ТОП 10:

Возникновение «греческого вопроса»



Политика царизма в отношении Османской империи носила двойственный характер. С одной стороны, на империю султана была распространена доктрина Священного союза об охране легитимных прав монархов от революционных покушений. С другой стороны, реальные интересы России властно требовали поддержки национально-освободительных движений в Османской империи с целью усиления русских позиций на Балканах в противовес возраставшему влиянию западных держав, и в первую очередь Австрии.

В 1821 г. вспыхнуло греческое восстание. Охватив Морею и острова Эгейского моря, оно вылилось во всенародную войну за независимость. Движущими силами этой борьбы было греческое крестьянство и городская торговая буржуазия. В 1822 г. было образовано греческое национальное правительство. Национально-освободительное восстание греческого народа против султанской Турции привело к обострению международных противоречий в районе Балканского полуострова, Ближнего Востока и Средиземного моря. Вопрос о том, какой режим установится в Греции, расположенной на важнейших торговых путях из Европы в страны Северной Африки, Ближнего Востока и Среднего Востока, стал одним из центральных вопросов европейской дипломатии и оставался таковым в течение, по меньшей мере, десяти лет.

Россия, заинтересованная в укреплении своего влияния в этом регионе, стремилась к освобождению угнетенных Турцией народов Балкан и Греции и основании здесь дружественных ей независимых государств. Вследствие этого она выступала в защиту борющихся греков; оказывала им материальную и дипломатическую поддержку, а когда стало ясно, что этого недостаточно, помогла им силой оружия.

На крайне враждебной грекам позиции стояла многонациональная Австрийская империя, опасавшаяся, что их пример может оказать революционизирующее влияние на народы подвластных ей венгерских, итальянских и славянских земель. Кроме того, правящие круги Австрии боялись укрепления экономических и политических позиций России на Балканах в ущерб ее собственным. Австрия неизменно выступала за сохранение единства и неделимости Османской империи. К этому же стремились Англия и Франция, претендовавшие на руководящую роль в слабой и отсталой Турции. Поэтому эти государства выступали за сохранение в этом районе статус-кво.

Первые два года после начала греческого восстания английская дипломатия поддерживала султанское правительство. Однако по мере развития восстания, когда стало ясно, что греки не сложат оружие до победного конца, а Россия в любой момент может начать войну с Турцией в их защиту, министр иностранных дел Англии Дж. Каннинг начал менять курс. Англия объявила себя «державой-покровительницей» Греции, рассчитывая в будущем закабалить эту страну в финансовом и политическом отношении и сделать ее своей военно-стратегической базой на Средиземном море.

Россия в течение ряда лет настаивала на совместном выступлении европейской дипломатии перед Турцией с требованием предоставить Греции автономию, но западные державы затягивали переговоры по этому вопросу. В марте 1826 г. поверенный в делах России в Константинополе вручил Порте ультиматум с требованиями: вывести турецкие войска из Молдовы и Валахии; восстановить там порядок; немедленно освободить сербских депутатов, задержанных в Константинополе; возвратить Сербии все права, которые она получила по Бухарестскому мирному договору 1812 г.; возобновить русско-турецкие переговоры, безрезультатно проходившие с 1816 по 1821 гг. На выполнение этих требований давалось 6 недель.

В этих условиях Дж. Каннинг решил пойти на компромисс и 4 апреля 1826 г. подписало Петербургский протокол о совместных русско-английских действиях в урегулировании греческого вопроса. Считая, что русско-турецкая война приведет к резкому ослаблению Османской империи, ускорит освобождение угнетенных Турцией народов Балканского полуострова, английская дипломатия посоветовала Порте принять требования России. Австрия дала султану аналогичный совет. Турция приняла ультиматум, и в ходе начавшихся в июле 1826 г. в Аккермане русско-турецких переговоров предложенный Россией текст конвенции был принят без изменений.

Аккерманская конвенция подтвердила Бухарестский мирный договор 1812 г. За Россией закреплялись города Анкария, Сухум и Редут-Кале; принималась также предложенная Россией пограничная черта на Дунае. Россия получала право свободной торговли в Османской империи и свободного торгового мореплавания. Особо оговаривалось право торговых судов нечерноморских государств, следующих в русские порты или из них, беспрепятственно проходить через Черноморские проливы.

Весной 1827 г. в Лондоне начались переговоры России, Англии и Франции о заключении соглашения на основе Петербургского протокола и 6 июля 1827 г. была подписана Лондонская конвенция между Россией, Англией и Францией. Россия, Англия и Франция обязались предложить Оттоманской Порте свое посредничество с целью примирения с греками на основе следующих условий: греки будут находиться в зависимости от султана и платить ему ежегодную подать; они будут управляться собственными властями, но в назначении этих властей известное участие будет принимать Порта; в целях отделения греческой национальности от турецкой и предотвращения столкновений между ними, греки получают право выкупить всю турецкую собственность, находившуюся на их территории. Конвенция гласила также, что ни одна из трех договаривающихся держав не будет искать никакого увеличения своих владений, усиления своего влияния или торговых преимуществ, которые не могли бы получить две другие державы.

После заключения Лондонской конвенции, уполномоченные трех держав собирались время от времени для рассмотрения и принятия решений о совместных действиях в развитие постановлений конвенции. Перед началом русско-турецкой войны русское правительство, пытаясь успокоить союзников, опасавшихся односторонних действий со стороны России в отношении Греции, убедило их подписать в декабре 1827 г. «Протокол о бескорыстии», который, в общем, повторял статью 5 Лондонской конвенции. Протокол гласил, что в случае войны с Турцией державы обязуются при заключении мира «держаться постановлений Лондонской конвенции», и, каков бы не был исход войны, ни одна из держав не будет искать для себя какой-либо исключительной выгоды, торгового преимущества и территориального расширения.

Начавшаяся в апреле 1828 г. русско-турецкая война усилила беспокойство союзников России. В целях создания противовеса русскому влиянию в Греции, французское правительство добилось согласия союзников на посылку оккупационного корпуса в Морею. В Лондоне было принято решение направить туда корпус французских войск, которые, действуя от имени трех держав, блокируют турок, а Великобритания усилит свой флот в Средиземном море с целью содействия перевозке войск. Ко времени прибытия французского корпуса в Морею греческая повстанческая армия при помощи русской армии, одержавшей победу над турками на Балканах, фактически заняла основную часть полуострова, так что присутствие французского корпуса на Пелопоннесе практически не принесло никакой пользы грекам.

После длительных переговоров союзные державы приняли протокол от 22 марта 1829 г., определявший будущее устройство Греции. Англия и Франция стремились максимально сузить границы нового греческого государства, а Россия настаивала на том, чтобы в состав Греции были включены все греческие земли и острова, в том числе остров Крит. По этому протоколу греческое государство должно было включить Морею, Кикладские острова и часть континентальной Греции, лежащую южнее линии, соединяющей Волосский и Артский заливы. Греция должна была стать конституционной монархией, при условии, что государь, избранный на греческий престол, должен был быть христианского вероисповедания и не находиться в родственных связях с домами, царствующими в Англии, России и Франции. Греция должна была выплачивать султану ежегодную дань в размере 1,5 млн. пиастров.

Турция согласилась на признание независимости Греции только в результате поражения в войне с Россией. Условия протокола Лондонской конференции легли в основу относящейся к Греции статьи 10-й Адрианопольского мирного договора 1829 г., который завершил русско-турецкую войну. Договору предшествовала активная дипломатическая борьба. Его условия оказались сравнительно мягкими для Турции. Царское правительство, считая тогда невыгодным для себя уничтожение Османской империи, предпочла сохранить за султаном большую часть его владений, но зато обеспечить себе преобладающее влияние на политику Порты. По договору устье Дуная с островами, все Кавказское побережье до северной границы Аджарии, крепости Ахалкалаки и Ахалцих с прилежащими районами переходили к России. Турция признавала присоединение к России Грузии, Имеретии, Мингрелии и Гурии, а также ханств Ереванского и Нахичеванского, перешедших от Ирана по Туркманчайскому мирному договору 1828 г.

Самыми важными были не территориальные, а политические статьи договора. Порта обязалась предоставить автономию Сербии и Греции. Автономия Сербии была оформлена султанским указом 1830 г., Греция же, согласно Лондонскому протоколу 1830 г., была признано независимым королевством. Договор обеспечивал автономию дунайских княжеств (Молдовы и Валахии) с сохранением за Россией право участвовать в выработке статута этих княжеств. Подтверждались полученные прежде Россией права свободной торговли во всех областях Османской империи. Турция открывала проход через Босфор и Дарданеллы иностранным и русским торговым судам. На Турцию была наложена контрибуция, до выплаты которой сохранялась оккупация дунайских княжеств русскими войсками.

Таким образом, важнейшим результатом решения «восточного вопроса» на этом этапе было то, что Россия укрепила свое положение на Черном море и на Балканах; Сербия получила автономию; дунайские княжества сделали шаг на пути к своему освобождению, а Греция обрела независимость.

Египетские кризисы.

Вскоре после окончания войны с Россией Турция утратила сюзеренитет над вассальным Алжиром, который превратился в колонию Франции. Вслед за этим против турецкого султана открыто выступил паша Египта Мухаммед-Али. За спиной Мухаммеда-Али действовала Франция, стремившаяся при его посредничестве утвердить свое влияние на Ближнем Востоке. Так, в связи с выступлением египетского паши Мухаммеда-Али против своего сюзерена турецкого султана Махмуда II и вмешательства в войну европейских держав, стремившихся не допустить образования могущественного государства на территории Османской империи, возник египетский кризис. Эти державы предложили султану и паше посредничество в урегулировании конфликта, в результате которого 9 мая 1833 г. в Кютахъе было достигнуто соглашение о передаче под управление Мухаммеда-Али Палестины, Сирии и Киликии. Взамен он признавал себя вассалом султана и отзывал свои войска из Анатолии.

Во время египетского кризиса1831-1833 гг. Николай I активно поддержал султана Махмуда II против египетского паши, опасаясь, что победа последнего приведет к установлению преобладающего влияния Франции на всем Ближнем Востоке. Вместе с тем, царское правительство рассчитывало, что, покровительствуя султану, оно укрепит свое политическое влияние в Турции. В свою очередь, правящие круги Турции ввиду поддержки Мухаммеда-Али Францией и вследствие пассивности Англии и Австрии считали русскую помощь единственным средством спасения от продвигавшихся египетских войск.

В апреле 1833 г. русские десантные части высадились на азиатском берегу Босфора, в местности, называемой Ункияр-Искелеси, и преградили египетским войскам путь на Константинополь. Одновременно в Константинополь прибыл чрезвычайный посол Николая I А.Орлов. Столь очевидное усиление русского влияния вызвало резкое противодействие со стороны Франции и Англии. Стремясь уничтожить повод для пребывания русских войск в Турции, Англия и Франция потребовали от Махмуда II скорейшего примирения с Мухаммедом-Али. Под давлением этих двух держав султан пошел на серьезные уступки своему вассалу.

По соглашению, заключенному представителями султана и Ибрагимом-пашой в мае 1833 г., Мухаммед-Али получил в свое управление не только Египет, но также Сирию с Палестиной и район Аданы. За это он обязался признать сюзеренитет султана и вывести свои войска из Анатолии. Тем самым отпадала необходимость в пребывании русских войск в Турции. После того, как Ибрагим-паша отвел свои войска за Тавр, русские десантные части были посажены на суда для возвращения в Россию. Однако еще до их ухода из Турции А.Орлов получил от султана согласие на заключение Ункияр-Искелесийского договора.

Ункияр-Искелесийский договор в гласных статьях устанавливал, что «мир, дружба и союз будут навеки существовать» между Россией и Турцией и что обе стороны будут «согласоваться откровенно касательно всех предметов, которые относятся до их обоюдного спокойствия и безопасности, и на сей конец подавать взаимно существенную помощь и самое действительное подкрепление». Договор подтверждал Адрианопольский договор 1829 г. и другие русско-турецкие договоры и соглашения.

Россия обязывалась предоставить в распоряжение Порты необходимое количество вооруженных сил «в случае, если бы представились обстоятельства, могущие снова побудить Блистательную Порту требовать от России воинской и морской помощи» Наибольшее значение имела приложенная к Ункияр-Искелесийскому договору «отдельная и секретная статья» Она освобождала Турцию от оказания России помощь, предусмотренной в статье 1 договора, но взамен налагала на Порту обязательство закрывать по требованию России пролив Дарданеллы. После подписания Турцией и Россией Ункияр-Искелесийского договора 1833 г. русские войска были выведены из Турции.

Ункияр-Искелесийский договор вызывал протесты Англии и Франции, сопровождавшиеся, как дипломатическими нотами, так и военно-морской демонстрацией у турецких берегов. В ответной ноте министр иностранных дел России К.В. Нессельроде заявил английскому и французскому правительствам, что Россия намерена точно выполнять Ункияр-Искелесийский договор. Однако вскоре после подписания этого договора Николай I ослабил его значение для России, заключив с Австрией в 1833 г. Мюнхенгрецкую конвенцию, которая предусматривала в случае повторения кризиса совместные действия России и Австрии, направленные к сохранению Османской империи под властью существующей династии.

В секретной части конвенции подчеркивалась также необходимость принимать совместные действия сторон в случае ниспровержения существующего в Турции порядка. Русская дипломатия расценивала Мюнхенгрецкую конвенцию как свою победу. Австрия же видела в ней возможность ликвидировать «исключительное русское вмешательство в турецкие дела», предусмотренное Ункияр-Искелесийским договором, и поставить политику России в «восточном вопросе» в зависимость от своего согласия.

Вмешательство держав в турецкие дела в соответствии с условиями Мюнхенгрецкой конвенции было осуществлено во время египетского кризиса 1839-1841 гг., причем не только Австрией и Россией, но также Англией и Пруссией. Кризис возник в связи с новым турецко-египетским вооруженным столкновением. В июне 1839 г. турецкие войска, напавшие на египетскую армию в Сирии, были разгромлены в первом же сражении. Вслед за тем турецкий флот перешел на сторону Мухаммеда-Али. Порта была готова договориться египетским пашой, однако Англия, Франция, Россия, Австрия и Пруссия в коллективной ноте от 27 июля 1839 г. предложили ей не принимать окончательного решения без содействия держав и взяли урегулирование египетского кризиса в свои руки.

Когда возник новый конфликт между султаном и египетским пашой Николай I предпочел вовсе отказаться от Ункияр-Искелесийского договора, надеясь этим облегчить соглашение с Англией, направленное против Франции. Результатом такой его политики было коллективное вмешательство европейских держав в конфликт между султаном и египетским пашой, оформленное Лондонской конвенцией 1840 г.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.171.181 (0.007 с.)