Мнение чрезвычайного министерского комитета по китайским делам, представленное Александру I от 13 (25) августа 1806 г.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Мнение чрезвычайного министерского комитета по китайским делам, представленное Александру I от 13 (25) августа 1806 г.



 

Печатается по кн.: Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского Министерства иностранных дел.— М.: изд-во политической лит-ры, 1963, с. 269-271.

 

…Слушали мы, во-первых, записку, … представленную от министра коммерции графа Румянцева, который по случаю возвращения из Кантона капитана-лейтинанта Лисянского испрашивал высочайшего соизволения, не благоугодно ли будет повелеть, не ожидая ответа на посланный к пекинскому двору лист по предмету остановки нашего посольства, ныне же отправить туда другой лист с изъявлением признательнсоти за дружественный прием, каким воспользовались корабли наши в бытность их в Кантоне.

Мы рассуждали и положили, что изъвление благодарности нашей китайскому двору … весьма основательно и сходно с общими правилами учтивости, употребляемого между державами. Но как известно, что китайцы опасаются всякого нового домогательства и упорствуют оным всемерно, то осторожность требует не подавать им никаких поводов, в коих они могли бы заключить ко вреду будущих видов наших на кантонскую торговлю, что сия торговля для России необходима, а потому и кажется нам, что можно отложить посылку листа с изъявлением признательности до получения ответов от Пекинского трибунала на отправленные пред сим листы с камер-юнкером Байковым (см. документ Лист Правительствующего сената в Китайский трибунал от 15 (27) мая 1806 г.). Сия мера признается тем паче нужной, что из ответа Пекинского трибунала усмотрено будет с большой точностью, в каком виде принимает китйский двор появлениев Кантоне российских кораблей и вообще распространение российского мореплавания и торговли на северо-восточном океане.

Во-вторых, послушав предложение министра иностранных дел генерала от инфантерии Будберга, состоящее в том, может ли быть полезно теперь пребывание в Сибири чрезвычайного и полномочного посла графа Головкина, мы рассуждаем следующее:

Всеподданнейшим докладом, который мая 5 дня ныне текущего 1806 года имели счастие мы поднесть в.и.в-ву по делам китайским и который удостоился высочайшего одобрения, положено было оставить посла графа Головкина в Сибири по двум причинам:

1. Дабы по дошедшим сюда слухам о недоброжелательстве китайского двора за всеми действиями оного иметь надлежащее надзирание.

2. Дабы дать время послу графу Головкину собрать нужные сведения о внутренних и пограничных удобностях Сибири и привесть сношения российского двора с китайскими в лучшее положение, основываясь на обнадеживании графа Головкина, который в возможности желаемого успеха не сомневается.

 

Благополучное возвращение из Кантона российских кораблей, притом и все сведения, полученные после того от посла графа Головкина, первую причину, то есть сомнение о недоброжелательстве китайцев, совершенно уничтожили. Напротив того, подтверждается всеми известиями, что со времени возвращения нашего посольства из Урги осторожность китайского пограничного начальства обращена на изъявление всевозможных знаков дружества и доброго согласия к росийским пограничным чиновникам и что они сами опасаются, нет ли с нашей стороны военных приготовлений. Вторая причина … не имеет уже места, ибо последним рапортом от 19 июля 1806 г. граф Головкин доносит в.и.в-ву, что труды его по части внутренних пределов Сибири приведены уже к окончанию, по части же пограничной и политической ожидает токмо возвращения свиты в.в-ва по квартирмейстерской части полковника Овре, посланного для обозрения рек Шилки и Аргуни, и тогда уже представит тот план, о коем упоминал в прежних депешах, что желает иметь счастие поднесть оный в.и.в-ву. А потому, не находя более причин, по коим присутствие посла графа Головкина в Сибири было нужно прежде сего, мы испрашиваем высочайшего соизволения в.и.в-ва, не благоугодно ли будет повелеть отозвать его в С-Петербург.

 

56. Александр I Ю.А.Головкину от 20 августа (1 сентября) 1806 Печатается по кн.: Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского Министерства иностранных дел.— М.: изд-во политической лит-ры, 1963, с.290.

Сообщает, что одной из причин оставления посольства Головкина в Сибири были сомнения в доброжелаьтельном отношении китайского правительства к России. После того как китайский двор представил доказательства своего миролюбия, что выразилось, в частности, в приеме кораблей «Надежда» и «Нева», состоявшемся в Кантоне, Александр I приказывает Головкину вернуться в Петербург со всем составом посольства.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.69 (0.006 с.)