Российские авторы теорий устойчивого развития



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Российские авторы теорий устойчивого развития



Российские авторы с должным вниманием отнеслись к первым докладам экспертных групп Римскому Клубу ещё в советский период. Научным исследованиям и экспертным оценкам российским авторам было нечего противопоставить, можно было только размышлять, развивать и дополнять уже изложенные тексты. Несмотря на то, что Римский Клуб презентировался как внеполитическая, внеидеологическая и внерелигиозная организация, критике подверглись с марксистко-ленинских позиций почти все его члены и привлекаемые к исследованиям эксперты.

Джермен Михайлович Гвишиани (1928-2003), побывавший в членах Римского Клуба, в послесловии к переводу книги Печчеи «Человеческие качества» в лучших советских традициях называет всех западных коллег либеральной буржуазной интеллигенцией, которая под давлением устроенных ими же самими глобальных проблем от видения капитализма как гаранта их счастливой жизни перешла помимо своего желания к острой критике (кроме тех, кто всё ещё восхваляют капитализм). И одни сосредоточены на устранении отдельных недостатков капиталистической системы отношений и хозяйствования, а другие вообще начали «отрицать эту систему как несовместимую с глобальными целями развития человечества, разумным и справедливым управлением делами на планете, принципами гуманизма». Печчеи при этом был назван гуманистом*.

Гвишиани внёс в российскую науку большой вклад тем, что развивал международное сотрудничество и научный обмен по вопросам решения общемировых задач развития человечества. Благодаря его содействию состоялась встреча Печчеи с Александром Кингом*. В 1968 году были разосланы приглашения авторитетным учёным и бизнесменам обсудить назревшие проблемы. Состоялась встреча, была дискуссия, и часть участников объединились в Римский Клуб.

Гвишиани совместно с зарубежными коллегами в 1972 году организовал Международный институт прикладного системного анализа в Лаксенбурге (предместье Вены, Австрия) с филиалом в России под названием Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований (преобразован в 1992 году в Институт системного анализа РАН). Там в 1970-е – 1980-е годы работало большое количество учёных из разных стран по вопросам международной политики, дипломатии и экономики, глобальным стратегиям.

Благодаря усилиям Гвишиани в 1989 году была открыта Российская национальная ассоциация содействия Римскому Клубу, президентом которой он стал. В своих работах всегда использовал системный анализ. Этот научно-практический метод позволял открывать, прерывать и/или устанавливать структурные связи между постоянными и переменными элементами систем*.

Виктор Георгиевич Горшков предложил биосферную модель, которую можно отнести к сильно устойчивому развитию. Он пишет, что планетарная биосфера будет устойчивой, если количество людей на планете не превысил 1 миллиарда человек, а уровень потребления продукции биосферы будет не более 1% от её объёма. Считал, что необходимо снизить антропогенную нагрузку на планету на порядок. Тогда люди будут способны жить на планете Земля, не разрушая её, достаточно долго*.

Это модель очень сильной устойчивости, которая в условиях командно-административной или военно-тоталитарной системы управления вполне осуществима. Однако оставалось неясным, принесёт ли механистический подход физических наук те результаты в биологической и социальной сферах, какие хотелось бы.

Термодинамические школы по миру показывают, что согласно законам термодинамики постоянное увеличение производства энергии и частичное рассеяние её в окружающей среде приводит к техногенному перегреву планеты и к катастрофическим последствиям. Таким образом, многие сторонники экоцентризма и очень сильной устойчивости делают вполне логичный вывод о необходимости резкого сокращения населения и производства, а некоторые впадают в экологический пессимизм и уверены, что глобальную катастрофу и поголовную гибель высших видов предотвратить невозможно, а можно лишь отодвинуть во времени. Все они предлагаются определённые конкретные меры, но быстрое введение их в действие в планетарном масштабе весьма проблематично.

Как только проблема была чётко поставлена, 5 июня 1972 года в Стокгольме состоялась первая Конференция ООН по окружающей среде. День открытия этой конференции отмечается как Всемирный день охраны окружающей среды. Создано учреждение «Программа ООН по окружающей среде» (United Nations Environment Programme - UNEP), где изучались и обсуждались глобальные экологические проблемы. Был сделан вывод о том, что остановка или снижение экономического роста и численности населения планеты это нерешаемая задача. Однако жизненно необходим переход к устойчивому развитию.

В результате большинство развитых стран приступило к разработке и приняло национальные экологические политики. Одновременно активизировались общественные природоохранные движения, началось межсекторальное международное сотрудничество по решению трансграничных экологических проблем. Россия в процесс включилась на два десятилетия позже*.

Все направления устойчивого развития имеют свои плюсы и минусы, и только их совокупность в виде национальных и местных программ может быть применена глобально. Именно такая позиция преобладала на второй конференции ООН по окружающей среде и развитию, состоявшейся в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Участвовали главы государств и представители правительств из 179 стран мира, в том числе и России. Параллельно проходила встреча представителей общественных экологических и социальных организаций. Были приняты декларативные документы и в качестве основного - план действий по переходу к устойчивому развитию «Повестка дня на 21 век».

Ольга Анатольевна Понизова и её коллеги из общественной экологической организации «Эко-согласие» сделали первый перевод этого документа на русский язык, который есть у меня в библиотеке*. Более 20 лет этот коллектив неуклонно демонстрирует приверженность идеалам устойчивого развития, представляет российскую общественность на всех конференциях по окружающей среде и климату, адаптирует для российского контекста их решения, переводит и публикует материалы, проводит мероприятия, консультации и учёбу всех заинтересованных.

Для реализации всемирного соглашения Повестка-21 в декабре 1992 года была создана Комиссия ООН по устойчивому развитию. Практически во всех странах – участниках началась бурная бюрократическая деятельность по выработке документов и созданию новых структур, призванных спланировать и обеспечить переход их страны к устойчивому развитию. Фактически полностью сформировалась новая глобальная идеология, стимулировавшая модернизацию старых и появлению новых социальных институтов устойчивого развития.

Далее в 1997 году в ООН была проведена специальная сессия под названием «Рио+5» с целью оценить реализацию Повестки-21. Признано, что прогресс «неравномерный» по принятым пунктам. Ключевые проблемные тенденции остаются - рост глобализации и неравенства в доходах, продолжение ухудшения глобальной окружающей среды. Дискуссия среди авторов, в том числе российских, что такое устойчивое развитие и как его реализовать, продолжалась.

Большинство известных российских авторов, получивших научные звания в советский период, в 1970-е – 1980-е годы находились в позиции критики к концепции устойчивого развития, а в постсоветский период в 1990-е годы стали активно развивать отечественное направление ноосферного развития, где устойчивость в развитии либо отвергалась, либо трансформировалась из цели в средство или состояние.

Все усилия западных развитых стран по переходу к устойчивому развитию подвергались сомнению, и аргументов для этого было достаточно. Насущной задачей человечества в конце 20-го века для российских авторов виделось не развитие, а выживание. Об этом более подробно будет сказано в следующей главе «Теории ноосферного развития».

Константин Владимирович Папёнов сформулировал концепцию гармоничного развития общества и природы и изложил её в 1997 году с соавторами в первом вузовском учебнике «Экономика природопользования». Эта концепция характеризуется тем, что из экосистемы в экономическую сферу поступают высококачественные виды топлива и сырья, а в экосистему возвращаются такие виды тепла и материи, на основе которых экосистема вновь регенерирует полезные для людей ресурсы*.

В таком варианте взаимодействия общества и природы это взаимодействие может быть устойчивым и продолжаться бесконечно долго. Важно лишь доработать технологии и возвращать в природу из производственных циклов такие отходы, какие природа способна достаточно быстро регенерировать в полезные ресурсы. Природные круговороты и процессы являются гео и био технологиями, призванными служить благосостоянию нынешних и будущих поколений людей.

ДятловСергей Алексеевич с коллегами в 1998 году включил тему устойчивого развития в учебный курс экономического факультета СПбГУ и дал, на мой взгляд, наиболее ясное и чёткое определение устойчивому развитию: «Устойчивое развитие можно рассматривать как комплексное развитие человеческого общества, которое на основе принципов целесообразного существования, рационального природопользования, экономической эффективности и социальной справедливости представляет экологические, экономические и социальны услуги всем членам общества, поддерживая при этом природно-экологические, социально-экономические и жизнеобеспечивающие системы в стабильном состоянии, и служит целям удовлетворения нормальных духовных и материальных потребностей нынешних и будущих поколений людей и всестороннего развития личности»*.

Антонина Алексеевна Кулясова исследовала концепцию устойчивого развития*. Пришла к выводу, что основной недостаток направления очень слабого устойчивого развития состоит в концентрации внимания на экономической модели и социальных процессах. По-прежнему конкретные экологические проблемы остаются в этом подходе на периферии, и экономическая система рассматривается как в большей степени изолированная, закрытая система. Создаётся впечатление, что экономика существует сама по себе, связи с экологической системой хотя и признаются, но напрямую не рассматриваются.

Принцип потребления и экономической эффективности по-прежнему являются в данной модели главенствующими. В современном мире господствует в настоящее время именно эта модель очень слабой устойчивости, которая не в состоянии решить не только экологические, но и социально-экономические проблемы. Поэтому экологическая обстановка на планете в целом ухудшается, экологические и социальные риски увеличиваются – в мире растёт количество погибших от голода, болезней, техногенных аварий и катастроф, экологических бедствий. Вместе с тем, заложенные в основе направления очень слабого устойчивого развития принципы международного государственного и экономического регулирования мировой экономики, безусловно, оказывают локальные благоприятные эффекты и замедляют темпы ухудшения ситуации в целом.

Природный капитал и антропогенный капитал не могут быть взаимозаменяемыми составляющими экономики. Поэтому в направлении слабого устойчивого развития, хотя там экономика напрямую связывается с экологией и испытывает определённые ограничения, всё же не даётся реальной возможности поддержания стабильности глобальных и региональных экосистем. Экономическая система, рассматривающая капиталы как взаимозаменяющиеся, приведёт к гибели, так как разрушение природных компонентов системы невозможно заменить антропогенными без разрушительных последствий для человека.

Поскольку человек является частью природной системы, то не может перерасти и заменить целое, не изменив его коренным образом. Изменённое целое качественно изменит все свои части, и человек перестанет быть человеком. Не только среди учёных, но и среди деятелей культуры, писателей-фантастов, художников, музыкантов происходило осмысление существующих тенденций развития человечества, всё больше и больше, всё быстрее и быстрее изменяющего природу. При этом преобладало и преобладает устрашающее и непривлекательное представление ближайшего и отдаленного будущего.

В целом теории очень слабого устойчивого развития и слабого устойчивого развития это видоизменённые концепции охраны окружающей среды, нацеленные на сохранение и некоторую корректировку нынешнего антропоцентрического характера социально-экономического развития. Рассмотрение теорий сильного устойчивого развития и очень сильного устойчивого развития – это рассмотрение моделей устойчивого развития под большим или меньшим влиянием экоцентризма.

Подход в теориях, относящихся к сильному устойчивому развитию и очень сильному устойчивому развитию, исходит из принципов системного анализа и показывает, что экономика является подсистемой экологии, поэтому должны рассматриваться экономические выгоды, как от использования ресурсов, так и от неиспользования. Природный капитал должен исполнять роль компенсатора, неприкосновенного запаса и наследства будущих поколений. Также эти теории свидетельствуют о том, что не все элементы и функции экосистем, а также услуги, получаемые от использования окружающей среды, могут быть оценены в денежном выражении и включены в экономические расчёты. Поэтому теории сильно устойчивого развития более всего отвечают современным требованиям, так как они отражают реальное понимание процессов в социуме и окружающей среде как сложнейших системах, где все элементы связаны друг с другом, и нарушение одного из них приводит к нарушению целой системы.

Серьезной проблемой в теориях очень сильной устойчивости является то, что накладываются довольно жёсткие ограничения на количество народонаселения Земли и его качественные характеристики. Предлагается не только остановиться в росте численности, но и снизить её до одного «золотого» миллиарда. При этом никто не даёт ответа на вопрос: как рационально и гуманно регулировать традиционно иррациональный процесс деторождения.

Игнорируются наработки, где доказывается, что население Земли может быть сотни миллиардов и более. Это возможно, если исключить из потребления пищу, предметы и услуги, при производстве которых ресурсы явно истощаются значительно сильнее, чем при экологичном производстве. Также исключение производства символических и быстро изнашивающихся вещей, усиление рециклинга может дать значительное снижение извлечения ресурсов из окружающей среды. Таким образом, демографическая катастрофа будет, если не устранена, то отложена на столетие. Это даёт шанс направить усилия на освоение Мирового океана и Солнечной системы.

Сейчас реализуется сценарий, когда урбанизация регулирует количество жителей планеты. Известно, что практически во всех глобальных городах отрицательный прирост населения. Тенденция увеличения доли городского населения за счёт миграции сельских жителей в города приведёт к остановке прироста населении на планете уже в течение ближайшего поколения, и начнётся обратный процесс.

Многочисленные авторы также рефлексировали на тему устойчивого развития. Было написано множество работ, защищено диссертаций, составлено учебных планов, написаны методички и учебники, повышена квалификация специалистов, обучено студентов и школьников. Также при поддержке Комиссии ООН по устойчивому развитию, зарубежных благотворительных фондов, программ правительственных структур развитых стран было проведено огромное количество обменных поездок и организованы все виды тематических мероприятий, какие только есть. В результате понятие «устойчивое развитие» и понимание его сути стало в России повсеместным.

Решение задачи перехода человечества к устойчивому развитию вначале виделось через реализацию устойчивых проектов в рамках региональных и местных повесток на 21-й век. Например, Балтийская повестка на 21 век реализовывалась также и в России в виде местных повесток в Санкт-Петербурге и Ленинградской области группами экоактивистов при поддержке науки и местных муниципалитетов. Как экосоциолог и экоактивист участвовал в двух проектах: «Адаптация Повестки дня на 21 век для Санкт-Петербургского региона» и «Лучшие практики устойчивого развития». Партнёрами были эксперты из «Зелёный Мир», СПбОЕ ЭКОМ, Междисциплинарного центра дополнительного профобразования СПбГУ, ЦНСИ, ЦРНО, Шведского общества защиты природы, Международной коалиции «Чистая Балтика». В результате в 1999 году была опубликована брошюра «Устойчивая Балтика – первые шаги», где были представлены 14 устойчивых социальных, экономических, экологических и муниципальных проектов*.

Усилия в этом направлении продолжались весь период и продолжаются в настоящее время. Администрации городских муниципалитетов и сельских поселений благосклонно принимают общественную активность по продвижению устойчивого развития, участвуют в межсекторальных обсуждениях и разработке документа местной повестки 21. Результатом этого стали апробация принципов и критериев устойчивого развития, разработанных на международном, национальном и региональном уровне. Полезным в этом стал процесс выработки индикаторов и показателей устойчивого развития на муниципальном и местном уровне. В этом процессе участвовали не только специалисты, но и местные жители, которым тоже хотелось бы знать, происходит устойчивое развитие или нет.

Важным также была разработка принципов, критериев, индикаторов и показателей для оценки устойчивых экологических, социальных и экономических проектов*. В настоящее время реализация этого направления пришла к идее переходных городов – это такие муниципалитеты, где жители осознанно реализуют только устойчивые проекты и тем самым совершают переход к устойчивому развитию, не снижая уровень жизни, а повышая его качество за счёт улучшения качества окружающей среды.

Вторая идея была сформирована тем обстоятельством, что мировая система ставит местные власти под давление бизнеса и вышестоящих властей, которые всё-таки разрешают реализовывать природоразрушающие и социально опасные проекты. Заключалась эта идея в том, чтобы создать альтернативное общественное управление в виде советов, которое территориально не будет совпадать с административными границами, а будет вписано в границы водосборов. Так возникнет негосударственное некоммерческое устойчивое управление территориями на всей планете. Общественные советы будут пользоваться у жителей доверием, оказывать гражданское давление на принятие властью решений, какие проекты можно реализовывать на их народной территории, а какие нельзя.

Как экосоциолог участвовал в двух проектах: «Информирование принимающих решения в области окружающей среды о воздействии этих решений на окружающую среду: на примере России и США» и «Становление партнерства между общественными, государственными организациями и бизнес структурами по охране водосборов России». Партнёрами были эксперты из «Зелёный Мир», СПбОЕ ЭКОМ, ЦНСИ, «Прозрачные воды Невы», «Экощит», Института озероведения РАН, «Альянс залива Часапик», «Спасём наши малые реки», Рамапо Колледжа, Товсон Университета. В результате в 2001 году была опубликована книга «Охрана водосборов в России и США»*.

Далее в 2002 году состоялся Всемирный саммит по устойчивому развитию под названием «Рио+10» в Йоханнесбурге. В нём приняли участие 22 тысячи представителей 191 страны. В 2012 году на конференции ООН по устойчивому развитию (Рио+20) участвовали представители 180 стран. Результатом был документ «Будущее, которого мы хотим»*, в котором так же, как и в документе 2002 года был повторён список глобальных проблем и деклараций об объединении усилия человечества для решения этих проблем. Ни одной из проблем не стало меньше. Поиск выхода из этого тупика привёл к третьей и четвёртой идеям – изучения и распространения опыта специфических местных, в основном, сельских сообществ энвайронменталистов, которые в мире называются экопоселения, и работе по экологизации бизнеса.

Третья идея реализовывалась мною как экосоциологом и экопоселенцем в ходе проекта «Экопоселения в России», который начался в 1998 году и продолжается в настоящее время. Экопоселенцы в ходе своей жизни, практик и дискурсов, отношений и внутренним состоянием ближе всех к исполнению принципов устойчивого развития. Это направление является медленно усиливающейся точкой роста перехода человечества к устойчивому развитию*.

В ходе реализации концепции устойчивого развития была и продолжает оставаться актуальной тема применения популярной методики Экоследа как индикатора устойчивого развития. В России эта методика адаптировалась в рамках Программы сотрудничества в области устойчивого развития и экологического менеджмента СПбГУ (руководитель Светлана Александровна Черникова). Результатом была опубликованная в 2005 году брошюра «Экологический след России и россиян»*. В дальнейшем мною эта тема была развита*.

В 2008 и 2009 году в СПбГУ усилиями Черниковой и коллег проводился Международный сертификационный курс «Устойчивое развитие и экологический менеджмент», в котором участвовал первый раз как слушатель, а второй раз как преподаватель, рассказывая об исследовании устойчивых сообществ – экопоселений, городских экокоммун, традиционных поморских и вепсских сёл, их практиках природопользования и сохранения природного богатства. Это были единственные за весь период курсы повышения квалификации, где специалистам в области устойчивого развития выдавались удостоверения о компетентности.

Четвёртое направление разрабатывалась мною как экосоциологом и консультантом Лесного попечительского совета. В 2002-2004 году в ходе двух проектов «Сотрудничество между секторами общества по охране водосборов и лесов в России и США» и «Экологическая модернизация в России» решалось, возможна ли экологическая модернизация в лесной промышленности, как она происходит и отражается ли это на состоянии лесов, делался сравнительный анализ. Результаты были изложены в книгах «Экологическая модернизация лесного сектора в России и США»* и «Экологическая модернизация: теория и практики»*. Был сделан вывод, что экологическая модернизация это способ достижения состояния устойчивого развития.

Также исследовались возможности устойчивого управления и лесопользования в ходе продвигаемой международными экологическими общественными организациями лесной сертификации. Делался сравнительный анализ с другими сертификационными системами, призванными сберечь людей и природу. Разрабатывались рекомендации для социального блока стандарта лесной сертификации. В результате за 2007-2014 годы написаны совместно с коллегами аналитические статьи, и на их основе методические пособия*, составлен сборник авторских статей «Лесная сертификация»*. Был сделан вывод, что лесная сертификация является инструментом устойчивого развития.


Теории ноосферного развития

Введение

Седьмым теоретическим источником экосоциологии являются теории ноосферного развития. За рубежом эти теории не получили столь широкого и разнообразного развития, как в России. Стратегии устойчивого развития признаются как переходные, необходимые для использования, особенно в развивающихся странах и в странах с переходной экономикой, где многие социальные процессы и экологическая ситуация явно неустойчивые. Россия относится к странам с переходной экономикой, и её ноосферное развитие видится как второй этап после этапа устойчивого развития.

Примером является то, что только в российской государственной концепции развития есть понятие перехода к ноосферной цивилизации. Вначале предполагается решить текущие проблемы в кризисных зонах, и одновременно исследовать, какие меры эффективны для улучшения экологической ситуации. Затем заняться реформами в отраслях промышленности и экономике в целом, произвести всеобщую модернизацию и экологизацию. И достигнуть самостоятельно уровня развитых стран по устойчивости качества жизни. Уже на этом этапе мерилом национального и индивидуального богатства станут человеческий потенциал и его социальный капитал, то есть духовные ценности, знания, навыки и опыт человека, живущего в гармонии с окружающей средой, и совокупность его полезных для общества усилий и действий. Такая жизнь в итоге приведёт к формированию сферы разума (ноосферы)*.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.207 (0.012 с.)