Государственный переворот 9 ноября 1799 г. и Конституция 1799 г., принципы, система органов власти, значение.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Государственный переворот 9 ноября 1799 г. и Конституция 1799 г., принципы, система органов власти, значение.



Государственный переворот, совершенный 9 ноября 1799 г. группой заговорщиков, объединившихся вокруг генерала Бонапарта, привел к упразднению Директории и устранению других конституционных органов.

Власть во Французской республике перешла к коллегии из трех консулов — генерала Бонапарта и двух бывших членов Директории, участвовавших в заговоре, — Сиейеса и Роже Дюко. Фактически же контроль за политическими событиями в стране все более оказывался в руках генерала Бонапарта, проявившего себя энергичным, прозорливым и властолюбивым государственным деятелем.

Печальный финал Конституции III года республики, которая была объявлена причиной всех бедствий во Франции, стал своего рода неизбежностью. Политика “качелей”, проводимая Директорией, ставшая символом непрочности и порочности правящего режима, в результате потеряла своих последних сторонников.

К осени 1799 г. Директория окончательно утратила свой авторитет как у демократически настроенных республиканцев, так и у новой буржуазной аристократии, мечтавшей о создании устойчивой власти, способной искоренить революционные настроения во французском обществе. Демократические силы Франции, ослабленные предшествующими репрессиями, не выступили в защиту конституционного правительства, деятельность которого отличалась открытой враждебностью по отношению к народным массам.

Особенность нового государственного переворота состояла в том, что он был осуществлен не только посредством верхушечного антиправительственного заговора, но и при прямой поддержке заговорщиков армией, сыгравшей благодаря авторитету генерала Бонапарта роль своеобразного политического арбитра. В условиях политической неустойчивости и неэффективности системы конституционных органов армия становилась стержневым элементом и опорой государственной власти. За годы, прошедшие после революции, в заграничных завоевательных походах армия утратила свой революционный дух и охотно приняла политику цезаризма.

По методам осуществления власти и по своей социальной базе диктатура Наполеона существенно отличалась от правления Директории. Это была новая форма политической консолидации французского общества, осуществленной путем установления авторитарного, откровенно антидемократического режима. Генерал Бонапарт, стремившийся к установлению личной власти, лишь отразил готовность консервативно настроенных кругов французского общества к уничтожению остатков революционных идей и учреждений. Он уловил их желание создать стабильную государственную систему, не связанную идеологическими догматами, но обеспечивающую простор для развития предпринимательской деятельности. Именно поэтому политика бонапартизма получила поддержку не только со стороны буржуазных кругов, но и французских крестьян-собственников, опасавшихся в равной мере феодально-монархической реставрации и новой волны революционного экстремизма.

Будучи достаточно трезвым политическим деятелем, генерал Бонапарт ясно представлял, что создаваемый им и опирающийся на армию авторитарный режим должен быть как можно быстрее облечен в конституционные формы. Он понимал также, что переход от коллегиальных республиканских учреждений к личной власти требует промежуточных ступеней и политико-юридического камуфляжа. Взяв в свои руки инициативу в составлении новой конституции, он оттеснил при этом Сиейеса, претендовавшего на роль “отца” французских конституционалистов, но проявившего со своим проектом непоследовательность и медлительность.

Новая конституция (Конституция VIII года республики)отличалась от своих предшественниц прежде всего тем, что не утверждалась представительным органом. Подписанная лишь членами узкой конституционной комиссии, она по воле первого консула была вынесена “на одобрение французского народа”. Таким образом, новая республиканская конституция была утверждена 13 декабря 1799 г. по итогам плебисцита, который проводился под жестким государственным контролем. Волеизъявление “французского народа” осуществлялось не путем голосования в первичных собраниях избирателей, а посредством сбора подписей в реестрах, которые вели мировые судьи, нотариусы и т. д. В Конституции при внешнем сохранении республиканского строя закреплялась диктатура генерала Бонапарта, принявшая лишь гражданские очертания.

В отличие от предшествующих основных законов, Конституция 1799 г. уже не содержала Декларации прав человека и гражданина. Гарантируя буржуазии и крестьянству собственность, полученную в годы революции в результате конфискаций и разделов дворянских имуществ, Конституция 1799 г. заявила, что “после совершения законной продажи национального имущества независимо от его происхождения” приобретатель такого имущества не может быть его лишен (ст. 94). В Конституции нашли свое отражение и цезаризм, и опора на армию, которой отводилась важная роль в осуществлении внутренней и внешней политики. Бонапарт в конституции особо предусмотрел установление пенсий для раненых воинов, а также для вдов и детей военных, умерших на поле битв и вследствие ранений (ст. 86).

Сохранив формально идею национального суверенитета, конституция 1799 г. ввела запутанную и псевдодемократическую систему “участия” граждан в государственных делах. Бонапарт отменил имущественный ценз и тем самым ввел во Франции своеобразное “всеобщее” избирательное право. По Конституции все граждане (мужчины), достигшие 21 года и проживавшие не менее года в определенном округе, могли участвовать в избрании так называемого коммунального списка (1/10 часть от состава граждан в округе).

Само комплектование государственных органов проходило на основе сложной системы кооптации, назначения и выборов.

Основным стержнем всей конституционной системы являлось правительство, которое выступало в виде коллегии из трех консулов. Фактически правительство не было коллегиальным органом, поскольку первый консул обладал особым статусом. Конституция содержала общее положение о выборах консулов на 10 лет (с правом переизбрания), но она непосредственно определяла, что первым консулом является “гражданин Бонапарт”. Последний был наделен особыми функциями (промульгация законов и т. д.). Первому консулу принадлежало право назначения и смещения членов Государственного совета, министров, послов, офицеров. Он же назначал (правда, без права на смещение) судей, начиная от мировых и кончая членами кассационного суда.

Согласно Конституции, он мог осуществлять свои полномочия “в случае необходимости, при помощи своих коллег” — второго и третьего консулов. Таким образом, конституция практически отказалась от концепции разделения властей, легально установив на республиканской почве режим личной власти.

Для ослабления возможной оппозиции со стороны законодательной власти Наполеон предусмотрел в Конституции своеобразное расщепление законодательного процесса, который осуществлялся рядом органов. Государственный советпо указанию и под руководством правительства составлял и предлагал законопроекты, которые затем поступали в Трибунат.Трибуны имели право обсуждать законопроекты, а после обсуждения вместе со своим мнением вносить их в Законодательный корпус.Члены Законодательного корпуса уже не могли обсуждать законопроект (за что получили название “трехсот немых”), а лишь принимали его или отвергали. Утвержденный закон мог быть направлен первым консулом в Охранительный сенат,который одобрял его или отменял как неконституционный. Наконец, закон вновь возвращался к первому консулу, который подписывал и обнародовал его. Вся эта сложная процедура порождала фактически политическое бессилие законодательных органов и их большую зависимость от первого консула.

С другой стороны, превратив законодательную власть в придаток авторитарной системы, Конституция 1799 г. создала для первого консула возможность активно воздействовать на процесс законотворчества. Бонапарт со свойственной ему энергией незамедлительно развернул широкие законодательные и кодификационные работы, нередко принимал в них непосредственное участие. Во многом благодаря деятельности Бонапарта, выступавшего фактически в качестве законодателя, Франция в короткий срок получила новую правовую систему, ставшую фундаментом для экономических и социальных преобразований, начало которым было положено еще революцией 1789—1794 гг.

Конституция 1799 г., в отличие от предшествующих конституций, отказалась от выборности департаментской и коммунальной администрации. Местные чиновники всецело зависели от центральной администрации: в департаментах первый консул назначал префектов, в округах и общинах — супрефектов и мэров. Выборные местные советы (муниципальные, общинные и генеральные) имели лишь совещательные функции, их решения подлежали утверждению соответствующей администрацией.

Похоронив, по сути дела, выборные демократические принципы, провозглашенные в период революции, конституция 1799 г. сделала важный шаг по пути ликвидации республики и восстановления авторитарных и бюрократических методов управления, характерных еще для эпохи абсолютизма.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.42.98 (0.007 с.)