Глава 2. Развитие социокультурной активности населения как главный ориентир государственной культурной политики.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 2. Развитие социокультурной активности населения как главный ориентир государственной культурной политики.



 

Данный аспект рассмотрения культурной политики предполагает оценивать прежде всего ее социальное значение в развитии культуротворческих возможностей социальных инициатив и движений, т.к. именно в этом качестве последние могут быть востребованы государством.

Л.Е.Востряковым в этой связи отмечается, что «наиболее продуктивным представляется субъектно-деятельностный подход к пониманию культурной политики. Только он позволяет описать культурную политику, принимая в расчет специфику действующих субъектов с их интересами, конфликтами и взаимодействиями. В свою очередь, это дает возможность приблизить культурную политику к реальным социальным практикам, без осознания которых любые концептуальные схемы и любые политические действия по их реализации едва ли будут эффективны» ( 12, с.52).

 В зависимости от характера взаимосвязи социальных и культурологических аспектов мы получаем соответствующий тип социальных, культурных инициатив и движений.

Сам же характер этой взаимосвязи зависит от особенностей реализации процесса «производство – освоение социальных или культурных ценностей» в социокультурной активности населения.. Именно обеспечение этого процесса является главным показателем действенности государственной культурной политики. Эта политика призвана способствовать включению в социальные и культурные процессы самого населения ради улучшения качества и образа жизни всех членов общества, при котором каждый человек ощущает себя полноправным гражданином, имеющим доступ как к освоению, так и к созданию актуальных для него социальных и культурных ценностей. Под социальными ценностями мы понимаем общественно значимые  нормы взаимодействия членов социальных общностей, проявляющих социальную инициативу, технологии и соответствующие достижения социализации личности, а под культурными ценностями этих же структур общественно значимые нормативные ориентиры, образцы технологий и достижения общественно полезной деятельности. Соответственно в контексте процесса «производство – освоение социальных или культурных ценностей» можно рассмотреть потенциал формирования социально-культурных инициатив и движений для государственной культурной политики. Рассмотрим эти инициативы и движения в соответствии с данным подходом.

«Системная»  социально-культурная активность. К ней относятся социальные инициативы, движения, рождаемые в недрах государственных учреждений культуры. Наиболее широко распространена такая  активность в государственных клубных учреждениях. В отличие от учреждений культуры других типов клубы потенциально ориентированы на самые широкие группы населения, предлагая самые разнообразные виды массовой социально-культурной деятельности. По массовости посещения и широте предлагаемых услуг в сфере культуры и досуга клубная сеть не имеет конкурентов в системе культурного обслуживания населения. Уже в этой особенности деятельности данных учреждений присутствуют предпосылки для активизации социальной активности клубных посетителей средствами культурной деятельности.

Для данных движений, инициатив, как показывает анализ тенденций их деятельности в социально-культурной сфере, наиболее органично следующее соотношение: «освоение социальных ценностей – производство культурных ценностей». В клубных учреждениях данное соотношение проявляется как доминирование таких видов деятельности как организация художественной самодеятельности и массовых театрализованных и рекреационных программ. Участие в коллективах художественной самодеятельности населения основывается на овладении технологиями и социальными нормами коллективности, группового взаимодействия, задаваемых руководителями самодеятельного коллектива как представителями «системного мира» ( «освоение социальных ценностей» ), но при этом разворачивается интенсивная практика репетиционной и концертной работы ( «производство культурных ценностей» ). Здесь может возникнуть возражение, связанное с очевидным фактом обучения участников самодеятельности «культурным ценностям» в области исполнительского искусства. Но в данном случае речь идет о социально-культурном потенциале самодеятельного творчества, а не о распространенной практике авторитарного руководства самодеятельными коллективами их руководителями. Коллективом самодеятельного творчества по большому счету могут называться те, в которых освоение культурных ценностей все же носит вспомогательный характер для творческой самореализации ( «производства культурных ценностей» ) участников самодеятельности в соответствии с теми или иными принятыми ориентирами, технологиями, отражающими характер  социальной среды этих участников, их образ и стиль жизни. Примеры: характер исполнительской деятельности, осваиваемых культурных ценностей будут различны в клубе самодеятельной песни, фольклорном и студенческом коллективе. Причем само это освоение подчинено задаче творческой интерпретации, созданию новых культурных продуктов ( самодеятельность ) в рамках осваиваемого корпоративного имиджа своей «официальной» роли в процессе исполнительства: «барда», «крестьянина», «студента» и т.д.

Аналогичным образом дело обстоит и при организации массовых театрализованных и рекреационных программ в клубных учреждениях. Участники этих программ осваивают нормы и технологии предлагаемого им социального поведения ( «правила» театрализованного, праздничного, игрового, рекреационного поведения) – «освоение социальных ценностей» и создают новые продукты культуры в виде новых образцов демонстрации игровой, праздничной, исполнительской активности ( импровизационное исполнительство, например, в танце ) в процессе участия в предлагаемых программах - «создание культурных ценностей». В конечном счете данный вид социально-культурной активности может способствовать выработке собственной социокультурной идентичности и реализации прав на эту идентичность отдельных индивидов, а также демонстрации своей социальной позиции в преимущественно эстетической форме ( гражданское поведение «по законам красоты» ).  

Сохранение достаточно высокой активности граждан в сфере самодеятельного творчества, конечно, не может исчерпываться традиционными жанрами самодеятельности. Анализ деятельности клубов показывает рост самодеятельности нетрадиционных жанров, что говорит об огромном потенциале социокультурной активности населения как ресурсе проектной деятельности. Данные о развитии клубной сети позволяют сделать вывод о жизнеспособности клубных учреждений как основных учреждений культуры, способных развивать разнообразную культуротворческую социальную активность населения в первую очередь через самодеятельное творчество и массовые досуговые программы.

Правомерность отнесения данного типа культуротворческой активности к социальной активности может быть обоснована отсутствием жестких ограничений вступления в клубные коллективы и общности (праздничные, игровые, рекреационные ) по социально-демографическому и культурному признаку. В этом проявляется высокий уровень демократизма государственных учреждений клубного типа, которые потенциально ориентированы на работу с самыми различными группами населения независимо от их культурно-образовательного уровня, социального положения, уровня жизни, возраста.

Для участия в той или иной клубной деятельности чаще всего достаточно наличие совместных культурно-досуговых интересов в процессе взаимодействия участников. При этом отсутствуют однозначно интерпретируемые критерии единой оценки культурной деятельности с позиций вклада этой деятельности в профессиональное творчество, но зато возможны однозначные социальные ее оценки, связанные с влиянием на образ жизни участников самодеятельных формирований ( например, возможно участие в занятиях клубного самодеятельного коллектива преимущественно с целью расширения круга знакомств, но не для повышения своего исполнительского мастерства ). Сразу сделаем оговорку. В тех клубных учреждениях, где основной целью является достижение высокого уровня исполнительства клубных коллективов, и во имя этой цели в жертву приносятся все другие ( например, социальные, просветительные, анимационные, рекреационные, общепедагогические цели ), мы имеем дело с имитацией клубной деятельности, а по сути с профессионализированной исполнительской деятельностью, заимствованной из учреждений и организаций культуры других типов ( например, профессиональных музыкальных и театральных коллективов ). Характерный пример – превращение многих клубных самодеятельных коллективов фактически в профессиональные исполнительские коллективы с жестким регламентом участия, авторитарностью методов управления. Не умаляя важности создания коллективов и общностей такой направленности для культурной жизни общества, все же отметим, что фактически эти коллективы в целом, пусть даже часто вынужденно, занимают чужую нишу

 любительской самодеятельности , «выдавливая» из последней самые различные группы населения, что является серьезным тормозом для развития массовой социальной активности через участие в клубной деятельности.

Социальная значимость клубных коллективов и общностей проявляется прежде всего в виде фиксации чувства «Мы» как особой социальной общности, отличающей ее от других групп, объединений. Это часто выражается и на уровне информационно-символическом ( гербы, эмблемы, значки, членские билеты, фирменная одежда, клубное костюмирование, ритуал приема новых членов и т.д.), и на уровне нормативном ( например, правила приема, наличие клубного устава, программы и т.д.). В данном случае их деятельность отражает соответствующий тип социального поведения.

Участие в клубной деятельности приводит также так или иначе к формированию общего семантического поля культурно значимой деятельности, которое наряду с общими правилами социального поведения является важным интеграционным фактором в клубной общности, одним из основных условий устойчивости ее функционирования. Сама интерсубъективность возникает как результат культурного консенсуса, достигаемый в процессе взаимодействия членов клубной общности. Соответственно здесь неприемлемы какие-либо навязывания клубной общности культурной семантики «сверху», от тех или иных профессионалов, лидеров или администраторов из сферы профессионального творчества.      

Важным признаком социальной значимости клубных общностей является их полицентризм. Последний выражается в отсутствии жесткой вертикальной иерархии управления этими общностями как внутри них, так и между ними. Не менее важна для развития социально-культурной  активности клубных общностей возможность самореализации в качестве лидера любого члена общности в зависимости от той или иной социальной, досуговой ситуации ( например, лидер в области организации клубной деятельности, лидер в решении творческих задач, лидер в области рекламы и т.д. ).

В то же время нельзя не отметить факт значительного расхождения социокультурных ориентаций между стихийными клубными общностями и деятельностью многих государственных клубных учреждений, что существенно снижает социально-культурный потенциал этих учреждений. Последние в своей деятельности еще не способны в должной мере опираться на социально-культурные инициативы населения, не получившие своего одобрения «официальным» социумом. Отметим также что официальные представители федеральной государственной культурной политики не рассматривают поддержку клубных учреждений в качестве одного из приоритетных направлений своей деятельности. Такими учреждениями трудней всего управлять, если придерживаться традиционных административных схем управления ими. Вместе с тем, именно клубные учреждения являются наиболее приближенными к повседневным культурным запросам различных групп населения и обладают огромными возможностями развития разнообразной социальной активности людей.

В клубных учреждениях эта активность проявляется прежде всего как самодеятельное творчество. Вместе с тем, востребована и клубная деятельность, направленная на разнообразную просветительскую работу среди населения, инициирующая его социальную активность. В отличие от средств массовой информации, осуществляющих одностороннее воздействие на свою аудиторию, клубные учреждения способны организовывать живые, диалогичные формы полноценного участия посетителей в обсуждении различных животрепещущих проблем социальной и культурной жизни.

Рассмотрим теперь взаимосвязь социальных и культурных ценностей, характерную для следующего типа социально-культурной активности –  «системной» социально-культурной  активности, тяготеющей к культуре «жизненного мира».

Эта активность проявляется наиболее полно в деятельности некоммерческих организаций ( НКО ). В сфере культуры это, в основном, официально зарегистрированные любительские объединения с устойчивым правовым статусом и приравненные к добровольным общественным организациям. В практике любительского движения сложились следующие наиболее распространенные объединения,  которые так или иначе могло бы поддерживать государство: коллекционно-собирательские любительские объединения, социально-ориентированные любительские объединения (добровольные общественные организации, объединения, решающие различные социальные задачи: в первую очередь оказание помощи социально незащищенным и социально неблагополучным группам населения); различные клубы по интересам, создаваемые на базе учреждений культуры или как дополнение к последним ( например, клубы любителей искусств, науки, тех или иных видов отдыха ). В конечном счете любительские объединения способствуют расширению культурного кругозора их членов, развитию разнообразной культурно-познавательной деятельности населения , развитию социальной активности, поддерживающей конструктивные инициативы «официального» социума в различных сферах социокультурной деятельности. Именно в этом качестве любительские объединения могут быть востребованы государственной культурной политикой.

Основной социально-культурный потенциал этих объединений связан с их способностью участвовать в сохранении социальных и культурных ценностей с участием различных групп населения. Выполняя роль своеобразных накопителей социального и культурного опыта общества, официально зарегистрированные любительские объединения тяготеют к «освоению социальных и культурных ценностей» и в меньшей мере к их созиданию. Эти объединения способствуют также освоению этих ценностей и людьми, не являющимися любителями данного вида социкультурной деятельности ( через выставки, просветительские, информационные и праздничные мероприятия и т.д. ). В контексте государственной культурной политики любительские объединения особенно востребованы как субъекты, способствующие сохранению социального и культурного наследия и его освоения различными группами населения через разнообразные просветительские программы, популяризацию «хобби» ( особенно коллекционно-собирательского и краеведческого профиля ). В том случае, когда любительские объединения участвуют в тех или иных социальных программах ( например, работа с «трудными» подростками ) они также не столько претендуют на создание новых социальных и культурных ценностей, а скорее сохраняют традиции социальной благотворительности, помогают своим подопечным осваивать уже имеющиеся социальные и культурные ценности общества. 

В любительских объединениях проявляется и своя специфическая гражданственность. Состав их участников определяется, в основном, наличием общего любительского интереса, но не культурными или социально-демографическими различиями. В этом отношении данные объединения обладают еще большим демократизмом в сравнении с рассмотренным выше типом социальных объединений ( социальные общности клубных учреждений ), т.к. они образуются на базе не только самых различных учреждений, но и вне каких-либо учреждений, и потому являются независимыми в наборе своих членов, их составе от требований того или иного ведомства, учреждения культуры. Достаточно привести пример знаменитого общегородского клуба семьи (г.Пущино), не имевшего в свое время даже своего постоянного помещения.

Поскольку основу взаимодействия официально зарегистрированных любителей составляет прежде всего общий предмет интереса, становится несущественным наличие или отсутствие однозначных ценностных критериев взаимодействия их членов. В тех или иных инициативах, занятиях любителей могут принимать участие люди самых различных убеждений, социальных позиций, ценностных установок, объединенные общественно значимой целью.

 Границы участия в официально зарегистрированном любительстве четко фиксируются в правовом поле, что делает их полноценными субъектами в выражении своей гражданской активности. В соответствии с Федеральным законом «Об общественных объединениях» от 14 апреля 1995 г., являющегося основной правовой базой создания официально зарегистрированных любительских объединений, к последним относятся «все общественные объединения, созданные по инициативе граждан, за исключением религиозных организаций, а также коммерческих организаций и создаваемых ими некоммерческих союзов ( ассоциаций )». Таким образом, основной для официально зарегистрированных любительских объединений является деятельность бескорыстная и основанная на свободе совести.

Указанные выше правовые границы деятельности любительских объединений свидетельствуют о едином ценностно-нормативном требовании к ним независимо от предмета любительства – стремлении реализовывать свои инициативы вне личной выгоды, меркантилизма, желания удовлетворить свои интересы за счет других. В этом отношении сфера официально зарегистрированного любительства потенциально является школой  альтруизма и здорового коллективизма для многих членов общества. Некоторые исключения из этого правила ( например, скрытая коммерциализация ряда любительских объединений ) не отменяет в целом данного требования к любительству.

Полицентризм в этих объединениях, свойственный гражданскому обществу, проявляется в виде разнообразных схем самоуправления, самоорганизации, устраняющих саму возможность авторитарного централизованного руководства и стимулирующих наличие различных неформальных лидеров, групп уже внутри самого любительского объединения. Это обеспечивает устойчивость, динамичность и жизнеспособность большинства любительских объединений.

Культурный потенциал этого типа  объединений недостаточно используется в государственной культурной политике, тяготеющей в большей мере к учрежденческому подходу в управлении культурными процессами. Помимо больших возможностей вовлечения населения в разнообразную социокультурную деятельность и социальную активность любительские объединения способны существенно обогатить государственную культурную политику организационно-правовыми формами ее реализации. Так, согласно вышеупомянутому Закону об общественных объединениях последние могут существовать в таких организационно-правовых формах как «общественная организация», «общественное движение», «общественный фонд», «общественное учреждение», «орган общественной самодеятельности». Эти формы могут быть использованы в государственной культурной политике и как дополнительный экономический ее ресурс по принципу «нулевой экономики» - без вложения дополнительных государственных средств любительские объединения получают возможность самообеспечения и саморазвития за счет собственной экономической деятельности, не направленной на получение дополнительной прибыли. Важность этого ресурса в ситуации хронического дефицита денежных средств в сфере культуры не нуждается в доказательстве.

Отметим, что сфера официально зарегистрированного любительства при определенной государственной поддержке способна развиться до уровня общегосударственных добровольных обществ, став полноценным партнером органов и учреждений культуры в решении задач развития отечественной культуры ( в советский период многие объединения входили в общесоюзные организации любителей того или иного профиля ). Но эта возможность участия любительских объединений как активных субъектов государственной культурной политики пока еще в полной мере не используется органами и учреждениями культуры.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.227.117 (0.009 с.)