По Д. Гранину. Упражняется ли милосердие в нашей жизни?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

По Д. Гранину. Упражняется ли милосердие в нашей жизни?



(1)Упражняется ли милосердие в нашей жизни? (2)...Есть ли постоянная принуда для этого чувства? (3)Часто ли мы получаем призыв к нему? (4)В «Памятнике», где так выношено каждое слово, Пушкин итожит заслуги своей поэзии классической формулой:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.

(5)Как бы ни трактовать последнюю строку, в любом случае она есть прямой призыв к милосердию. (6)Стоило бы проследить, как в поэзии и в прозе своей Пушкин настойчиво проводит эту тему. (7)От «Пира Петра Первого», от «Капитанской дочки», «Выстрела», «Станционного смотрителя» – милость к падшим становится для русской литературы нравственным требованием, одной из высших обязанностей писателя. (8)В течение XIX века русские писатели призывают видеть в таком забитом, ничтожнейшем чиновнике четырнадцатого класса, как станционный смотритель, человека с душой благородной, достойной любви и уважения. (9)Пушкинский завет милости к падшим пронизывает творчество Гоголя и Тургенева, Некрасова и Достоевского, Толстого и Короленко, Чехова и Лескова.

(10)Это не только прямой призыв к милосердию вроде «Муму», но это и обращение писателей к героям униженным и оскорблённым, сирым, убогим, бесконечно одиноким, несчастным, к падшим, как Сонечка Мармеладова, как Катюша Маслова.

(11)Живое чувство сострадания, вины, покаяния в творчестве больших и малых писателей России росло и ширилось, завоевав этим народное признание, авторитет.

(12)Милость к падшим призывать – воспитание этого чувства, возвращение к нему, призыв к нему – необходимость настоятельная, труднооценимая. (13)Я убеждён, что литература наша, тем более сегодня, не может отказаться от пушкинского завета.

(По Д. Гранину)

 

Сочинение

На первый взгляд, основная проблема текста Д. Гранина – милосердие вообще. Но если внимательнее прочесть размышления автора, поймёшь, что гораздо больше автора интересует вопрос о том, как проблема милосердия освещается в нашей литературе, и в классической, и в современной. Попробуем доказать, что это так.

Начинает Д. Гранин свой текст с вопросов: «Упражняется ли милосердие в нашей жизни? Есть ли постоянная принуда для этого чувства? Часто ли мы получаем призыв к нему?» А далее обращается к строкам из стихотворения Пушкина «Памятник», утверждая что последняя строка (милость к падшим призывал) «есть прямой призыв к милосердию». Он прослеживает тему милосердия от «Пира Петра Первого», от «Капитанской дочки», «Выстрела», «Станционного смотрителя» до творчества Гоголя и Тургенева, Некрасова и Достоевского, Толстого и Короленко, Чехова и Лескова, говорит о том, что «живое чувство сострадания, вины, покаяния» росло и ширилось, оно не утратило своего значения и сегодня.

Чётко и однозначно формулирует Д. Гранин своё понимание главных задач литературы: «…милость к падшим становится для русской литературы нравственным требованием, одной из высших обязанностей писателя», «литература наша, тем более сегодня, не может отказаться от пушкинского завета».

Я думаю, что эти утверждения абсолютно верны. В нашей жизни, к сожалению, много такого, что вызывает жалость, сочувствие, но, увы, не все способны отозваться на чужую беду милосердием, состраданием. У того же Д. Гранина есть очерк, который так и называется: «Милосердие», и в нём он рассказывает и о тех, кто подобного чувства чужд. Врач, спокойно берущий взятку у человека, у которого больна мать и не возвращающего деньги после того, как та умирает, потому что умерла она из-за больного сердца, а не по его вине. Женщина, высудившая алименты на своего ребёнка и спокойно получающая их, хотя сына воспитывает отец… Писателю самому никто не помог на улице, когда он упал и шёл, окровавленный, домой. Но это антигерои. Гораздо больше, утверждает писатель, в нашей жизни людей сострадательных.

И в других произведениях можно найти примеры милосердия. Меня до глубины души потряс рассказ

В. Тендрякова «Хлеб для собаки». Он о страшном времени для нашей страны, когда шёл процесс раскулачивания. Маленький мальчик ежедневно видит людей, дошедших от голода до полного истощения, он прячет продукты, носит их этим людям, но не может накормить всех, решить, кто из них нуждается в его помощи больше других. Ему кажется, что он нашёл самое несчастное существо, - собаку, он приносит ей хлеб, но душа мальчика, полная сострадания ко всем голодным, кого он не может накормить, рвётся от горя и недоумения.

Поэт Андрей Дементьев писал:

Пока мы боль чужую чувствуем,

Пока живёт в нас сострадание,

Пока мечтаем мы и буйствуем,

Есть нашей жизни оправдание.

Так давайте же помнить, что есть на землю существа, нуждающиеся в нашем сочувствии, милосердии! Наша великая литература учила и учит нас этому.

По Г. Смирнову. Более полутора столетий великороссы живут в духовном и душевном родстве… Почему Россия никогда не забудет Пушкина

(1)Более полутора столетий великороссы живут в духовном и душевном родстве с чародеем русского слова Пушкиным, о котором другой великий поэт Фёдор Тютчев некогда сказал:

Тебя, как первую любовь,

России сердце не забудет!

(2)Часто повторяя эту фразу, мы редко задумываемся: что значит это сравнение пушкинского творчества с первой любовью? (3)Для отдельного человека сладостность первой любви не столько в самих по себе остроте и яркости переживаний, сколько в том, что весь этот комплекс чувств испытывается впервые. (4)В дальнейшей жизни ему могут выпасть любовные чувства, неизмеримо более сильные, но всё это будет уже во второй, третий, энный раз. (5)Испытанное же впервые повторить, увы, никому не дано… (6)И как отдельный человек первой любовью ввергается в новую, неведомую ему стихию чувствований, так и русский читатель чтением Пушкина ввергается в сокровенную сердцевину поэзии, впервые получает цельное представление об этой сфере переживаний.(7)Ведь Пушкин не только «выносил в себе всё», как сказал о нём Аполлон Григорьев. (8)Он и высказал всё выношенное по-своему, по-пушкински. (9)Он как бы перевёл всё лучшее, всё созвучное его душе, что было в творчестве античных, средневековых и современных ему иностранных поэтов, на свой волшебный пушкинский русский язык. (10)Больше того, как ни парадоксально это звучит, он и русских поэтов, не стесняясь, переводил на свой язык. (11)И переводы эти настолько превосходили оригиналы, что многим «обобранным» поэтам впору было гордиться, что на их вирши обратил внимание и счёл достойным того, чтобы переписать их своим божественным глаголом, сам Пушкин. (12)Вот почему, прочитав не очень уж большой по объёму томик пушкинских стихов, русский читатель оказывается перенесённым в самую сердцевину мировой поэзии. (13)И только у русского читателя благодаря Пушкину есть такая чудесная возможность. (14)И после Пушкина никому не дано повторить эту миссию в России. (15)И сердце России никогда не забудет Пушкина, как никогда не забывает свою первую любовь ни один человек на земле…

(Г. Смирнов)

Сочинение

«Солнцем русской поэзии» назвал В. Ф. Одоевский великого Пушкина в единственном некрологе на смерть русского поэта. И с тех пор эти слова прочно связаны с именем великого поэта. Ещё более поэтичным стало сравнение Пушкина с первой любовью.

Тебя, как первую любовь,

России сердце не забудет!

Именно эти строчки Ф. И. Тютчева стали отправной точкой для размышлений Г. Смирнова о бессмертии поэта. Почему «сердце России никогда не забудет Пушкина, как никогда не забывает свою первую любовь ни один человек на земле?» Так, мне кажется, можно сформулировать вопрос, волнующий автора статьи о Пушкине.

Смирнов называет Пушкина «чародеем русского слова», пытается понять, что значит сравнение его с первой любовью. Эта любовь испытывается впервые. И первая встреча с поэзией Пушкина так же прекрасна, как первая любовь: «И как отдельный человек первой любовью ввергается в новую, неведомую ему стихию чувствований, так и русский читатель чтением Пушкина ввергается в сокровенную сердцевину поэзии, впервые получает цельное представление об этой сфере переживаний». Автор говорит и о том, что Пушки перевёл на свой волшебный язык всё лучшее, что было в русской и зарубежной литературе.

Авторскую позицию не найдёшь в каком-то отдельном фрагменте текста, её надо понять, вдумываясь во все размышления Смирнова. Для меня она свелась к следующему: А. С. Пушкин бессмертен, потому что каждому, столкнувшемуся впервые с его творчеством, открываются глубины души самого поэта и «сердцевина поэзии»; великий поэт открыл русскому читателю «сердцевину мировой поэзии», переписав «своим божественным глаголом» лучших античных, средневековых и современных ему иностранных поэтов.

Да, абсолютно прав Г. Смирнов в оценке творчества Пушкина. Поэт приходит к нам тогда, когда мы несмышлёнышами слушаем мамино чтение его сказок. «У лукоморья дуб зелёный», «Царь с царицею простился», «С первого щелка прыгну поп до потолка», - слышим мы, и с замиранием сердца следим за героями сказок. А потом приходит «Я вас любил», «Я помню чудное мгновенье», и снова мы останавливаемся в восхищении: вот так надо любить! Позже нам откроется Пушкин-прозаик, Пушкин-драматург, и каждая встреча с гением будет необыкновенной.

Пушкин настолько интересует читателей всех времён и народов, что появилось целое направление в литературе: пушкиниана. Жуковский, Тютчев, Одоевский, Гоголь, Достоевский, Некрасов и многие другие пытались постичь тайны Пушкина. Первым в этом списке, вероятно, можно назвать М. Ю. Лермонтова, откликнувшегося на гибель поэта смелым стихотворением «На смерть поэта». Для него Пушкин – «невольник чести», «дивный гений», у поэта «свободный, смелый дар».

Очень любила А. С. Пушкина Анна Ахматова. У неё своя пушкиниана.

Смуглый отрок бродил по аллеям,

У озерных грустил берегов,

И столетие мы лелеем

Еле слышный шелест шагов, -

пишет она в Царском Селе, где всё пронизано памятью о Пушкине-лицеисте. В течение многих лет, начиная с 20-х годов Анна Ахматова занималась изучением жизни и творчества Пушкина, результатом станет её умная и серьёзная книга «Слово о Пушкине».

Много стихов, повестей, романов напишут о поэте и в наше время .Мне запомнилось случайно прочитанное стихотворение поэта-песенника А. Дементьева «А мне приснился сон». В нём – сон-мечта поэта о спасении Пушкина на дуэли:

-А мне приснился сон,

Что Пушкин был спасен…

Дементьев видит, что Пушкина спасает сначала его друг, потом встреча с Натали перед дуэлью у Троицкого моста, затем Данзас заслонил поэта от пули. Но всё это был только сон…

Пушкин… Я знаю, что он ещё не раз войдёт в мою жизнь, и всякий раз я буду открывать его творчество по-новому.

 

По И. Гончарову. Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью… Интерьер как средство характеристики героя

(1)Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного человека или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием. (2)Когда он был дома – а он был почти всегда дома, – он все лежал постоянно в одной комнате, где мы его нашли, служившей ему спальней, кабинетом и приёмной. (3)У него было ещё три комнаты, но он туда заглядывал разве что утром, когда человек мёл кабинет его, чего всякий день не делалось. (4)В тех комнатах мебель закрыта была чехлами, шторы спущены.

(5)Комната, где лежал Илья Ильич, с первого взгляда казалась прекрасно убранною. (6)Там стояло бюро красного дерева, два дивана, обитые шёлковою материею, красивые ширмы с вышитыми небывалыми в природе птицами и плодами. (7)Были там шёлковые занавесы, ковры, несколько картин, бронза, фарфор и множество красивых мелочей.

(8)Но опытный глаз человека с чистым вкусом одним беглым взглядом на всё, что тут было, прочёл бы только желание кое-как соблюсти видимость неизбежных приличий, лишь бы отделаться от них. (9)Обломов хлопотал, конечно, только об этом, когда убирал свой кабинет. (10)Утончённый вкус не удовольствовался бы этими тяжёлыми, неграциозными стульями красного дерева, шаткими этажерками. (11)Задок у одного дивана осел вниз, наклеенное дерево местами отстало.

(12)Сам хозяин, однако, смотрел на убранство своего кабинета так холодно и рассеянно, как будто спрашивал глазами: «Кто сюда натащил и наставил всё это?»(13)От такого холодного воззрения Обломова на свою собственность, а может быть, и ещё от более холодного воззрения на тот же предмет слуги его, Захара, вид кабинета, если осмотреть там всё повнимательнее, поражал господствующею в нем запущенностью и небрежностью.

( По И. Гончарову)

 

Сочинение

Мы, конечно, без труда узнали произведение, из которого взят этот отрывок. Это роман

И. А. Гончарова Обломов». Сразу возникает вопрос: зачем понадобилось автору столь пространно и подробно описывать интерьер комнаты Обломова. Вспомним, что описание помещения является одним из средств характеристики героя. Как характеризует Обломова интерьер, какую роль описание помещения может играть в литературном произведении? Вот такую проблему мы , мне кажется, можем определить в данном фрагменте.

Гончаров пишет, что его герой, когда он находился дома,- а он почти всегда был дома, - лежал постоянно в одной комнате. Она была для него и спальней, и кабинетом, и приёмной. Остальные три комнаты ему не нужны. Комната, где Обломов проводит всё своё время,, на первый взгляд, казалась прекрасно убранной, но, замечает автор, здесь было «только желание кое-как соблюсти видимость неизбежных приличий, лишь бы отделаться от них». Мы понимаем, что забота об удобстве, красоте, даже чистоте помещения отсутствует, Обломову как будто не до того.

Гончаров заставляет нас задуматься над тем, почему это так, , заинтересоваться характером такого человека. Мы понимаем, что Обломову чуждо стремление к какой-либо деятельности, к труду. Он погружён в свои мысли или в сон, и при этом мы не ощущаем осуждения автора, он просто пытается заставить нас узнать, читая роман дальше, что привело Обломова к подобному образу жизни. Такую вот авторскую позицию я вывела для себя, не знаю, правомерна ли она, но так мне увиделась главная мысль автора.

Конечно, интерьер может много рассказать не только о литературном герое. Войдите в любой дом, в любую комнату, и вы получите представление и о характере человека, и о его предпочтениях, увлечениях. В комнате светло, уютно чисто, много книг, но они не только на полках, но и на столе, раскрытые на какой-то странице – хозяин чистоплотен, любит уют, увлекается чтением. А в другом доме грязь, беспорядок, пустые бутылки повсюду, окурки в пепельнице… Угадайте, кто здесь живёт?!

Интерьер как средство характеристики героев использовался многими писателями. Давайте вспомним поэму «Мёртвые души» Н. В. Гоголя. Чичиков едет от помещика к помещику. Сначала автор рисует нам общий пейзаж деревеньки, потом дом, потом даёт пространное и подробное описание внутреннего убранства комнат. У Манилова, прожектёра и мечтателя, везде незавершённость. У Коробочки «...за всяким зеркалом заложены были или письмо, или старая колода карт, или чулок...» У Собакевича в доме всё прочно и неуклюже и напоминает самого хозяина, похожего на медведя. В доме разгильдяя Ноздрева нет никакого порядка. Крайнюю степень нищеты, скопидомство хозяина обличает описание «обстановки» в доме Плюшкина.

Обратимся к роману Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Замысел преступления Раскольникова созревал в обстановке крайней нищеты, замкнутости. Комната героя -это крошечная клетушка , шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид с своими желтенькими, пыльными обоями, и до того низкая что чуть-чуть высокому человеку становилось в ней жутко, и все казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок . Отставшие, желтого цвета обои вызывают такое же расслоение и в душе, калеча и ломая ее навсегда. Гробом видится нам кровать Раскольникова - неуклюжая большая софа , которую сплошь покрывают лохмотья. Именно в таких комнатах, которые угнетают людей, давят на их психику, созревают самые ужасные и дьявольские планы. И характер Раскольникова виден здесь: полное равнодушие к внешнему миру, сосредоточенность на внутреннем мире.

Таким образом, интерьер играет огромную роль в понимании характера человека, литературного героя, и не зря Гончаров в самом начале своего романа о «лишнем человеке» так подробно описал его жилище.

 

По Е. Б. Тагер. Стихи Цветаевой подчас трудны…

(1)Стихи Цветаевой подчас трудны, требуют вдумчивого распутывания хода авторской мысли. (2)Но ничто не было ей более чуждо, чем орнаментальная игра со словами, поэзия смутных намёков, любой вид импрессионис­тической невнятности.

(3)То же и с ритмом. (4)Мощь и богатство цветаевских ритмов ни с чем не сравнимы. (5)Но как далеки они от зачаровывающей музыкальной ворожбы!

(6)Её нагромождения ударных слогов, её тире, её бесконечные переносы как бы призваны вбить кол в слово, пригвоздить читателя к смыслу, к содержанию.

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,

И всё равно, и всё едино.

Но если на дороге – куст

Встаёт, особенно – рябина…

(7)О чём всё это говорит?

(8)Начала, казалось бы, противоречащие друг другу, взаимоисключающие – с одной стороны, невероятная, бурная, взрываю­щаяся эмоциональность, а с другой – столь же невероятно острая, всепроникающая, пронзительная мысль – всё сплелось в Цветаевой в неразрывное целое.

(9)И это не только черта её творчества, но и всего её духовного строя и даже внешнего облика.

(10)Я познакомился с Мариной Ивановной в декабре 1939 года в голицынском Доме творчества. (11)Никогда раньше не видел я ни самой Цветаевой, ни её портретов, фотографий. (12)И воображению, довольно наивному, как я сейчас понимаю, рисовался образ утончённо-изысканный, быть может, по ассоциации с альтмановским портретом Ахматовой.

(13)Оказалось – ничего подобного.

(14)Никаких парижских туалетов – суровый свитер и перетянутая широким поясом длинная серая шерстяная юбка.

(15)Не изящная хрупкость, а – строгость, очерченность, сила. (16)И удивительная прямизна стана, слегка наклонённого вперёд, точно таящего в себе всю стремительность её натуры.

(17)Должен сказать, что ни на одной фотографии тех лет я не узнаю Цветаеву. (18)Это не она. (19)В них нет главного – того очарования отточенности, которая характеризовала всю её, начиная с речи, поразительно чеканной, зернистой русской речи, афористической, покоряющей и неожиданными парадоксами, и неумолимой логикой, и кончая удивительно тонко обрисованными, точно «вырезанными» чертами её лица.

(Е.Б. Тагер)

Сочинение

Марина Цветаева… В мою жизнь эта поэтесса вошла случайно.

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Эти строки я услышала в один из новогодних вечеров в известном фильме Э. Рязанова. «Чьи они?» -спросила я у мамы. «Цветаевой!» - был ответ. И вот томик стихов поэтессы в моих руках, началось волшебство. Стихи покорили меня. Так, наверное, покорили они и литературоведа Евгения Борисовича Тагера. Размышляя об особенностях стихов поэтессы, он пытается понять причины бессмертия её творчества. В чём особенности стихов Марины Цветаевой, почему они не оставляют нас равнодушными? Вот так, мне кажется, можно сформулировать проблемы, поставленные Е. Б. Тагером.

Евгений Борисович Тагер – один из тех, кому посчастливилось знать Марину Ивановну лично. В своих воспоминаниях он стремится раскрыть внутренний мир этого удивительного поэта, передать особенности «всего её духовного строя и даже внешнего облика». Литературовед отмечает особенности ритма её стихов, отсутствие в них «орнаментальной игры со словами, поэзии смутных намёков». Он вспоминает своё знакомство с Цветаевой. Его поражает во внешнем облике поэтессы «строгость, очерченность, сила», «удивительная прямизна стана, слегка наклонённого вперёд, точно таящего в себе всю стремительность её натуры».

По мнению Е. Б. Тагера, особенности её творчества заключаются в следующем: «Начала, казалось бы, противоречащие друг другу, взаимоисключающие – с одной стороны, невероятная, бурная, взрывающаяся эмоциональность, а с другой – столь же невероятно острая, всепроникающая, пронзительная мысль – всё сплелось в Цветаевой в неразрывное целое». В ёе стихах - речь, поразительно чеканная, зернистая русская речь и неумолимая логика.

Мне, конечно, трудно подвергать столь профессиональному анализу стихи Марины Ивановны Цветаевой. Они мне нравятся, и всё. Я вспоминаю её стихотворение, в котором она сама говорила о том, что будет известным поэтом:

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я — поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет,

 

Ворвавшимся, как маленькие черти,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам о юности и смерти,

- Нечитанным стихам! -

Разбросанным в пыли по магазинам

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Я очень люблю её стихотворение «Бабушке», где она создаёт очаровательный образ «юной бабушки». Читаю и перечитываю её «Попытку ревности». А как плакала я от восхищения и боли, когда случайно в Интернете скачала видеоролик по её стихотворению «Я стол накрыл на шестерых», последнее её стихотворение пред смертью…

Это стихотворение так заинтересовало меня, что я стала искать историю его создание и нашла на страницах журнала «Уральские нови» роман С. Ваксмана «Я стол накрыл на четверых». Он о поэтах серебряного века, но там есть главы, посвященные Цветаевой. После прочтения книг Ваксмана Марина Цветаева стала мне как будто ближе.

Живя в эмиграции в Париже, поэтесса как-то сказала: “Как меня будут любить! Читать – что! Любить – через сто лет!” Теперь это время пришло, по крайней мере для меня!

Аргументация к блоку «Роль литературы, поэзии в жизни человека»

Проблематика Примеры
Чем объяснить любовь русского народа к творчеству Есенина? 1. Е. Винокуров определил причины, по которым никто из нас не остаётся равнодушным к творчеству великого поэта. Он чутко отзывался на всё, что происходит в мире, в его стране. Вспомним его приход в литературу. Нежные, лиричные стихи о любви, о России. Край ты мой заброшенный, Край ты мой, пустырь, Сенокос некошеный, Лес да монастырь… Грянул гром, пришла революция, и изменился строй стихов поэта. Он верит в преображение своей родной деревни вместе с народом, но очень скоро понимает, что не будет у России «мужицкого рая», разочаровывается в идеях революции. Как трогателен образ тонконогого жеребёнка в стихотворении «Сорокоуст»! «Стальная конница»-паровоз обогнала его. Поэт, гонимый, подозреваемый во всех смертных грехах, гибнет, не переставая любить свою деревню, «страну берёзового ситца». 2. О непреходящей любви народа к великому поэту говорит и тот факт, что после гибели Есенина его творчество было под запретом, но люди находили возможность читать есенинские стихи. В повести Б. Васильева «Завтра была война» тонко чувствующая поэзию Вика Люберецкая читает одноклассникам стихи «упаднического» поэта Есенина, и они потрясены ими, хотя через некоторое время им здорово достанется за обращение к творчеству «кулацкого певца». Даже после своей гибели поэт-«компас» «остаётся обнажённой совестью нации»…
Как проблема милосердия освещается в нашей литературе, и в классической, и в современной 1. Меня до глубины души потряс рассказ В. Тендрякова «Хлеб для собаки». Он о страшном времени для нашей страны, когда шёл процесс раскулачивания. Маленький мальчик ежедневно видит людей, дошедших от голода до полного истощения, он прячет продукты, носит их этим людям, но не может накормить всех, решить, кто из них нуждается в его помощи больше других. Ему кажется, что он нашёл самое несчастное существо, - собаку, он приносит ей хлеб, но душа мальчика, полная сострадания ко всем голодным, кого он не может накормить, рвётся от горя и недоумения. 2. Поэт Андрей Дементьев писал: Пока мы боль чужую чувствуем, Пока живёт в нас сострадание, Пока мечтаем мы и буйствуем, Есть нашей жизни оправдание.
Почему Россия никогда не забудет Пушкина 1. Пушкин настолько интересует читателей всех времён и народов, что появилось целое направление в литературе: пушкиниана. Жуковский, Тютчев, Одоевский, Гоголь, Достоевский, Некрасов и многие другие пытались постичь тайны Пушкина. Первым в этом списке, вероятно, можно назвать М. Ю. Лермонтова, откликнувшегося на гибель поэта смелым стихотворением «На смерть поэта». Для него Пушкин – «невольник чести», «дивный гений», у поэта «свободный, смелый дар». 2. Очень любила А. С. Пушкина Анна Ахматова. У неё своя пушкиниана. Смуглый отрок бродил по аллеям, У озерных грустил берегов, И столетие мы лелеем Еле слышный шелест шагов, - пишет она в Царском Селе, где всё пронизано памятью о Пушкине-лицеисте. В течение многих лет, начиная с 20-х годов Анна Ахматова занималась изучением жизни и творчества Пушкина, результатом станет её умная и серьёзная книга «Слово о Пушкине». 2. Мне запомнилось случайно прочитанное стихотворение поэта-песенника А. Дементьева «А мне приснился сон». В нём – сон-мечта поэта о спасении Пушкина на дуэли: -А мне приснился сон, Что Пушкин был спасен…
В чём особенности стихов Марины Цветаевой 1. М. Цветаева Моим стихам, написанным так рано, Моим стихам, написанным так рано, Что и не знала я, что я — поэт, Сорвавшимся, как брызги из фонтана, Как искры из ракет,   Ворвавшимся, как маленькие черти, В святилище, где сон и фимиам, Моим стихам о юности и смерти, - Нечитанным стихам! -   Разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!), Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед. 2. Я очень люблю её стихотворение «Бабушке», где она создаёт очаровательный образ «юной бабушки». Читаю и перечитываю её «Попытку ревности». А как плакала я от восхищения и боли, когда случайно в Интернете скачала видеоролик по её стихотворению «Я стол накрыл на шестерых», последнее её стихотворение пред смертью… 3. Это стихотворение так заинтересовало меня, что я стала искать историю его создание и нашла на страницах журнала «Уральские нови» роман С. Ваксмана «Я стол накрыл на четверых» (http://magazines.russ.ru/urnov/2002/14/vak.html ). Он о поэтах серебряного века, но там есть главы, посвященные Цветаевой. После прочтения книг Ваксмана Марина Цветаева стала мне как будто ближе.
О бессмертии поэзии вообще 1. А. С. Пушкин. Я памятник себе воздвиг нерукотворный. И славен буду я, доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит 2. Е. Евтушенко «Поэт в Росси больше чем поэт» Поэт в России - больше, чем поэт. В ней суждено поэтами рождаться лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства, кому уюта нет, покоя нет. (http://www.stihi.ru/2007/11/17/1193 )
Интерьер как средство характеристики героя 1. Интерьер как средство характеристики героев использовался многими писателями. Давайте вспомним «Мёртвые души» Н. В. Гоголя. Чичиков едет от помещика к помещику. Сначала автор рисует нам общий пейзаж деревеньки, потом дом, потом даёт пространное и подробное описание внутреннего убранства комнат. У Манилова, прожектёра и мечтателя, везде незавершённость. У Коробочки «...за всяким зеркалом заложены были или письмо, или старая колода карт, или чулок...» У Собакевича в доме всё прочно и неуклюже и напоминает самого хозяина, похожего на медведя. В доме разгильдяя Ноздрева нет никакого порядка. Крайнюю степень нищеты, скопидомство хозяина обличает описание «обстановки» в доме Плюшкина. 2.Вспомним роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Замысел преступления Раскольникова созревал в обстановке крайней нищеты, замкнутости. Комната героя -это крошечная клетушка , шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид с своими желтенькими, пыльными обоями, и до того низкая что чуть-чуть высокому человеку становилось в ней жутко, и все казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок . Отставшие, желтого цвета обои вызывают такое же расслоение и в душе, калеча и ломая ее навсегда. Гробом видится нам кровать Раскольникова - неуклюжая большая софа , которую сплошь покрывают лохмотья. Именно в таких комнатах, которые угнетают людей, давят на их психику, созревают самые ужасные и дьявольские планы. И характер Раскольникова виден здесь: полное равнодушие к внешнему миру, сосредоточенность на внутреннем мире.

 

О чтении

С. Львов. Домашнее чтение вслух очень сближает…

(1)Домашнее чтение вслух очень сближает. (2)Когда вся семья вместе несколько вечеров подряд читает одну книгу, это невольно влечет за собой обмен мыслями. (3)Если это книга большая и ее читают долго, она превращается в друга семьи, ее герои оживают и входят в наш дом.

(4)Когда я смотрю на книги, что стоят у нас на полках, я могу их мысленно разделить на несколько отделов: настоящие фолианты, сочинения классиков, современные книги, справочники, словари, учебники и так далее. (5)Но я могу мысленно собрать вместе на особую полку книги, которые мы читали вместе и вслух. (6)Их мы знаем, помним, любим, как никакие другие.

(7)Как же выбрать время, чтобы несколько членов семьи могли сразу собраться за столом? (8)Не выбрать времени? (9)Находится же оно для того, чтобы вместе смотреть телевизор! (10)Разве мы не просиживаем перед ним иногда часами, даже когда ничего особенного не показывают? (11)Страница книги – это огромный экран, который и не снился самому лучшему телевизору!

(12)Советую вам, прошу вас, уговариваю – попробуйте! (13)Попробуйте читать дома вместе и вслух! (14)Было же что-то такое в совместном домашнем чтении, если о нем с волнением и благодарностью вспоминают люди разных поколений.

(15)Когда книгу читает вслух кто-нибудь из домашних, то, что происходит на ее страницах, отражается на лицах всех, кто собрался за столом. (16)Все чувства усиливаются и обостряются. (17)А тот, кто уже раньше читал эту книгу, читая ее теперь своим близким, испытывает радость, приобщая их к тому, что ему дорого, делясь тем, что принадлежало ему одному и чем он теперь одаривает других. (18)Словом, попробуйте, и я надеюсь, я уверен: вы не пожалеете об этом.

(С. Львов)

 

 

Сочинение

Тихий семейный вечер… Рядом мама, отец, сестрёнка. Мама вполголоса читает нашей малышке сказку. Я невольно прислушиваюсь и ловлю себя на мысли: как это здорово, когда можно вот так, запросто посидеть рядом с близкими людьми, прочитать любимую книгу . Но, увы, как редко это бывает в наш век сумасшедших скоростей, вечной гонки, бесконечного просмотра телепередач, долгого сидения в Интернете… О том, какую роль играет семейное чтение в жизни семьи, в воспитании личности, размышляет С. Львов. Почему так важно совместное семейное чтение – вот проблема, которую пытается решить автор.

Проблема, поставленная С. Львовым, особенно актуальна в нише время, когда наша страна перестала быть самой читающей страной в мире. Для автора этот вопрос является важным. Он считает, что семейное чтение сближает людей, позволяет оживить мысли и чувства. Он готов мысленно собрать на особую полку книги, которые когда-то читали всей семьей. Он упрекает нас в том, что мы не находим времени на совместное чтение, хотя находим его на долгий просмотр телепередач. Эмоционально, страстно призывает Львов: «Попробуйте читать дома вместе и вслух!»

С. Львов приводит нас к выводу: семейное чтение сближает, чувства усиливаются и обостряются, рождается радость общения самых близких людей. Конечно же, я не могу не согласиться с этой точкой зрения, как и с тем, что в современном мире такого семейного чтения становится всё меньше. Наверное, только когда мы ещё совсем маленькие, мама, папа или старшие брат с сестрой читают нам детские книжки перед сном. А позже каждый из нас занят своими делами, нужными и ненужными, и мы собираемся семьёй всё реже и реже. Не до чтения тут!

Кстати, о таком положении вещей свидетельствует статистика. Так, журналист В. Н. Фёдоров говорит о том, что до 90-х годов XX века 50 процентов родителей читали своим детям книжки, сегодня это делают только 7 процентов, а 37% населения не читают совсем. Самые читающие страны сегодня - это Италия и Швейцария, России нет в «десятке».

О роли семейного чтения можно судить по тому, как к нему относились в семьях классиков. В низ семейные вечера с чтением вслух были традициями. И. Бестужев-Лада рассказывает о уютных семейных вечерах, когда кто-то из домашних вслух читает книгу, а все слушают, а затем обсуждают услышанное. Подобные семейные чтения проходили в семьях Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского. Дети рассматривали их как светлые, счастливые моменты духовного общения с родителями, как этапы своего роста. В качестве примера можно сослаться на высказывания старшего сына Льва Николаевича Сергея, вспоминающего, как всей семьёй они читали книги Жюль Верна. А. Г. Достоевская вспоминает о том, что их гостиная оживлялась тогда, когда в ней устраивали музыкальные вечера. Но особенно памятными были семейные чтения, проходившие при свечах за овальным столом.

Д. Н. Мамин –Сибиряк в рассказах «Книжка с картинками» и «Книжка» рассказывает о том, как в его жизнь вошли книги. Его отец, небогатый заводский священник, страстно любил книги и тратил на них последние гроши. В центре лучшей в доме комнаты стоял книжный шкаф, на его полках разместились переплетенные томики сочинений Гоголя, Карамзина, Некрасова, Кольцова, Пушкина и многих других авторов. По вечерам устраивали чтение книг вслух. Мамин-Сибиряк пишет, что когда ему в руки попадает книга из детства, он испытывает чувство, что встретился с хорошим давним другом.

Как хотелось бы мне последовать призыву С. Львова читать дома вместе и вслух! Может быть, когда я стану взрослой и у меня появится семья, я постараюсь возродить эту чудесную традицию семейного чтения.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.052 с.)