Глава 5. Критерии и показатели эффективности государственной культурной политики в современных условиях.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 5. Критерии и показатели эффективности государственной культурной политики в современных условиях.



Видный отечественный культуролог Е.Н.Селезнева выделяет два уровня выраженности эффективности культурной политики:

«Уровень целеориентаций – это представление социально значимых целей культурной политики, дифференцированных в государственном масштабе по общефедеральным, региональным и локальным структурам ведомственной деятельности тех учреждений культуры и искусства, которые подведомственны Министерству культуры Российской Федерации…Уровень целеориентаций инструментально может быть выражен прогнозными, проектными, маркетинговыми стратегиями или концептуальными схемами, если они достаточно последовательно показывают соподчинение приоритетов развития отрасли культуры.

Уровень целереализаций – это, фактически, программный блок культурной политики, поскольку именно программы традиционно являются главным механизмом ее реализации. В операционализированном виде программный уровень представляет собой совокупность целевых показателей (по конкретным видам культурной деятельногсти), увязанных спо исполнителям, ресурсам, срокам достижения» ( 51, с.29).

Критерии и показатели эффективности государственной культурной политики должны разрабатываться с учетом обоих вышеназванных ее уровней.

К базовым ориентирам культурной политики можно также отнести процессы социализации и инкультурации. Содержание этих процессов включает в себя освоение индивидами собственного культурного «пространства и времени», технологий социокультурной деятельности, взаимодействия, общения, символических структур, нормативных образований, значимых для формирования социальной и культурной активности населения.

         В практике государственной культурной политики сложились следующие наиболее распространенные критерии эффективности культурной политики:  

       1) объем государственных финансовых затрат, выделяемых на нужды культуры ( соответственно оценивается деятельность чиновников, каким-то образом сумевших повлиять на выделение бюджетных средств для отрасли культуры);

        2) объем валовых показателей в сфере культуры ( развитие сети, объема культурных услуг, посещаемость и т.д. );

3) массив нормативных документов, выпущенных органами культуры для решения тех или иных задач государственной культурной политики ( объем этих документов и их качество ). Прокомментируем данные критерии.

Критерий «Объем государственных финансовых затрат, выделяемых на нужды культуры». Как известно, отечественная отрасль культуры испытывает хроническое недофинансирование, будучи почти полностью зависимой от финансирования ее «экономическим ведомством» государства. Соответственно объем этого

       финансирования зависит в значительной мере от искусства аппарата органов культуры обеспечить получение таких средств через определенные организационно-управленческие усилия. Анализ этой деятельности органов культуры показывает, что наиболее распространенным механизмом поиска таких средств становится механизм лоббирования интересов соответствующей подотрасли культуры ( например, библиотечной, музейной и т.д. ).Причем сам этот механизм ( и это следует подчеркнуть особо ) находится в прямой зависимости от личных контактов соответствующих чиновников ведомства культуры с другими ведомствами – держателями финансовых средств и поэтому носит сугубо «кабинетный», закрытый характер, недоступный широкой общественности, рядовым экспертам.

 Таким образом появляются реальные предпосылки субъективизма в выборе объема этих средств, приоритетов финансирования, контроля за расходованием этих средств. Сам же алгоритм деятельности органов культуры, акцентирующий добывание и распределение средств как основной вид деятельности, страдает к тому же «экономизмом», зачастую оторванным от реального содержания финансируемой культурной деятельности. Этот критерий на практике не соответствует задаче становления гражданского общества, способного осуществлять контроль за процессом финансирования культуры, распределения, освоения соответствующих финансовых средств.

Второй распространенный критерий -«Оценка деятельности органов и учреждений культуры на основе «валовых» показателей развития соответстсвующей подотрасли ( музейной, библиотечной, клубной и т.д.): количеством соответствующих учреждений культуры, их посещаемостью, объемом услуг, предлагаемых этими учреждениями и т.д. При всей внешней очевидности и видимой объективности этого критерия остаются неясными следующие вопросы: «Какова реальная роль работников культуры в росте этих показателей?» «Является ли тот или иной количественный рост в соответствующей подотрасли показателем роста качества работы учреждений культуры?» «Каковы качественные критерии оценки соответствующих показателей подотрасли?»              

     Следующий распространенный критерий оценки эффективности государственной культурной политики – «Объем и качество нормотворческой деятельности». Реальная ситуация в сфере культуры заключается в огромном дефиците юристов в отрасли культуры. Соответственно все учреждения культуры так или иначе становятся заложниками узкой группы экспертов, вовлеченных аппаратом управления в сфере культуры в разработку соответствующих нормативных документов. Очевидно, что эта ситуация отрицательно сказывается и на качестве самих нормативных документов, и на возможности контроля за их выполнением. Следовательно и этот критерий сам по себе не может рассматриваться как объективный для оценки эффективности государственной культурной политики. Решение проблемы создания устойчивой нормативной базы орасли культуры лежит прежде всего в моральной, а не в экономической плоскости, т.к. само право по своей природе закрепляет уже сложившиеся в обществе моральные регулятивы и нормы, и по возможности не противоречит последним. Особенно значимо отсутствие такого противоречия в отрасли культуры, способствующей распространению и развитию моральных ценностей. Соответственно эффективное нормотворчество возможно лишь при налаженном механизме «обратной связи» от социальных субъектов, демонстрирующих набор моральных ценностей, значимых для общества. Моральные нормы так или иначе отражаются в праве. Последнее же является открытой, саморазвивающейся системой, чутко реагирующей на изменения морального климата в обществе. Большой опыт такого нормотворчества накоплен прежде всего в «третьем»

( общественном или гражданском ) секторе и именно этот партнер должен стать основным для органов управления в отрасли культуры в совершенствовании правовой базы деятельности учреждений и организаций культуры.

Но можно продвинуться и в этом направлении, если разрабатывать эти критерии с учетом задачи становления гражданского общества. Культурная политика, ориентированная на эти задачи, так или иначе включает в себя набор критериев, существенно усиливающих значение конечного социально-культурного эффекта управленческой деятельности в сфере культуры, преодолевает «узкоаппаратный», «узковедомственный», формальный характер в оценке деятельности субъектов культурной политики.

В этой связи представляет интерес утверждение Карповой Г.Г о том, что «в основе приоритетных целей и направлений деятельности различных субъектов (в том числе государства) в сфере культуры выступает принцип позитивного взаимодействия в условиях культурного многообразия; создание условий для обеспечения выравнивания доступа к культурным ценностям и информационным ресурсам различных групп граждан; интеграция в мировой культурный процесс; создание единого культурного пространства, обеспечение адаптации сферы культуры к рыночным условиям» ( 32,с.28).

  Таким образом, критерии и показатели культурной политики  в конечном счете формируются в более широком контексте, чем «ведомство культуры», хотя и имеют к культуре прямое отношение . Это оценка эффективности государственной культурной политики (ее конечных результатов ) в плоскости социального воспроизводства и социального благополучия индивидов в обществе, т.е. с позиций социальной экологии. В этом случае мы не уходим от специфики культурных процессов, но  повышаем значимость отрасли культуры как общественного явления, необходимого для социальной адаптации и социализации всех групп населения.

Задача совершенствования государственной культурной политики  позволяет разработать соответствующие жизнеспособные критерии и показатели эффективности этой политики с учетом выделенных нами в предыдущих параграфах типах социокультурной активности и возможных моделей государственной культурной пролитики.

Логику такой разработки можно представить в виде следующей таблицы:

 

Тип социокультурной активности Соответствующее соотношение производства и использования социальных и культурных ценностей в аспекте их значимости для государственной культурной политики Модель государст венной куль турной политики    Критерии эффективности государственной культурной политики
Системная социокультурная  активность Использование социальных ценностей «системного мира» и производство культурных ценностей «системного мира» Мифологическая модель культурной политики Критерий доступ ности социокультурной культурной активности для различных групп населения.  
Системная социокультурная активность, тяготеющая к культуре «жизненного мира» Использование социальных и культурных ценностей «системного» и «жизненного» миров. Социально ориенти рованная модель культурной политики Критерий актуальности и доступности  культурно-познавательной информации, способствующей консолидации общества.
Социокультурная активность «жизненного мира», тяготеющая к культуре «системного мира». Производство социальных и культурных ценностей «системного» и «жизненного» миров Цивилизацион- ная модель культурной политики Критерий инновационнос- ти социокультурной деятельности  
Социокультурная активность «жизненного мира». Использование культурных ценностей «жизненного мира» и производство социальных ценностей «жизненного мира». Проектная модель культурной политики Критерий развития социокультурной активности населения по совершенство-ванию своего повседневного образа и качества жизни

         

Перейдем теперь к подробному рассмотрению каждого из этих критериев.

Критерий доступности  социокультурной активности  для различных групп населения. Этот критерий, как это видно из таблицы, предполагает связь государственной культурной политики с системной социокультурной активностью. Эта связь вероятней всего может осуществляться через соответствующую организацию деятельности государственных учреждений культуры на основе «мифологической модели»( см. таблицу). В данном случае это означает ориентированность государственной культурной политики на поддержку мифа, способствующего консолидации общества вокруг единой системы социальных ценностей. В качестве общенационального мифа, воплощающего эти ценности мы выделили идею принадлежности каждого жителя России к своей земле в масштабах всей страны и отдельных территорий ( «малая Родина» ). В реальной практике работы учреждений культуры отрасли, реализующих этот социальный заказ, это - эффективность проводимых массовых мероприятий, в первую очередь массовых мероприятий, акций, обеспечивающих творческую самодеятельность населения, ощущающего свою сопричастность к своей стране, региону, населенному пункту как активного гражданина, вносящего свой творческий вклад в общую культурную самоидентификацию населения данной территории как большой или «малой» Родины( поддержка вышеупомянутого «территориального мифа» ).

 Как выявить эту эффективность ? Ее можно выявить через фиксацию реального участия населения в предлагаемых учреждениями культуры массовых театрализованных программах. Почему именно театрализованных? Данный вид культурно-массовых мероприятий обеспечивает прежде всего эстетическую целостность и общедоступную смысловую завершенность транслируемого обобщенного образа жителей данного места, страны, территории. Для формирования же реального, а не внушаемого гражданского самосознания важно участие самого населения не просто в качестве пассивных реципиентов, но прежде всего в качестве соучастников этих программ ( принцип интерактивности ). Но это возможно только в том случае, когда основу таких программ составляет актуальная для населения социальная проблематика, стимулирующая самостоятельное мышление и творческую социальную позицию на злободневном жизненном материале.                     

Нельзя в то же время не отметить, что в учреждениях культуры при организации массовых программ чаще реализуется схема воздействия на аудиторию, свойственная средствам массовой информации, но не схема полноценного взаимодействия исполнителей  с аудиторией. Режиссура таких программ чаще всего воспроизводит технологии советских манипулятивных «программ праздничного ликования», «беззубого юмора» или эстетического катарсиса, оторванного от реальных жизненных проблем населения. 

 Это наглядно видно, например, из практики широко проводимых «Дней города» в разных регионах, проводимых без реального участия в их подготовке и проведении рядовых горожан и больше соответствующих реализации лозунга «Хлеба и зрелищ» по примитивным развлекательным стандартам.

Для задачи же развития социокультурной активности населения  уже неэффективной становится традиционная драматургическая форма театра, свойственная традиционной режиссуре массовых действ, спектаклей, театрализованных программ. В большей мере востребованной становится сценарно-документальная ( режиссура социального факта, реального события), социальная, «митинговая» режиссура, режиссура «улицы», представленная эпическим театром Б.Брехта, исповедующего как главный принцип обращение к реальным жизненно важным социальным проблемам, к задаче формирования гражданственности и социальной активности самого населения. Полемизируя со сторонниками «чистого» искусства, Б.Брехт писал:

«Мо-цзы говорил: - Недавно меня спросил поэт Цинюэ, имеет ли он право в наше время писать стихи о природе. Я ответил ему: - Да. Повстречав его снова, я спросил, написал ли он стихи о природе. Он ответил: - Нет. Почему? – спросил я. Он сказал: - Я поставил себе задачу сделать звук падения дождевых капель приятным переживанием для читателя. Размышляя об этом и набрасывая то одну, то другую строку, я решил, что необходимо сделать этот звук падения дождевых капель приятным переживанием для всех людей, а значит, и для тех, у которых нет крыши над головой и которым капли попадают за воротник, когда они пытаются заснуть. Перед этой задачей я отступил.

- Искусство имеет в виду только нынешний день, - сказал я испытующе. – Поскольку такие дождевые капли будут существовать всегда, то и стихотворение такого рода могло бы быть долговечным. – Да, - сказал он печально, - его можно будет написать, когда не будет больше таких людей, которым капли попадают за воротник»

       ( 8, с.187-188).

Сопоставительный анализ эстетики традиционной дрматургической формы и эпической формы театра сам Б.Брехт представил следующим образом ( 8) :    

Драматургическая форма театра Эпическая форма театра
Сцена «воплощает» определенное событие Вовлекает зрителя в действие и истощает его активность Возбуждает его эмоции Он становится соучастником происходящих событий Воздействие основано на внушении Эмоции остаются в сфере эмоционального сознания Человек рассматривается как нечто известное Человек неизменен   Заинтересованность развязкой действий Каждая сцена важна лишь как звено в общей цепи События развиваются по прямой Мир, каков он есть Как приходится поступать Страсти человека Сознание определяет бытие Рассказывает о нем   Ставит его в положение наблюдателя, но стимулирует его активность Заставляет принимать решения Он противопоставляется им   Воздействие основано на убеждении Эмоции перерабатываются сознанием в выводы Человек выступает как объект исследования Человек изменяет действительность и изменяется сам   Заинтересованность ходом действия Каждая сцена важна сама по себе   Зигзагами Мир, каким он становится Как следует поступать Его мотивы Общественное бытие определяет сознание

 

Предлагаемый Б.Брехтом и его последователями подход к драматургии и режиссуре массовых театрализованных программ так или иначе претендует на развитие конструктивного социального мышления и поведения социально активных индивидов и культурных общностей. Главным же критерием эффективности режиссуры и организации таких программ становится степень участия самого населения в предлагаемом действии как инструменте преобразования окружающей социальной действительности на основе принятой социальной мифологии ( в нашем случае это миф о безграничных преобразовательных возможностях человека по отношению к «своей» земле, региону, территории, стране ).

 Возможно и выделение показателей эффективности соответствующей государственной культурной политики при организации массовых театрализованных программ для населения. Это поддержка массовых театрализованных программ государством по следующим показателям:

1. Наличие дифференцированного социального адресата таких программ.

2. Взаимодействие при подготовке программ с гражданскими структурами, инициативами населения в социокультурной сфере.

3. Отражение в программах наиболее актуальных социальных проблем страны, региона, населенного пункта.

4.  Включенность организации программ в решение задач политического и правового просвещения населения.

5. Участие социальных и творческих партнеров различных ведомств при подготовке таких программ как на локальном, так и на общегосударственном уровне.

6. Доступность таких программ для широких групп населения.

7. Предпочтение программ интерактивного характера, предполагающих соучастие населения в их подготовке, демонстрации

8. Наличие в этих программах жизнеутверждающего гражданского пафоса, имеющего общественное значение.

9. Подготовка государством соответствующих специалистов в сфере организации массовых театрализованных программ.

Выделяя как особое направление деятельности организацию массовых театрализованных программ,  мы имеем в виду учреждения культуры всех типов. Но основную роль в организации таких программ играют клубные учреждения.

В развитии социально-культурной  активности населения одним из приоритетных направлений в деятельности учреждений культуры, как отмечалось выше, является организация самодеятельного творчества населения. Здесь основным критерием эффективности государственной культурной политики может быть обеспечение сохранения и развития самодеятельных коллективов, а также разнообразия их жанров как возможности проявления социальной активности населения в разнообразных культуротворческих формах. Наибольший размах самодеятельное творчество получило в клубных учреждениях. Поэтому имеет смысл рассмотреть показатели эффективности государственной культурной политики на примере учреждений культуры именно этого типа прежде всего на основе данных государственной статистики.

 Анализ этих статданных предполагает выделение следующих более частных критериев оценки состояния самодеятельного творчества по отношению к рассматриваемому более общему критерию доступности социально значимой культуротворческой деятельности для различных групп населения. Это:

1) «количество самодеятельных коллективов различных жанров»;

2) «соотношение различных жанров в общем числе самодеятельных коллективов»;

3) «численность участников самодеятельных коллективов»;

4) «материально-техническая база самодеятельных коллективов различных жанров».

Рассмотрим подробней эти критерии.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.50.201 (0.01 с.)