Раздел пятый. Государственные конюшни и хранилища (цзю ку)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Раздел пятый. Государственные конюшни и хранилища (цзю ку)



Цзюань 15

207. Домашние животное, боднувшее, лягнувшее или покусавшее человека

Всякий раз, когда домашнее животное или кусливая собака боднули, лягнули или покусали человека, а правила предупредительных знаков или пут не были соблюдены, а также когда бешеная собака не была убита, хозяин наказывается 40 ударами легкими палками… Если преднамеренно отпустил с тем, чтобы убить человека или нанести ему телесное повреждение, получает наказание, уменьшенное на одну степень относительно полагающегося за убийство или нанесение телесного повреждения в драке.

216. Растранжирование казенных вещей

Всякий раз, когда были растранжирены казенные вещи, наказание определяется за незаконное присвоение.

Имеется в виду выдача с излишком казенных вещей для использования либо сделок на рынке или же для поднесения такого рода, как жертвоприношения и пиры.

Если вещи наличствуют, их возвращают в казну. Если они уже использованы, то не взыскивают.

Раздел шестой. Самовластные мобилизационные действия (шань син)

Цзюань 16

224. Самовластное приведение войск в движение

Всякий, кто самовластно привел войска в движение, за десять бойцов и более, наказывается одним годом каторги, за 100 бойцов – полутора годами каторги, за каждых последующих 100 бойцов наказание увеличивается на одну степень. За 1000 бойцов наказание – удавление.

     Имеется в виду, кто самоуправно привел войска в движение, когда не было ни тревоги, ни срочной необходимости, и к тому же не сообщив наверх. Если хотя бы и сообщил наверх, но не дождался ответа, действия также рассматриваются как самовластные…

 

Вопросы для изучения документа №19

1. Каковы были мировоззренческие основы Кодекса империи Тан, конфуцианские или легистские?

2. Какие преступления считались наиболее опасными для государства?

3. Какие этические нормы закреплял Кодекс?

4. Установил ли Кодекс равенство всех подданных перед законом?

5. Какие социальные группы выделились в танском обществе?

6. На каких принципах строились отношения между ними?

7. Какие обязанности и привилегии закрепил Кодекс за чиновничеством?

8. Какие основы семейной этики закреплялись в Кодексе?

9. Как в Кодексе понимались функциигосударственной власти?

 

 

20. Из «Мин ши»

 Мин ши – минская династийная история, подготовленная в течение царствования династии Мин (1368 – 1644), но окончательно была издана в 1739 г. Столь поздний её выход в свет обусловлен борьбой, которую вели против китайских патриотов маньчжурские завоеватели. Авторы многих разделов Мин ши – китайские ученые – историки были казнены маньчжурами из-за правдивого изложения минской истории. Несмотря на преследования, в последнем варианте Мин ши все же сохранилось немало сведений, которые привели бы в ярость маньчжуров, если бы они прочли все тома до конца. В приведенных отрывках дается описание сельского хозяйства и финансовой политики Мин. В 15 – 17 вв. сельское хозяйство достигло сравнительно высокого уровня развития. На юго-востоке и в центральном Китае сеяли рис, а к северу от Янцзы – пшеницу. Крестьяне выращивали просо, бобовые культуры, чай, овощи и фрукты. В минский период особое распространение получило хлопководство, выращивание тутового дерева и других технических культур.

Печатается по кн.: Хрестоматия по истории Китая в средние века. – М.: изд-во Московского ун-та, 1960, с.19 —34, 79 — 80.

Земельная система

Минская земельная система в целом складывалась из двух категорий полей: государственных и частных.

Первоначально государственные земли состояли из земель, входивших в государственный земельный фонд еще во времена Сун и Юань. Затем к ним были присоединены земли, возвращенные в государственный фонд, земли, конфискованные правительством, земли, конфискованные по приговору суда, школьные земли, императорские поместья, конские пастбища, пригородные земли, клеверные луга, выгоны для скота, земли при императорских усыпальницах и кладбищах, земли казенные (гунтянь), обрабатываемые или незанятые, пожалованные или испрошенные, земли поместий (чжуан тянь) князей, княгинь, заслуженных чиновников и родственников императора, вельмож, евнухов, монастырей, - должностные земли чиновников, поля, отданные на кормление пограничным служащим, земли поселений: военных, крестьянских и купеческих. Все они в целом назывались государственными землями. Остальные же все считались частными землями. Во время смут и разорения в  конце правления Юаней многие земельные реестры и списки населения погибли, и сбор земельных податей был неточным.

Минский Тайцзу, став государем, послал Чжоу Чжу и других 164 человека перемерить в Чжэси поля, чтобы обложить податями и налогами. Затем он приказал ведомству финансов (ху бу) обследовать подлинное состояние земель в Поднебесной. В то время в обоих Чжэ богатые люди, уклоняясь от повинностей, переписывали в большом количестве земельное имущество на чужое имя. Это называлось «Те цзяо гуй цзи» – железные ножки – ложная передача.

В двадцатом году Хунъу (1388) император приказал гоцзышэну У Чуню и другим отправиться в округи и уезды и соответственно размерам продовольственного налога установить участки (цюй). В каждом участке назначить по 4 податных старосты. Измерив площадь земельных участков, по номерам записать имена хозяев и размеры полей и, собрав эти записи, сделать реестр. Формой он был подобен рыбьей чешуе, а потому назывался «Рыбьечешуйчатый реестр» («Юйминь туце»). До этого императорским эдиктом было приказано по всей стране составить «Желтый реестр» («Хуан цэ», в котором принимался за основу двор; в нем подробно записывались по 4 рубрикам: 1) количество давних владений, 2) вновь полученных, 3) потерянных владельцами, 4) действительно имевшихся в наличии. А в «Рыбьечешуйчатом реестре» земля принималась за основу, и особо записывались все земли равнинные, возвышенные, расположенные на крутых склонах, заливные и заболоченные, плодородные и неплодородные, песчаные и солончаковые.

При каждом закладе или продаже земли подготовлялся список размера податей и натуральных поборов, а чиновники записывали все это. Если же продажа происходила без ведома начальства, то случалось, что имущество уходило, а налог оставался и людям от того был большой вред.

В связи с тем, что на великой равнине многие земли пришли в запустение, император приказал местным чиновникам сосчитать людей и раздать им землю, учредить сынун (земельное управление), чтобы южнее Хуанхэ они ведали освоением целины и делами управленческими. Земли, находящиеся при канале, император приказал учесть, передать местным тяглым и не разрешать отбирать у них эти земли.

На севере, где вблизи стены многие земли лежали необработанными, было приказано призвать народ для пахоты. При этом одному человеку давали по 15 му пахотной земли и 2 му огородной и освобождали от податей ыв течение трех лет. Каждый годПалата Чжуншушэн подавала доклад о том, сколько в Поднебесной поднято целины: наименьшее количество целинной земли достигало тысячи му, а анибольшее – превышало 200 тыс. му.

Люди, получившие от казны быка и сельскохозяйственные орудия, платили за них налог. Целина и пустоши, обработанные сверх нормы, навечно освобождались от обложения.

В двадцать шестом году (1394) при переучете земель в Поднебесной оказалось 8 507 623 цина потому, что тогда почти не было пустующих земель. Как правило, поля, расположенные вблизи городов, считались землей высшего разряда, более отдаленные – среднего и низшего. 5 чи равнялись 1 бу, 240 бу равнялось 1 му, 100 му – цину.

Тайцзу сохранил юаньскую систему «ли» и «шэ». В округах и уездах севернее Хуанхэ «шэ» – общины местного населения – разделялись на «ли» и «цзя». Земли пришлых людей в каждом поселении также разделили на «ли» и «цзя». Общинники раньше заняли большие участки, а новые участки переселенцев были были малы. Поэтому земли поселенцев считались малыми му, а земли общинников – широкими му. В царствование Сюаньдэ (1426 –1435) целина и путоши больше не освобождались от обложения податями навечно, а заболоченные низины и солончаки, с которых раньше вообще не взимали подати, все подверглись учету и были включены в установленную норму обложений; поэтому сумма податей превысила прежнюю норму. Местные власти считали большие му за малые му, чтобы общее число соответствовало прежней сумме; случалось, что несколько му считали за 1 му; бу и чи были неодинаковыми. Люди произвольно то увеличивали их, то уменьшали. Земли распределялись неравномерно.

 Такое положение было только в северных районах. В гуйчжоуских землях отсутствовало подробное измерение и перепись; когда же нужно было уточнить количество земли, то справлялись у местных чиновников.

Со временем учет земли повсюду пришел в хаотическое состояние и «Желтому реестру» не соответствовал.

В пятнадцатом году Хунчжи (1502) в Поднебесной осталось только 4 228 058 цин земли. Государственные земли составляли 1/7 часть частных земель.

В восьмом году Цзяцзина (1529) Хо Тао, получивший повеление составить дополнительную опись (хуэй дянь), докладывал: «От времени Хунъю до Хунчжи, то есть в течение 140 лет, общее количество земель в Поднебесной уменьшилось более чем в половину, а в Хугуане, Хэнани, Гуандуне уменьшение этого объема было еще более значительное. Если земли не переданы в княжеские управления (ванфу), то обманным путем они перешли к хитрым людям. В Гуандуне отсутствуют феодальные правления (фэнь фу), и поэтому земли либо утаены путем обмана, либо захвачены разбойниками».

Лица, ведавшие государственными делами, не могли не обратить на это внимания. Тгда Гуй Э, Го Хунхуа, Тан Лун, Цзянь Сяо в разное время просили в своих докладах обследовать подлинное состояние земельного фонда, а Гу Диньчэнь просил проверить земельные му. Рассуждения об уточнении мер земли с того и начались.

В начале правления Шэньцзуна Цзяньчанский окружной начальник Сюй Фуюань восстановил подворный реестр, при этом он прикрепил землю к человеку – способ простой и надёжный. В 6-м году (1578) Ваньли император по предложению дасюэши Чжан Цзюйчжэна произвел перемер всех земель Поднебесной. Срок для завершения этого дела был дан в 3 года. При этом использовали систему «кайфынфа» (измерение земли квадратом определенной величины), то есть мерили стороны и делили на диаметр окружности, отбрасывая дроби и дополняя до целых чисел. Тогда сильные и хитрые не могли обманом утаивать земли. «Ли» и «цзя» освобождались от необходимости возмещать недоимки (при существовании круговой поруки общины ли и цзя должны были платить установленную сумму, даже если один или несколько дворов не могли внести налогов), а мелкий люд не должен был платить фальшивых поборов (сюйлян – уплата налога бывшим владельцам за проданную землю. Подобное явление имело место ввиду слишком большой трудности официально переменить хозяина земли). Всего земли насчитали 7 030 976 цин, что по сравнением со временем Хунчжи означало прибавление 3 млн.цин.

Так как Чжан Цзюйчжэн при подсчете и выведении общей суммы считал увеличение контингента земли за заслугу, гражданские власти соперничали в уменьшении мер, стараясь показать большее количество земли или считали казенными все наличные земли (облагали налогами все наличные земли: казенные и частные одинаково), чтобы заполнить норму. На севере Чжили и в Хугуане, в Датуне и Сюаньфу в разное время соответственно увеличенному количеству земли увеличили налоги.

Система поселенческих земель (тунь тянь) состояла из военных поселений и народных поселений. Вачале царствования династии Тайцзу установил народных и военных поселений 10 тыс. хуфу (единица управления несколькими дворами), где солдат одновременно занимались земледелием. Эта система была чрезвычайно хороша. Кроме того, приказали военным начальникам расселять солдат в районах Лунцзяна. Кан Муцай сравнительно с другими имел большой успех, поэтому император издал указ, восхвалявший его; тем самым порицались другие военачальники (стр. 24). В третий год Хунъу (1370) палата Чжуншушэн просила разрешения взимать подати с солдат поселенцев в Шочжоуском округе Тайюаня, но император не разрешил. На следующий год палата Чжуншушэн ходатайствовала о разрешении взимать подати с поселенческих земель в Хэнани Шаньдуне, Бэйпине, Шэньси, Шаньси и в областях Чжили и Хуайань; с тех, кто получил от казны скот и семена, взимать подати 50%, а с тех, кто сам себя всем обеспечивал, брать подати 30%. Император приказал пока не облагать податью, а через три года начать взимать зерновой налог по одному доу с каждого му земли.

В шестом году (1373) тайпучен Лян Есянь Темуэр псал, что на территориях Нинся и Сычуани, к юго-западу до Чуант Чэна и к северо-востоку до Татань, на протяжении 800 ли расположены плодородные земли и нужно призвать бродяг и разорившихся людей для поселения на тех землях, что и было сделано императором. В связи с этим послали Дэн Юя, Тан Хэ и других военачальников для руководства заселением Шэньси, Чжандэ, Жунина, Бэйпина, Юнпина, для переселения жителей Шаньси и Чжэньдина в Фынян.

В связи с тем, что доставлять провиант морем было далеко и случалось, что многие тонули, горячо обсуждалась выгода переселенческой политики и необходимость того, чтобы в Поднебесной в «вэй со» – военных округах и уездах – все солдаты и поселенцы занимались возделыванием целины.

Эта мера имела целью уменьшение тесноты в густозаселенных местностях и переселение в редкозаселенные районы (куань сян) завербованных или сосланных за преступления. Переселенцы считались «минь тунь» – народными поселенцами, и ими управляли «юсы» – гражданские власти, а «цзюнь тунь» – военные поселенцы управлялись «вэй со» – горнизонными властями. В пограничных районах три десятых поселенцев несли горнизонную службу, а семь десятых занимались земледелием. Во внутренних землях страны две десятых несли охранную службу, а семь десятых занимались земледелием. Каждый военный получал 50 му пахотной земли, что и считалось одним наделом. Он получал также рабочего вола,

сельскохозяйственный инвентарь, его учили полеводству и ыращиванию деревьев, а позже облагали повинностями и податями. Чиновников посылали взимать подати, а тех из них, которые грабили и насильничали, наказывали

 

 

В начале с 1 му взимали подати 1 доу, а спустя 35 лет установили правило взимания с одного надела земли военного поселенца основной подати (чжэн лян) – 12 даней (Надел равнялся 50 му (значит, подать с му достигала 25,88 литра зерна).

Запасы складывали в поселенческие амбары, и местным войскам разрешали самим их расходовать. Остальная продовольственная подать находилась в распоряжении местных вэйсо – гарнизонных властей.

В начале годов правления Юнлэ установили правила награждения и штрафов поселенцев из правительственного войска. Сверх ежегодного рациона, равного 12 даням риса, считалось нормой иметь излишек в 6 даней. Собиравших сверх этого_. Тогда держали 190 тыс. регулярных войск, 40 тыс. (л. 9б) солдат-поселенцев содержали их. При этом те, которые получали содержание могли сами возделывать землю. Войска, находившиеся за границей, не получали ежемесячного зернового пайка, поэтому в пограничных управлениях провиант накапливался в избытке.

А теперь солдаты-поселенцы во множестве убегают или умирают, и только 80 тыс. регулярного войска получают снабжение из амбаров. Граница подвергалась частым набегам, поэтому земля брошена и не возделывается.

Когда Лю Цзинь (Лю Цзинь – временщик, который завладел властью в стране в годы правления императора Чжу Хоучжао (1506 – 1521)захватил власть, он послал в различных направлениях чиновников измерить землю и карать недоимщиков. Люди, старавшиеся угодить Лю Цзиню, намеренно преувеличивали количество обрабатываемой земли, чинили розыски, отбирали зерно, действуя жестоко и бесчеловечно. Шилан ведомства финансов Хань Фу обирал особенно жестоко.

Положение солдат в Ляо было невыносимым, и они все вместе восстали. Восстание усмирили, установили порядок.

В начале Минской династии вербовали соляных торговцев на границы, чтобы они поставляли зерно в обмен на соль. Это называли купеческими поселениями.

В середине правления Хунчжи (1488 – 1505) Е Ци изменил эту систему, и кайчжун (система обмена зерна на соль) начала распадаться. Все хуайские купцы бросали свои дела и возвращались домой.

Многие купцы с северо-запада со своими семьями также переселились в район Хуай. Пограничные земли совершенно опустели; один дань риса стоил 5 лян серебра, потому что запасы на границе истощились.

Во времена Шицзуна (1522 – 1566) Ян Ицин снова просил призвать купцов в кайчжуны. Кроме того, он просил, подражая древности, вербовать народ и, осуществляя идею заселения пограничной линии, привлекать жителей из Лунью и Гуаньси_, чтобы селить их на границе.

После этого Чжоу Чжэ, Ван Цзунгу, Лин Фу, Чэн Шифу, Ван Цзи, Ван Чаоюн, Тан Шуньчжи, У Гуйфан и другие высказывались за (л. 10а) проведение поселенческой политики. Вскоре Пан Шаннэн, управляющий цзянбэйскими соляными поселениями, высказал требование о заселении 9 границ, и вместе с цзунду Ван Чунгу в течение некоторого времени они разработали очень подробный проект. Но они долго тянули и в конечном счете достигли незначительных результатов.

Цзишичжун Гуань Хуайли писал: «Поселенческое земледелие не преуспевает, а его упадок имеет 4 причины: 1) военное положение на границе; 2) прекращение снабжения скотом и семенами; 3) гибель и бегство тяглых и призывников; 4) земли оказались в тылу у врага. Поэтому если управляющие поселениями хотят соответственно спискам увеличить подати, то нужно либо не вычитать месячного пайка, либо по количеству тяглых возместить за их счет убытки». Во времена Хун_ и Чжэн_ поселенческие подати были самыми малыми, а к середине годов правления Цзяцзин (1522 – 1566) постепенно увеличивались. В правление Линцина (1567 – 1572) вновь с му стали взимать 1 доу, тогда поселенческие тяглые (тунь дин) еще больше бежали и погибали. Ланчжун, заведовавший пайками, не выяснял, есть ли у поселенцев земля, и выдавал месячный паек только в половинном размере.

Если поселенческие земли вдоль границы превращались в солончаки и пустыню, в норме налогов этим поселенческим землям не делали никакой скидки.

Инспектор, кроме того, сверх нормы увеличил основную и заменяющую подати (бэнь, чжэ), сделав существование военных поселенцев совершенно невыносимым.

В годы правления Ваньли (1573 – 1620) насчитывали поселенческих земель более 644 000 цин; сравнительно со временем Хунъу (1368 – 1398) недоставало более чем 249 000 цин. Земли с каждым днем (л. 10б) становилось меньше, а налоги с каждым днем возрастали. В этом-то и беда! В то время шаньдунский сюньфу Чжэн Жуби просил разрешения обрабатывать целину на островах Дэнчжоу, Хайбэй, Чаншань. Фуцзяньский сюньфу Сюй Фуюань поднимал целину в Миньхай и Таньшань и достиг успеха, после чего попросил разрешить обрабатывать земли в Наньжишань и Пэнху. Кроме того, он докладывал императору, что землю можно возделывать в чжэцзянских приморских горах, а именно в Чэньцянь, Цзиньтан, Буто, Юйхуань, Наньцзи.

Тяньцзиньский сюньфу Ван Инцзяо также просил в Тяньцзине учредить поселения. Но доклады либо оставались без внимания, либо разрешение давали, а затем отменяли.

В царствование Сицзуна (Сицзун – посмертный титул Чжу Юцяо, царствовавшего в 1620 – 1627 гг.)Чжан Чжэнянь вновь поднял вопрос о Тяньцзиньских поселенческих землях. А инспектор (юйши) Цзо Гуандо приказал управляющему речными делами (гуаньхэ туя бань) Лу Гуаньсяну расширить площадь заливных рисовых полей. Тайчаншаоцин Дун Инцзюй, подражая ему, поступал также. Цзо Гуандо к тому же учредил в Хэцзяне и Тяньцзине поселенческие щколы, где экзаменовали в верховой езде и стрельбе из лука. Тем, которые становились военными учениками, давали по 100 му земли. Когда Ли Цзичжэн был сюньфу в Тяньцзине, он также энергично занимался поселенческими делами, однако все-таки из-за ежегодных засух и налетов саранчи не мог никак добиться успеха.

В минское время было чрезвычайно много случаев захвата частных хозяйств (минь е) под пастбища и луга, но все же ничто не приносило больше вреда народу, чем императорские поместья (хуан чжуан) и поместья князей (чжуан тянь) (л. 11а), заслуженных родственников императорского дома и придворных евнухов.

Тайцзу жаловал заслуженным чиновникам, гунам, хоу, чэнсянам и прочим чинам земли для чоместий (чжуан тянь), самое большое 100 цин, а циньванам поместной земли (чжуан тянь) – 1000 цин. Кроме того, жаловал гунам, хоу, а также военным чиновникам казенные земли (гун тянь). Еще жаловал всем чиновникам казенные земли (гун тянь) с тем, чтобы зерновой налог (цзу) поступал им в счет жалованья. (Семьям) Чжихуэй, которые пали в боях, пожаловал казенные земли.

Многие арендаторы (чжуан дянь) заслуженных чиновников, пользуясь их влиятельностью, нарушали законы. Император призвал чиновников и запретил им это, после чего гунам и хоу восстановили годовое жалованье, отобрав в казну ранее пожалованные им земли.

В правление Жэнь (Жэньцзун – 1425 г. ) и Сюань_ (Сюаньцзун – 1426 – 1435 гг.) просьбы все учащались. Крупные сановники также подавали прошения относительно конфискованных государственных поместий (гуань чжуан). Однако, когда нинский князь (Нин ван) Чжу Цюань просил Гуаньчэн передать пахотные и пастбищные земли сыну его наложницы, император издал грамоту, в которой, опираясь на законы предков, отказал в этой просьбе.

Ко времени Инцзуна (1436 – 1450 и 1457 – 1465) князья, родственники императора по женской линии, евнухи повсюду, захватили казенные и частные земли (гуань сы тянь). При этом они ложно обвиняли других людей в захвате земли и просили их покарать. Когда расследовали и выяснили истинное положение, император повелел возвратить землю народу; а таких дел оказалось немало. Тогда император издал указ, запрещавший захват частных земель, а также и подачу докладов с просьбами о предоставлении земли в столичной области. Однако поместья (чжуан тянь) влиятельных и знатных членов императорской фамилии, а также родовые кладбища, пожалованные императором, либо испрошенные земли были бесчисленны.

После возвращения императора к власти (имеется в виду возвращение к власти Инцзуна в 1457 г.) Лю Шунь преподнес пастбищные луга в Цзичжоу (л. 116). С этого начались подношения. Так от ифына и Синина было положено начало землям евнухов. В начале династии, в год правления Хунси (1425), было создано поместье (гунчжуан), дворца Жэньшоу, а позже, кроме него, появилось поместьн (гунчжуан) дворца Вэйян в Циннине.

В третьем году Тяньшунь (1459) расходы на содержание князей, которые по молодости еще жили при дворе, были очень велики, поэтому учредили для наследника престола (дунгун) Дэ вана, Сю вана (специальные) поместья (чжуан тянь); земли, находившиеся в вассальном владении (фань ди) двух князей, по-прежнему числились в казне.

Когда Сяньцзун (Посмертное имя императора Чжу Сянынэня (1465 – 1486) взошел на престол, из конфискованной у Цао Цзисяна земли создали дворцовое поместье, назвав его императорским поместьем (хуан чжуан). С этого началось, а позже поместья (чжуан тянь) распространились по всей стране. Цзишичжун Ци Чжуан сказал: «Император является хозяином всей страны (страны среди четырех морей), зачем же устанавливать поместья (чжуан тянь) и конкурировать с бедным людом?». Но егоне стали слушать.

Во втором году Хунчжи (1489) начальник ведомства финансов Ли Минь, ссылаясь на стихийные бедствия, докладывал императору: «В столичной области имеется 5 императорских поместий с общим количеством земли, превышающим 12 800 цин, а поместий заслуженных родственников и дворцовых евнухов 332 с общим количеством земли 33000 с лишним цин. Управляющие поместьями (гуаньчжуан гуаньцзяо) собирают дрянных людей (цинь сяо), называя их арендаторами поместий (чжуан тоу- арендатор поместья, который сам сдает землю мелкими участками субарендатору.) и их компаньонами (бань дан), захватывают землю, отбирают скарб, насилуют женщин, а на тех, кто хоть немного сопротивляется, подают ложные доносы. Управляющие поместьями (гуаньцзяо) арестовывают крестьян и пугают их семьи. Боль охватывает сердца людей до самой глубины. Поэтому-то и возникают стихийные бедствия.

Прошу уволить и прогнать этих людей из казенных поместий и поручить простому народу (сяо минь) возделывать поля, а с му земли взимать на расходы каждого дворца подати 3 фыня серебра».

Император приказал прекратить безобразия против крестьян в поместьях (чжуан ху). Кроме того, в связи с докладом инспектора (юйши), ликвидировали поместье дворца Жэньшоу, превратив его, как было раньше, в пастбище; попутно император приказал пастбищные земли, до этого захваченные, все полностью возвратить в их прежнее состояние. И еще установил наказание ссылкой в пограничную охрану за дарения земли княжеским управлениям (ван фу).

Чжао Сюань из Фэнъюя подарил земли в уезде Сюн для императорского поместья. Начальник ведомства финансов Чжоу Цзин обвинил Чжао Сюаня в нарушении этого установления, на что последовал указ императора о заключении его в тюрьму. Приказано было карать как преступников руководящих служащих (фу дао гуань) княжеских управлений, которые подстрекают князей подавать доклады с просьбами.

Тем не менее, постоянная подача докладов о дарениях не прекращалась, наоборот мольбы и просьбы стали еще более многочисленными. Земли четырех князей Хуэй, Син, Ци, Хэн намного превышали 7 тысяч цин. Трое хоу – Хуэй Чан, Цзянь Чан, Ция Юнь – спорили из-за земли, которую им император подарил.

Через месяц по вступлении на престол Уцзуна (посмертное имя Чжу Хоучжао, царствовавшего в 1506 – 1521 гг.) создали 7 императорских поместий, позже число их увеличилось и достигло более 300. Князья и императорские родственники по женской линии требовали, просили и захватывали частные земли без счета.

В начале своего царствования Инцзун приказал цзишичжуну Ся Яню и другим обследовать земли императорских поместий. Ся Янь убедительно докладывал, что императорские поместья стали бедствием для народа.

Со времени правления Чжэндэ (1506 – 1522) (л. 12б) многие земли, подаренные (тоу), поднесенные вышестоящим (сянь) и захваченные (циньму), возвращали народу, но евнухи и императорские родственники тайно препятствовали этому.

Начальник ведомства финансов Сунь Цзяо составил новую опись императорских поместий, судя по которой число их в сравнении с прежним уменьшилось. Император приказал проверить количество цин и му прошлых лет и доложить об этом, переменить название на государственные земли (гуань ди) и не употреблять больше наименования императорских поместий (хуан чжуан). Местным властям повелевалось взимать подать серебром и отсылать ее в ведомство. Но евнухи во многих случаях присваивали серебро в количестве, которое достигало десятков ваней; таким образом получались недоимки.

В то время запретили заслуженным чиновникам и родственникам императора подавать доклады с просьбами о признании подаренных им мошенниками земель. Кроме того, отказали в просьбе княжеским управлениям о передаче им гористых и озерных районов.

Дэ ван просил разрешения взять свободные земли у двух простых людей из Ци и Хань в Дунчане и Юаньчжоу и еще просил Байюаньские озера. »аньдунский сюньфу Шао Си на основании специального приказа отказал ему, высказавшись чрезвычайно категорично. Дэ ван оспаривал это решение 4 раза. Император поступил тогда по закону, однако сохранил вассальные феоды (фань фэн) и испрошенные вначале династии поместья (чжуан тянь). Но доклады с просьбами, поданные после этого, не удовлетворял. Кроме того, установил для княгинь (гунчжу) и принцесс (го гун) поместья (чжуан тянь), а более далеким родственникам давал Чщ.

В тридцать девятом году Цзяцзина (1560) был послан инспектор »энь Янцин, который отобрал более 16 000 цик земли поместий, тайно и нечестно присвоенной.

Император Муцзун (1567 – 1572), следуя совету инспектора Ван Тинчжаня, еще раз утвердил право наследования с уменьшением нормы для каждого следующего поколения. Земельная норма заслуженных чиновников в пятом поколении равнялась 200 цин. А родственникам императора полагалось от 70 до 700 цин, для каждого по-разному.

В начале царствования Шицзуна (1506 – 1521) 6 чэнтяньских поместий и земли в Эрху достигали более чем 8 300 цин, ими управляли дворцовые евнухи. Помимо этого, разрешалось (цзяошэ) местным управителям путем захватов (цзянь бин) увеличить эту цифру на 880 цик и, разделив землю, создать 12 поместий (чжуан). Именно в то время впервые начальники местной власти отнимали у тех, кто захватил землю, и возвращали ее народу.

Затем был издан приказ о том, чтобы члены императорского дома покупали земли, конфискованные казной и не облагаемые податями и повинностями. Все земли императорских родственников было приказано местным властям обложить податями. Что касается заслуженных чиновников, хотя бы даже они просили и умоляли, не делать для них исключения, норму пожалований строго соблюдать, а поборы взимать согласно правилам.

Бедствия народные немного уменьшились.

При Шэньцзуне (1573 – 1619) дарения и раздача превзошли всякий предел, не было просьбы, которая не была бы удовлетворена.

Дочь Луского вана принцесса (гун чжу) Шоуян была осыпана милостями. А Фу ван владел, включая земли Хэнани, Шаньдуна, Хугуна, которые были превращены в княжеские поместья (ван чжуан), до 40 тыс. цин земли. Чиновники сильно боролись против этого, почему и уменьшили вполовину (его владения).

Чиновники княжеских управлений (ван фу) и евнухи измеряли землю, собирали налоги, вмешиваясь повсюду. Содержание свиты, челяди, слуг исчислялось десятками тысяч. "ватали все без разбора, действовали так жестоко, что не было возможности вынести. Передавали императорские грамоты, арестовывали людей, дрались и убивали крестьян в поместьях (чжуандянь). Повсюду возникала тревога.

Тогда цзишичжуны Гуань Инчжэнь и Яо Цзунвэнь неоднократно докладывали и укоряли, но все оставалось без ответа. Позже снова внесли изменения в закон о передаче по наследству поместий заслуженных чиновников и императорских родственников в сторону сокращения. Посравнению со старыми новые правила стали менее строгими. Затем те, которые должны были обсуждать это уменьшение, получили личный императорский указ временно приостановить дело. И ничего не изменилось.

При Сюаньцзуне (1621 – 1627) поместья (чжуан тянь) трех князей Туй, Хуэй и Шуй, а также двух принцесс крови Суйпин и Нинго насчитывали десятки тысяч. А незаконные пожалования Вэй Чжунсяня и его приспешников были еще большими.

Таким образом, от середины и до конца царствования династии поместья (чжуан тянь) поглощали частную собственность народа, что продолжалось до конца существования государства.

В середине царствования Шицзуна (1522 – 1566) расходы на снабжение границ намного возросли, увеличились и расходы на строительство дворцов, на моления и жертвоприношения. В течение месяца не было от них свободного дня. Казначейство (танцзан) оскудело. Земельные чиновники (сынун) перебирали сотни способов, изыскивая средства. Доходило до того, что продавали монастырские земли, брали с военных преступников и все же не могли покрыть нехватки.

 В двадцать девятом году (1550), когда Ань Да совершил нападение на столичную область, правительство увеличило количество войск и установило пограничные гарнизоны. Норма продовольствия возросла вдвое. В тридцатом году (15 снабжение пограничной полосы столичной области достигала 5590 тыс. Начальник ведомства финансов Сунь Инкуй изыскивал различные способы и, ничего не придумав, предлога, в округах и уездах южной столичной области, в Чжэцэ и пр. увеличить подати (фу) более чем на 1 200 тыс. Повышение налогов с этого началось (л. 10 а).

Годовой доход не мог покрыть годового расхода продаж и вполовину, вследствие чего составление сметы расходов оставалось самым главным делом (фа). Поэтому устанавливали незаконные налоги, записывали больше статей, на основе подкупов исчисляли налоги, взамен военной службы брали откуп, делали записи повинностей по кругу. Такая система увеличения налогов процветала.

Даже в начале династии изощрялись в способах, как покрыть нехватки, а со временем это продолжалось. Поступлений же становилось все меньше и меньше. К тому еще повсюду происходило множество событий. 

Местные власти (юесы) на подведомственных землях сдерживали взносы или просили освободить от налогов. В Чжэ и Чжи они объясняли это необходимостью обороны от японцев, в Чуань и Гуй разработкой леса, Шань, Шэнь, Сю Да – бедствием войны. Собранные налоги не только не ли покрыть военные нужды, но и вся годовая норма в 2 уже не достигала и '/3. Из дворца даже среди ночи, подав требования на придворные расходы, на выдачу средств строительства павильонов, чиновники, несмотря на затруднения, боялись промедлить с выдачей хотя бы одну минуту.

В тридцать седьмом году (1558) датунский ювэй забил тревогу. Подати, поступившие в главное казначейство, составили только 70 тыс. Казначейский запас едва-едва достигал 100 тыс. Начальник ведомства финансов Фан Дунь и др. вожились и не могли найти выхода. Воспользовавшись удобным случаем,Фая Дунь подал императору доклад, сообщив о том, до какой степени опустела казна (л. 10 6).

Вопросы для изучения документа №20

1. Почему перед династией Мин встала задача упорядочения поземельных отношений?

2. Какие мероприятия проводили императоры для упорядочения поземельных и налоговых отношений?

3. С какой целью были составлены так называемые «рыбьечешучатый» и «желтый» реестры?

4. Какие меры приняли императоры для освоения целинных, заброшенных земель?

5. Что случилось с земельным фондом Поднебесной в течение 15 века? Почему сократился фонд государственных земель?

6. Почему потребовались дополнительные меры по уточнению земельного фонда? Какие меры в связи с этим были проведены в 16 веке? К каким результатам они привели?

7. Что представляла собой система так называемых «поселенческих земель» (народных, военных и купеческих)?

8. Почему система «поселенческих земель» пришла в упадок в 16 веке?

9. Какие тенденции в развитии крупного частного землевладения императора и его семьи, аристократии, князей наметились в 15-16 вв.

10. Из каких земельных фондов пополнялись поместья аристократии, евнухов, чиновников

11. Какие проблемы появились в крупных частных поместьях в конце 15 в.?

12. Каковы цели, содержание и последствия проведенгных в сфере землеладения в 16 веке? Удалось ли правителям Мин остановить рост частного землевладения?

13. Какую политику в сфере налогов проводили императоры династии Мин?

Цзы чжи тунцзянь ганму

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.56.11 (0.022 с.)