ТОП 10:

Австро-прусское соперничество



В XVIII в. господствующий класс в Англии имел уже в своем распоряжении колоссальные средства. Он мог покупать себе повсюду союзников, готовых отстаивать английские интересы. Это было тем легче, что в Европе не было недостатка в желающих продаться за почтенную сумму. Страной, которая кишела государями, согласными служить за деньги чужим интересам, по преимуществу стала Германия. Политически окончательно распавшаяся после Тридцатилетней войны, Германия представляла жалкое зрелище. В ней было, по выражению самих немцев, столько государств, сколько дней в году (в действительности их было даже больше). Например, владения так называемых имперских рыцарей, т.е. мелких сеньоров, подчинявшихся непосредственно императору - а их насчитывалось больше тысячи, - были тоже фактически независимыми государствами: власть императора вне наследственных земель Габсбургов давно свелась к нулю.

Вся эта коронованная мелочь влачила довольно жалкое существование и, постоянно нуждаясь в деньгах, придумала особый способ обогащения. Мелкие князья Германии, получившие по Вестфальскому миру 1648 г. право вести самостоятельную политику, занимались тем, что за субсидии уступали свои армии любому, кто готов был дать за это деньги. Происходила самая бесстыдная продажа солдат, а вместе с ними и родины. За одну только половину столетия немецкие князья заработали таким путем, не менее 137 миллионов ливров от Франции и 46,5миллиона фунтов стерлингов от Англии. Дело это оказалось настолько прибыльным, что немецкие князья учиняли настоящие облавы на своих подданных, забирая их в солдаты, а затем продавая их целыми армиями богатым союзниками.

Среди этого политического хаоса в Германии постепенно выделяются два крупных государства: Австрия и Пруссия. В XVII и XVIII вв. быстрое расширение Пруссии и превращение ее в великую державу составляет один из важнейших фактов истории Центральной Европы. Ядром этого государства было курфюршество Бранденбургское, которое попало в начале XV в. в руки дома Гогенцоллернов. В начале XVII в. к Бранденбургу была присоединена Пруссия, т.е. земли принадлежавшие другой ветви тех же Гогенцоллернов.

Со времени Фридриха-Вильгельма I, так называемого «великого курфюрста», Бранденбург-Пруссия - начинает играть уже значительную роль в международных событиях. С этого же времени Пруссия становится соперником Австрии в пределах Германии. Пруссия была типичной военно-крепостнической державой. Ее господствующий класс - дворянство - жил эксплуатацией барщинного труда крестьян, прикрепленных к поместью, продукты которого сбывались на рынках развивающейся Западной Европы. Курфюрсты бранденбургские, впоследствии прусские короли, сами были крупными помещиками.

Необходимость охраны речных торговых путей и постоянная борьба с соседями, в первую очередь со Швецией, за овладение побережьем Балтики, через которую хлеб и другое сельскохозяйственное сырье сбывалось за границу, превратила Пруссию в военную державу. Прусские короли были под стать своим юнкерам, как называли здесь дворян. Жадные, беззастенчивые во внешней политике, они, пользуясь благоприятным моментом, за счет владений соседних князей увеличивали территорию Пруссии. Большие деньги и большая армия - такова была незамысловатая политика этих коронованных «солдафонов» и «фельдфебелей» на троне.

Наибольших успехов в деле расширения своего государства достиг Фридрих II, и ему нельзя отказать ни в военных талантах, ни в дипломатическом искусстве. «Солдафоном» и «скопидомом», впрочем, он был не меньшим, чем его предшественники, но он жил в век Просвещения, был «другом» Вольтера и хорошо умел прикрывать свое истинное нутро поклонника палки и деспота безукоризненными французскими фразами и философскими рассуждениями, заимствованными у французских просветителей XVIII в. Свою карьеру писателя этот «философ из Сан-Суси», как его называли впоследствии, начал с опровержения «Государя» Н. Макиавелли. «Государь» Макиавелли, - писал он в предисловии к своему «Антимакиавелли», - внес порчу в политику и поставил себе целью разрушить правила здоровой морали...» Однако, едва вступив на престол, Фридрих II позабыл, о чем он писал. Можно сказать без преувеличения, что не было государя, который был бы таким же верным последователем Н. Макиавелли, как Фридрих II Прусский. Внешнюю политику он вел сам лично и ответственность за нее нес полностью. Правила, которыми он руководствовался при этом, были формулированы им самим следующим образом: «Раз должно произойти надувательство, то лучше уж надувать будем мы».

Фридрих начал свое царствование с того, что, вопреки данному его предшественником обещанию признать наследницей австрийского престола дочь Карла VI Марию Терезию, согласно Прагматической санкции 1713 г., он потребовал от нее за такое признание богатую промышленную Силезию. Когда Мария Терезия отказалась от этого, он организовал антиавстрийскую коалицию и захватил Силезию.

Так началась война за австрийское наследство 1740-1748 гг. Когда Франция, ведя свою традиционную политику против Габсбургов, решила использовать затруднительное положение Марии Терезии, Фридрих II дал заверение французскому послу в том, что «поделится с Францией, если останется в выигрыше». Результатом этого было соглашение Франции, Испании, Баварии, Пруссии, Саксонии о разделе австрийского наследства. На сторону Австрии встали соперницы Франции – Англия и Голландия, затем в 1747 г. примкнула Россия.

В то время как французы вели свои войны в Германии и «работали на прусского короля», сам прусский король уже заключил тайное соглашение с Марией Терезией. Он обещал ей никогда не требовать ничего другого, кроме Нижней Силезии с городами Бреславлем и Пейсе; для того же, чтобы продемонстрировать свою верность союзникам, он договорился с Марией Терезией, что будет для видимости две недели осаждать Пейсе, а затем город сдастся. Впоследствии Фридрих утверждал, что поступил так потому, что Франция стремится к разложению Германии, а он, Фридрих, по этой причине решил «спасти» Марию Терезию. Когда австрийцы, освободившись от самого опасного врага, прижали франко-баварские войска, Фридрих II прислал своим союзникам на помощь один гусарский полк. Одновременно он добился от курфюрста Карла-Альберта Баварского, избранного под давлением французов императором, согласия на присоединение к Пруссии Верхней Силезии, фактически принадлежавшей той же Австрии. Понимая, что австрийцы добровольно не уступят ему этой области, Фридрих круто повернул фронт против австрийцев, разбил их при Чаславе и затем при поддержке англичан получил всю Силезию. Когда все эти махинации Фридриха II стали известны в Париже, негодованию не было предела.

Длительные перипетии войны завершились Аахенским мирным договором 1748 г., который утвердил Прагматическую санкцию о праве Марии Терезии на императорский престол, но окончательно отдал Силезию и руки Фридриха II. Испания и Сардиния получили территории в Италии, частично за счет австрийских владений. Франция должна была возвратить земли, захваченные в Нидерландах, а также вернуть Англии Мадрас и ряд территорий в Америке. Англия, кроме того, добилась продления договора об асиенто.

Этот договор еще более обострил соперничество Австрии и Пруссии. Мария Терезия была вне себя от ярости. Она заявила английскому послу, который имел неосторожность поздравить ее с миром, что скоро надеется вернуть свое, «хотя бы ей пришлось отдать на это последнюю юбку». Для нее было ясно, что отныне самым опасным соперником Австрии в германских делах оказалась Пруссия, которая стала крупной державой Европы. Через несколько лет австрийской дипломатии удалось создать против Фридриха II коалицию, в которую вошли Франция и Россия. После этого против Пруссии и была начата та война, которая получила наименование Семилетней.

 

Семилетняя война

Напряженные отношения между Австрией и Пруссией не прекращались со времени войны за австрийское наследство. Австрийское правительство деятельно готовилось к новой войне. Австрия, Пруссия, Франция, Англия-все вели энергичную дипломатическую работу, запасаясь союзниками. В результате в конфликт была вовлечена почти вся Европа.

Неожиданный для всей Европы союз двух старых соперников - Франции и Австрии - и выступление Франции против своего прежнего союзника - Пруссии - осуществились следующим образом. Англия со времени начала «второй Столетней войны» поддерживала монархию Габсбургов как соперницу Франции. С XVIII в. эта политика стала вдвойне необходимой, так как Англии приходилось защищать от французов на континенте Ганновер - фамильное владение новой английской династии. Но со времени войны за австрийское наследство англичанам стало ясно, что на континенте появилась новая военная держава: это была Пруссия, которая наряду с Россией и Австрией была не прочь получать английские субсидии. Так как Мария Терезия требовала слишком большую сумму за защиту Ганновера и было мало надежды, что, занятая войной за Силезию, она сможет осуществить эту защиту, англичане отказались ей платить, и попробовали «нанять» Фридриха II. Тот согласился с тем большей охотой, что это спасало его, как ему казалось, от возможной диверсии со стороны России. Кроме этого, Фридрих II надеялся, что его дипломатического искусства хватит на то, чтобы договор, фактически направленный против Франции, не поссорил его с французами.

В России были не на шутку встревожены успехами Фридриха II. Канцлер Бестужев занял решительную позицию против Пруссии, находя ее опасной для России «по причине ее соседства и увеличения ее могущества». Так как протестантская часть Германии, а в частности Пруссия, находилась в дружественных отношениях с Францией, врагами Англии и Австрии, то Бестужев в 1755 г. заключил с английским послом Вильямсом договор. По нему Россия обязывалась за 500 тысяч фунтов единовременно и 100 тысяч ежегодной субсидии выставить против врагов Англии на континенте 80-тысячную армию. В качестве врага Бестужевым, естественно, подразумевался Фридрих II Прусский и никто другой. Однако планы англичан на самом деле были совершенно иными.

Нанимая Фридриха II, англичане считали, что Австрия и так, без расходов со стороны Англии, будет воевать против Франции: таким образом, Англии удается по дешевой цене составить коалицию из России, Австрии и Пруссии, которая сокрушит Людовика XV на континенте. В то время она сама будет захватывать французские колонии. Фридрих, заключая договор с английским правительством, думал, что, войдя в компанию с англичанами и русскими, он обезопасит себя от нападения со стороны России. Что же касается своего «друга» Франции, то он рассчитывал выступить посредником в англо-французском споре и заработать таким путем благоволение Франции, не порывая с Англией. К тому же он тяготился презрительно высокомерным покровительством Людовика XV и считал, что ему пора проявить «самостоятельность».

Можно представить себе негодование русского, французского и австрийского правительств, когда они узнали, что между Фридрихом II и Англией подписан в Уайтхолле договор в январе 1756 г., согласно которому обе стороны обязывались поддерживать мир в Германии и выступить с оружием в руках «против всякой державы, которая посягнет на целость германской территории». И Австрия, и Россия увидели в этом договоре предательство со стороны Англии. Английское правительство, убедившись, что результаты его дипломатической стряпни прямо противоположны ожиданиям, спокойно выжидало, рассчитывая на малую уязвимость Англии, защищенной морем, на котором господствовал ее флот. Все негодование обрушилось на Фридриха II. Франция в ответ на неблагодарность прусского короля решила объединиться с Австрией.

МарияТерезия после войны за австрийское наследство считала возможным приналечь Францию на свою сторону. Во Францию был отправлен едва ли не самый крупный дипломат XVIII в. Кауниц. Подготовка сближения со старым соперником велась уже давно. Кауниц еще в 1748 г. заверял любовницу Людовика XV мадам де Помпадур, что Австрия готова отказаться от части бельгийских провинций (Фландрии и Брабанта), если только Франция поможет Австрии возвратить Силезию. В 1751 г. Кауниц был назначен австрийским послом в Париж. Здесь он внушал французам, что только благодаря попустительству таких великих держав, как Франция и Австрия, выросли Пруссия и Сардиния, которые видят свою задачу в том, чтобы сеять раздор между великими державами и пользоваться этим, чтобы округлять свои владения.

Таким образом, почва для сближения Австрии и Франции была подготовлена. Последним толчком к союзу между ними была в данном случае излишняя «тонкость» дипломатии Фридриха II. Тотчас же после разбойного нападения англичан на французские суда в 1755 г. Фридрих II предложил Людовику XV смелый план. Пусть Людовик XV захватывает немедленно Бельгию; он, Фридрих, вторгнется в Богемию и, разгромив австрийцев, завладеет всей Германией. Таким образом, прусский король еще в XVIII в. замышлял план, напоминавший идеи Бисмарка в 1866 г. В Вене в это время уже стало известно, что Фридрих одновременно ведет переговоры с Англией. Мария Терезия немедленно довела об этом до сведения Людовика XV.

Известие о заключении Уайтхоллского договора между Фридрихом и Англией было подтверждением венских предупреждений. Людовик XV решился. 1 мая 1756 г. был заключен первый Версальский договор между Австрией и Францией о взаимной гарантии: каждая из сторон обещала в помощь другой армию втысячи человек против всякого агрессора. Незадолго до этого императрица Елизавета отказалась фактически от англо-русского договора и заключила оборонительно-наступательный союз с Австрией (1756 г.). Для нападения на Фридриха II Россия обязывалась дать в помощь Австрии армию в 80 тысяч. В случае победы над Пруссией Австрия должна была получить Силезию, Россия - Восточную Пруссию. Французские дипломаты добились вовлечения в эту коалицию Августа III, курфюрста саксонского и короля польского. В 1757 г. к коалиции примкнула и Швеция, соблазненная субсидиями и надеждой захватить Померанию.

Окончательно коалиция была оформлена двумя союзными договорами: русско-австрийским (февраль 1757 г.), который повторял условия предыдущего договора, но давал России субсидию в 1 млн. рублей ежегодно, и вторым, Версальским (май 1757 г.), по которому Франция обязывалась выставить 105 тыс. человек и давать Марии Терезии ежегодно субсидию в 12 млн. флоринов. В 1756 г. началась война. Положение Фридриха II скоро стало катастрофическим, хотя он и обнаружил в этой войне дарования полководца. Он действовал быстро и решительно, поспевая ко всем границам, бил врагов поодиночке и из десяти битв проиграл только три. Ему помогали исключительная бездарность генералов французского абсолютизма, непростительная медлительность австрийских полководцев и обилие притекавших к нему английских субсидии. Но от русских он понес тяжелые поражения-при Гросс-Егерсдорфе в 1757 г, и при Кунерсдорфе в 1759 г. В 1760 г. русские войска на некоторое время заняли даже Берлин.

К началу 1762 г. положение Фридриха II стало весьма тяжелым. Его спас поворот в русской политике, ускоренный смертью императрицы Елизаветы Петровны в январе 1762 г. Новый император Петр III не только отказался от всех завоеваний в Пруссии, но и изъявил желание оказать Фридриху II помощь. Корпусу генерала Чернышева было предписано соединиться с Фридрихом для совместных наступательных действий против Австрии. Таковы были события на восточном театре европейской войны. Чем больше затягивалась война Франции против Пруссии, тем большее удовольствие испытывали правящие круги Англии: для них европейские державы усердно «таскали каштаны из огня». Занятая в Европе, Франция оказалась бессильной за океаном. Англичане захватили к 1759 г. Канаду и в 1761 г. завладели Пондишери в Индии. Французский флот был почти полностью уничтожен.

Война была закончена двумя мирными трактатами: Парижским - на западе (10 февраля 1763 г.) и Губертсбургским - на востоке (15 февраля 1763 г.). Франция потеряла Канаду и другие владения в Северной Америке, т. е. долину реки Огайо и весь левый берег реки Миссисипи, за исключением Нового Орлеана. Вдобавок она должна была отдать Испании правый берег той же реки и уплатить ей вознаграждение за уступленную Англии испанцами Флориду. Франция принуждена была отказаться и от Индостана, сохранив там за собой лишь пять городов. Австрия навсегда потеряла Силезию.

Семилетняя война 1756-1763 гг. была последним общеевропейским конфликтом, который имел место перед Великой буржуазной революцией во Франции. В этом конфликте наметились те противоречия, и та расстановка международных сил, которые существовали в течение значительной части XIX в.

Во-первых, в новую фазу вступила англо-французская борьба за колонии и за мировое господство. Во-вторых, соперничество Австрии и Пруссии из-за гегемонии в Германии приобрело особую остроту. Эти два главных противоречия и лежали в основе всего конфликта. Одновременно исчез вековой антагонизм между Францией и Австрией - между Бурбонами и Габсбургами. Он превратился в свою противоположность - франко-австрийский союз. Наконец, в европейский конфликт энергично вмешалась Российская империя. Это явилось характерным новым моментом, который свидетельствовал о неуклонно возраставшем удельном весе России и о росте ее международного влияния. Таким образом. Семилетняя война на западе покончила с колониальным могуществом Франции, обеспечила полную гегемонию Англии на морях, а на востоке явилась первым шагом к будущей гегемонии Пруссии в Германии.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.011 с.)