ПРОТИВ ПЬЯНСТВА Алексей Черезов, город Вятка



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПРОТИВ ПЬЯНСТВА Алексей Черезов, город Вятка



Сколь ни велики потери в битве с «зелёным змием», но и они представляются мне несколько заниженными. Далеко не каждая семья отважится сказать про усопшего, мол, крепко попивал горемычный. Про покойника, как говорится, либо ничего, либо по-хорошему. Ушёл в мир иной ещё один мой знакомый – акурат после снятия похмельного синдрома. Частный лекарь ввёл препарат и уехал – никакой ответственности. А наутро сорокалетнему мужику стало плохо. Будь он в больничной палате под наблюдением, его попытались бы спасти. И сколько таких историй…

Многие не обращаются в наркологический диспансер, уповая на лечение спорадическое – от случая к случаю. До 2002 года домочадцы могли участкового нарколога вызвать, который бы направление выписал, коим можно было пристращать строптивого. Но Минздрав инициативу проявил, исходя из принципа: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. И исключил должность «врач-психиатр-нарколог участковый» из номенклатуры. Видимо, за ненадобностью. Типа, из Кремля виднее. Я, тем не менее, сделал запрос в прокуратуру: правомочно ли? Ответ пришёл из департамента здравоохранения: «в соответствии с приказами Минздрава и Минздравсоцразвития». Я вторично обратился с тем же вопросом. Мне посоветовали сходить к депутату.

Между тем, депутаты вот уже второй год собираются с мыслями – подкорректировать закон РФ от 1992 года, в том числе на предмет принудительного освидетельствования. Оно возможно и сейчас, но только в редких случаях, когда «лицо совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжёлого психического расстройства». То бишь пока «белочка» не прискачет. Если же вы не хотите, чтобы ваш родственник забился в конвульсиях с непредсказуемым исходом и начинаете лихорадочно звонить в «скорую», то беспристрастный голос диспетчера вас вмиг отрезвит: «Судорог нет? В окно не выбрасывается? Грозит проломить вам голову утюгом? Тогда вызывайте полицию». Полиция заберёт клиента в «обезьянник» – если тот продолжит буйствовать. И наутро выпустит. Но ежели милок поджал хвост и вполне миролюбиво ковыряет в носу, даже будучи в дупель датым? В наркологию его, один хрен, не свезут – сошлются на «добровольное согласие гражданина», в соответствии с законом РФ от 2011 года.

Даже если вашему сородичу станет плохо – а судорог всё ещё нет – и вы опять позвоните в «скорую», то там вам уже совсем безапелляционно заявят, что, оказывается, к пьяным они вообще-то не выезжают. Но как же быть, если человеку нужна экстренная медицинская помощь? «Звоните в полицию или в наркологический стационар». В стационаре вам говорят, что экстренной наркологической помощи они не оказывают: «Попробуйте ещё раз обратиться в «скорую»!». Замкнутый круг получается. Бабы слёзы у околоточного льют: ну, сделайте что-нибудь, пока не прибил! – а участковый уполномоченный лишь руками разводит: мол, на дворе демократия, обращайтесь, гражданочка, в суд. Только кто же в здравом уме в такой ситуации в суд пойдёт? В Америке тоже демократия. Но там подобные проблемы решаются элементарно. И гуманно.

У нас в очередной раз объявили пьянству бой. Ура, товарищи! Вот и генерал Солодовников призвал к здоровому и социально благополучному образу жизни. Правда, при этом никто не уточнил, сколько денег для этого «социального благополучия» надо. Например, тому же среднеарифметическому завсегдатаю рюмочных-закусочных. Не секрет, что из своей кровной «десятки» люмпен-пролетарий (охранник, пенсионер и пр.) львиную долю тратит на коммунальные услуги, жратву и проезд, а оставшиеся копейки «просаживает» с единомышленниками. Ну, выгоним мы его оттуда, он что – прямым ходом пойдёт к наркологу, а потом в элитный фитнес-клуб? Но его копеек ни на то, ни на другое не хватит. Так что он и дальше будут пить – если не дома, то в подворотне, на радость народной дружине и ППС. Большинство потому и пьёт, что просвета не видит. Летом – грибы, рыбалка, огород, пляжный волейбол. А зимой? Лыжи в Порошине – на час две сотни рублей, а туда ещё доехать надо!..

Секретарь Общественной палаты Кировской области Тахир Мамедов увязал проблему повального пьянства с парадигмой культурного уровня. Кто бы сомневался! Какой удар ниже пояса был нанесён социокультурной сфере в «лихие» девяностые, когда повсеместно закрывались Дома культуры, кинотеатры, спорткомплексы и турбазы, а в противовес им на каждом углу росли трактиры, распивочные, ломбарды, казино и прочие злачные заведения. Гарнизонный офицерский клуб превратили в торговую лавку. У сироток Дом малютки перепродали. Единственный в городе Дом моделей и Галерея современного искусства приказали долго жить. Дюжину профессиональных творческих союзов облапошили, экспроприировав у «вшивой интеллигенции» большую дворянскую усадьбу в центре города (якобы найдя худую досочку в мезонине), а для кучи – огромный Зал архитектуры и дизайна. Никто голос не подал в атмосфере тотального страха и мракобесия. Даже ведущий дизайнер города, который, как манны небесной, ждал возвращения Дома Витберга – или, на худой конец, крошечного кафе, где творческая интеллигенция могла бы встречаться в непринуждённой обстановке. Не дождался. Его тело нашли возле «родимой» рюмочной, где его, по слухам, траванули из-за муниципальной квартиры. Кстати, полиция в такие дела почему-то неохотно влезала.

Массовое нашествие «автопоилок» – чисто провинциальное явление с душком ханжества и лукавства. В Москве такого безобразия, отродясь не было, не говоря уже о «загнивающем» Западе, где питейных заведений куда больше, но они культурнее – и на любой карман. В Германии, например, помимо доступных пабов, масса клубов по интересам – от духовно-мистических до экстравагантно-импозантных. Одно другому не мешает. Лишь бы суррогатами не травились, на баррикады не лезли да с ума не сходили. Пьют, конечно, но оголтелого пьянства там не наблюдается. Как-то вот не принято. Лично мне кажется, что когда получаешь достойную зарплату, то и жить хочется достойно. По-человечески. У нас же иные работодатели придумали хитрую отговорку, что, мол, сколько вятскому мужику ни плати, он всё равно пропьёт. Абсурд – зато директорская совесть чиста и на содержание любовниц денег хватает. Неудивительно, что характерной чертой нашего менталитет стала озлобленность. И виной тому не только зависть или алчность, но и методичное угнетение базовых человеческих инстинктов – когда еда не еда, сон не сон и секс не секс.

Я это к тому, что нет смысла изобретать велосипед и биться с ветряными мельницами. Многовековой опыт цивилизованных стран показывает, что здоровый прагматизм – не фигня вопрос. Другое дело, если злонамеренно пускать соотечественникам пыль в глаза, мол, Запад нам не указ, секса у нас нет и, по-прежнему, быть не может и т.п. – хотя, к примеру, дискуссия о легализации проституции появилась вовсе не на пустом месте. Чего греха таить, ежели в дореволюционной России – во времена Священного Синода – легальных «домов терпимости» было отнюдь не меньше, чем богоугодных заведений? То есть даже сам царь-батюшка к проблеме относился толерантно. Сейчас-то кто мешает? Двуличная постсоветская мораль – или некое гомосексуальное лобби? Если так дело пойдёт, то наша озлобленность перерастёт в хронический синдром нетерпимости не только к физиологическим потребностям организма, но и к самому объекту вожделения по логике средневековых мракобесов, с упоением сжигавших на кострах молоденьких девушек только за то, что они будоражили общественное сознание своей бесовской смазливостью.

Российский холостяк может позволить себе воспользоваться интим-услугами в лучшем случае раз в месяц, тогда как житель цивилизованных стран – несколько. И при том – легально. В той же Германии секс-индустрия занимает достойное место в жизни не только холостяков – институт семьи от этого не страдает. Лично я знаю немало желающих походя снять стресс. Однако нам говорят, что общество-де «ещё не созрело» (как и в случае с выносом В.И. Ульянова из мавзолея). Доколь терпеть будем?

Отнюдь не призываю немедля перепрофилировать все закусочные и рюмочные в «номера». Но проблему пьянства надо решать комплексно и системно. А не спорадически – от случая к случаю».

Как и следовало ожидать, моя реплика (http://www.osobaya.net/3534) вызвала сумбурный резонанс. Одни – двумя руками «за» актуализацию щекотливых тем. Другие – двумя ногами и впредь готовы бить ниже пояса, чтобы неповадно было «вшивому интеллигенту» копаться в социальных корнях пьянства или разглагольствовать о легализации проституции. При этом оппоненты, лукаво жонглируя словами, уверяют, что автор-де «ратует за проституцию, которая запрещена законом, безнравственна и аморальна». Хотя, вообще-то, речь шла не совсем о том. Впрочем, если скабрёзному читателю угодно смещать акценты… Лично, я ратую за дискуссию. Ибо сказано: в споре рождается истина.

В наших дремучих краях не принято высовываться из болота. Того и гляди – по кумполу дадут или повесят на шею ярлык идиота, мол, тебе что – больше всех надо? Сей убойный аргумент свалит наповал любого рафинированного дилетанта, но только не прожжённого журналюгу, каковым в босоногом детстве я мечтал «иметь место быть». «Бесполезно! – добавят фатально дезориентированные скептики. – На Руси пили, пьют и будут пить», – а культуру пития, мол, надо культивировать веками. И, тем не менее, надо же с чего-то начинать. Если не мы, то кто? Великий Достоевский – и тот руку приложил, клеймя лавочников и трактирщиков, спаивающих Россию. До каких пор расхожей идентификационной триадой будут: водка, балалайка и медведь? Тогда как у битых нами французиков, например, – Наполеон, «Марсельеза» и Эйфелева башня. Чувствуете разницу?

Как ни прискорбно, но на Руси много чего не культивировалось – в отличие от закрепощённого витиеватыми путами и веригами сознания. Неслучайно доктор Антон Чехов настоятельно рекомендовал по капле выдавливать из себя раба. Не тут-то было: большевики накинули новое ярмо. Как только ни изощрялся агитпроп, хуля «мир капитала» и превознося райские ценности «лагеря социализма»! Когда я впервые вырвался «за бугор», то воочию убедился, что реальный социализм был там – в тесном симбиозе с капитализмом. А у нас, в СССР – просто «лагерь» с паханами, вертухаями и фраерами. Нам до сих пор вешают лапшу про ужасы империализма, в то время как чиновники и олигархи вовсю скупают там недвижимость для своих чад и домочадцев. Кто кого водит за нос?

Объявляя пьянству бой, мы втягиваем себя в длительную позиционную войну, в том числе – за своё конституционное право на достойную жизнь. А как же иначе? Большая часть населения по-прежнему балансирует на грани экстремального минимума, с трудом сводя концы с концами. Пряник с барского стола сам собой в рот не упадёт – его надо просить. Или требовать. Цивилизованно митинговать не получается: начинаем крушить пластиковые туалеты вместо того, чтобы предельно внятно возопить о своих нуждах и чаяниях к законодательной власти. То бишь к депутатам. Гражданская активность превращается в фарс, а мечты о чём-то большем – в утопию. Нам остаётся роптать по кухням, пока гром не грянет или Всевышний не услышит. Кстати, на Западе социальные преференции были дарованы не милостью Божьей, а в ходе изматывающей борьбы за место под солнцем.

«Смех-то смехом, а вот Авдотья Ивановна – кверху мехом», – шутил колхозный наставник нашей студенческой бригады. Судите сами: в развитых странах зажиточный «средний класс» – или бюргерство – колеблется в пределах 65% (у нас – втрое меньше). Именно он является тем локомотивом, который задаёт вектор общественного развития, диктует лейтмотив здорового и социально-благополучного образа жизни, заражая своим примером других, в том числе тех, кто пока что прохлаждается на пособии по безработице в социальной квартирке с пивком и кондиционером. Попробуйте попросить наше пособие в тысячу рублей – хотя бы на хлебушек с молочком. Вместо хлебушка вам всучат перечень низкоквалифицированных или не вашего профиля вакансий. Мой знакомый художник сдуру устроился дворником: ради трудового стажа – ну, и какой-то копеечки. Его терпения не хватило и на полгода: требований оказалось много больше, а гульденов – много меньше. Лично я в Германии не брезговал никакой работой, потому как везде платили сообразно элементарным человеческим потребностям и никто никого не чмарил – даже представителей иммигрантского контингента. У нас же везде чванливое хамство, и чуть ли не каждый норовит указать тебе на местечко у параши.

Кто у нас задаёт тон? Бандитские персонажи из фильма «Бригада». Под них все косят: и барыга, и торгаш, и хапуга, и нувориш, и оборотень-мент, и чиновник-коррупционер… В СССР лицемеров, бюрократов и прохиндеев всех мастей от души чихвостили на всю страну, а сейчас – пока генпрокурор отмашку не даст? Даже в авторитарно-тоталитарной Совдепии был Комитет народного контроля. И не только. Была масса рычагов воздействия на давшую сбой номенклатуру. Насколько эффективно? Это другой вопрос – но это было. Почему бы не возродить прежнюю практику?

Россия – страна парадоксов. Одни говорят – демократия. Другие – дикий капитализм. Третьи – длительный переходный период от старой формации к новой. Я бы сказал, что это – экспериментальная лаборатория, где люди служат вспомогательным ресурсом – наряду с природными, экономическими и прочими. Иные управленцы рвутся во власть, с целью закрепиться и удержаться, а затем хапнуть кусок пожирнее. Это в цивилизованных странах номенклатура служит народу и закону, а у нас – в основном – своим амбициям. За примерами далеко ходить не надо, когда их в нашей вятской вотчине – как дерьма за колхозной баней.

Неудивительно, что говорить о социальной справедливости стало немодно и зазорно: мешает навязанное извне чувство стыдливости. Провинциальные «креативщики» воруют с чёрно-юморного плаката (с дерьмом и мухами) слоган «Жизнь удалась», цепляя его на подозрительно жизнерадостные физиономии тинейджеров и обвешивая сим «позитивом» весь город, как это было на Вятке несколько лет тому назад в разгар депрессии и разгула криминала. Подростки ещё в жизнь не вступили, а она уже «удалась»! Чудеса, да и только. Вместо пищи для размышления – синтетическая жвачка. Типа, «живи себе в кайф и не парься».

Облдепздрав второй год антиалкогольную акцию устраивает, обменивая спиртное на всякие разности. Хорошее дело. Но почему бы до кучи ещё что-нибудь не замутить? Например – общественные приёмные по проблемам, связанным с наркоманией и алкоголизмом, где бы бесплатно и анонимно вели приём адвокаты, психологи и психиатры-наркологи? Тем более, что подобные уже давно работают в других городах России. Видит Бог – назрело и у нас. Пока что анонимный приём ведётся только за деньги. Или на Вятке свои порядки? Я бы сказал – свои причуды. Недаром же Вятку хотят сделать столицей сказочных преданий и прочих чудес.

И напоследок – о сокровенном. По статистике, в Вятке – как и в целом по стране – более трети лиц мужского пола в дееспособном возрасте составляют холостяки и разведенцы. Много это или мало? В любом случае, они являют собой ту самую группу риска, в коей более всего копится психофизиологический стресс. Вопрос на засыпку: как его снять? Алло, умники и умницы, подскажите: чем одинокого мужика занять, чтобы в свободное от работы время к рюмке не лип и на стены не лез?

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.006 с.)