ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

История развития виртуального подхода в отечественной науке



В конце XX века в обиход прочно вошел термин «виртуальная реальность», отражающее одно из самых значимых явлений нового столетия. Первоначально никак не концептуализированное понятие, чаще всего употребляемое как метафора, использовалось в разных смысловых значениях. Но вместе с тем, сама идея «виртуальности», в каком бы смысле ее не употребляли, все более прочно укоренялась в общественном сознании. «Распространение понятия виртуальности в самых разных областях знания, наблюдаемое в последние годы, дает основания полагать, что в мировой науке и философии утверждается новая парадигма. На смену общенаучным понятиям управления и информации, пришедшим из кибернетики, синергетическим парадигмам самоорганизации и сингулярности, приходит системообразующая категория виртуальной реальности», пишет В.И. Фалько – автор книги о философии виртуальности (678, с. 3).

Наиболее полно, на данный момент, историю возникновения идеи виртуальности с древнейших времен до наших дней, рассматривали В.И. Фалько и Н.А. Носов. Понятие «виртуальная реальность» стало употребляться приблизительно с начала 90 – х годов прошлого века. Наиболее активно исследования в этой области с 1984 года вел Н.А. Носов. Разработанное теоретическое представление о виртуальной реальности было испытано, и получило подтверждение на летчиках испытателях, проведенных в 1985 году в Институте авиационной и космической медицины. В результате в 1986 году была опубликована совместная статья Н.А.Носова и О.И. Генисаретского «Виртуальные состояния в деятельности человека-оператора». Этим же годом датируется возникновение виртуалистики. В декабре 1991 г. Президиумом Академии наук СССР было принято решение о создании Института человека РАН. В том же году было принято решение о создании в качестве одного из структурных подразделений лаборатории виртуалистики. В 1994 году Н.А. Носовым была защищена докторская диссертация по психологии «Психология виртуальных реальностей и анализ ошибок оператора» и опубликована монография «Психологические виртуальные реальности», в которых изложены основы виртуалистики как самостоятельного направления в философии и науке. В 1997 годы лаборатория виртуалистики была преобразована в центр виртуалистики. В рамках центра виртуалистики велось абсолютное большинство проводимых в России исследований в данной области. В 2001 году виртуалистика была окончательно оформлена философски и провозглашена в «Манифесте виртуалистики»: «В традиционном мировоззрении принято считать, что существует одно (монизм), два (дуализм) или несколько (плюрализм) исходных, вечных, абсолютных, не сводимых друг к другу «начал» («видов бытия», «стихий» и т.п.), которые порождают все остальные реалии. Исходные «начала» считаются истинными, реально существующими, а все остальное – порожденным, неистинным и даже нереальным. Происходящее в исходных началах считается сущностью, порождающей явления, происходящие в порожденных мирах. В виртуалистике считается, что порожденное обладает таким же статусом реальности и истинности, как и порождающее, что временность существования не делает событие менее существенным, чем породившее его «начало». Мир в целом, как и любая его часть, видится таким, в котором события порождаются, действуют, сами порождают другие события, умирают или включаются в другие события и т.д. – и все это реально существует. Мир получается многослойным, сложным, непостоянным, в котором все время порождаются и умирают его части и даже целые слои. И все это истинно, поскольку существует; каждая часть существует на собственных основаниях. И нет ограничений ни «вверх», ни «вниз», ни «вширь», ни «вглубь». Мир виртуален. Виртуалистика делает возможным философски концептуализировать виртуальность, сделать ее предметом научных исследований и практических преобразований» (Н.А.Носов. 2001).

Благодаря усилиям сотрудников центра виртуалистики и энтузиастов, живущих по всей России, виртуалистика превратилась в достаточно мощное социальное движение, имеющее существенные результаты в философии, теоретической и экспериментальной науке, а также в практике.

Основное содержание виртуальной философии изложено в трудах Н.А. Носова,(442,444,449,456,460,461,472,493,510) О. И. Генисаретского (504,505, 122,123,124,125,126,127), В.И.Фалько (677,678), Р.А.Нуруллина (514,515,516,517,518), Ф.И. Гиренок (132), М. В. Шугурова (739), С. А. Борчикова (75), Э.Ф. Асадуллина (26, 28,33,35,36,40,41,42,44,45,46,47,467,468), О.И. Елховой (186,190,194,195,197,204), Г.П. Менчикова (380,381,382,383,384) а так же О.А. Анисимова (13 ,14). Содержание виртуальной психологии отражено в трудах Н.А. Носова, Т.В. Носовой (513), С.Х. Асадуллиной (51,52,53,54,55,767,768), Э.Ф.Асадуллина, А.Г. Маджуги (47,769,770). Виртуальной медицины – Н.А. Носова (460), Г.П. Юрьева (752,753,754), Н.А.Юрьевой (752), А.Н. Михайлова (387), М.А. Пронина (573,574,580,581), Ю.Т. Яценко (763,764,765,766,811). Разработкой концепции виртуального актерского искусства занимается И.И. Силантьева, В.Ф. Жданов Ю.Г. Клименко Т.В. Смирнова (536). Виртуальную антропологию разрабатывает Я.В. Чеснов (722). Разработкой концепции виртуального подхода в истории занимается Э.Ф. Асадуллин (26, 46). Виртуальную сущность игромоделирования раскрывает О.И.Анисимов (13). В области практической виртуалистики – аретеи – работают более половины вышеперечисленных авторов.

В.И. Фалько в своей работе «Философия виртуальности» (678) рассматривал основные подходы к решению вопроса, обозначал основные проблемы и возможные перспективы. В отдельной главе «Виртуальная история философии виртуальности» он довольно детально отслеживал генезис понятия виртуальности (где оно присутствовало) во всей мировой философии – от этапа предфилософии – магии и мифологии, древней философии (античной, индийской, китайской и др.), средневековой философии, новой философии, постклассической и современной философии. В том же случае если понятие виртуальности в той или иной философской системе явно не присутствовало, В.И. Фалько определял те или иные «виртуальные» предпосылки к возникновению философского понятия виртуальности.

С.А. Борчиков в своей работе «Метафизика виртуальности» (75) рассматривает гносеологические аспекты виртуалистики. Он вводит представление о полигносеологичности, наряду с существующей идеей полионтичности, и обсуждает вопрос о возможности создания единой теории виртуальной реальности. Вводится понятие «ноэмы» как мысли, мыслящей самое себя. В книге дается оригинальная интерпретация массы философских проблем. Автор задается целью критически осмыслить, обобщить и творчески развить идеи виртуалистики. Помимо этого, ставится значительно более серьезная задача – «… создание единых теоретических основ для концепции виртуальной реальности» (30,с.5). С.А. Борчиков полагает, что философия и практика виртуальной реальности накопили столько разнообразного материала, что необходимость подобной задачи видится многим исследователям. В этой работе отмечается позиция В.М. Розина, ставящего «… вопрос о создании общей теории (концепции) виртуальной реальности, включающий в себя не только представление о инженерно – семиотической виртуальной реальности, а также и всех других символических виртуальных реальностях» (95,с.194). Такую концепцию, которая вобрала бы в себя, или объяснила все дискурсы о виртуальной реальности, автор называет общей теорией виртуальной реальности (ОТВР) в отличие от конкретных теорий виртуальной реальности (КВТР).

Кроме того, выделяется еще и специальная теория виртуальной реальности (СТВР), определяемая как вариант ОТВР – «… общая теория, построенная на базе конкретного представления, будь то онтологическим, гносеологическим, психологическим, социологическим и т.п., уже сама обретает черты конкретности, зависимой от исходного принципа» (30, с. 6).

Далее автор начинает критический анализ концепции Н.А. Носова, усматривая в ней гносеологическую двойственность, поскольку он занимался одновременно психологическим и философским познанием. Указывая на то, что в своей психологической практике он столкнулся с рядом феноменов человеческой жизни, которые «…просто остаются за бортом научной психологии, а практические психологи не знают, что с этими фактами делать, когда с ними встречаются» (75, с.77). В отличие от этих психологов, Н.А. Носов вышел на такой уровень познания этих фактов, который позволяет не только их знать (виртуалы), не только достигать практических результатов (аретея), но и иметь теоретическую категорию все это объясняющую, а именно: «психологическая виртуальная реальность». Но вместе с тем отмечается то, что Н.А. Носов, как философ, вынужден был искать историко-философское обоснование психологической виртуальной реальности, и отсюда опора на термин «virtus».

Эта двойственность – «virtus» и «психологическая виртуальная реальность» – с одной стороны, разнящееся, с другой – единящееся, отмечает автор.

Подытоживая свою работу, С.А. Борчиков обозначает основной результат своей работы: «… ноэма есть гносеологический virtus, детерминирующий любое познавательное и теоретическое конструирование. Ноэма – это virtus гносеологической виртуальной реальности, осмысляющей самое себя. Благодаря ноэме виртуальная реальность переходит в реальную виртуальность (понятие, требующее нового, дополнительного исследования), или в действительность» (45, с.45).

М.В. Шугуров в своей «Виртуальной герменевтике» (739) демонстрирует философский текст нового типа – написанный на основе виртуалистики, как постнеклассической философии. Он предлагает совершенно новый взгляд на герменевтику. Текст предваряется редакторской критикой Н.А.Носова. В конце книги помещена статья известного американского философа Р.Мелчера (Виртуальный президент), оттеняющий новизну виртуальной герменевтики, разрабатываемой М. Шугуровым.

Ф.И.Гиренок в своих «Антропологических исследованиях» (132) прослеживает путешествие немецких философов по просторам виртуальной реальности. Автор полагает, что Кант, и Гегель конструируют реальность, задают предметности и языки описания этой предметности. Одной из них является антропологическая предметность. В своей работе Ф.И. Гиренок обращает внимание на оестествление языка немецких философов. Ф.И. Гиренок достаточно интересно показывает в своем тексте, как самые гуманные невиртуальные представления (в данном случае, Гегеля и Канта) оборачиваются своеобразным насилием над человеком.

Р.А. Нуруллин в монографии «Виртуальность как основание бытия» (514) предлагает новую метафизическую модель мира, основанием которой выступает небытие как актуальная бесконечность, порождающая из виртуального пространства потенциальную бесконечность – бытие.

О.А. Анисимов в своей работе «Дух и духовность: рефлексивно-виртуальная версия неогегельянца» (13) разрабатывает свой вариант гегельянства и рассматривает место виртуалистики в этом варианте неогегельянства. Делает это он очень интересно, выступая как очень квалифицированный философ. В результате получилось, что виртуалистика сводится к частному разделу психологии в рамках анисимовского неогегельянства. Фактически оказалось, что классическая западно-европейская философия не имеет средств мыслить виртуальное, что еще раз доказывает правомочность разработки виртуалистики как самостоятельного мировоззрения. В своих редакторских комментариях Н.А.Носов рассматривает соотношение неогегельянства и виртуалистики. В своей последующей работе «Виртуальные особенности игромоделирования» – второй книге дилогии, обсуждаются основные особенности игромоделирования в социокультурных и деятельностных средах. Особое внимание уделяется тем особенностям игрового механизма и игротехнике, которые содержат виртуальные свойства. В определенном смысле это первая систематическая попытка выявить виртуальные качества игромоделирования в контексте общей теории игр типа ОДИ – организационно-деятельностные игры. Автор делает попытку – дать основы виртуального взгляда на игры как культурный феномен вне противопоставления иным взглядам на такие игры.

Разрабатывая психологическую виртуалистику, Н.А. Носов написал несколько работ. Самая первая из них − это: «Ошибки пилота. Психологические причины» (476). Эта монография – первая в мире по проблеме психологических виртуальных реальностей, издана до создания Центра виртуалистики и послужила основанием создания Центра виртуалистики. Данная работа посвящена, прежде всего, прикладным аспектам виртуалистики: применению разрабатываемой автором теории психологических виртуальных реальностей к ошибкам летчика. В монографии впервые в истории проблемы ошибок человека-оператора делается концептуальная систематизация существующих подходов к ошибкам человека. В этой работе впервые в литературе дается определение виртуального состояния, приводятся его специфические признаки, и описывается теоретико-психологическая модель виртуального состояния. Теоретическое описание виртуального состояния иллюстрируется Н.А. Носовым многими примерами из практики летной деятельности.

В последующей работе «Психологические виртуальные реальности» (480) Н.А. Носов описывает концепцию психологических виртуальных реальностей. Именно в этой работе автор, анализируя работы по виртуальным проблематике – компьютерным, философским, психологическим, лингвистическим и т.д. виртуальным реалиям. – разрабатывает новый парадигмальный подход к явлениям действительности, названный им «виртуалистика».

В последующем «Виртуальном человеке» (461) представлены результаты применения разрабатываемого автором виртуального подхода к детству: детство описывается как генезис психологических виртуальных реальностей. Детство рассмотрено как часть целостной жизни человека. Данная модель, объединяющая в себе на единых основаниях психологические особенности, различных возрастов жизни человека. Описаны методологические и теоретические основания подхода, а также результаты экспериментальной и практической работы.

В этой работе описана «новая» психология детства, разрешающая многие проблемы «старой» детской психологии. В основе книги лежит, во-первых, представление о реальности жизни ребенка, а не каких-либо ее отдельных качеств (интеллекта, эмоций, личности и т.п.), а во-вторых, интенция на помощь ребенку в его сложной жизни. Книга написана с позиции ребенка, с позиции, первоначально выясняющей, что есть ребенок, а затем лишь определяющей, что с ним можно сделать. Экспликация внутренней реальности бытия человека – необычная позиция для научного психолога, для которого характерна позиция вненаходимости относительно объекта исследования, естественная для современной новоевропейской науки.

В своем обобщающем труде «Виртуальная психология» (449) Н.А. Носов впервые изложил ее в систематическом виде. Эта работа состоит из двух разделов. В первом разделе «Основы психологической виртуалистики» описана виртуалистика как новый парадигмальный (философский) подход, разработанный автором. Виртуалистика является философским основанием научных исследований, не только, кстати, гуманитарных наук (психологических, социологических, политологических и др.), но и естественных и технических.

Автор проследил историю идеи от античности до современности, показал ее место в различных философских концепциях, обосновал свою трактовку идеи виртуальности, заключающуюся в утверждении сосуществования разнородных онтологических реальностей и определенного типа взаимодействия между ними (возможность свертывания одной реальности в элемент другой реальности и разворачивании одного элемента одной реальности в целостную реальность).

Н.А. Носов полагает, что виртуальная психология как научная дисциплина включает в себя блок теоретических моделей, блок эмпирических феноменов, блок экспериментальных методов и блок практических методов. В первом разделе Н.А. Носовым представлена теоретическая модель событий в психологической виртуальной реальности, описываются оригинальные эксперименты по моделированию и исследованию виртуальных событий, приводится описание большого количества виртуалов в повседневной жизни человека, показывающего их реальную роль в происшествиях, в необычных достижениях, в ошибках и т.д., вводится понятие аретеи, как специализированного вида практической работы с виртуальными событиями.

Во втором разделе «Виртуальные исследования» представлены образцы конкретных исследований психологических виртуальных реальностей на различном эмпирическом материале: ошибки человека, алкогольная зависимость, криминальное поведение, дошкольная психология. В каждом исследовании вскрываются неописанные в психологии реалии, игнорирование которых делает во многом неэффективными ни само изучение этих сфер жизни человека, ни способы борьбы с нежелательными явлениями. В этом разделе в концептуально корректном виде изложены результаты исследований, опубликованные ранее: экспериментальные исследования, исследование ошибок летчика, алкогольной зависимости, морального поведения, детской психики.

В целом, эта работа Н.А. Носова представляет собой фундаментальный труд, демонстрирующий достижения отечественной виртуальной психологии и философии.

Дальнейшее развитие виртуалистика получила в «Словаре виртуальных терминов» (493). Словарь представляет собой опыт концептуального словаря, т.е. словаря, строящегося на основании единой парадигмальной конструкции, где каждое слово представляет собой понятие, т.е. получает свое содержание только в рамках единой концептуальной модели. В качестве парадигмальной конструкции выступает виртуалистика, которая сама получает свое определение через совокупность своих понятий. Н.А. Носов отмечает, что он построен на материале исследования сравнительно небольшого эмпирического материала: ошибки летчика, алкоголизм, генезис психики, бронхиальная астма, криминальное поведение. Автор полагает, что, каждая новая эмпирическая сфера дает новые понятия. Н.А. Носов ожидает расширения словаря виртуалистики, причем, не только в результате психологических исследований, но и исследований в других сферах науки и практики: социологии, политологии, физиологии и т.д. Новые понятия необходимы, полагает Н.А. Носов, поскольку виртуалистика имеет дело с еще не описанным в науке пластом реальности – для обозначения новых реалий и требуются новые понятия.

Как практическое обоснование работ Н.А. Носова выступает труд Т.В. Носовой «Феномен соположения реальностей» (513) В этой работе впервые теоретически описано и экспериментально исследовано такое явление человеческой психики, как соположение реальностей, функционирующих по принципиально разным законам. До сих пор в психологии факт непоследовательности в осознании, понимании, поведении, переживании и других сферах человеческой психики лишь фиксировался, но теоретически не концептуализировался, и поэтому не подвергался научному исследованию. Виртуальный подход сделал возможным научное исследование подобного рода явлений психики. В книге показаны механизмы пересечения двух разнородных типов психических реальностей и показаны закономерности в поведении человека в таком случае. Разработаны оригинальные экспериментальные методики исследования феномена соположения реальностей у детей и взрослых. Особое внимание в этой работе уделено феномену соположения реальностей в детском возрасте. На основании полученных результатов разработана модель генезиса детской психики и предложены апробированные способы аретеи, аномий психики ребенка, вызванных неадекватным протеканием генезиса психических виртуальных реальностей.

В совместной работе с Н.А. Михайловым «Диагностика виртуальной образности» (507), Н.А. Носов представляет первый сборник тестов и описание технологии выявления виртуальных аномичных образов, а также – контроля эффективности применения аретических процедур.

Виртуальную медицину представляют Юрьев Г.П., Юрьева Н.А. в своей работе «Виртуальная медицина: теория и практика триалектической аретеи» (752), авторы впервые вводят в научно-практический обиход понятие виртуальная медицина в качестве новой частной парадигмы древнейшей науки и искусства врачевания. Обосновывается теоретическая база виртуальной медицины, её отличия от психосоматической медицины. В практической части книги с философских и нравственных позиций теории психологических виртуальных реальностей и авторской теории триалектики рассматривается новый подход к здоровью, болезни и продолжительности жизни человека. Даётся принципиально новое объяснение феноменам человеческого сознания и сущности жизни вообще. Приводятся типичные примеры групповой и индивидуальной работы с виртуалами негативно заряженного регистра.

В своей следующей работе «Виртуальный человек в экстремальных условиях» (754) Юрьев Г.П. – на огромном материале показал необходимость применения виртуального подхода для решения широкого круга практических проблем, нерешаемых другими методами; описал разработанные им методы выявления виртуальных аномий в психике человека; разработал эффективные методы аретеи различного рода аномий.

Дальнейшее развитие данное направление получает в фундаментальной работе коллектива авторов: Г.П. Юрьева, Н.А. Юрьевой, Е.И. Лебедь «Виртуальная этика здоровья и страданий человека» (753). В монографии представлена оригинальная теоретическая и практическая разработка взаимной обусловленности здоровья человека, здоровья семьи, коллектива и общества с нравственных позиций виртуальной этики и адаптационных процессов социогенеза. В парадигме виртуальной триалектики – новой естественно-научной мировоззренческой концепции – авторы обосновали виртуальную медицину как очередной этап развития психосоматической медицины и новое направление в здравоохранении. Приводятся результаты исследований социального, психологического и соматического здоровья военных моряков и морских пехотинцев в процессе длительных океанских походов на надводных кораблях и подводных лодках, а также в госпитально-поликлинических условиях и санатории. Даются практические способы психологической коррекции, алгоритмы достижения социальных и профессиональных успехов в будущем, а также система профилактики психосоматических нарушений.

В своей следующей работе «Виртуальный конфликт: виртуальная социология медицины» (460). Н.А. Носов вводит понятие «виртуальный конфликт», и рассматривает виртуальный конфликт в социальной сфере: сфере медицины. В монографии показано, что заболеваемость, в частности, бронхиальная астма, есть следствие социального виртуального конфликта в сфере медицины. Автором рассмотрены истоки конфликта, описана философия современной медицины. Предложены новые основания для построения медицины, сочетающие классические (константные) и виртуальные модели. На основании виртуального подхода предложены немедикаментозные методы лечения (аретеи) бронхиальной астмы как демонстрация эффективности виртуальной медицины.

Как практическое приложение к этой работе, можно рассматривать книгу А.Н. Михайлова «Аретея нарушений дыхания» (387). Книга посвящена развернутому описанию аретеи астматического виртуса – работе с сущностным основанием такого феномена как «бронхиальная астма». Автором на основе виртуального подхода предложены немедикаментозные методы лечения (аретеи) бронхиальной астмы как демонстрация эффективности виртуальной медицины. Дается полное описание инструментария работы с астматическим виртусом.

Значимым событием в области виртуальной психологии стала монография «Психология виртуального конфликта» (53) Асадуллиной С.Х. Данная работа посвящена исследованию психологии виртуального конфликта. Автор выстраивает концептуальную модель полиреальной природы человека, возникшей в процессе филогенеза, виртуального конфликта, как последствия процесса отделения в филогенезе совокупности реальностей отдельного человека вместо прежней слитности в роду и социуме.

Эта работа содержит результаты исследования источников виртуального конфликта в жизни человека, условий его возникновения, средств диагностики наличия виртуального конфликта и средств его разрешения. В монографии показано, что основным условием возникновения виртуального конфликта является полиреальная природа человека, диагностировано наличие виртуального конфликта во всех институтах социализации человека. В ней рассмотрены источники и условия появления виртуальных конфликтов в семье, в образовании, как нарушения принципа полионтизма, несоответствия их полиреальной природе человека. На основе виртуального подхода предложены средства разрешения виртуальных конфликтов, а также их профилактики.

На стыке виртуальной психологии и виртуальной медицины была написана работа Н.А. Носова и Ю.Т. Яценко «Параллельные миры. Виртуальная психология алкоголизма» (763). Несмотря на то, что тема алкоголизма весьма активно разрабатывается как в психологии, так и в медицине, авторам удалось, благодаря практическим разработкам Ю.Т. Яценко, найти новый ракурс психологического описания состояний алкогольного опьянения, названный авторами «виртуальными алкогольными переживаниями». Этот ракурс отличается от всех других тем, что позволяет научно описать состояние алкогольной интоксикации изнутри, т.е. с точки зрения наблюдателя, находящегося в алкогольной виртуальной реальности. Предложенный психологический метод терапии алкоголизма, названный авторами «Форсаж», испытан на 1500 алкогользависимых людях, и показал чрезвычайно высокую эффективность: 93% излечения для больных с 1 стадией заболевания алкоголизмом, 88% – для больных со 2 стадией и 33% – для больных с 3 стадией.

В следующей работе Яценко Ю.Т. «Исцели себя сам и себя успокой, помоги себе тем, что есть под рукой. Метод «Форсаж ТМ» (766). С позиций виртуалистики описаны механизмы развития различных хронических заболеваний человека, включая алкоголизм, наркоманию и другие виды зависимости. На научном материале в популярной форме наглядно показано, как человек, страдающий хроническим заболеванием или любым видов зависимости, попадает в патологический виртуальный мир и какие законы начинают управлять им в этом виртуальном мире болезней. В книге вы найдете примеры того, какие существуют виды зависимости, что такое виртуальные образы болезней и что способствует выходу в виртуальную реальность зависимости от болезней, какую роль играют разные виды информации при формировании виртуальной реальности и, как следствие этого, формирование и развитие любого заболевания и вида зависимости. Описана доступная и чрезвычайно простая в исполнении виртуальная технология – авторский метод Ю.Т. Яценко «ФорсажТМ». – по выведению из мира виртуальной реальности любых зависимости и хронических заболеваний, с тем, чтобы вернуть человека в реальную жизнь без зависимости и болезней, восстановить и омолодить организм любым и доступными подручными средствами (спичка, булавка, щуп, пинцет, использованный стержень шариковой ручки, зубочистка с тупым концом и пр.).

Содержание исторического направления в виртуалистике отражено в работе Асадуллина Э.Ф. «Виртуальный подход в истории» (26). В работе представлен вариант концептуальной модели виртуального подхода в социально историческом познании. Данная модель построена на полиотичной парадигме виртуального подхода как такового в соответствии с новым, постнеклассическим типом рациональности. Значимость проведенного исследования состоит в том, что виртуальный подход методологически структурирует весь спектр применяемых к истории как собственно исторических, так и не исторических научных подходов и их результатов по их отношению к центру концепции – человеку и человеческому обществу. Виртуальный подход в социально-историческом познании, включая в свой состав все применяемые в исторической науке методологические подходы, определяет дефицитные, не исследованные уровни, и организует их так, что не позволяет ни недооценить их значение в историческом процессе, ни преувеличить их значимость, преуменьшая значение других подходов, исследующие другие уровни бытия человека и общества. Виртуальный подход позволяет выполнить важнейшую метатеоретическую функцию, организуя историческое познание на всех уровнях, применяя средства каждого подхода адекватно исследуемому предмету – области – уровня человеческого бытия в социально-историческом познании. Построенная концептуальная модель может применяться в философском осмыслении социально-исторической действительности.

В следующей одноименной работе (46) данный подход предстает в учебном пособии для спецкурса, который преподается на очном и заочном отделении исторического факультета СГПА им. Зайнаб Биишевой с 2006 года.

Виртуальная антропология работ Центра виртуалистики представлена Я.В. Чесновым в его работе «Парфеньевские бабы, или Aнтропология женского тела» (722). В этой работе, представлена практическая разработка виртуального подхода к человеку на примере антропологии женского тела. Автором показано, что тело не только эротично, но и духовно. Тема, заявленная автором, раскрывается на его личном наблюдательном этнографическом материале, собранном в Парфеньевском районе Костромской области.

Работы в области «виртуального искусствоведения» представлены в сборнике трудов «Партитура Виртуоза. Альбом виртуалистики и аретеи» (536). В составе этого сборника работыИ.И. Силантьевой, В.Ф. Жданова Ю.Г. Клименко и Т.В. Смирновой.

На данный момент, в центре виртуалистики разрабатываются и новые направления в области виртуальной педагогики, в частности открытый проект «Виртуальный учитель». Есть и другие открытые проекты, такие, как «Виртуальная родина». Существует ряд «виртуальных» лабораторий разрабатывающих новые направления, в числе которых: Лаборатория «Медицинской и психологической виртуалистики токсикоманий и зависимостей» Яценко Ю.Т.; Лаборатория «Философских проблем виртуально-антропологического сознания», руководитель – Чеснов Я.В.; Лаборатория «Виртуальных операторов диагностики и аретеи», руководитель – Михайлов А.Н; Лаборатория «Управленческой виртуалистики», руководитель: Пронин М.А.; Лаборатория «Виртуальной психологии искусства», руководитель – Жданов В.Ф.; «Лаборатория искусственного интеллекта» Никольского А.Е.; «Лаборатория проблем системных подходов»; «Лаборатория виртуальной лингвистики»; Лаборатория «Виртуальной эргономики»; а также лаборатория «гуманитарной экспертизы городов» Пронина М. А.

В 2007 году в Стерлитамакской государственной педагогической академии быда образована лаборатория виртуалистики, заведующей которой стала доцент С.Х. Асадуллина. В этой лаборатории работа велась по двум направлениям. Первое научные изыскания в области виртуалистики, второе подготовка соответствующих учебных пособий. В том же году была учерждена серия научных и научно методических работ «Труды лаборатории виртуалистики СГПА им. Зайнаб Биишевой» Первый выпуск – учебное пособие Э.Ф. Асадуллина «Виртуальный подход в истории» (46). Второй выпуск – практико ориентированная монография Асадуллиной С.Х., Асадуллина Э.Ф., Маджуги А.Г. «Теория и практика историко-психологического познания в контексте виртуального подхода» (55). В данной монографии на основе виртуального подхода и полионтичной парадигмы научно обоснован принципиально новый концептуальный подход в изучении феноменологических категорий истории психологии и исторической психологии. В ракурсе данного научного труда представлена концептуальную модель интеграции истории психологии и исторической психологии на основе виртуального подхода, рассмотрены объект изучения названных направлений культурно-исторической психологии, а также их предмет с позиций инновационной парадигмы, в роли которой выступил полионтизм.

В этой работе, наряду с теоретико-методологическими основами историко-психологического познания, впервые освещены вопросы реконструкции ментальных карт различных эпох и показаны основные характерологические особенности психологического склада ума всех эпох: от первобытности до новейшего времени.

Этим коллективом на момент написания этой книги подготовлен к изданию учебник «История психологии: виртуальный подход».

Значительным продвижением в области исследования виртуальных конфликтов стало издание работы Асадуллиной С.Х. монографии «Теория и практика разрешения виртуальных конфликтов (54).

Значимым явлением в развитии виртуалистики стало издание ряда статей посвященным проблемам виртуалистики не только в ведущих отечественных журналах но и зарубежом: Великобритании (Оксфорд, Кембридж), Новой Зеландии (Веллингтон), Канаде (Ванкувер), Испании (Камплутенс).

Таким образом, данное научное направление динамично развивается и имеет большие перспективы в обозримом будущем.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.015 с.)