ТОП 10:

Ценностно-нормативный подход к стратификации.



В послевоенные года ведущим в социологии неравенства на Западе становится ценностно-нормативный подход, базирующийся на идеях функционализма (Л.Уорнер, Р.Барбер, Р.Линд, Дж.Ленски и др.). Так Б.Барбер под социальной стратификацией понимает "продукт взаимодействия социальной дифференциации и социальной оценки ролей и соответствующее им распределение наград" (любых обще­ственных ценностей, которые стремится получить индивид). Размещение позиций по шкале престижа (социальная оценка) и распределение в обществе "наград", в которых как бы объективируется социальная оценка деятельности (материальные блага, власть, собственность, образование и пр.) - это две стороны одной медали, хотя не всегда оценки и социальная позиция совпадают.

Первым масштабным эмпирическим исследованием социальной стратификации в США было исследование Р.Линда и Л.Уорнера, которые предприняли попытку разработать стандартный индекс статусных характеристик, отправляясь от таких моментов как образование, место жительства, доход и происхождение. Все эти факторы, по их мнению, используются американцами для оценки социальной стоимости человека (например, при выборе друзей для себя и своих детей). Они пришли к выводу, что "субъективные оценки" стратификации более значимы, чем объективные (например, доход).

Следует отметить прямую зависимость между характерным для той или иной социальной системы социальным неравенством и идеологией как частью культуры. Почти любая престижная группа в обществе (римские патриции, русские дворяне, партийная номенклатура) наделялись уникальными правами и привилегиями, так как они являлись, как правило, ближайшей опорой власти и авторитетно представляли господствующую в обществе идеологию и мораль, обосновывающие их особые заслуги перед обществом. Господствующая система ценностей и олицетворяющие ее властные структуры, естественно, высоко оценивали деятельность тех. кто в наибольшей степени выражали эти ценности.

3. Социальная мобильность (концепция П.Сорокина).

В обществе должны существовать особые социальные механизмы, которые поддерживают и воспроизводят иерархизированную структуру, не дают ей развалиться под воздействием несовместимых интересов различных слоев. Таким универсальным социальным механизмом и является социальная мобильность. Связь социальной стратификации и социальной мобильности наиболее полно представлена в исследованиях П.Сорокина, в частности отражена во введенном им понятии "социального пространства "

Понятие "социального пространства" представляет общество как систему статусов, которые дают возможность для перемещения и движения людей. Понятие социального пространства не совпадает с понятием физического пространства, так как социальные статусы равны в разных точках. П.Сорокин определяет понятие "социальное пространство" так: это некая Вселенная, состоящая из народонаселения Земли. В этом пространстве каждый отдельный индивид (элемент или точка пространства) занимает определенное место ("социальное положение"), которое определяется путем установления его связей с другими индивидами или группами индивидов. Социальное пространство многомерно, но ради упрощения, можно свести его к двум классам параметров: горизонтальному и вертикальному. В соответствии с этим, передвижение по социальной лестнице вверх принято считать социальным восхождением, а перемещение вниз - социальным спуском. Это так называемая вертикальная мобильность Социальные изменения, которые не влекут за собой изменения в социальном статусе индивида или группы, относятся к сфере горизонтальной мобильности (например, переход в другую семью как мужа, так и жены).

В рамках вертикальной мобильности он выделяет по две формы социального восхождения и социального спуска. В соответствии с природой стратификации, отмечает П.Сорокин, есть нисходящие и восходящие течения экономической, политической, профессиональной мобильности, не говоря уже о других менее важных.

Первая форма восходящего движения состоит в проникновении индивида из нижнего пласта в существующий более высокий пласт (индивидуальная форма). Вторая форма - в создании такими индивидами новой группы и проникновение всей группы в более высокий пласт на уровень с уже существующими группами этого пласта (коллективная форма). Соответственно, первая форма нисходящего движения представляет собой падение индивида с более высокой социальной позиции на более низкую, не разрушая при этом исходной группы, к которой он ранее принадлежал, а вторая - деградация группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или разрушение ее социального единства. В первом случае, пишет П.Сорокин, "падение" напоминает нам человека, упавшего с корабля, а во втором - погружение в воду самого судна со всеми пассажирами на борту или крушение корабля, когда он разбивается вдребезги. Социальная мобильность может быть двух видов: мобильность как добровольное перемещение или циркуляция индивидов в рамках социальной иерархии и мобильность как вынужденное, диктуемое структурными изменениями (например, индустриализацией и демографическими факторами).

Так, при урбанизации и индустриализации происходит количественный рост профессий и, соответственно, изменение требований к квалификации и профессиональной подготовке, относительный рост рабочей силы, занятой в категории "белых воротничков" и уменьшению абсолютной численности сельскохозяйственных рабочих.

Степень индустриализации, по сути, коррелируют с уровнем мобильности, т.к. ведет к росту числа профессий высокого статуса и к падению занятости в профессиональных категориях низшего ранга.

Еще в большей степени, чем индустриализация на уровень и характер социальной мобильности влияет система социального общественного устройства, т.е. "закрытость" или "открытость" социальной системы. В открытом обществе нет формальных ограничений и почти отсутствуют неформальные ограничения передвижения людей. Однако и в эгалитарной (демократической) ситуации, где любой имеет возможности роста, некоторые люди хотят быть более равными, чем другие.

Для индивида продвижение наверх означает не только увеличение доли получаемых им социальных благ, но и способствует реализации его личных данных, открывает простор для самореализации. Что касается движения вниз - то оно, уменьшая долю социальных благ, способствует росту самосознания, более реалистической самооценке индивида и. соответственно, более реалистическому выбору жизненных целей.

Положительные и отрицательные последствия социальной мобильности сказываются не только на индивиде, но и на обществе в целом. Продвижение вверх тесно связано с экономическим развитием, интеллектуальным и научным прогрессом, формированием новых ценностей и социальных движений. Движение вниз ведет к освобождению высших слоев от малополезных элементов. Однако усиленная мобиль­ность ведет и к дестабилизации общества по всем его параметрам.

Возможен даже такой результат как вытеснение наиболее способных членов общества из процесса мобильности или даже за пределы данного общества ("утечка мозгов, например) как такового, что отрицательно сказывается на судьбе самого общества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии - М 1991.

2. Мертон Р.К. Социальная структура и аномия // Социологические исследования. 1992. №3,4.

3. Малиновский Б. Ручная теория культуры // Вопросы философии. 1983. № 2.

4. Парсонс Т. Современное состояния и перспективы систематической теории в социологии // Структурно-функциональный анализ в современной социологии. Информационный бюллетень. № 6. Вып. 1. М., 1968.

5. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.


 
 

Глава 4 СОСТАВ ОБЩЕСТВА; ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ И СВЯЗИ

Общие вопросы темы

1. Понятие социальной группы.

2. Классы

3. Этническая общность

4. Территориальная общность

5. Социальные институты как способы связи структурных компонентов общества.

6. Социальные организации.

 

Понятие социальной группы

Реальное бытие общества как макросистемы предстает в многообразии социальных взаимодействий, среди которых главную роль играют формы, объединяющие людей в социальные общности. Под социальной общностью в социологии понимают группу людей, объединенных между собой социальной связью. Вследствие разделения всей совокупности возможных в обществе социальных связей на два типа (социальные контакты и социальное взаимодействие) становится возможным и определения на этой основе двух основных типов социальных общностей. Первый из них представлен общностями типа общины (в том смысле, в каком ее понимал, в частности Ф. Теннис); в рамках такого рода социальной общности люди относятся друг к другу по признаку личного отношения, а общение между людьми носит контактный характер. Второй тип социальной общности в своей основе имеет связи типа взаимодействия, и чаще всего именуется в социологической литературе как социальная группа, причем традиция определения этой категории, сформировавшаяся в западной социологии, например в лице Р.Мертона, имеет свои особенности. Для него социальная группа- это совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют друг с другом, осознают свою принадлежность к данной группе и считаются членами этой группы с точки зрения других. Такие черты свойственны многим группам, однако далеко не всем, скорее так называемым первичным, малым группам, и лишь в определенной степени вторичным, или большим социальным группам.

Понятие ''социальная группа", таким образом, следует считать понятием родовым, собирательным, охватывающим совокупности людей, различающиеся по своим размерам (численности) и характеру внутригрупповых связей. Так ''малая группа", например семья - это особого рода социальная общность людей, основанная на неформальных, личностных отношениях. В то время как "большие группы", по Ч.Кули, многочисленные социальные общности с преобладанием формально-ролевых, официальных отношений.

Большие социальные группы - это крупные единицы макроструктуры всего общества; это многотысячные сообщества людей, разбросанных на обширных пространствах, связи между которыми не могут ограничится некоторой сферой контактов и, вследствие чего, особое значение приобретают опосредованные социальные взаимодействия. Это прежде всего классы, территориальные и национальные общности.

В условиях индустриализации, урбанизации, возникновении массового общества, углубления и специализации различных сфер общественной жизни, отмечает Ч.Кули, влияние больших ("вторичных'') групп, особенно возрастает.

Классы

В центре внимания социологии неравенства - феномен класса. Здесь понятие "социальный класс" используется как собирательный термин для построения различных моделей вертикальной социальной стратификации. Повторю, под классом как правило понимается однородная социальная группа, представители которой обладают единой социальной позицией (статусом) на основе профессиональной при­надлежности.

Истоки современных интерпретаций этого феномена представителями различных социологических направлений следует искать в разработках этого вопроса К.Марксом и М.Вебером. Именно этими социологами были предложены альтернативные модели стратификации общества: "одномерная" - К.Марксом и "многомерная" - М.Зебером.

Основу построения как стратификационной модели в целом, так и определения класса как ее ключевого момента, у них образует понимание общества и выделение главного фактора его структурирования. Так, К.Маркс определяет общество как систему, где постоянно присутствует неравенство (как отношение господства и подчинения) и где, следовательно, постоянно существует источник конфликтов, проистекающий из неравномерного распределения ресурсов (т.е. частной собственности). Отношения собственности на средства производства образуют ядро производственных отношений и служат критерием выделения классов. По Марксу, классы возникают и функционируют на основе различного положения (статуса) и различных ролей, выполняемых индивидом в производственной структуре общества. Именно сфера производства становится для Маркса главным фактором, определяющим стратификацию общества в целом, а критерий собственности становится основой его модели вертикальной стратификации. Вследствие такого "однофакторного подхода" стратификационная структура общества оказывается сведенной к двум уровням: классу собственников, возникшему в результате обще­ственного разделения труда на заре человеческой цивилизации (это рабовладельцы, феодалы и буржуа) и классу, лишенному собственности (крестьяне, рабы, пролетарии), так же соотнесенности статуса и богатства (собственности на средства производства).

Класс (по Марксу) - группа людей, объединенных общей позицией в экономическом способе производства, специфическим образом жизни, для которой характерны конфликтные и враждебные отношения к другим классам, классовое сознание, политическая организация, а также социальные отношения и общность, выходящая за местные и региональные границы.

М.Вебер в качестве основы иерархического неравенства в обществе наряду с собственностью выделяет факторы престижа и власти, утверждая тем самым многофакторный подход к анализу социальной структуры общества. Понятиями "класс", "статус" и "партия" им обозначаются три относительно самостоятельные плоскости экономической, социокультурной и политической стратификации. Существуя на одном и том же человеческом материале, эти типы стратификационных систем с разных сторон и на разных принципах упорядочивают и стабилизируют поведение членов общества. Так, различие в собственности порождает экономические классы, властные различия формируют политические партии, а престижные раз линия ведут к образованию статусных группировок, или страт. Вебер усматривает прочную связь между классами, статусными группами и партиями. Так, статусное оценивание имеет связь с классовыми различиями. Собственность практически проявляет себя в качестве статусной характеристики. Например, в экономике соседской общины очень часто самые зажиточные люди становились лидерами, в чем проявлялось ува­жение к ним. В то же время статусная почесть, совсем не обязательно связана с классовой принадлежностью (что принципиально отличается от марксового представления об однозначном характере их зависимости). Партии, по Веберу, могут представлять интересы людей, исходя как из "классового", так и "статусного" положения набирать своих приверженцев или из данного класса, или же из статусной группы. Однако, в отличие от К.Маркса, Вебер считает, что партия совсем не обязательно должна быть классовой или статусно-ориентированной и, зачастую, она, не является ни той, ни другой.

Многофакторная стратификационная модель, предложенная М.Вебером тесно связана с его общей теорией индустриального общества и социального действия.

Отношение к собственности в этом общем контексте становится частным критерием ("одним из"), а акцент делается не на производственных (как у Маркса), а на рыночных позициях (или типичных шансах) классов на рынке труда и товаров. Поэтому для Вебера класс - это люди находящиеся в одинаковой классовой ситуации, т.е. имеющие общее положение в экономической сфере, сходные профессии, одинаковые доходы, приблизительно одинаковое материальное положение.

Кроме уже указанных различий в интерпретации феномена класса, и социальной стратификации в целом у Маркса и Вебера, сравнительный анализ их позиций позволяет сделать ряд существенных дополнений.

1.Если Маркс связывал классовую принадлежность с наличием общегрупповыхинтересов, то Вебер связывает ее с интересами среднего человека, который, как и ему подобные, стремится получить доступ на рынок труда и товаров.

2. Если Маркс считал класс основным субъектам истории, то для Вебера он таковым не является, т.к. субъектом истории может быть только община, каковой экономический класс не может считаться.

3. По Марксу, поскольку ресурсы (собственность) распределены в обществе крайне неравномерно и весомая часть производителей отчуждены от нее и получаемого продукта, классовые отношения есть отношения эксплуатации. Для Вебера же свобода контракта на рынке труда означает и свободу собственника на эксплуатацию рабочего, т.е. это естественная черта общественной жизни.

4. Маркс убежден, что столкновение противоположных интересов, оформившись в классовом сознании людей, приводит к ожесточенной классовой борьбе, цель которой ликвидация частной собственности и утверждение справедливого распределения ресурсов в обществе. Для Вебера конфликт классов по поводу распределения ресурсов - естественная характеристика любого общества. Собственность, считает он, - лишь один из источников дифференциации людей и его ликвидация привела бы только к возникновению новых. Он подчерки вал, что рационализация, означает деление общества на класс собственников, руководствующийся исключительно своей выгодой и класс рабочих, которые вынуждены смириться со своим жребием перед угрозой голода. Поэтому на первое место, как следствие рационального строя, Вебер ставит признание "императивной координации" классов, ибо порядок превыше всего.

5. Маркс полагает, что структурное положение классов и осознание этих интересов, превращает класс из "класса-в-себе" в "класс-для-себя" и позволяет ему стать решающей политической силой общества. Бебер скептически относился к возможности рабочих подняться до настоящей классовой сознательности и объединиться в общеклассовой борьбе против системы, эксплуатирующей их. Он считал, что под маской демократии политическая власть все равно остается неизменно в руках экономически привилегированного класса, т.е. владеющего и контролирующего средства производства.

В свете нового социального опыта (например, изменения структуры собственности, совершенствования организации труда, перемены в составе и настроениях рабочего класса) и под ударами критики стала очевидной односторонность марксистской теории классов и модели вертикальной стратификации общества в целом, в то время как преимущества веберовского подхода к исследуемому феномену и его многомерной стратификационной модели стали более явными. К числу этих преимуществ можно отнести разностороннюю сбалансированность его концепции, которая позволяет включать как конфликтные, так и функциональные элементы, выявлять социальных актеров, не теряя при этом структурных рамок, в которых они действуют, а так же вносит в стратификационный анализ динамические элементы.

Подходы Маркса и Вебера в значительной степени предопределили ход и результаты дискуссии о классах развернувшейся в современной социологии. Можно выделить две принципиальные позиции, оформившиеся в ее рамках:

1) теория классов сохраняет свое значение в современном мире;

2) классы - по-прежнему важнейший элемент социальной структуры общества, но это уже не те классы, что у Маркса и Вебера, т.к. основаны не на собственности, а на других факторах.

Неомарксистские теории концентрируют свое внимание на современных тенденциях трансформации феномена класса. Так, Х.Бравермаи отмечает, что современные технологии не столько обогащают труд, сколько способствуют поляризации квалификационных групп. Причем, большинство "синих" и "белых" воротничков подвергаются деквалификации и все более попадают под власть монополистического капитала. Классовое структурирование, таким образом, является первой производной от индустриального и постиндустриального разделения труда. С.Малле, создатель концепции "нового рабочего класса", связывает изменение структуры современного рабочего класса со сменой этапов системы организации труда. Новый рабочий класс, по его мнению, включает мастеров, технический и лаборантский состав персонала и наиболее квалифицированных рабочих (прежде всего, в новейших автоматизированных отраслях производства). Его особенность - наибольшая производительность труда по сравнению с менее продвинутыми пролетарскими слоями в традиционных отраслях производства и наибольшие потенции к реформированию существующих базовых отношений, превращающих новый рабочий класс в основную революционную силу. А вот А.Гера, решительно отрицает историческую миссию рабочего класса, который, по его представлению, превращается в "не-класс-не-рабочих", в принципе не способный к овладению средствами производства и с непосредственными интересами, которые не созвучны социалистической рациональности. Он связывает "вырождение" рабочего класса, во-первых, с деквалификацией их под воздействием современных технологий и вытеснения рабочих машинами, и. во-вторых, с дисперсией (рассеиванием) власти, которая сейчас принадлежит всей организационно-производственной системе. У Дж. Ремера можно обнаружить переосмысление понятия "эксплуатация", столь важного в концепции Маркса. Он считает, что эксплуатация одних групп другими происходит лишь в том случае, если при условии выхода из данной экономической ситуации (эксплуатации) кто-то бы выиграл, а кто-то проиграл бы. Наличие эксплуатации как основы классовых отношений т. о., определяется самим стремлением их улучшения своего положения на рынке труда.

Неовеберианцы связывают современную стратификационную структуру общества с распределением власти и авторитета. Гак. Р.Дарендорф подчеркивает, что собственность в современных условиях низводится в ранг одной из форм реализации власти, т.к. теряет свои былые позиции в связи с корпоративизацией (обобществлением) и с переходом контролирующих функций в руки менеджеров (управляющих высокого уровня). Авторитет крупного менеджера основан уже на уровне образования (значение которого для распределения ролей непрерывно повышается) и должностных позициях в бюрократической иерархии. Однако, "расползание" собственности и уравнивание в сфере уровней и стиля жизни, не затрагивает неравное распределение ресурсов власти и авторитета, поэтому классы, для Дарендорфа - это конфликтные группы, которые возникают в результате диф­ференцированного распределения авторитета в "императивно организованных ассоциациях".

Одной из наиболее четко сформулированных теорий социальной стратификации современного постиндустриального общества является теория Д.Белла. Он доказывает, что современное (западное) общество - "то общество с новой социальной структурой, где власть основывается на знании и компетенции. Это общество нового социального класса - класса интеллектуалов. Основания конфликта в этих условиях закономерно перемещаются со сферы производства и экономики в сферу культуры и морали, а собственность отходит на второй план, т.к. не собственность, а профессия становятся, по Беллу, самым важным детерминантой класса и системы стратификации. Социальная структура постиндустриального общества, как считает социолог, имеет такие измерения, как горизонтальное (осью которого является знание) и вертикальное (размещение по профессиональной деятельности, принадлежности к различным политическим партиям, этническим и социальным группам). По оси стратификации Д.Белл разделяет общество на четыре слоя (в рамках профессионального класса). Он выделяет, во-первых, ученых технологов; во-вторых, клерков и работников торговли; в-третьих, ремесленников и. в-четвертых, полуквалифицированных рабочих. Несмотря на общий этос, между отдельными слоями профессионального класса существуют глубокие противоречия. Однако, по мнению Белла, ведущую роль в системе общества играет его вертикальная организация, которую он называет "ситусом". В отличие от индустриального общества, преимущественно организованного на статусной принадлежности, постиндустриальное общество преимущественно организовано по сфере деятельности. Именно группы, расположенные по месту деятельности (ситусу) и будут основной политической единицей постиндустриального общества.

Однако, наиболее симптоматичным явлением современного стратификационного процесса становится рост удельного веса роли среднего слоя или класса. В свое время еще Г.Зиммель высказал пророческую идею о миссии среднего класса как стабилизирующего фактора иерархической структуры общества.

Занимая промежуточное положение, средний класс выполняет своеобразную связующую роль между двумя полюсами социальной иерархии, снижая их противостояние. Чем больше количественно средний класс, тем больше у него шансов влиять на политику государства, на процесс формирования фундаментальных ценностей общества, мировоззрения граждан, избегая при этом крайностей, прису­щих противоположным силам. Наличие мощного среднего пласта в социальной иерархии многих современных стран позволяет им сохранять устойчивость, несмотря на эпизодическое нарастание напряженности среди беднейших слоев. Эта напряженность гасится не столько силон репрессивного аппарата, сколько нейтральной позицией большинства, в целом удовлетворенного своим положением, уверенного в будущем, чувствующего свою силу и авторитет.

В нашем обществе процесс становления среднего класса находится на своем начальном этапе. Темпы этого процесса в значительной степени зависят от хода экономической реформы, т. к. именно образование достаточно массового круга людей, близких по своему материальному положению, должно стать базой формирования в нашей стране такого стабилизирующего фактора как средний класс.

Этническая общность

Одной из важных элементов общества, находящимся в тесном взаимодействии с другими, является этническая общность Этническая общность - это устойчивая совокупность людей, проживающих, как правило, на определенной территории, имеющих свою самобытную культуру, и общественную психологию (национальный характер), обладающая собственным самосознанием. Наряду с общими для всех больших групп черт, таких как ценностно-нормативная структура, психологическая общность, механизмы социальной интеграции и дифференциации людей, этнос имеет свои черты. Это, во-первых, язык нации или народности, как главный инструмент национального общения, формирующий у людей чувство речевой общности (идентификации); во-вторых, общая историческая судьба, отраженная в памятниках материальной (соборы, крепости, орудия труда) и духовной (фольклор, летописи) культуры; в-третьих, особенности семейно-бытового поведения (брачный ритуал, ритуал погребения и пр.) и, в-четвертых, нормативы повседневного поведения (формы приветствия, застолья, нормы гигиены и пр.). Различают три главных типа этноса: племя, народность и нация.

В современном мире преобладающим типом этноса является нация. Нация - это наиболее развитая форма этнической общности, окончательно сформировавшаяся в условиях зрелой государственности и широко развитых экономических связей на территории, ранее занимаемой несколькими народностями (с присущими им языком, образом жизни, религиозным сознанием, институтами власти и самосознанием).

Этничность, национальность в современном мире являются важным показателем социальной позиции личности и этнической группы в целом. За определениями типа "мы - русские'", не только осознание этнической принадлежности, но и статусное оценивание этой принадлежности через призму господствующих в обществе ценностей, норм и стереотипов мышления и поведения людей.

Будучи одной из подсистем общества этническая общность выступает как элемент этнической стратификации. Этническая стратификация - это выражение социально-этнического неравенства различных этнических групп, их престиж, статус и место и общественной иерархии этнических общностей. В чистом виде этот тип страти­фикации в условиях общественной стабильности не существует. В этом социальном контексте он предстает в связи с другими признаками социального статуса человека - доходом, образованием, престижностью профессии, объемом власти и пр. В этократических социалистических обществах принадлежность к представителям коренной национальности рассматривалась как необходимый критерий притязаний на получение высокого социального статуса (например, руководящих должностей республиканского или регионального масштаба). Значение этнической принадлежности многократно возрастает в условиях общественной нестабильности и усилении межнациональной напряженности, переходящей в конфликт. В нестабильном обществе в сфере национальных отношений начинают преобладать, с одной стороны, тенденции национализма и национального сепаратизма, влекущие за собой мощную волну миграции лиц некоренной национальности и появления особой социальной категории людей ("беженцы"), а с другой, в этой ситуации наиболее ярко проявляется такая характеристика национальной общности (роднящая, кстати, ее с другими большими социальными группами) как солидарность (координация совместных усилий, сплочение вокруг общенациональной идеи, например, идеи суверенитета), что и делает общность активным фактором общественных преобразований. В переходные периоды общественного развития такие функции солидарности как объединение людей и выделение их по признаку этнической принадлежности проявляют себя в полной мере. Это дает основание современным социологам рассматривать этнические группы, как одну из наиболее перспективных и мощных сил общественного развития, которая наряду с интеллектуалами и молодежью, приходят на смену "переродившемуся'" рабочему классу.

Существует два противоположных подхода к пониманию сущности этноса: естественно-биологический и социокультурный. Сторонники первого полагают, что этнокультурное многообразие человечества порождено генетически обусловленными различиями. Отсюда культурная отсталость ряда национальностей и народов рассматривается как результат несовершенства их расовых признаков. Лидером социокультурного развития обычно провозглашалась белая, европеоидная (кавказская) раса. Тенденциозность этих утверждений, подтверждается самой логикой развития человечества.

Абсолютизация биологической компоненты поведения людей так же недопустима, как и ее полное игнорирование. Признание определенной роли природно-биологических факторов поведения людей в обществе, например, отстаивает Л.Гумилев в своей теории "пассионарного этногенеза". Природно-биологический характер этноса Гумилев видит в том, что он является составной частью биоорганического мира планеты, возникает в определенных географических и климатических условиях. Любой этнос есть результат адаптации человеческой группы к природно-климатическим условиям обитания. Этнос, по Гумилеву, это феномен биосферы, а не культуры, возникновение которой носит вторичный характер. Главной причиной зарождения и прогресса этнической группы, по его мнению, является присутствие в ее составе "пассионариев" - наиболее энергичных, даровитых и талантливых людей, и субпассионариев. обладающих противоположными свойствами (и те, и другие - результат генетической мутации в популяции). Срок жизни этноса, расцвет его материальной и духовной культуры, создаваемой благодаря деятельности энергичных пассионариев— 1200 лет. Уменьшение числа пассионариев и увеличение числа субпассионариев ведет к вырождению и гибели этнической группы. Вокруг биоэнергетической теории Л.Гумилева не превращаются споры ученых. Однако, очевидно и то, что не учитывать его идеи в социологии национальных отношений нельзя.

Территориальная общность.

Любое социальное взаимодействие локализовано в некотором пространстве. Развивая свою идею "социологии пространства " Г.Зиммель считал, что само пространство не есть действующий фактор общественной жизни. Им является то содержание, которое наполняет эту форму. Но в некоторых случаях пространственная форма оказывается особенно важна для рассмотрения социальных явлений. Например, государство в своем существовании тесно спаяно со своей территорией. Пространство, отмечает Зиммель, занимаемое некоторой общественной группой, мы воспринимаем как единство, причем единство пространства настолько же выражает единство группы, насколько и наоборот, единство группы оказывается основанием единства пространства (локализация нации в рамках национального государства, например). Зиммель рассматривает и различие в пространственном оформлении фиксированных на определенной территории групп и перемещающихся сообществ. Он исследует значение пространственной дистанции во взаимоотношениях людей, что позже становится одной из тем "социальной экологии" Р. Парка.

Таким образом, уже у Зиммеля была сформулирована идея о целостности, единстве социальной и территориальной (пространственной) структуры общества. Территориальная стратификация общества опирается на исторически сформировавшиеся типы поселений (расселений) таких как город, деревня, регион, с одной стороны, и территориальные общности - с другой.

Первые являются сложными территориальными образованиями, объединяющими природный и материально-вещественный комплекс, а так же совокупность людей, и воспроизводящимися, т.е. функционирующими и развивающимися, в процессе производства, распределения, обмена и потребления на основе этих взаимосвязанных комплексов. Отсюда, территориальные общности - это совокупности людей, обладающих единством отношения к определенной хозяйственно-освоенной территории. Характерными признаками этого вида общностей являются устойчивые экономические, социальные, политические, духовные и экологические отношения и связи, выделяющие ее в качестве достаточно самостоятельной системы пространственной организации жизнедеятельности людей в рамках макросистемы общества.

Специфика функций социально-территориальных общностей состоит в том, что объединяя (интегрируя) деятельность социальных институтов, они обеспечивают формирование и развитие основных потребностей и интересов индивидов, способы их удовлетворения, т.е. социальное воспроизводство населения. Это, прежде всего воспроизводство совокупности определенных социальных качеств, необводимых для нормального участия людей в общественной жизни.

Территориальная стратификация общества - выражает социальное неравенство различных территориальных образований и функционирующих в их рамках территориальных общностей, их престиж, статус и место в общей иерархии территориальных общностей, присущей определенной исторической эпохе или стадии развития общества.

Так, одним из самых характерных признаков XX века становится урбанизация, т.е. стремительный рост городов, вызванный к жизни необходимостью концентрации промышленных, научных, технических и культурных объектов в крупных населенных пунктах. Степень урбанизации - важный показатель экономического и культурного развития страны и региона. В связи со значимостью этого феномена в современном мире появилась особая отрасль социологического знания - урбансоциология со своими собственными проблемами (например, такими как взаимоотношение территориальной общности: и личности, механизмы интеграции личности в системе города и пр.).







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.100.232 (0.031 с.)