ТОП 10:

Время французской гегемонии в Европе в ХVII в.



В XVII в. в расстановке сил на политической карте Европы происходят серьезные изменения, которые, главным образом, были связаны с упадком испанской гегемонии на континенте и установлением влияния Франции. В конце XVI – начале XVII вв. окончательно складывается французская абсолютная монархия. За счет многочисленного крестьянства и нарождающейся буржуазии постоянно пополнялась казна государства, что и позволяло монархам проводить активную внешнюю политику и усиливать позиции Франции, как на континенте, так и за его пределами.

Принципы «естественных границ» и «политического равновесия» были основополагающими во внешней политики всех французских правителей XVII в. Так, Генрих IV (Наварский), первый из династии Бурбонов, правивший в 1594-1610 гг. в своей политике преследовал две цели: ослабить могущество династии Габсбургов и поддержать выгодно для Франции складывавшееся равновесие между европейскими державами. Для этого он продолжал сохранять дружественные отношения с Англией, которая помогала ему, протестанту-гугеноту бороться против католической Испании и завладеть французским престолом. Однако в то же самое время Генрих IV тайно противодействовал планам английских моряков, торговцев и действиям британских дипломатов в Италии и на Востоке, где Франция имела устойчивые позиции. Более того, будучи соперником Габсбургской династии, Генрих IV с целью ее ослабления, способствовал заключению мира между Испанией и Голландией. Тем самым французский монарх содействовал признанию независимости 7 кантонов на севере Нидерландов, которые боролись против колониальной зависимости от Испании.

На Востоке, в Турции Генрих IV, благодаря своей хитрой и прозорливой внешней политики, добился в 1604 г. восстановления своего влияния и льгот, полученных Францией еще в 1535 г., а именно: все государства, желавшие торговать с Турцией, должны были посылать туда свои суда под французским флагом. Исключение составляли только англичане, которые добились от султана в 1599 г. права входить в его порты под своим собственным флагом. Имея «дружбу» с турецким султаном, Генрих IV поддерживал слухи о том, что он имеет намерения выступить против султана, изгнать его из Европы и объявить против него крестовый поход. Что касается политики в отношении германских протестантских князей, то, желая ослабления Габсбургов и, боясь объединения всех немецких земель, он поддерживал их в ходе религиозных войн в Европе, и даже перейдя в католицизм, оставался защитником «исконной веры», сохраняя дружеские отношения с ними.

Приемником Генриха IV во внешней политике стал кардинал Ришелье, который являлся первым министром и советником малолетнего короля Людовика XIII и практическим правителем Франции с 1624 до 1642 гг. Руководствуясь принципами «естественных границ» и «политического равновесия», кардинал Ришелье выдвинул идею расширения восточных границ Франции до Рейна с целью ослабить Габсбургов и установить «политическое равновесие» в Европе. В 1633 г. кардинал писал Людовику XIII о том, что, если король встанет против австрийского дома на сторону протестантских князей Германии, то они отдадут ему всю территорию до Рейна. Путь к Рейну лежит через Лотарингию. Если она будет присоединена, то можно постепенно распространить владения Франции до Рейна и даже принять участие в дележе Фландрии, в случае если она восстанет против испанского владычества. Примечательно то, что кардинал Ришелье, будучи строгим католиком и, разгромив отечественных протестантов-гугенотов в 1628 г. под Ларошелем, тем не менее, поддерживал протестантских немецких князей.

Этот факт наиболее очевидно подтверждает то, что в своей внешней политике он не только руководствовался, но и воплощал на практике принципы «государственного интереса» и «политического равновесия». Теоретическое обоснование и официальная пропаганда такой политики осуществлялось одним из известных французских публицистов Шантеро-Лефевром. Он доказывал, что древние франки завоевали Галлию, то есть огромное пространство, расположенное между океаном и Средиземным морем и ограниченное рекой Рейн, Пиренейскими горами и Альпами. Это пространство издавна известно под названием Галлии белгов, кельтов и аквитан. Шантеро-Лефевр включал, таким образом, в состав Франции Эльзас и Лотарингию, Савойю, Ниццу, - словом все то, чем Франция завладела впоследствии, впору своего могущества и военных успехов. Сам кардинал Ришелье в «Политическом Завещании» писал: «Цель моего пребывания у власти заключалась в том, чтобы возвратить Галлии границы, предназначенные ей природой, вернуть галлам короля-галла, поставить на место Галлии Францию и повсюду, где была древняя Галлия, установить новую».

Общеевропейским событием XVII в., определившим расстановку политических сил на континенте, и формирование нового миропорядка, явилась Тридцатилетняя война (1618-1648 гг.) между императором Священной Римской Империи и его союзниками, с одной стороны, и коалиции Франции - Швеции с союзниками, с другой стороны. Тридцатилетняя война носила религиозную окраску.

К концу XVI в. напор турок на владения Габсбургского дома ослабел, и Габсбурги снова обратили взоры на Германию, рассчитывая восстановить там свое влияние и императорскую власть, ослабленную Реформацией. Борьба императора за подчинение ему немецких князей проходила в значительной мере под религиозными лозунгами. То была борьба «католической реакции» с протестантизмом, который усилил позиции князей и стал знаменем их сопротивления империи. Фердинанду II, номинальному императору Империи, грезилась единая Германия под его безусловной и неограниченной властью. Тридцатилетняя война была последней попыткой империи подчинить себе Германию. Если бы подобного рода планы осуществились, рядом с Францией выросла бы огромная держава. Кардинал Ришелье напряг все свои силы, чтобы не допустить этого. Ему пришлось продолжать традиционную политику Франции, поддерживая протестантских князей против католика императора. Кардинал Ришелье начал переговоры с датским королем, который, боясь усиления Габсбургов в Северной Германии и на побережье Северного и Балтийского морей, охотно принял субсидии от Англии и Голландии и начал войну против Империи.

Далее кардинал применил все свое дипломатическое искусство, чтобы бросить против Габсбургов силы Швеции под предводительством ее смелого полководца - короля Густава-Адольфа, с которым был заключен союз в 1631 г. Швеция и Франция обязались «восстановить свободу Германии», то есть поднять протестантских князей против германского императора и ввести порядки, существовавшие там до 1618 г. Франция обязалась предоставить шведскому королю субсидию в 1 миллион ливров ежегодно; за это король обещал направить в Германию 30 тысяч пехоты и 6 тысяч кавалерии для действий против императора. Швеция выступила, таким образом, как прямая наемница Франции; ее задачей было поддерживать политическое распыление Германии и воспрепятствовать усилению императорской власти.

Однако Швеция имела и свои интересы на Балтике – установление контроля над ней. Швеция была в XVII в. самым сильным из Скандинавских государств. В XVI в. Московское государство потеряло свои владения на побережье Финского залива, расширить которые стремился когда-то еще Иван Грозный. Шведы заняли и восточное побережье Финского залива, и Рижский залив: теперь они мечтали о том, чтобы захватить все побережье Балтийского моря и, поставив крепости в устьях больших рек, по которым польские и прусские помещики вывозили хлеб в Западную Европу, брать с них пошлины в свою пользу. Когда Густав-Адольф был убит в 1632 г., Франция непосредственно вмешалась в немецкие дела; во имя пресловутой немецкой «свободы» она систематически разоряла Западную Германию. Длительная война, которая опустошила Германию и похоронила всякие надежды на ее политическое объединение, закончилась подписанием Вестфальского мира в 1648 г.

Вестфальским миром история дипломатии начинает обычно историю европейских конгрессов. Мир был заключен после долгих переговоров в форме двух мирных договоров, подписанных на Оснабрюкском конгрессе 1645-1648 гг. между императором Священной Римской империи и его союзниками, с одной стороны, и Швецией с союзниками - с другой, и на Мюнстерском конгрессе 1645-1648 гг. между императором Священной Римской империи и его союзниками, с одной стороны, и Францией с союзниками – с другой.

Шведские притязания были удовлетворены почти полностью. Швеция получила всю Западную и часть Восточной Померании с городами Штеттин (Щецин), Дамм, Гольнау, острова Рюген и Волин (устье Одера), г. Висмар с гаванью, а также епископства Бременское и Верденское (устье Везера), которые превращались в светские княжества; оговаривалось, что старые ганзейские города – Висмар, Бремен, Штральзунд, Верден и др. – сохраняют свои вольности.

В качестве суверена этих владений Швеция вступила в состав империи и получила право посылать своих депутатов на имперские сеймы. Основная цель Швеции, таким образом, была достигнута: важнейшие гавани на побережье не только Балтийского, но и Северного морей оказались в ее руках. Фактически она установила контроль над речной торговлей, добившись того, что устья восточноевропейских рек, впадающих в Балтийское и Северное моря, по которым шли хлебные грузы из Восточной Европы в Голландию и Англию, оказались, в ее руках. Так как территориальные уступки в пользу Швеции были сделаны за счет Бранденбурга и Мекленбурга, последних компенсировали за счет секуляризованных (переданных в собственность государства или других светских владельцев) епископств и монастырей. Бранденбург получил епископства Гальберштадт, Камин, Минден и право на присоединение архиепископства Магдебург после смерти архиепископа. Мекленбург был вознагражден епископством Шверин и Ратцебург и другими церковными территориями.

Франция окончательно присоединила к себе 3 лотарингских епископства - Мец, Туль и Верден – и получила весь Эльзас, за исключением Страсбурга. Бавария сохранила Верхний Пфальц и связанное с ним курфюршество. Были признаны самостоятельными и вышли из состава империи Швейцария и Республика Соединенных провинций (Голландия). Главными гарантами выполнения Вестфальского мира были объявлены державы-победительницы – Франция и Швеция.

В религиозной области Вестфальский мир уравнял в правах кальвинистов, католиков и лютеран Германии, узаконил секуляризацию церковных земель, но лишил германских князей права определять религиозную принадлежность подданных. Тем не менее, за князьями было признано право вести самостоятельную внешнюю политику, объявлять войну, подписывать мир, заключать договоры между собой и с иностранными державами. Правда существовала небольшая оговорка, внешняя политика немецких князей не должна быть направлена против империи.

Значение Вестфальского мира заключается в том, что он надолго установил внутренний строй Германии и закрепил ее политическое расчленение, фактически покончив с империей. С другой стороны, определив границы государств европейского континента, Вестфальский трактат явился исходным документом для всех последующих договоров, вплоть до французской буржуазной революции конца ХVIII в.

Вестфальский мир был торжеством политики кардинала Ришелье, хотя его самого уже не было в это время в живых. Продолжателем политики Ришелье был кардинал Мазарини. Он стоял у власти в период оформления мирных условий в Оснабрюке и Мюнстере. Позже в 1659 г. он заключил Пиренейский договор с Испанией, против которой он воевал в союзе с Англией, в ту пору возглавлявшейся О. Кромвелем. Этот мир, по которому Франция приобрела часть Люксембурга, Руссильон, Артуа и Геннегау, наряду с Вестфальским подготовил гегемонию Франции в Европе. Самый опасный из противников Франции - Империя - фактически перестал существовать. Торжествовала «исконная немецкая свобода» в Германии, «политическая свобода» в Италии. Под прикрытием пышных слов о «свободе» была закреплена политическая раздробленность и беспомощность этих двух европейских стран, с которыми Франция могла отныне делать все, что ей угодно. Вполне понятно, что кардинал Мазарини мог теперь спокойно навязывать своим соседям «естественные границы», ссылаясь на времена древних галлов, в доказательство действительных и мнимых прав Франции на спорные территории.

В период правления «короля-солнца» Людовика XIV (1643-1715 гг.) французский абсолютизм вступил в полосу своей наивысшей славы и наибольшего международного значения; но при нем же, во второй половине его царствования, стал клониться к упадку. Характерной особенностью дипломатии и внешней политики Франции в этот период являлись так называемые «династические войны», то есть стремление военным путем расширить владения Франции, обосновывая захваты правом наследования той или иной территории. В период правления Людовика XIV она участвовала, более того инициировала четыре династические войны, которые в итоге подорвали ее влияние в Европе и явились началом конца французской гегемонии на континенте.

Первая война была вызвана стремлением Франции захватить Бельгию, то есть ту часть Нидерландов, которая после нидерландской революции осталась в руках Испании. Предлог для войны соответствовал духу времени: он был чисто династическим. Основываясь на том, что новый король Испании, сын Филиппа IV, Карл II (1665-1700 гг.) происходил от второго брака, а по законам Фландрии дети от второго брака не наследовали трон своего отца, Людовик XIV, женатый на дочери Филиппа IV от первого брака, заявил от имени своей жены притязания на Бельгию. Против этого восстала Голландия, боявшаяся, что за Бельгией наступит и ее черед. Голландия заключила союз с Англией и Швецией. Война была непродолжительной (1667-1668 гг.) и закончилась подписанием Аахенского мира, по которому Франция присоединила несколько приграничных крепостей (Лилль и др.).

Война показала, что всякое наступательное действие Франции вызывает коалицию против нее со стороны европейских держав, опасающихся ее усиления в Европе. Не была исключением и вторая династическая война (1672-1679 гг.). В ходе этой войны, несмотря на усилия Людовика XIV не допустить союза Голландии со Швецией и заручиться поддержкой Англии, к антифранцузской коалиции присоединились бранденбургский курфюрст Фридрих-Вильгельм. Он предпочитал иметь в качестве соседа своих рейнских владений сравнительно слабую Голландию, но не могущественную Францию. Против Франции выступили немецкие и испанские Габсбурги и, наконец, империя в целом.

Династическая политика английского короля Карла II вызвала недовольство самих англичан, которые начинали рассматривать Францию как основного соперника, и заставили своего короля расторгнуть союз с ней и прекратить войну. Дипломатическим успехом Франции было вовлечение Швеции в войну с Бранденбургом. Но при Фербеллине (1675 г.) Фридрих-Вильгельм Бранденбургский нанес шведам решительное поражение. Франция согласилась на мир в Нимвегене в 1679 г., по которому она все же получила еще несколько пунктов в Бельгии (Камбрэ, Валансьен) и целую область у своей восточной границы - Франш-Контэ.

Нимвегенский мир 1679 г. знаменовал период наибольшего могущества Франции в Европе. Пользуясь политической слабостью Священной Римской империи, Людовик XIV принялся присоединять пограничные с Францией имперские территории. Были созданы особые «воссоединительные палаты», в которых французские юристы занимались установлением «прав» короля на ту или иную территорию империи. В 1681 г. Людовик XIV внезапно захватил Страсбург. Так как в это время начались активные действия турков, и угроза их нашествия нависла над самой Веной, империя и Испания по соглашению в Регенсбурге (1684 г.) признали за Людовиком XIV все эти присоединения.

Продолжавшееся усиление Франции всполошило всю Европу: Голландия создала новую коалицию против Франции, инициатором которой явился крупный политический деятель и дипломат Голландской Республики штатгальтер Вильгельм III Оранский, будущий монарх Англии после восстановления там монархии в 1688 г. Немедленно после Нимвегенсмого мира он развил энергичную дипломатическую кампанию, направленную к изоляции Франции, как самого опасного врага. Его дипломатическому искусству обязан был существованием тайный оборонительный союз, «Аугсбургская лига», заключенный против Франции. В эту «лигу» вошли император, Испания, Голландия, Савойя, некоторые мелкие немецкие князья, итальянские государи и, что особенно важно, Швеция, давнишний «друг» Франции. В шведской политике наступил перелом.

В течение первой половины XVII в. Швеция, заинтересованная в ослаблении империи, была в союзе с Францией и действовала зачастую по ее указке и на субсидии, полученные из Парижа. Усиление Франции во второй половине XVII в. и ее попытки захватить Бельгию и Голландию, державшую в своих руках шведский вывоз, вызвали в Швеции опасения. В 1681 г. Швеция заключила с Вильгельмом Оранским союз, направленный против Франции. Вокруг Франции замкнулось кольцо ее врагов. С этого периода Франция вступает в полосу длительной борьбы с Англией, и эта борьба заполняет историю международных отношений всего XVIII в.

Положение Людовика XIV осложнялось, но он все-таки продолжал свои захваты по Рейну. Началась третья война (1688-1697 гг.), крайне истощившая Францию. Это, однако, не остановило Людовика XIV. Его четвертая и последняя война оказалась для Франции подлинным разорением. Эта четвертая война носила название войны за испанское наследство.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.97.49 (0.009 с.)