ТОП 10:

Влияние революций 1848-1849 гг. на европейскую дипломатию



Революции 1848-1849 гг. вспыхнули не только против внутренней реакции, но и грозили в корне подорвать всю европейскую систему международных отношений, сложившуюся на основе реакционных венских трактатов 1815 г.

Во Франции революция 1848 г. поставила у власти класс французской буржуазии, круги которой проводили захватническую политику, политику расширения колониальных владений, что рано или поздно должно было привести к международным столкновениям.

Революции в Италии и Германии были направлены на уничтожение феодальной раздробленности, к созданию сильных национальных государств: объединенной Италии и объединенной Германии.

Итальянская и венгерская революции вели к распаду Австрийской империи. Польское революционное движение, целью которого являлось восстановление независимой Польши, грозило не только Австрийской империи, но и прусской монархии и царской России.

В международных отношениях 1848-1849 гг. центральным был вопрос, уцелеет ли система 1815 г. или она рухнет и совершится воссоединение Германии и Италии в самостоятельные государства. Создание единой Германии означало бы уничтожение феодальной раздробленности немецких земель и ликвидацию австро-прусского соперничества за объединение Германии. Но сохранение феодальной раздробленности и австро-прусского соперничества было выгодно соседним крупным державам, таким как Франция и Англия, что соответствовало внешнеполитическим интересам господствующих классов. Царская дипломатия также поддерживала раздробленность Германии, способствовавшая усилению влияния России в европейских делах.

Попытки объединения Германии под гегемонией Пруссии вызывали тревогу и противодействие, как со стороны царской России, так и со стороны Англии и Франции. Правящие классы Англии опасались усиления Пруссии за счет Дании. Французская буржуазия видела для себя угрозу в возможном поглощении Пруссией не только принадлежавших Дании Шлезвига и Гольштейна, но и малых немецких государств. Еще более враждебно относились правительства России, Франции и Англии к революционно-демократическому пути объединения Германии. Для Николая I борьба против революционного объединения Германии означала защиту самодержавно-крепостнического строя Российской империи. Между буржуазной Францией и буржуазной Англией с одной стороны, и феодально-абсолютистскими государствами Россией и Австрией - с другой, существовала некоторая общность позиций в германских делах, которая не могла не повлиять на международные отношения 1848-1849 гг.

Вся внешняя политика Временного правительства Франции, сформированного в ходе революции 1848-1849 гг., определялась страхом интервенции, боязнью встретить внешнего врага. Правительство старалось избежать всяких осложнений в отношениях с реакционными правительствами Европы. Главным средством избежать интервенции французское правительство считало обеспечение мира с Англией. Без английских субсидий война с французской республикой была бы непосильной для расстроенных финансов Австрии, России и Пруссии. Став министром иностранных дел, Ламартин немедленно написал британскому послу в Париже лорду Норменби и представителям других государств о том, что республиканская форма нового правительства не меняет ни места Франции в Европе, ни ее искренних намерений поддерживать отношения доброго согласия между державами.

4 марта 1848 г. Ламартин разослал представителям Французской республики за границей циркуляр, уверявший иностранные правительства в том, что Франция не начнет войны с целью отмены договоров 1815 г. «Трактаты 1815 г. не существуют более в глазах французской республики как право; однако территориальные постановления этих трактатов есть факт, который она допускает как основу и исходный пункт в своих отношениях с другими нациями», - говорилось в нем.

Отвергнув идею революционного вмешательства в дела других стран, циркуляр заявлял, что в некоторых случаях республика имеет право осуществить подобное вмешательство. Ламартин продолжал твердить о том, что всеобщее братство народов может быть установлено только мирным путем. Революционные демократы и социалисты во Франции не верили в мирное осуществление идеи братства народов и настаивали на активной помощи революционным движениям во всей Европе. Помощь революционным движениям, восстановление Польши в границах 1772 г. в качестве оплота и союзника Франции, сближение Франции с освобожденной Италией и объединенной Германией - такова была внешнеполитическая программа этих групп.

После февральской революции положение Франции в Европе резко изменилось. Франция отдалилась от Австрии, защищала целостность, нейтралитет и независимость Швейцарии. Мечтой Ламартина был союз с Англией, малыми государствами и «либеральной» Пруссией. Он считал, что родство политических принципов сможет обеспечить солидарность Англии, Франции и Пруссии во внешней политике. Внешняя политика Франции была слаба и пассивна. Даже в Италии, на территории которой Ламартин хотел искоренить австрийское влияние и заменить его французским, правительство не осмелилось на активные действия. При Временном правительстве Франция была изолирована и не имела союзников

Революционные потрясения в 1848 г. захватили почти всю Западную Европу и почти все правительства были встревожены волнениями в своих странах. Революционные события в Италии, мартовские революции в германских государствах и в Австрийской империи отвлекли внимание от Французской республики в первые недели ее существования и сделали общее выступление против нее совершенно невозможным.

В отличие от 1830 г., когда Англия сразу же после июльской революции признала новое французское правительство, Г. Пальмерстон не спешил с официальным признанием Второй республики и поддерживал с нею лишь фактические отношения. Республику признали США, Швейцария, Бельгия, Испания, но Англия выжидала, чтобы выяснить, насколько устойчиво новое правительство во Франции. Он поспешил обменяться мнениями с голландским правительством об угрозе французского революционного вмешательства в бельгийские дела. На этой основе произошло сближение Великобритании, Бельгии и Голландии.

Г. Пальмерстон опасался торжества французского влияния на севере Италии. Лучшим средством помешать Франции в этом деле считалось общее соглашение европейских правительств о мерах, которые надо предпринять, если она нападет на соседние государства. Соглашения этого он надеялся достичь на основе принципа невмешательства всех государств в дела Италии и Швейцарии. На деле Г. Пальмерстон готов был содействовать созданию сильного буферного государства на севере Италии под английским влиянием. Пользуясь слабостью внешней политики Временного правительства, английский дипломат намеревался всюду, где возможно, вытеснить французское влияние и заменить его английским. Однако его политика потерпела неудачу.

Известие о февральской революции вызвало у Николая I ярость. Царь никогда не признавал Луи-Филиппа законным монархом, но республика была еще хуже. Николай I желал двинуть против Франции свою армию и раздавить революцию. Сознавая недостаточность средств для выступления против Франции, он торопился создать вооруженный заслон против надвигавшейся с запада революции и старался укрепить связи с Берлином и Веной. Не будучи в состоянии напасть на Францию, Николай I решил порвать с ней дипломатические отношения. Но обстоятельства вынудили царя в 1848 г. занять в отношении Франции более сдержанную позицию, чем во время июльских событий 1830 г. Революции, происшедшие в германских государствах и в Австрии привели к тому, что даже намерения царя порвать с республиканской Францией дипломатические отношения остались неисполненными.

После мартовских революций в Вене и Берлине царь оказался в полной изоляции. Методы лавирования и компромиссов, которые применял в борьбе с революцией прусский король, были для Николая I совершенно нетерпимы. Николай сожалел о том, что революция расшатала устои старой, абсолютистской Пруссии. Он страшился создания единой Германии. Особенно боялся он революционного объединения Германии, но не желал допустить и объединения Германии под главенством прусского юнкерства. Николай I считал, что революция может переброситься в Познань, Галицию и Царство Польское, может подступить к границам России. В опубликованном 14 марта после революций в Австрии и Пруссии царском манифесте разъяснялось, что Россия занимает оборонительную позицию и пока не вмешивается во внутренние преобразования в Западной Европе. В разъяснительной статье К.В. Нессельроде оговаривалось, что, охраняя трактаты 1815 г. Россия «не упустит распределения границ между государствами и не потерпит, чтобы в случае изменения политического равновесия и иного какого-либо распределения областей подобное применение обращалось в ущерб Империи».

После революций в Австрии и Пруссии царь опасался революционного объединения Германии и господства в ней агрессивной Пруссии. При таких условиях разрыв с Францией, несмотря на провозглашение там республики, становился для царя нежелательным. В своем враждебном отношении к революции в Германии с царем вполне сходились буржуазные Франция и Англия, стремившиеся помешать Германии стать единым государством.

После разгона в 1849 г. Франкфуртского парламента, который ставил себе целью объединение Германии, мечта об этом объединении вокруг Пруссии не покидала широких слоев германской буржуазии. Николай I ни за что не желал допустить это объединение. Под влиянием Николая I Фридрих - Вильгельм IV отказался принять германскую императорскую корону от Франкфуртского парламента. Но под воздействием общего стремления к объединению даже реакционное прусское министерство графа Бранденбурга сделало в 1849-1850 гг. некоторые шаги к реорганизации бессильного Германского союза. Тогда Николай I поддержал австрийского канцлера Шварценберга, который объявил, что Австрия не потерпит усиления Пруссии. В этом вопросе Николай I всецело сходился с австрийской дипломатией.

2 августа 1850 г. представители России, Франции, Англии и Австрии подписали в Лондоне соглашение, которое закрепляло за Данией обладание Гольштейном. Это был первый удар, нанесенный Пруссии. В ноябре 1850 г. произошел новый конфликт между Австрией и Пруссией из-за Гессена. После вмешательства Николая I в городе Ольмюце 29 ноября 1850 г. было подписано соглашение между Пруссией и Австрией, причем Пруссия должна была совершенно смириться.

Соглашению предшествовала попытка Пруссии создать в 1849-1850 гг. под своим началом унию 26 германских государств и общегерманский парламент, что вызвало сопротивление Австрии, а также недовольство России, Франции и Великобритании. По соглашению Пруссия соглашалась на восстановление раздробленного Германского союза, созданного в соответствии с решением Венского конгресса 1814-1815 гг. и обязывалась пропустить австрийские войска в Гессен-Кассель и Гольштейн для подавления там революционных выступлений. Это соглашение было последней победой австрийской дипломатии в борьбе с Пруссией. Это «Ольмюцкое унижение» запомнилось всей Германии как дело рук Николая І.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.005 с.)