещение реальности воли (путем ее удвоения) из общегосударственной соби России в социальную собь сословий.

Боярство, находившееся выше всех остальных (кроме духовенства) по уровню социальной иерархии онтологической лестницы, социальной соби государства, стало теснить сформировавшееся в результате преобразований Петра (движения реальности воли) выслужившееся новое дворянство. Эти представители родов, которые ранее находились на более низком уровне в онтологической лестнице соби государства, стали постепенно проникать на уровень реальности воли и теснить боярство. Смещение реальности воли в соби социальных сословий дало возможность для проведения активной социальной борьбы за место в онтологической лестнице, потому как новая, Петровская, система государственного устройства позволяла участвовать в этой борьбе и еще достаточно редким, «безродным» людям, высокий уровень качественного разнообразия индивидуальной соби которых, позволял претендовать на соответственно более высокое место в социальной иерархии – онтологической лестнице.

В начале ХХ века произошло смещение реальности внутреннего человека из общегосударственной соби России и этнической соби славян в социальные соби отдельных социальных групп (сословий, классов). В государственную собь оно ранее попало из родовой соби посредством удвоения реальностей во время объединения государства вокруг Москвы. Это движение реальностей привело практически к полной независимости социальных групп (сословий при сословном строе, классов – при классовом) как таковых, от этнической и государственной соби, заживших своей самостоятельной жизнью, могущих выступать теперь как единый в классическом историческом понимании полностью самостоятельный субъект отношений, в борьбу со всеми другими субъектами. Вот тогда и началась в России настоящая «классовая борьба», за то, чьи реальности воли и внутреннего человека будут доминировать, прежде всего, на уровне социальной соби Российского государства.

Единое государственное образование, сохраняя цельность, разделилось на социальные образования, которые имели либо в своей социальной соби, либо в соби родов, реже в индивидуальных собях отдельных людей все необходимые реальности. Начавшаяся борьба между социальными сословиями (классами) за место на онтологической лестнице в соби государства привело к событиям 1905 – 1917 года. Рабочий класс и крестьянство, еще родовое изнутри, но, являясь самостоятельным и автономным социальным образованием, заняло самое высшее место в социальной иерархии общества, на уровне реальности внутреннего человека в социальной соби государства и, со временем полностью поглотило собой всю собь государства. Коллективная социальная собь рабочих и крестьянства стала социальной собью Российского государства. Ее социальная природа стала настолько сильна, что потеснила и реальности родов, и отдельных людей. Она сделала доминирующим в жизни человека и общества социальную собь государства рабочих и крестьян. Началась «гегемония пролитариата». Их основным консуетальным миром стала развернутая путем борьбы реальностей во всех социальных, индивидуальных и этнических собях доминирующая реальность из социальной соби рабочих и крестьян, ставшая общегосударственной собью и общегосударственным миром. Род как основная составляющая общества уступил место социальному началу. Социальное начало стало базовой основой нового общества.

 

Феномен казачества

Примерно с XI века в России появились люди, которые по разным причинам, отделялись от рода. В истории они известны как изгои или деклассированные элементы. Эти люди, отделившись от рода, этноса и государства (социума), должны были сформировать в своей индивидуальной соби все реальности соби, или погибнуть. Образовав в своей индивидуальной соби все реальности, эти люди становились полностью автономными от рода, этноса и социума, становясь самодостаточными. Появление подобных людей с XI века в дальнейшем принимало все более частый и массовый характер. Основная черта подобных людей – это полная автономность и свободолюбие.

В XIV веке в России подобное явление стало известно под названием казачества. Казачество на раннем периоде своего развития сложилось из «бродников» на Яике: «…казаки – это выходцы из разных орд, из самых низов татарского общества, едва ли не единственной привилегией которых была личная свобода» (244, с.12). Казаки были полностью автономны (самодостаточны) и имели в своей индивидуальной соби все пять реальностей, что давало им свободу от всех родовых, социальных и этнических связей. Казаки в целях выживания объединяются в вольницы, образуя свой социум, но по совершенно иному принципу, чем в родах и других социальных объединениях того времени. Они объединялись не в силу одного происхождения из одного рода, социума или этноса, а в силу необходимости внешней – для выживания во враждебной родовой, этносоциальной среде. Они ни от чего внутренне принципиально не зависели, сохраняя свою высокую степень качественного разнообразия индивидуальной соби. Казакам по отдельности в окружающем их социально-родовом государстве выжить было очень трудно, тогда как казачеству – форме казачьего этносоциального объединения, не узурпировавшего реальностей индивидуальной соби – гораздо легче. Их не защищали ни род, ни государство, ни этнос. Они образовывали у себя совершенно, отличные от других людей реальности коллективной и личной соби. Для казачьего объединения не характерно расположение кого-то из членов казачьего сообщества лишь на каком-то отдельном уровне социальной соби казачьего сообщества, как это было в сословиях России. Казаки охватывали все уровни реальности в своей социальной соби всего казачества, имеющего черты и этнической соби казачества. Ввиду всего этого, до сих пор не ясно: казачество это, этноним или политоним? Это социальная группа или этнос, народность? Принципиальной разницы между индивидуальной собью одного отдельного казака и собью (социальной или этнической) всего казачества не было. Это давало казаку давало полную автономность, свободу и независимость, в том числе и от самого казачьего объединения. «Органическими чертами их психологии было чувство внутренней свободы и любовь к порядку, дисциплина, сформированная суровой действительностью, необходимостью быть постоянно в боевой готовности. Если равенство и братство не были реальностью в казачьей общине, то, по крайней мере, они являлись идеалом, к которому казаки стремились. Это позволило им выработать своеобразные формы народоправства, осуществляемого через войсковые и станичные круги, выборных атаманов, ответственных перед своими избирателями» (244,с.8). Образованный доминирующей в их социальной соби казачества консуетальный мир вырабатывал законами своего существования новую систему убеждений, ценностей и стереотипов поведения. В ранний период складывания соби казачества на Яике в казачество (ее собь) мог войти любой человек, который имел в своей индивидуальной соби все реальности и соответствовал, находясь в синомии реальностям соби всего казачества, казачьей системе ценностей. Этот человек мог войти в мир казачества – доминирующую реальность, константную для казаков, и виртуальную для всех остальных, развернутую на уровне социальной (этнической) соби всего казачества. Для казаков было совершенно неважно происхождение человека и его вероисповедание. Единственно важно – казак он или нет, то есть имеет ли он в своей индивидуальной соби все реальности телесности, сознания, личности, воли, внутреннего человека или нет. Если человек имеет все реальности в своей индивидуальной соби, то он может стать казаком, войдя в социальную собь казачества в случае синомии их реальностей. А если человек не имеет в своей индивидуальной соби всех реальностей, то шансов стать казаком, войдя в собь казачества, у него нет.

Мировоззрение казачества, определяемое казачьим консуетальным (для них) миром, ставило казаков вне всех остальных сословий, выше всех по онтологической лестнице. Основными ценностями казачества, выражавшими их основную суть реальностей соби каждого казака, ставились личная свобода и полная автономность. Казак презирал, например, мужиков, потому что над мужиком много начальников, людей, которые выше его. Над казаком же находился только его атаман, которого он сам выбирает, и решения казачьего Круга, в состав которого он входит.

«Главным органом власти в общине было собрание всех полноправных казаков – воинов – Круг. Круг обладал всеми правами представительного учреждения: избирал атаманов и старшин, решал вопросы войны и мира, определял характер отношений с соседями, рассматривал церковные дела, разрешал основания новых поселений и назначал для них земельные участки, разбирал межевые споры, судил лиц, совершавших серьезные преступления и т.п. Постановления Круга считались для казаков обязательными. Отказ выполнить его решение наказывался изгнанием из общины или вообще исключением из казачества» (227, с.64). «Круг – это столь известная всем душа казачьего самоуправления, общественный суд, грозный, справедливый и неподкупный, с зорким наблюдательным оком за личными и общественными правами» (244, с.40). Казачий Круг был таким объединением, которое не узурпировало индивидуальную реальность воли казаков. Круг являлся выразителем реальности воли социальной (этнической) соби казачества, составной частью которого являлась реальность воли каждого отдельного казака, чаще всего находящегося с ним в синомии реальностей. «На круге каждый казак имел право свободного голоса и мог делать свои предложения, выступив для этого на середину собрания и сняв шапку… Обязательным на Круге присутствие священника. Решения, принятые в его отсутствие, считались недействительными» (227, с. 65). Если казак был не согласен с решением круга, по причине аномии реальностей воли социальной соби казачества с индивидуальной реальностью воли отдельного казака, он всегда мог уйти из казачьего войска, сохранив свои реальности индивидуальной соби неприкосновенными. Внутренняя жизнь казаков подчинялась казачьему Кругу и атаману, которых было много: мирных, военных и т.д. Их было много для того, чтобы не допустить узурпации власти. Демократизм избрания атамана заканчивался как только атаман вступал в свою должность. И казак, который мог выступать во время избрания атамана против него, должен был, вне зависимости от своего отношения к атаману, полностью подчиняться ему и не имел никакого права критиковать его после избрания. Если казак не подчинялся атаману, он мог быть казнен, либо изгнан. Теоретически после избрания непонравившегося ему атамана казак мог уйти, но уходил он после вхождения казачества в состав Российского государства, теряя все свои сословные привилегии и землю. Уйти в другую станицу он не мог, так как казаки приписывались каждый к своей станице. Поэтому таких случаев ухода из казачества практически не было.

На наш взгляд, критерием развитости, прогрессивности общества является сформированность у большинства его членов основных реальностей в индивидуальной соби отдельных людей. Казаки по этому критерию были наиболее прогрессивными (развитыми) в свое время по сравнению с абсолютным большинством своих современников. Уже в XIV веке они все обладали полнотой реальностей своей индивидуальной соби. Этой полноты не было у большинства людей в то время так же, как нет ее у многих людей даже в настоящее время.

Сформированность в индивидуальной соби индивидуальной реальности воли явилась условием формирования следующей по уровню реальности – реальности внутреннего человека. «При освоении реальности воли объектом организации человека становится вся его жизнь в целом, он сам в целом, и по отношению к себе он становится объектом преобразования. Реальность внутреннего человека позволяет перейти к уровню духовного бытия. Формирование реальности внутреннего человека начинается с ощущения принадлежности самого себя к какому-то объемлющему целому: профессии, своему роду, чему-то трансцендентному». (449,с. 200). Мы полагаем, что этот (духовный) уровень реальности у казачества выразился в идее служения Отечеству и православию.

Далее, в период становления казачества уже как служивого сословия происходит трансформация его социальной (этнической) соби вследствие вхождения казачества в социальную собь всего Российского государства. Трансформация соответственно произошла, как и в социальной (этнической) соби казачества, уже как сословия, так и в реальностях индивидуальной соби каждого отдельного казака. Любое государство по своей сущности пытается узурпировать родовую, индивидуальную, социальную и этническую реальность воли, сделав единственно доминирующей свою реальность воли из социальной соби государства, совпадающую или находящуюся в синомии с реальностями этнической соби. Стремится развернуть свою реальность воли, а затем и реальность внутреннего человека, на все остальные – этнические, социальные, родовые и индивидуальные уровни реальности. Или, в любом случае, сделать свою, общегосударственную, реальность воли, доминирующей над всеми остальными реальностями на этническом, социальном, родовом и индивидуальном уровне. На этом примере можно еще раз убедиться, что реальность воли – это стержень, на котором держится государство.

Казачество становилось служивым сословием в составе Российского государства, не теряя индивидуальную реальность воли и реальность воли казачества как социального (этнического) образования, но воля Российского государства становилась доминирующей над социальной собью всего казачества. В тот момент и еще длительное время между казачеством и Российским государством шла некоторая «холодная» борьба реальностей, изредка перетекая в «горячую» стадию открытого конфликта – восстания при особенно сильных наступлениях на казачьи вольности (через казачью реальность воли). Например, при попытках ввести «регулярство» в казачьих войсках. Реальность же внутреннего человека, социальной (этнической) соби казачества в то время была уже полностью идентифицирована с Россией ее общегосударственной реальностью внутреннего человека путем согласования реальностей на этом уровне, приходя с ней в синомию реальностей. По этой причине вопрос о выходе из состава России, даже во время казачьих восстаний практически никогда не стоял.

Государство ставит реальность воли всех сословий и социальных групп ниже реальности воли государства. Это наступление реальности воли социальной соби российского государства на реальность воли социальной соби казачьего сословия путем борьбы реальностей нашло свое отражение (материализовалось), например, «…в Высочайше утвержденном 12 декабря 1840 г. Положения об Оренбургском Казачьем Войске, … Это был очень важный документ, на многие годы определивший статус, структуру, административную и хозяйственную организацию Оренбургского войска и превративший его в самостоятельную военную и административно-территориальную единицу в составе Российской империи» (227, с.72).

В результате этого наступления на собь казачества из общегосударственной реальности воли социальной соби России – Положения об Оренбургском Казачьем Войске, в казачестве произошли следующие изменения: «…войско было лишено права самому выбирать атамана. Теперь избранный войском Войсковой атаман утверждался Высочайшей властью (наказной атаман)» (227, с.66). Государство насильственно (на уровне реальности воли) проводило реформы (трансформацию законов существования реальностей в социальной соби казачества как сословия (что почти удалось), и в индивидуальных собях всех казаков (что практически совсем не удалось), внутри казачества путем борьбы реальностей. Казачья вольница в конце этого процесса на социальном уровне соби казачьего сословия была почти полностью ликвидирована. Реальность воли Государства Российского стала полностью доминировать на уровне социальной соби казачества как сословия. На индивидуальном уровне соби отдельных казаков это не удалось ввиду сформированности в индивидуальной соби казаков всех пяти реальностей с соответствующей устойчивостью к внешнему давлению – автономностью, независимостью. Соответственно, и борьба реальностей на этом уровне индивидуальной соби отдельных казаков продолжалась еще очень долго, периодически перемещаясь на уровень социальной соби казачества как сословия, переходила в открытую форму, реализуясь в виде казачьих восстаний против правительства Российского государства.

«Регламентированы были почти все стороны казачьей жизни. Казаки не имели права без ведома полкового начальства, покидать свои станицы на срок более пяти дней, они обязаны были держать в постоянной готовности обмундирование, снаряжение, строевого коня и вьючную лошадь – одну на двоих казаков. Все, что касалось строевой службы (конь, сбруя, обмундирование и снаряжение) под страхом сурового наказания не подлежало продаже… По истечению срока строевой службы казаки должны были возвращаться к месту своего постоянного проживания. Выход из казачьего сословия всем казакам и их детям воспрещался. Любое нарушение установленных норм влекло за собой наказание, в том числе и телесное» (227, с.77-78). В этот период происходит замыкание казачьего сословия – замыкание реальностей социальной соби казачьего сословия. Замыкание казачества как сословия было вызвано тем, что казаки, обладая в индивидуальных собях всеми пятью реальностями с соответствующей автономностью, подчинившись России как сословие (проигрывая борьбу реальностей на этом уровне),жили внутри своего сословия автономно как отдельные люди, замкнувшись и не пуская к себе остальных, тогда еще отнюдь не столь автономных (большей частью еще родовых) современников. С другой стороны, реальность воли Российского государства, проводя наступление на казачьи вольности, по возможности «запирало» своей государственной волей казаков в казачьем сословии, законодательно запретив выход казакам и их детям из казачьего сословия, для того чтобы лучше их контролировать.

Казачество как сословие несло множество повинностей, главной из которых была повинность воинская. Казачья реальность воли раньше была доминирующей в социальной (этнической) соби казачества. Личная, индивидуальная реальность воли каждого казака на казачьем Круге получала выражение в общей реальности воли социальной (этнической) соби всего казачества. Этой коллективной реальности воли казачества подчинялись все казаки. Теперь этот механизм перестал действовать. Теперь все решения идут из социальной соби государства – государственной реальности воли в социальную собь казачьего сословия, а из нее – в индивидуальную собь каждого отдельного казака. Реальность воли социальной соби Российского государства стала доминировать в социальной соби казачьего сословия, а в индивидуальных собях отдельных казаков могло быть (и большей частью было) иначе. В индивидуальных собях казаков доминировали индивидуальные реальности воли отдельных казаков, часто находившиеся между собой в состоянии синомии.

Время от времени реальность воли соби казачества (путем борьбы реальностей) становилась доминирующей в своей же социальной соби казачьего сословия, и общеказачья реальность воли шла вразрез с реальностью воли социальной соби всего Российского государства, что выражалось в частых казачьих восстаниях. «Тяготы службы и неоднократные поползновения центральной власти ввести «регулярство» в казачьих войсках привели к тому, что во время Пугачевского восстания 1773−1774 гг. Яицкое войско в основной своей массе поддержало Пугачева» (227, с.123). Борьба реальностей шла большей частью исключительно внутри социальной соби Российского государства за автономность своих реальностей и некоторую независимость внутренней жизни (это потребность всех людей обладающих пятью реальностями в индивидуальной соби). Борьба реальностей шла и за более высокое положение в онтологической лестнице социальной соби государства, но никогда не заходила речь об отделении казачества от Российского государства, что обеспечивалось согласованием, синомией и единством реальностей внутреннего человека на уровне социальной соби российского государства, социальной соби казачьего сословия и, вероятно, индивидуальных собей большей части казаков. Потому как на уровне реальности внутреннего человека казаки видели себя только как часть российского государства. Ранее (с X века) полностью сформированная реальность воли в индивидуальной соби казаков (на этом уровне шла «холодая», физически не проявляющаяся борьба реальностей) не давала государству уверенности в подчиненности казаков как отдельных людей и как сословия, постоянно доставляя правительству много беспокойства.





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.234.247.75 (0.015 с.)