ТОП 10:

Атомарное общество (первичная социальная связь).



Л.Фейербах думал, что минимальным обществом является дуэт, составленный из "Я" и "Ты" (Адам и Ева). Правда, гарантом существования должно быть третье лицо (для Адама и Евы - Бог). Между тем совсем неважно, сколько нужно людей для того, чтобы общество состоялось как связное целое. И тысячеглавая толпа может не стать обществом, в то время как отдельный человек способен оказаться обществом - оркестром. Все зависит от наличия такой структуры, которая может детерминировать явление общества из любого набора людей.

На первый взгляд кажется, что общество есть некий союз индивидов, связанных между собой общими интересами: таковы общества охотников и рыболовов, любителей пива, защиты прав толстых, садоводов-любителей и т.п. На самом деле, группа индивидов ("Я"), объединенных в некий союз ("Мы"), - недостаточное условие организации общества. Необходим такой компонент, как "Они" (противники, враги, другие, чужие). Возьмем единичный пример для иллюстрации. В южноамериканском племени квакиутл существует странный обычай "потлач", напоминающий детскую игру. Все племя (живущее на обочине цивилизации и почти не связанное с внешним миром) разделено на две равных фратрии. Причем, разделено искусственно (родственные, возрастные особенности в расчет не принимаются; важно только, чтобы в обеих частях было равное количество взрослых людей). Сам обычай состоит в актах дарения с периодичностью один раз в пол года. Фратрия в течение полугода накапливает большое количество подарков, которые дарит другой половине на особой церемонии. Задача другой фратрии собрать большее количество подарков и попытаться "передарить" первую половину. Суть дела здесь не в бескорыстных устремлениях и доведенном до крайности альтруизме. Племя замкнуто на самом себе, оно не может себя сравнить с другими народами и племенами, ибо не имеет контактов. Однако потребность иметь "других" в качестве зеркала, иметь достойных противников, с кем можно состязаться, привела к стихийному делению на две фратрии (подобно двум полухориям в древнегреческих пьесах). По отношению к одной фратрии ("Мы"), другая выступает в качестве противника ("Они"). Ни один союз людей не состоится, если этому союзу не противостоят противники или соперники. Общество как союз всегда имеет трехкомпонентную структуру: я - мы - они. С другой стороны, общество возникает тогда, когда индивиды способны осознавать себя в качестве самостоятельных субъектов. Индивиды с бараньим сознанием - невозможные для общества существа. Чтобы идентифицировать себя с "Мы", необходимо знать противников ("Их"), а для этого следует осознать свой собственный интерес.

Атомарное общество может быть большим или маленьким. Важнее другое: в обществе обязательно присутствует и определяет характер его развития трехкомпонентная социальная структура (я - мы - они).

Единство индивидов, образующих общество, настолько целесообразно, что не требует объяснения. Люди объединяются для того, чтобы преодолеть трудности и невзгоды, чтобы осуществлять деятельность более эффективно, чтобы, наконец, спрятаться в мягких складках коллектива и, не подозревая о своем инцестуальном симбиозе, тихонько выживать и паразитировать. Но для чего должны существовать противники и, даже, враги? Противников, оказывается, иметь полезно и выгодно. В силу природной ограниченности человека (биологически несовершенное существо), и, может быть, в силу природной ограниченности естественно организованного ста­да, люди выживают в итоге лишь благодаря тому, что "превозмогают'" наличную природную действительность. Человек - существо, вынужденное денно и нощно превозмогать препятствия. Всему он должен учиться: ходить и говорить, есть, и упражняться, строить и разрушать. Быть бдительным и настраиваться на победу - вот символ человеческой веры и выживания. Чуждые ему силы - не обязательно люди. Это могут быть звери, боги, ночные шорохи и природные стихии, невидимые духи предков и лукавые призывы собственной неизмеренной души. Чтобы бороться со всем этим зловредным миром, одного человека мало. Двух - тоже. Ибо один будет видеть в другом, как в зеркале, свои собственные страхи. Нужно столько людей, чтобы забыть о страхах. Будучи существом, без когтей, крепких зубов, быстрых ног и прочного панциря, человек должен был прийти к выводу, что весь мир против него. Страх - его путеводитель. Больше всего люди боятся собственной "тени", ибо их тень - слабость и бессилие. Многое ослабляет человека: голод и холод, пожары и наводнения, укусы ядовитых животных и полчища москитов. Ослабляют его и другие люди, если их много и они пришли отнять самое ценное и жизненно важное. Коллектив делает человека сильнее. Во-первых, здесь можно спрятаться за спину других и спокойно отдышаться. Во-вторых, одиночество - удел сильных. Слабым надо объединяться. Сила и одиночество - понятия несовместимые в человеческом сообществе. Даже тот, кто поистине силен, подобно Гулливеру, будет окружен слабыми людьми-лилипутами (социальный вампиризм). В-третьих, жить в коллективе - еще не значит ощутить вкус победы. В примитивных коллективах, где преобладает харизматическое управление (сила авторитета, вождя), человек способен избежать одиночества и сохранить свою жизнь. Но коллектив должен одержать хотя бы первую победу над "Ними" (чуждыми силами) или полонить их. Тогда каждый его представитель становится сильным и превозможет свою слабость. Коллективом надо управлять. Коллективом, который побеждает, надо управлять вдвойне. Именно "Они", - препятствия, внешние и неприятные обстоятельства, враги и искусители, стихии и непонятные страхи, - те факторы, которые организуют общество в союз людей (Мы"). Эти факторы делают союз иерархической организацией. Кто-то, кто образует властную структуру, должен найти дорогу к победам. Если нет побед, не удержится власть, распадется союз.

Трехкомпонентная социальная связь (я - мы - они) детерминирует появление такой ценности как победа (преодоление) над действительными и мнимыми соперниками. Идеал победы предъявляет к обществу (т.е. к союзу) требование построить особую организацию власти. Если культура есть способ преодоления препятствий и этот способ не запрограммирован природой, то власть - это средство культуры. Главная задача власти - вести к победе и культивировать.

4. Системообразующие факторы общества:

а) культура:

б) природа;

в) экономика (совместное хозяйство);

г) управление (власть).

Целостность (союз, единство, реализация "Мы") общества есть следствие многих причин и субстанций (системообразующих факторов). К их числу относятся биологическая природа людей, культура (ценности, язык, нормы поведения, культурные традиции и т. д.), единое хозяйство, единая власть. Необходимым условием целостности общества является постоянное воспроизведение соперников. Видимо, поэтому, образ маски, за которой кроется чужак и или незнакомец, наиболее популярен у большинства народов.

Природа в качестве системообразующего фактора интеграции общества может быть описана в терминах витальной необходимости и внутривидовой агрессивности. Обычная биологическая нужда, с которой первые люди при всем старании не могли справиться в одиночку (требовалось стадо) - одна из субстанций общественного единства. Проще говоря, общество - лишь преобразованное культурой, животное стадо. Поначалу человек - стадное существо и лишь впоследствии он начинает понимать, что стадо есть нечто большее, что оно - общество. Агрессивность у стадных животных на порядок выше, чем у тех видов, кто привык полагаться на собственные силы. Природная агрессивность человека дополняется культурным требованием жесткого отношения к миру чуждых стихий и миров. Через игровые формы мера человеческой агрессивности росла, а вместе с ней росло и количество войн. Однако здесь есть и другая, плодотворная сторона. Агрессивность - следствие слабости, но функция силы. Она помогает человеку выйти за пределы возможного в сферу неимо­верного и преодолеть полосу препятствий. Что касается кровного родства как системообразующего фактора, то вряд ли оно осознавалось вплоть до социального института отцовства (как патриархальной формы власти). В связи с этим, мера социальной интеграции почти не зависела до определенного периода от кровнородственных отношений. Не являлась субстанцией самоорганизации общества и внешняя природа (правда, до тех пор, пока она не пропускалась сквозь игольное ушко культурных идеалов и ценностей).

Культура, несомненно, первый среди равных факторов интеграции индивидов в общество. Ее сущность - в плодотворном существовании (3,24). Следовательно, в культуре "культивируется" то новое, что способно помочь людям преодолеть очередное препятствие. В культуре производятся ведущие идеалы и ценности общества. Как правило, это такие цели и предпочтения, достижение которых гаран­тирует народу искомую победу и уверенность в своих силах (лю бопытно то, что именно в эпоху великих потрясений и кризисов развивается, прежде всего, культура как главный арсенал прогресса общества). В культуре формируются моральные максимы и правовые средства, регламентирующие созидательную деятельность общества. Структура общества, развернутая как организационная пирамида (цепь пирамид), в конечном счете, обусловлена культурными идеалами и ценностями. Кастовый строй в Индии и среди нумибийцев обусловлен отнюдь не доступом к молодцам, поскольку в Индии есть вода, но нет верблюдов, а в Мали есть верблюды, но нет слонов и воды. Не климат и окружающий природный ландшафт определяет структуру кастового или какого-то иного строя. Его определяют ценности древних кочевых народов (ариев и номадов). Иерархия современного американского общества находится в отношении взаимнооднозначного соответствия с ценностями общества (идеология успеха, уважение к труду, свобода, богатство, прогресс, наука). Патриархальное строение китайского общества - своего рода снимок, сделанный с патриархальной семьи. Ценности китайской семьи - гармония и строгий порядок (равнозначен строгой иерархии моногамного типа). Поскольку культура в ее структурно-функциональном многообразии предмет следующего раздела, детальный разговор о ней еще предстоит. Здесь стоит отметить иммунную функцию культуры: на основе единой культуры формируется общество, но общество сохраняется до тех пор, пока жива его культура. Все может рухнуть и прийти в состояние негодности: рассыпаться общее хозяйство, смениться власть, режим, наступить эпоха изгнания и т.п. Ни это, ни что другое (бедствия и катастрофы) не сломят общественного единства, но достаточно крушения культуры, чтобы целостность общества стала достоянием учебников истории. Ведь если говорить просто, культура - это культивация тех ценностей и норм, которые помогают преодолеть препятствия и одержать победу над соперниками.

Общее хозяйство. Труд, особенно "в начале человеческой истории, неизбежно должен был осуществляться в совместной форме. Здесь само общество - играет роль главного орудия труда. Естественно разделение труда дополняется его естественной и культурной кооперацией. Появившееся на стадии производящего хозяйства социальное разделение труда в действительности еще больше соединяет членов сообщества. Здесь закономерность такова, что чем более дробным является разделение труда, тем сильнее зависимость индивидов друг от друга. Тот, кто занимается натуральным хозяйством и делает все сам - от сохи до обучения грамоте, вполне самодостаточен. Он сам себе режиссер, зритель и актер. Однако магистральный путь общественного прогресса связан с усилением разделения труда, что гарантирует эффективность производства. Вследствие этого любой узкий профессионал вступает в отношения зависимости с другими специалистами, (учитель зависит от инженера, инженер - от ученого, ученый - от хлебопашца, и т.д.).

Совместный труд, осуществляющийся посредством прогрессирующих форм разделения и кооперации, предполагает наличие общей собственности. Общая собственность (совместная и долевая) - необходимая предпосылка существования союза людей. Как правило, она служит материальной основой ведения общих дел коллектива (оборона, правопорядок, образование, транспорт, связь и т.д.). Частная собственность, напротив, служит личной инициативе и свободе. Но она - плохой помощник в деле объединения людей. Более того, любой коллектив можно разрушить посредством дележа того имущества, которое раньше находилось в общем владении, распоряжении и пользовании.

Качество выполнения общих дел - показатель целостности общества. Чем выше это качество, тем стабильнее общественный организм. С другой стороны, экономическая и политическая дестабилизация находится в прямой зависимости от уровня исполнения этих дел (которые, надо сказать, всегда в фокусе общих интересов). По мере растущей дифференциации разделения труда в направлении функционального разнообразия (цефализация - рост многообразия), усиливается и функция интеграции (кооперации труда). Простые потребности влекут за собой и простые виды труда. Например, потребности в пище и жилье предопределяет и простые виды труда - земледелие, скотоводство, строительство. Сложные потребности (в гарантированном существовании, общении, самореализации) предопределяют сложные разновидности труда и искусства. Иначе говоря, разнообразие потребностей преобразуется в разнообразие видов деятельности. И здесь возникает проблема единого во многом: изобилие функций необходимо связать воедино. Чтобы этот процесс соединения многих функций был успешным, требуется искусство управления.

Примечание: если бы все индивиды, входящие в целостное сообщество, приносили свои плоды в общую корзину и пользовались ими в согласии со своими потребностями, человечество бы оказалось на блаженной земле коммунизма. Однако, не все функции общества являются равными. Одни из них считаются более важными, другие не имеют большой ценности, третьи попадают в разряд вредных. Таким путем образуется неравенство функций, выполняемых членами сообщества. Каждый человек выполняет роль (та функция, которая выполняется человеком в соответствии с ожиданиями других людей). Социальное неравенство (впрочем, как и естественное) вызывает протест. Протест проявляется в двух следствиях:

1) борьбе групп, оказавшихся в одном положении, с другими группами, а также во взаимной вражде индивидов в рамках одного социального страта (слоя);

2) социальном паразитизме (чтобы выровнять свое положение с положением других, можно просто жить за счет других, не прилагая особых усилий). Кооперация труда не всегда проходит в формах общего согласия. В условиях неравенства она часто осуществляется в виде борьбы классов и групп, социального паразитирования, нещадной конкуренции. Чем больше индивидов составляет единую социальную, профессиональную группу, тем напряженнее протекает конкурентная борьба между ними (конкурируют равные и одинаковые - например, фермеры с фермерами, врачи с врачами, бюрократы с бюрократами). С другой стороны, чем выше степень неравенства между социальными группами, тем выше степень борьбы и ненависти между ними. Именно поэтому нельзя представлять общество (союз) как согласованное действие частей (индивидов) со своими функциями. То, что в природном организме осуществляется легко и без усилий, в обществе сделать трудно. Трудно в условиях неравенства добиться такого согласования действий, чтобы получить желанный для всех результат.

Власть. Существует две концепции власти: конфликтологическая и солидаристкая. Первая утверждает, что власть в любой ее форме есть аппарат, осуществляющий насилие. Этот взгляд развивали Н.Маккиавелли, Т.Гоббс, Е Дюринг, В.Ленин. Сейчас концепция получила дальнейшее развитие в работах крупного немецкого социолога Р. Дарендорфа (4). Солидаристкая концепция обращает внимание на интегративную функцию власти. Власть не эксплуатирует, а примиряет. Т. Парсонс, в частности, обратил внимание на то, что власть служит по существу всем группам населения, укрепляя мир и порядок (5,530). Солидаристкая концепция иногда называется функционалистской. Между тем в реальности любая власть выполняет одновременно как функцию сплочения общества, так и функцию насилия. Ведущим средством функционирования власти является право (как система норм, обычаев и прецедентов), опирающееся на силу (карательные органы, армия, суд). Речь идет о праве власти решать многие проблемы или, иначе говоря, о публичном праве (в отличие от частного права граждан).

 

 

Экономическое происхождение власти очевидно, даже если дело касается кровнородственного коллектива. Простейший тип власти можно отобразить на следующей схеме:

 

 

Посредник (субъект власти)

 

Производители Потребители

 

Потребителей много (все члены коллектива от мала до велика). Производителей значительно меньше. Если производитель и потребитель - одно и то же лицо, то посредник не нужен. Не нужен он и тогда, когда производители и потребители непосредственно контактируют друг другом. Правда, здесь необходимо принимать в расчет количество потребляемого продукта. При его изобилии в условиях непосредственного контакта производителей и потребителей посредническая функция лишена смысла. Но в условиях дефицита потребляемого продукта возникает необходимость строгого дозирования потребления (появляется функция распределения). Власть есть концентрированное выражение собственности: у кого собственность - у того рано или поздно будут бразды управления.

Юридически собственность определяется как владение, распоряжение, пользование имуществом либо имущественным (вещным) правом. С точки зрения философии и социологии следует добавить к этому определению аксиологическую координату. В обществе эскимосов едва ли можно рассматривать снег как некое имущество, которым пользуются, владеют и распоряжаются. Здесь ценится не снег, которого много, а живое тепло. Собственность предполагает дефицит, нехватку вещей (или идей). Только то подпадает под значение собственного имущества, что особо пенится сообществом людей. Не возникает отношений собственности и в том случае, когда речь идет об одном единственном человеке (одинокий Робинзон не может быть собственником, поскольку на его богатство нет других претендентов). "Собственность

- это не просто вещь, в отношении которой человек может сказать "это мое". Нужно еще, чтобы принадлежность данной вещи данному человеку, так или иначе, признавалась другими людьми, обществом. Стало быть, собственность - это не просто вещь, а отношения между людьми по поводу вещи" (6,71).

Собственность подобна магниту. Она привязывает к себе тех, кто ею обладает и заставляет их обслуживать и воспроизводить себя (чем больше собственность, тем больше требуется затрат на ее сохранение). Еще больше она притягивает бессеребренников, которые мечтают либо заработать, либо отнять ее. И все потому, что собственность делает человека могущественным по сравнению с теми, кто лишен обладания. Иначе говоря, собственность, несмотря на все тяготы, связанные с ее обслуживанием, делает человека более свободным (независимым) существом.

Обладателями собственности могут быть индивиды (частная собственность) и коллективы (общая собственность). Независимо от этого собственность выполняет интегративную функцию: вокруг нее объединяются люди, полностью или частично лишенные имущества и (или) имущественных прав. В Древнем Риме земля находилась как в частной, так и в общей собственности. Частная собственность приковывала к себе, землевладельцев и их личных рабов. Aser publicus (общая земля) объединяла государственных: служащих, государственных рабов и люмпен-пролетариев (последние имели право требования части урожая с этой земли, что и выразилось в их излюбленном лозунге "хлеба и зрелищ"). Надо сказать, что обладатели общей собственности находятся в отношении господства к тем общностям, которые данным видом имущества не обладают. Страны - экспортеры нефти - могут диктовать условия тем народам и государствам, которые своей нефти не имеют. С другой стороны, и это надо подчеркнуть с особой силой, собственность, соединяя индивидов, разделяет их. Подавляющее большинство войн - тому свидетельство.

Пасьянс из четырех системообразующих факторов дает разнообразные композиции обществ. У народов крайнего Севера внешняя суровая природа является таким стимулом к объединению, который не позволяет взойти всходам высокой культуры. Ведь эти всходы возможны при достаточно широких возможностях индивидуализации и личной свободы. Но как раз свобода здесь нежелательна, так как она способна привести общность к распаду в тяжелых природных условиях. Люди в условиях экстремальной внешней среды обычно жмутся друг к другу, словно беспомощные животные. Кочевые народы меньше связаны узами общей собственности, нежели оседлые народы (особенно те из них, которые занимаются поливным земледелием). В восточных обществах социальные структуры в большей степени скреплены строгой иерархической властью и традиционной культурой. В рамках западноевропейской цивилизации лидерами среди цементирующих оснований общества выступают инновационная культура и собственность. Даже математически сочетание четырех факторов даст шестнадцать разных типов строения общества. Но при учете того, что эти факторы непростые и их несомненно больше, итоговое число сочетаний будет гораздо больше.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.009 с.)