ТОП 10:

Охарактеризовать тенденции развития международных отношений.



Охарактеризовать тенденции развития международных отношений.

 

 


Международные отношения —
это сфера межгосударственного, межнационального общения. В ходе взаимодействия государств и народов, реализующих в этой сфере свои интересы, формируются разнообразные отношения: дипломатические, экономические, социальные (их субъектами служат не государства, а разнообразные неправительственные организации), культурные, информационные и т.д. Современные тенденции международных отношений:

— интернационализация практически всех сфер общественной жизни. Она выражается в росте контактов между людьми, международных обменов и взаимосвязей, а стало быть, взаимозависимостей в экономике, образовании, культуре, науке, здравоохранении, защите прав человека и в обеспечении всех аспектов его безопасности;

формирование глобальных проблем, решение которых возможно только в результате успешного взаимодействия и сотрудничества всех народов, живущих на земле. К их числу относятся сохранение мира, минимизация военной опасности, сохранение окружающей среды, борьба с эпидемическими заболеваниями и преступностью;

демилитаризация и демократизация — постепенный отказ от военно-силовых методов решения возникающих в этой сфере проблем (так как они оказываются все менее эффективными и все более опасными, в том числе и для прибегающей к ним стороны), а также уважение прав всех участвующих в этих отношениях субъектов, какими бы малыми они ни были.

 

Дать характеристику немецкой и японской геополитических школ.

Немецкая школа : Первая. У истоков стояли К. Риттер, Ф. Ратцель, Р. Челлен. Расцвет приходится на 20-40-е гг. 20в. Два направлениях развития: первое – национальное имело своим истоком нац. неудовл. немцев, заключавшуюся в отлучении их от процесса создания колониальных империй и в поражении в Первой мировой войне. Второе — интернационалистское, левое, социал-демократическое – работы Г. Графа и других сторонников реформаторского марксизма. Ставило задачей дополнить исторический материализм географическим детерминизмом, «привязать» экономические и политические отношения между людьми и государствами к природе, земле, почве. Теории «Срединной Европы» на первое место ставили расширение европейских границ, включение в состав «фатерлянда» всех этнических немцев со своими территориями, образование мощной и геополитически живучей метрополии, которая «естественным образом» распространит свое влияние на Турцию и Ближний Восток.

Теории «мировой политики» начинали свои геополитические построения с требования передела колониальных владений, предоставления «независимости» колониям. Эти теории подразделялись на «морские», утверждавшие приоритет флота в геополитическом развитии государств (А. фон Тирпиц), и сухопутные, настаивающие на освоении германским государством в первую очередь соседней и близлежащей суши (Р. Челлен). Японская школа: Японская геополитика, подчеркивая «уникальность и неповторимость» своей страны, призывала создать «великую Японию». 1927 г. «меморандум Танака», сформулировавший геополитическую программу «освоения» Монголии, Китая, стран Юго-Восточной Азии и южных морей и геостратегические направления японских завоеваний (против США, Великобритании, СССР). В 1930-е гг. появилась доктрина У. Амау, которая предусматривала сокрушение на Тихом океане США и достижение Японией мирового господства. Премьер-министры Ф. Коноэ (он же геополитик и один из авторов доктрины «великой Восточно-Азиатской сферы сопроцветания» — 1940 г.) и X. Тодзе (1942) в основу внешней политики положили доктрину «сферы сопроцветания», предусматривавшую построение гигантской Японской империи, опирающейся на идеи паназийства.

ГУАМ

Одним из интеграционно-дезинтеграционных сообществ является экономически-политическое объединение Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии (ГУАМ). Организация была создана в 1997-м году, и с 1999-го по 2005-й год в нее также входил Узбекистан. Возникновение данной организации связано с недостаточностью центростремительного характера интеграции в рамках СНГ, а также политическими амбициями политического руководства лидеров стран-участников ГУАМ.

Ориентацией ГУАМ является интеграция с европейскими и международными институтами. Через территории стран данной организации проходит множество транспортных путей, и как одно из действенных средств экономической интеграции с Западом ГУАМ использует энергокоридоры, причем в обход России. Такими проектами являются: «новый шелковый путь» TRACECA (ГУАМ: Азербайджан, Грузия, Молдавия, Украина; и другие постсоветские страны: Армения, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан)[139], проект продолжения нефтекоридора Баку-Супсан через Украину, а также проектируемый газопровод NABUCCO из Туркмении и Азербайджана в ЕС.

Изначально ГУАМ создавалась как «развитие практического субрегионального сотрудничества в экономической и/или военно-политической сфере»[141]. Все больше политический окрас организация приобрела после выхода в 1999-м году из ДКБ Грузии, Азербайджана и Узбекистана. О том, что в апреле 1999-го года Узбекистан присоединяется к форуму ГУАМ, было объявлено на юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне, где участниками ГУУАМ была принята Вашингтонская декларация, провозглашавшая целью интеграции ГУУАМ в европейские и евроатлантические структуры. Неудивительно, что российские СМИ оценивают данную организацию в качестве антироссийского блока, за спиной которого стоят США[142].

Из интеграционного опыта объединения ГУАМ следует, что основными целями, которые приследуют страны, вступающие в данную организацию, являются экономические цели. Впоследствии при изменении структуры и смысловой направленности сообщества, а также изменения политической конъюнктуры, ставится под сомнение существование организации.

Сферы сотрудничества

Соглашением 2005 года предусматривалось осуществлять стратегическое партнёрство через формирование четырёх общих пространств («дорожные карты»):

-экономического;

-внутренней безопасности и правосудия;

-внешней безопасности;

-науки и образования.

В 2005 г. был принят пакет «дорожных карт», которые включают в себя ряд мероприятий для соз­дания и развития отмеченных выше четырех общих про­странств, но пока обе стороны медленно движутся по пути реализации этих планов. Можно отметить лишь некоторые позитивные сдвиги.

«Дорожная карта» по общему экономическому про­странству способствовала развитию отраслевых диалогов между российскими министерствами и ведомствами и со­ответствующими профильными гендиректоратами Еврокомиссии. Пока к числу осуществленных мероприятий относится проведение политических исследований, предо­ставление возможности различным министерствам и ве­домствам подавать заявки на краткосрочную мобилизацию экспертов, организация различных конференций и озна­комительных поездок. В области развития общего эконо­мического пространства было решено оказывать активную поддержку приграничным программам и инициативам, со­действовать инвестициям, развивать сотрудничество меж­ду приграничными территориями. Между тем на практике данное сотрудничество сводится лишь к модернизации по­граничных объектов, подготовке сотрудников пограничных постов и улучшению транспортного сообщения.

Европейцы в основу проекта Общего европейского эко­номического пространства (ОЕЭП) России и ЕС заложи­ли гармонизацию правового пространства и выработку единого регулирования. Однако «сближение» российско­го и европейского законодательства не может идти толь­ко в направлении приведения российских правовых норм в соответствие со стандартами ЕС. Необходимо совместное обсуждение конкретных противоречивых аспектов евро­пейского законодательства, которое должно сопровождать­ся изменением некоторых норм и введением новых правил, касающихся конкретных сфер совместного сотрудничества. Многие российские эксперты с тревогой пишут о том, что создание ОЕЭП потребует от России в первую очередь при­знать реальной перспективу утраты части своего суверени­тета, что связано с необходимостью принять массив евро­пейского законодательства, в разработке которого Россия не принимает участия.

В рамках «дорожной карты» внутренней безопасности открываются новые перспективы для облегчения визового режима. Важной вехой здесь стало подписание соглашений об упрощении выдачи виз для взаимных контактов, но пока не намечены конкретные сроки и шаги, которые приближа­ли бы обе стороны к введению безвизового режима. Сохраняется актуальность выполнения Евросоюзом своих обя­зательств по обеспечению надлежащего соблюдения прав национальных меньшинств в Латвии и Эстонии, где про­живает значительное число русских.

В рамках создания общего пространства науки и об­разования создан механизм взаимодействия в научной сфере - Совместный комитет по сотрудничеству в области науки и технологий. Функционирует совместный образо­вательный проект России и ЕС — Европейский учебный институт на базе МГИМО МИД России. Значительные возможности расширения сотрудничества между Россией и ЕС заложены в сфере науки, технологии, безопасности и культуры. Многие европейские аналитики указывают на потенциал космического сектора, где амбициозные ев­ропейские проекты создания глобальной системы навига­ции «Галилей» должны открыть новые перспективы для совместной работы. Планы использования европейского космодрома Куру во Французской Гвиане для запуска кос­мических кораблей «Союз» — важная составляющая этих усилий.

Претензии России к ЕС касаются:

  • предложений ЕС о ведении диалога с Россией в рамках программы «Новое партнерство» — единого плана сотрудничества ЕС с граничащими с ним государствами, что ставит Россию на уровень североафриканских государств;
  • неурегулированности вопросов перевозки грузов и пассажиров между основной территорией России и Калининградской областью;
  • ущемления прав русскоязычных меньшинств в Латвии и Эстонии;
  • попыток ЕС противостоять сохранению внешнеполитического влияния(?) России на постсоветском пространстве;

Претензии ЕС к России касаются:

  • нарушений прав человека в Чечне и гражданских свобод;
  • сохранения российских военных баз в Приднестровье и Грузии, вмешательства России во внутригрузинские конфликты (Абхазия и Южная Осетия);
  • заниженных внутрироссийских цен на энергоносители по сравнению с мировыми ценами;
  • взимания Россией компенсационных выплат с европейских авиакомпаний за использование ими беспосадочного транссибирского маршрута.

От Рината:

сотрудничество в космической отрасли

по хорошему надо налаживать торговлю

это для вступления в вто

также есть договор по обеспечению комплексной безопасности в европе

где собвственноо мы - одни из главных членов

обсе называется

Основные цели и задачи

Организация нацелена на предотвращение возникновения конфликтов в регионе, урегулирование кризисных ситуаций, ликвидацию последствий конфликтов.

Основные средства обеспечения безопасности и решения основных задач организации:

  • «Первая корзина», или политико-военное измерение:
    • контроль над распространением вооружений;
    • дипломатические усилия по предотвращению конфликтов;
    • меры по построению доверительных отношений и безопасности;
  • «Вторая корзина», или экономическое и экологическое измерение:
    • экономическая и экологическая безопасность.
  • «Третья корзина», или человеческое измерение:[5]
    • защита прав человека;
    • развитие демократических институтов;
    • мониторинг выборов;

Все государства-участники ОБСЕ обладают равным статусом. Решения принимаются на основе консенсуса. Решения не носят юридически обязательного характера[6], но имеют большое политическое значение.

Штат организации — около 370 человек, занятых в руководящих органах организации, а также около 3500 сотрудников, работающих в полевых миссиях.

 

 

 

Проблемы

Претензии России к ЕС касаются:

  • предложений ЕС о ведении диалога с Россией в рамках программы «Новое партнерство» — единого плана сотрудничества ЕС с граничащими с ним государствами, что ставит Россию на уровень североафриканских государств;
  • неурегулированности вопросов перевозки грузов и пассажиров между основной территорией России и Калининградской областью;
  • ущемления прав русскоязычных меньшинств в Латвии и Эстонии;
  • попыток ЕС противостоять сохранению внешнеполитического влияния(?) России на постсоветском пространстве;

Претензии ЕС к России касаются:

-нарушений прав человека в Чечне и гражданских свобод;

-сохранения российских военных баз в Приднестровье и Грузии, вмешательства России во внутригрузинские конфликты (Абхазия и Южная Осетия);

-заниженных внутрироссийских цен на энергоносители по сравнению с мировыми ценами;

-взимания Россией компенсационных выплат с европейских авиакомпаний за использование ими беспосадочного транссибирского маршрута.

 

Россия и Европа

Энергетический диалог – один из важнейших аспектов сотрудничества между Россией и Европейским Союзом. Страны - члены Евросоюза являются крупнейшими импортерами энергоресурсов из России. Поставки российского газа и нефти составляют более 25% от общего потребления энергоресурсов в странах - членах ЕС и существует потенциал их роста. Партнерство России и Евросоюза в энергетической сфере имеет особое значение, поскольку спрос на энергетические ресурсы в странах - членах ЕС и в России увеличивается, причем добыча углеводородов в ЕС сокращается, а в РФ растет. Несмотря на то, что ЕС и Россия осуществляют диверсификацию энергопоставок, доля российских углеводородов и продуктов их переработки на рынке ЕС по прежнему останется высокой в ближайшие 20-25 лет, учитывая географическую близость России и стран-членов ЕС, существующую энергетическую транспортную инфраструктуру, а также традиционно успешное сотрудничество в области энергетики, осуществляемое с 1960 года.

Стратегическое партнерство между Россией и ЕС в области энергетики нацелено на обеспечение надежности, безопасности и предсказуемости конъюнктуры свободного рынка в долгосрочной перспективе. Это партнерство представляет собой важный компонент стабильных взаимоотношений. Энергетический диалог ЕС-Россия направлен на повышение уровня доверия и прозрачности в отношениях между двумя сторонами в области энергетики, включая обмен информацией об энергетической политике сторон, о развитии законодательства и нормативно-правовой базы. Таким образом, Россия и Евросоюз объективно заинтересованы в укреплении взаимовыгодного энергетического сотрудничества как основной цели Энергодиалога.

Растущие потребности стран Европейского союза в импорте энергоносителей, связанные прежде всего с объективными факторами снижения собственного производства и необходимостью активизации усилий в борьбе с глобальным потеплением, ведут к формированию устойчивого спроса на импорт российских нефти и газа, а также создают условия для роста поставок электроэнергии из России на эти рынки.

Открытие российского рынка, скорее всего, увеличит имеющийся объем трансграничной торговли электроэнергией между Россией и ЕС, а также будет способствовать созданию совместимого рынка электроэнергии между ЕС и Россией, что требует создания стабильной нормативно-правовой базы в целях защиты инвестиций и обеспечения совместимых правил рыночной деятельности.

Создание благоприятного климата для инвестиций в развитие рынков энергоресурсов как в России, так и в странах ЕС принесёт взаимную выгоду обеим сторонам. Европейские компании смогут получить более удобный доступ к активам в сфере разведки и добычи на территории России индивидуально или совместно со своими российскими партнёрами. По различным оценкам, в настоящий момент объем капиталовложений европейских инвесторов в российский нефтегазовый комплекс составляет порядка $55-58 млрд. С другой стороны, российские компании ТЭК смогут войти на рынки или расширить своё уже сложившееся присутствие на рынках стран - членов ЕС. Объём капиталовложений российских инвесторов в странах - членах ЕС превышает $7 млрд. и может расти далее при условии создания благоприятных условий для инвестирования.ф

Последние годы тема взаимодействия России и ЕС в сфере энергетики была излишне политизирована. Вплоть до того, что России приписывали намерение использовать поставки нефти и газа для решения каких-то политических задач. Что, конечно, не имело никакого отношения к действительности.

Правда в том, что после распада СССР Россия лишилась прямого выхода на крупнейшие экспортные рынки. Возникла проблема стран-транзитеров с их стремлением использовать свое монопольное положение для получения односторонних преимуществ. Отсюда - известные конфликты.

Разумеется, такая ситуация - не отвечала интересам России, да и потребителей наших энергетических ресурсов. Именно поэтому крупнейшие европейские энергетические компании и правительства многих европейских стран, включая Германию, поддержали российские планы строительства газопроводов по дну Балтийского моря ("Северный поток") и Черного моря ("Южный поток"). После введения в эксплуатацию этих маршрутов - европейский континент получит диверсифицированную и гибкую систему газоснабжения. И убежден, все надуманные проблемы в энергетической сфере останутся в прошлом.

Главное - надо научиться на деле учитывать стратегические интересы друг друга. Чего не скажешь о логике "Третьего энергопакета" ЕС. При всех благих намерениях он порождает серьезные риски в энергетическом хозяйстве Европы и подрывает желание инвесторов вкладывать средства в новые проекты. В результате через несколько лет вместо конкурентного рынка мы можем получить обветшавшую инфраструктуру, дефицит энергоресурсов, а значит, и высокие цены для европейских потребителей.

 

Вариант 2

В настоящее время Азиатско-Тихоокеанский регион — зона особых интересов России, поскольку активная полити­ка сотрудничества со странами региона позволяет использо­вать «внешний ресурс» для внутреннего развития Сибири и Дальнего Востока. В то же время, по мнению отечествен­ных экспертов, меры по укреплению экономической связки восточных регионов России с АТР остаются недостаточно эффективными, запаздывают, осуществляются несбаланси­рованно. В ближайшие время предстоит приложить боль­шие усилия, направленные на подготовку к председатель­ству России в 2012 г. на форуме Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Мы должны вос­пользоваться открывающимися в этой связи возможностя­ми для того, чтобы наглядно продемонстрировать партне­рам по АТЭС потенциал экономического взаимодействия восточных территорий России со странами АТР. Наиболее очевидное конкурентное преимущество Сибири и Дальне­го Востока — их богатые природные ресурсы — приобретает особую ценность в условиях растущего дефицита энергоно­сителей и других сырьевых товаров в бурно развивающихся странах АТР. Вместе с тем российские эксперты подчерки­вают, что продолжать и в долгосрочной перспективе делать ставку на экспорт этих товаров — значит увековечивать сы­рьевой характер экономики российских восточных регио­нов, обрекать себя на отставание. В новых условиях необ­ходимо ориентироваться на движение по инновационному пути развития экономики, что поможет найти достойное место Сибири и Дальнему Востоку в АТР.

 

 

Характерной особенностью современной обстановки в АТР является высокая динамика политических и экономических процессов, формирующих устойчивую тенденцию к превращению его в важнейший центр мировой политики и экономики, сопоставимый с евроатлантическим. По целому ряду показателей этот рубеж уже достигнут.

Доминантой, определяющей ситуацию в регионе, является целенаправленная политика большинства государств на осуществление радикальных экономических преобразований, создание для них максимально благоприятных условий как на национальном, так и общерегиональном (а в последнее время и глобальном) уровне.

Страны, по тем или иным причинам выпадающие из общерегиональной тенденции стабильного и быстрого экономического подъема и оказывающиеся в положении «догоняющих» (к их числу, к сожалению, относится пока и Россия), объективно находятся в менее выгодных условиях для полноценного участия в процессе тихоокеанского сотрудничества, включая формирование структур военной безопасности.

Развитие военно-стратегической ситуации в АТР по многим параметрам сильно отличается от процессов, происходящих на евроатлантическом направлении. Это связано с практическим оформлением в АТР нескольких центров силы, отсутствием аналогичной европейской развитой сети переговорных механизмов, мер доверия и т.п. Более того, в политическом сознании большинства азиатских государств присутствует (и не без основания) мнение о несоответствии европейского опыта специфике и реалиям современных международных отношений в АТР. Это в свою очередь связано с весьма различающимися представлениями отдельных стран региона об источниках угроз национальной безопасности, наличием неразрешенных конфликтов и территориальных споров, значительной неравномерностью социально-экономического развития стран этого района мира.

Военный потенциал США, несмотря на некоторые сокращения, остается фактически превалирующим в регионе. Главной мотивировкой сохранения значительного американского военного присутствия является предотвращение возникновения кризисных ситуаций, защита международных морских коммуникаций и др., то есть осуществление мер, гарантирующих в первую очередь собственно интересы США, возможность выступать «дирижером» на тихоокеанской сцене. Вашингтон внимательно следит за обстановкой в регионе, учитывает, что размыв прежних союзнических структур при снижении интенсивности противостояния может вести к возникновению новых региональных лидеров.

Система безопасности в АТР, по крайне мере, уже в последние два десятилетия не строилась только лишь вокруг противостояния двух великих держав. Сегодня же на нее постоянное и все возрастающее влияние оказывают китайский и японский (и даже индийский) факторы. Их значимость возросла настолько, что вполне допустимо говорить о самостоятельной геополитической роли в регионе Китая и Японии, превращении их в самостоятельные полюса международного влияния в регионе.

Существуют два противоположных подхода к американскому военному присутствию в регионе.

С одной стороны, сохраняется позитивная оценка его стабилизирующей роли со стороны большинства государств АТР, многие из которых использовали и используют военное и экономическое присутствие США в регионе для обеспечения высоких темпов собственного развития и формирования весьма устойчивой интеграционной модели сотрудничества. В основном это новые индустриальные страны (НИС), для которых характерны высокие темпы роста экономики.

Казалось бы, подобная ситуация должна настраивать развитие взаимоотношений на курс «позитивного» взаимодействия. Реальность, однако, такова, что поле для возникновения конфликтных ситуаций остается, тем не менее, значительным. Сказывается синдром «молодых структур», отсутствие, помимо экономического, еще и сформировавшегося устойчивого геополитического поля, при том что каждое из государств региона стремится усилить свое влияние, преследуя собственные интересы. Быстрое экономическое развитие вызывает соперничество за ресурсы (топливные, сырьевые и т.п.); при этом высокий экономический потенциал НИС позволяет им наращивать военный потенциал, в том числе наступательный.

С другой стороны, ряд государств, к которым относится прежде всего Китай, усматривают в сохранении военного присутствия США на Тихом океане стремление Вашингтона навязывать свою волю в «моноцентрической» модели ситуации в АТР и даже усиливать арсенал средств военной гегемонии. Это противоречит их видению перспектив развития обстановки в регионе, их растущим амбициям.

Именно страны АТР относятся сейчас к числу государств, наиболее быстро наращивающих свои военные расходы. Пока речь идет о величинах относительно небольших. Но тенденция, тем не менее, просматривается совершенно определенная, что не исключает возникновения непредсказуемых пока угроз в будущем.

В настоящее время реальная опасность широкомасштабного военного конфликта в АТР практически отсутствует. Тем не менее, в регионе сохраняется целый набор весьма серьезных дестабилизирующих факторов (неконтролируемая региональная гонка вооружений, проблема Корейского полуострова, опасность распространения ракетных и ядерных технологий, территориальные споры и т.д.).

Охарактеризовать тенденции развития международных отношений.

Междунаро́дные отноше́ния — это совокупность экономических, политических, правовых, идеологических, дипломатических, военных, культурных и других связей и взаимоотношений между субъектами, действующими на мировой арене.

Главной особенностью международных отношений является отсутствие в них единого, центрального ядра власти и управления. Они строятся на принципе полицентризмаи полииерархии. Первая тенденция развития международных отношений -рассредоточение власти. Вопрос о будущем системы международных отношений открыт. Некоторые политологи считают, что в настоящее время происходит формирование системы коллективного лидерства США, Западной Европы и Японии. Другие утверждают, что США надо признать единственным мировым лидером. Третьи видят возможность возрождения биполярной системы, где однако вместо СССР в идеологическом и военно-политическом противостоянии с США будет находиться Китай. Однако принципиальное своеобразие современной эпохи заключается в том, что сейчас нельзя говорить об абсолютном лидерстве тех или иных государств в системе международных отношений. Изменения в расстановке политических сил на мировой арене, формирование многополюсного мира создают множество альтернатив развития и предоставляют более широкое поле для поиска способов разрешения международных глобальных и региональных конфликтов, межгосударственных споров. Вторая тенденция современных международных отношений -новое понимание роли ядерного оружия в системе национальной безопасности. До сих пор система международных отношений была основана на ядерном сдерживании, когда угроза ядерного нападения нейтрализуется угрозой ответного удара с нанесением напавшей стране непоправимого ущерба. Однако в начале 80-х гг. и советские, и американские ученые просчитали на ЭВМ последствия подобного обмена ядерными ударами. Открывшаяся картина получила название “ядерной зимы” или “ядерной ночи”, которые по сути означают гибель человечества. Итогом стало признание того, что ядерная война не может быть средством достижения политических, экономических, идеологических, каких-либо других целей в условиях, когда резко усилилась глобальная взаимозависимость государств. Стало ясно, что недостаточно ограничить число государств, владеющих ядерным оружием, недостаточно не допускать его распространения. Встал вопрос о необходимости предпринять шаги к уничтожению части накопленных запасов ядерного оружия. Вскоре последовали практические шаги по реализации этого нового понимания. Третья тенденция развития международных отношений- это формирование в последнее время нового представления о путях обеспечения национальной безопасности отдельного государства в условиях, когда она становится неотъемлемой частью проблемы создания всеобщей безопасности. Появился новый термин в лексиконе мировой политики - “всеобъемлющая система международной безопасности”. С середины 80-х гг. уже достигнуто немало конкретных международных договоренностей, которые и переводят новое понимание задач безопасности в русло практических действий. Сейчас стало очевидно, что расчет на силовое давление в целях обеспечения национальной самообороны перестает быть эффективным. С другой стороны, нет необходимости и в том, чтобы обеспечивать национальную безопасность, опираясь только на собственные, национальные ресурсы. Система коллективной безопасности позволяет рассчитывать в борьбе с агрессором на многонациональные силы, военный и экономический потенциал других стран. Это означает, что можно существенно сократить национальные расходы на военные цели, ограничив их уровнем разумной достаточности. Четвертая тенденция развития международных отношений - это разработка политических инструментов предупреждающего воздействия мирового сообщества на участников конфликтов, невоенных гарантий мира, мер по предотвращению назревающих военных конфликтов. Создаются центры по предупреждению военных конфликтов. Новая ситуация наблюдается на международных переговорах. Теперь переговоры все больше рассматриваются не как средство достижения односторонних преимуществ, а как процесс совместного принятия решения, когда стороны изначально нацелены на сотрудничество, ищут выход, приемлемый для всех сторон. Пятая тенденция развития международных отношений -включение в круг задач обеспечения безопасности мирового сообщества, помимо военных, проблем иного характера. Это такие проблемы, как изменение климата и разрушение природной среды, международный терроризм, диспропорции в экономическом и научно-техническом развитии. Шестая тенденция развития международных отношений -их демократизация. Необходим демократический контроль над внешней политикой и системой международных отношений, чтобы избежать опасных для мира ситуаций. Такая демократизация проявляется в том, что, выражая (на выборах) свое отношение к внешнеполитическому курсу правительства, люди тем самым влияют на международные отношения. Эффективным средством влияния на позиции государств, курс правительств оказываются также обращения и рекомендации, принимаемые в ходе международного диалога общественности.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.168 (0.015 с.)