Развитие ИСГ в 17 в. Влияние теории общественного договора



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Развитие ИСГ в 17 в. Влияние теории общественного договора



Философское осмысление человеческой истории было в XVI! в. связано прежде всего с учением об естественном праве и общественном договоре. Самыми выдающимися адептами этого учения были тогда голландский юрист Гуго Гроций (1583—1645 гг.) и английский философ Томас Гоббс (1588—1679 гг.).

Надеялись распространить действие законов математики и естествознания на историю Стремясь сделать методы геометрии и механики нормой всякого научного мышления, Гоббс не учитывал специфичности законов общественной жизни и их большой сложности. Но стремление решать проблемы общественной жизни с помощью пытливого разума, а не слепой веры. Гоббс перевел на английский язык «Историю» Фукидида. Гуго Гроций издал Тацита и сам был автором нескольких исторических произведений о древности Голландской республики, о Нидерландской революции и др. Но значение обоих ученых для истории исторической науки определяется мыслями и положениями, которые высказаны в их главных трудах. Вслед за Макьявелли и другими гуманистами Гоббс и Гроции рассматривали государство человеческими глазами и выводили «его естественные законы из разума и опыта, а не из теологии». Они не признавали божественного происхождения государства и объясняли его появление человеческими потребностями и человеческим разумом.

Вслед за Аристотелем Гуго Гроций считал, что по природе человек является существом общественным. Характеризуя первых людей, Гроций отмечал, что у них не было частной собственности. Первый человек мог овладеть для своей надобности всем, чего бы не пожелал, и потребить все, чем только он в состоянии был воспользоваться. И то, «чем каждый овладевал подобным образом, другой не мог у него отнять». Такую систему Гроций называл правом на вещи низшего порядка. Но по мере того, как возникали земледелие, скотоводство и ремесло, по мере того, как развивалась «разнообразная изобретательность» и хитрость, все это стало употребляться для удовлетворения страстей. Когда люди убедились в том, что отдельные рассеянные семейства не в силах противостоять насилию, они решают создать государство. Таким образом, «первоначально люди объединились в государство не по божественному повелению, а добровольно». Государство, по Гроцию, есть «союз свободных людей, заключенный ради соблюдения правды и общей пользы».

Гоббс, подобно Гроцию, считал, что жившие в естественном состоянии люди не имели государства, но отрицал, что им совйственно было стремление к общению. Гоббс считал, что людям в естественном состоянии был присущ необузданный эгоизм и стремление всем обладать и все захватывать. Не принципами морали, а принципами собственной пользы определялись все их поступки.

При естественном состоянии, в условиях ужасающей войны всех против всех «нет промышленности, ибо нет уверенности в плодах ее. Такое положение было невыносимым, и люди должны были его изменить. Единственный выход из ужасного естественного состояния заключался в его разумном ограничении. Для своего собственного блага людям необходимо было договориться об отказе от своих прав и о передаче их государству, которое, в свою очередь, должно положить конец «войне всех против всех». Люди добровольно отказались от свободного состояния и заключили общественный договор, передав свои естественные права государству.

Право на революцию и противодействие властям признается Гроцием только как редкое исключение. Гоббс рассуждал так: права людей в естественном состоянии безграничны, а так как люди по добровольно заключенному общественному договору передали их государству, безграничными являются и права государства.

Гоббс не случайно назвал произведение, посвященное государству, «Левиафан», т. е. библейское морское чудовище, обладающее невероятным могуществом. С естественным правом связывалась не только неограниченная власть государства, но и его неотъемлемая обязанность следовать велениям разума и заботиться об общем благе для всех подданных. четыре условия счастл.жизни подданных: защита от внешних врагов, сохранение мира внутри государства, поднятие народного благосостояния и богатства, предоставление каждому гражданину права пользоваться свободой без ущерба для других граждан.

Гроций не только изложил международное право «в целом и в последовательном порядке». Он положил в его основу общечеловеческую природу, чуждую идей расовой, национальной и религиозной исключительности. Гроций не отрицал правомерность войн. Но, во-первых, он настаивал на гуманных правилах ведения войны и на необходимости избегать ненужных убийств и жестокости, а во вторых, он строго различал войны справедливые и войны несправедливые. К справедливым целям войны он относил самозащиту, возвращение захваченного имущества, наказание за нарушение права.

В произведениях Греция и Гоббса не отрицается существование бога. Но, создав человека, бог затем как бы предоставил людям самим творить свою историю, вырабатывать законы, создавать государства. Гоббс тоже считал, что бог заложил в человека «естественный разум», а историческая жизнь развивается уже не по божеским законам, а по законам человеческого разума. Гоббс выводит из природы человека не только государство, но и религию.

Состояние общественных наук, и в частности трудов по истории, в значительной мере зависит от социально-экономических и социально-политических особенностей страны, в которой они создаются, и от классовых настроений непосредственных создателей. Нет поэтому ничего удивительного, что голландские и английские теоретики естественного права порывали в XVII в. более решительно со старыми феодальными и церковными теориями, чем их французские, немецкие и русские собратья. Это, в частности, относится к французскому католическому священнику Ж.

Боссюэ (1627—1704 гг.), написавшему «Рассуждение о всемирной истории», «Историю заблуждений протестантских церквей» и «Политику, извлеченную из подлинных слов священного писания». Боссюэ считает, что государственная власть возникла в результате свободного общественного договора, который необходимо было заключить, так как только государственная власть способна сдерживать пагубные страсти людей. Боссюэ сочетает это рационалистическое объяснение возникновения государства со старой теорией его божественного происхождения. Боссюэ подразделяет причины исторических событий на первичные и вторичные. Естественная природа и качества людей и целых народов являются лишь вторичными причинами исторических событий. Первопричиной этих событий является воля бога.

Немецкие ученые С. Пуфендорф (1032--1694 гг.) и Хр. Вольф (1679—1754 гг.), были эклектиками и заботились о примирении новых научных теорий со старыми теологическими и о приспособлении новых, по существу своему буржуазных, теорий к нуждам дворянства. По мнению Пуфендорфа, утверждения, будто бог непосредственно назначает или определяет царей, противоречат разуму и являются суеверием. Люди сами «составили между собою общества» и создали государства путем общественного договора, они руководствовались при этом соображениями собственной пользы, спасаясь от насильств и бедствий, неминуемых в жизни поодиночке и «вне гражданского состояния». Пуфендорф объясняет возникновение государства не только человеческими потребностями и человеческим разумом: учредителем гражданских обществ и основоположником верховной власти провозглашается «всеблагой бог». Пуфендорф считает требованием «истинной политики» заботу правителей о благосостоянии народа.

Старался примирить теорию естественного права с германской действительностью и Христиан Вольф. Исходя из известного представления о том, что в догосударственном состоянии люди использовали свободу себе по вред, Вольф полагал, что для преодоления зловредной свободы они заключали частные договора об отказе от личной свободы и переходе в рабское состояние. Так, антифеодальные и антитеологические концепции передовых мыслителей XVII в. приспосабливались для оправдания феодальных привилегий и религиозной идеологии.

В России теория естественного права использовалась не только для апологии абсолютизма, но и для обоснования дворянских привилегий. Феофан Прокопович (1681 —1736 гг.), был представителем теории естественного права. Согласно Ф. Прокоповичу, власть и слава царская обосновывается как священным писанием, так и естественным правом. Г. В. Плеханов обратил внимание на то, что на естественное право он даже ссылается раньше, чем на священное писание. При этом подчинение царской власти и вообще всем властям придержащим признается главным естественным законом («се всех законов главизна»).

Особое место в истории исторической мысли первой четверти XVIII в. занимает итальянский ученый Джамбаттиста Вико (1688—1744 гг.). Его труд «Основания новой науки об общей природе наций» содержал много нового и «немало проблесков гениальности», как заметил К. Маркс. Вико считал, что люди прошли длинный путь развития, прежде чем приобрели те качества разумных существ, которые Гроций считал естественными свойствами всякого человека. Естественное состояние Вико рассматривал в развитии: время неуклюжих великанов, способных чувствовать, но не способных мыслить, закономерно сменяется временем, когда развивается сознание. Если теоретики естественного права говорили об одной неизменной природе человека, то Вико различал три последовательно сменивших друг друга вида человеческой природы:

1) основанная на обманных фантазиях божественная природа, 2)основанная на грубой силе героическая природа и 3) «природа человеческая, разумная и потому умеренная», признающая совесть, разум, долг.

Говоря об общественных учениях, способствовавших развитию историографии в XVII в., мы видели, что они разрабатывались прежде всего философами и юристами, попутно занимавшимися и историей. Что касается историков, то они мало занимались проблемами философии истории. Виднейшие историки-эрудиты, целиком погруженные в дело собирания, публикации и критики исторических источников и установления исторических фактов, были в XVII в. людьми тесно связанными с религией и церковью. От них не приходится ожидать усилий, направленных на секуляризацию исторической мысли, а ведь именно на путях такой секуляризации стояли все открытия в области философии истории.

Высоко эрудированные католические монахи-историки были, наоборот, заняты оправданием римско-католической церкви и видели свою задачу в том, чтобы привести в известность как можно больше документов, способных устоять против критики и разоблачений идейных противников. Фальшивки тут не годились, так как их разоблачение могло лишь дискредитировать церковь. Свои открытия неизвестных материалов и хроник, свой скрупулезный и тонкий источниковедческий анализ монахи-эрудиты производили «для возвеличивания славы господа бога», но именно благодаря тщательности поиска, скрупулезности и тонкости анализа, они, вопреки своим религиозным убеждениям, входили иногда в прямое противоречие с интересами церкви.

Раскольник Андрей Денисов подверг тщательному источниковедческому разбору «Деяния соборные» на еретика Мартина и «Феогностов требник» и доказал, что они не возникли и не Ними но шикнуть в XII и XIV вв. Денисов показал, что «вид письма», «речения и пословицы», содержащиеся в документах «не древняго времени, но нынешнего». Как мы видели, развитие историографии в XVII — начале XVIII вв. шло двумя путями. Во-первых, это был путь философского оплодотворения историографии идеями естественного права и общественного договора, во-вторых, путь собирания и издания огромной массы источников. Оба пути мало перекрещивались. Представители обоих направлений неодобрительно относились друг к другу.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.01 с.)