ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Трудовое и законодательство Франции в XIX-XX вв.



В отличие от гражданского и торгового права рабочее законодательство не имело во Франции глубоких исторических корней, напротив, первые акты французской революций имели скорее ярко выраженный антирабочий характер.

Принятый в 1791 г. закон Ле Шапелье был направлен на борьбу не столько с корпорациями средневекового типа, сколько с рабочими объединениями. Закон запрещал союзы рабочих одной и той же профессии, объявлял незаконными стачки и даже собрания рабочих с целью обсуждения условий труда.

Закон Ле Шапелье и основанные на нем уголовные запреты стали серьезным правовым препятствием на пути организации профсоюзов. С развитием капитализма во Франции законодательство, запрещающее объединения рабочих, становилось все более оторванным от жизни и неэффективным.

Наполеон III, использовавший тактику заигрывания с рабочими, в 1864 г. отменил закон Ле Шапелье. Так были узаконены рабочие синдикаты (профсоюзы) и стачки, если только они не сопровождались “неправомерными” действиями.

Но в условиях режима Второй империи рабочие организации не могли свободно создаваться и функционировать. Лишь в 1884 г. в связи с новым ростом рабочего движения парламент Третьей республики узаконил свободное образование рабочих союзов, которые преследовали экономические цели.

Правящие круги Третьей республики время от времени шли на отдельные незначительные уступки в вопросах регулирования условий труда. Законы 1874—1892 гг. запретили труд детей до 13 лет, установили для подростков до 16 лет 10-часовой рабочий день, а для женщин и подростков до 18 лет — 11-часовой. В 1898 г. был принят закон, предусмотревший ответственность предпринимателя за производственный травматизм рабочих.

По сути дела, трудовое и социальное законодательство как составные части французской правовой системы берут свое начало лишь в XX в. Развитие трудового и социального права непосредственным образом связано с уровнем организованности и сознательности рабочего движения, со степенью развития государственных механизмов регулирования социальных отношений, с готовностью самих предпринимателей и рабочих, а также и общества в целом к поиску и использованию социальных компромиссов.

Заметной вехой в создании правовых начал регулирования трудовых конфликтов и условий труда стал принятый в 1910 г. специальный Трудовой кодекс. Но становление современной правовой системы трудового и социального регулирования связано с послевоенным периодом и последними десятилетиями XX в.

Важным рубежом в формировании современного трудового и социального права стала Конституция Четвертой республики (1946 г.). Преамбула к этой Конституции представляла собой настоящую хартию труда. Здесь не только признавалось право трудящихся на труд, на создание профсоюзов, на забастовку и т.д., но и предусматривалась государственная программа социальной поддержки матерей, детей, инвалидов, престарелых, безработных и т.д.

Конституция 1958 г. не содержала каких-либо новых” положений о труде и социальной политике. Но, как извест-' но, она сохранила преамбулу к Конституции 1946 г. в качестве действующего правового документа. Отсюда выводились и обязательства правительства Пятой республики в' области труда и социального обеспечения.

В соответствии с Конституцией 1958 г. законы определяют лишь фундаментальные принципы трудового права. Вопросы, которые не попадают в сферу законодательного регулирования труда, решаются в регламентарном и административном порядке. Таким образом, Конституция оставила парламенту право разрабатывать общие принципы трудового права, тогда как реализация этих принципов предоставлялась правительству.

Важнейшим источником трудового права Франции является Трудовой кодекс,который действует в настоящее время в редакции 1973 г. с поправками 1981—1982 гг. Этот Кодекс представляет собой инкорпорацию многочисленных законодательных актов по труду, принятых в разное время парламентом и правительством.

В качестве дополнительного источника права выступает и текущее законодательство. В частности, декреты министра труда (социальных дел), которые связаны с регулированием действия коллективных договоров, закрепляют правила по технике безопасности и производственной санитарии и т.д.

Кодекс о труде претерпел в XX в. большие изменения. Сначала он распространялся только на промышленных рабочих, которые требовали особой правовой защиты. В настоящее время он действует в отношении всех лиц наемного труда, как простых рабочих, так и представителей управленческой элиты.

Трудовой кодекс и законодательство последних десятилетий, отразившие тенденцию к демократизации и расширению социальной политики государства, регулируют широкий круг отношений.

Во-первых, в них регламентируется сама организация работы государственных органов в сфере трудовых отношений (Трудовая инспекция и т.д.).

Во-вторых, устанавливаются нормы, относящиеся к трудовому договору как к основному правовому документу, регулирующему отношения между работодателем и работником. Здесь же предусматривается регламентация заработной платы и трудовых споров, которые разрешаются специальными судами.

В-третьих, Трудовой кодекс регулирует коллективные трудовые отношения, а также создание и деятельность профессиональных объединений работников и работодателей.

Законодательство 1981—1982 гг., отразившее усиление позиций левых, демократических сил, расширило право комитетов предприятий на участие в управлении. Они получили возможность влиять на финансовые дела, на планирование, на развитие условий труда и социальной политики в пределах отдельных предприятий.

Трудовой кодекс 1973 г. носит общенормативный характер. В то же время в нем имеется специальный раздел, который устанавливает особые условия труда в зависимости от отрасли и профессии. Так, выделяются нормы, относящиеся к труду шахтеров, моряков торгового флота, торговых агентов, актеров, домашних работников.

Во Франции на работников частных и государственных предприятий распространяются по общему правилу одни и те же нормы трудового права. Это не исключает и специальных норм, которые издаются для регулирования труда на национализированных предприятиях.

В послевоенный период значительные демократические изменения произошли и в сфере социального права, в основе которого лежит Кодекс социального страхования 1956 г. с последующими добавлениями.

Кодекс социального страхования, по сути дела, содержит две группы норм, составляющих в целом социальное право: это, во-первых, право социального обеспечения, а во-вторых, право семьи и социальной помощи.

Первая группа норм устанавливает пенсии и пособия в связи с травматизмом, болезнью, беременностью, инвалидностью, старостью, потерей кормильца, безработицей. Эта система норм гарантирует все более широкому кругу лиц защиту на случай так называемого “социального риска”. Размеры пенсий и социальных выплат регулярно (дважды в год) индексируются в соответствии с изменениями средней заработной платы.

Система государственного социального страхования во Франции основана на взносах предпринимателей и самих работников, а также на средствах, выделяемых самим государством.

Право социальной помощи предусматривает поддержку тех категорий лиц, которые оказались в нужде, бедности или нищете. Это брошенные дети, престарелые или лица, лишенные источников существования, лица и семьи, подвергающиеся опасности, беженцы. Если право социального обеспечения основывается на государственной системе стра^ хования, то социальная помощь выступает как государственная благотворительность.

168. Антитрестовское (антимонопольное) законодательство США в XIX-XX вв.

Особое значение для договорных отношений имеют в США нормы антитрестовского законодательства,содержащиеся прежде всего в Законе Шермана 1890 г., в Законе Клейтона 1914 г. и в Законе о Федеральной торговой комиссии, принятом в том же году.

Антитрестовское законодательство ограничивает или даже запрещает некоторые виды договоров, если они приводят к уничтожению или существенному нарушению рыночной конкуренции. Например, согласно Закону Клейтона объявлялась неправомерной дискриминация в ценах, запрещались “связывающие” и “исключительные” контракты, если в результате их исполнения произойдет существенное ослабление конкуренции или обнаружится тенденция к созданию монополий.

Антитрестовский Закон Робинсона-Патмена 1936 г. запрещал контракты, предусматривающие поддержание единой схемы цен, а также продажу товаров по демпинговым (неразумно низким) ценам с целью уничтожения не столько конкуренции, сколько самих конкурентов.

Закон Шермана запретил также любые соглашения или сговоры физических или юридических лиц, их объединения, особенно в форме треста, если такие договорные и внедоговорные (индивидуальные) действия ведут к существенному ограничению междуштатной торговли или торговли с иностранными государствами.

К антитрестовскому праву непосредственно примыкает и законодательство о защите прав потребителей.Собственно говоря, отдельные нормы, направленные на защиту прав потребителей, содержались еще в Законе о Федеральной торговой комиссии 1914 г. На эту Комиссию среди прочих обязанностей, в том числе наряду с ведением антитрестовских дел, возлагалась также функция по поддержанию определенного “качества” конкуренции и борьба с “нечестными” методами конкуренции. Так, комиссия проводила расследования по выявлению ложной рекламы, фальсификации товара, продажи товаров без должной маркировки и т. д., поскольку данная практика угрожала самим принципам конкурентной борьбы, а также и непосредственно конечным потребителям товара.

Деятельность комиссии показала, что недобросовестная конкуренция является достаточно широко распространенным и опасным для общества явлением, которое требует более радикальных и всеобъемлющих законодательных мер.

Первые специализированные законы по борьбе с ложной рекламой и продажей некачественных продуктов появились уже в 50-х гг. Они были связаны главным образом с фальсифицированной рекламой и со сбытом опасных для здоровья косметических средств и медикаментов.

В 60—70-х гг. в США развернулось широкое движение потребителей, требовавших законодательного запрещения ложной рекламы и продажи некачественных товаров. На федеральном уровне, а также на уровне штатов были приняты общие законы о защите прав потребителей, которые впоследствии пополнялись новыми специальными положениями. Эти законы затрагивали интересы широких кругов населения, являющихся повседневными и массовыми потребителями товаров и услуг. За ними было закреплено право на необходимую и достоверную информацию о приобретаемом товаре, а также законодательные гарантии его надлежащего качества.

Одновременно эти законы затронули интересы и могущественных фирм, стремящихся с помощью слишком энергичной и не всегда добросовестной рекламы вытеснить с рынка определенных товаров своих конкурентов и получить монопольное признание у потребителей.

 

169. Основные изменения в гражданском праве и брачно-семейном законодательстве в XIX-XX вв.

1. На протяжении XIX в. общая секуляризация правового регулирования брачно-семейных отношений (начавшаяся с эпохой Просвещения и крушения «старого режима») в итоге привела почти к повсеместному утверждению гражданского брака – даже в тех страх, где то или другое вероисповедание сохраняло официальное значение. Введение института гражданского брака нередко было реализацией ранее провозглашенных конституционных принципов (Германия, 1874 г.). Гражданский брак признавался имеющим силу или при невозможности церковного (Австро-Венгрия), или наряду с ним (Англия).

Утверждение гражданского брака непосредственно сказалось на самой острой проблеме брачно-семейных отношений – возможности развода. Однако свобода развода (причем для обоих супругов) получила признание в праве с большим трудом, даже если законодательство признавало расторжимость брака.

Достаточно простым в конце XIX – начале XX в. развод был только в США (впрочем, в годы Гражданской войны там и заключение брака было сделано предельно неформальным и могло производиться через представителя, а для военнослужащих – по личному письменному заявлению).

Постепенно законодательство расширило перечень легальных причин для требования развода, причем в ряде случаев такие причины характеризовались достаточно абстрактно. Так, весьма либеральный Закон о браке 1919 г. Чехословацкой республики (первый в истории права специальный акт кодификации брачно-семейного права) допустил для некатоликов развод по причинам прелюбодеяния, преступления в отношении другого супруга, намеренного оставления, тяжкой болезни, а также дурного обхождения и взаимного отвращения (!). Причем права обоих супругов на развод стали равными. В 1923 г. были уравнены права супругов на подачу исков о разводе по причине прелюбодеяния в Великобритании. Специальным парламентским биллем о разводе (1937) в английском праве был расширен перечень причин для расторжения брака (нарушение верности, отсутствие более трех лет, длительная душевная болезнь, жестокое обращение, противоестественные пороки). Однако до 1969 г. в праве Великобритании возможность развода была обусловлена признанием виновности одного из супругов в фактическом распаде брака.

В последние десятилетия XX в. во многих странах было принято новое законодательство о разводах, упорядочившее прежние правила и облегчившее процедуру: ФРГ (1970), Италия (1970), Швеция (1973), Норвегия (1969), Австрия (1975), США (1970).

2. Возрастание, особенно в Новейшее время, регулирующей роли государства в экономике и социально-хозяйственных связях (см. § 78) существенно видоизменило право собственности – и в общей его законодательной трактовке, и в конкретных правомочиях, которыми обладало то или иное лицо. Представление об абсолютных правах частного владельца все более уступало место принципам закономерной ограниченности собственности в интересах общества, государства либо целесообразности военной, экономической и т. п. политики.

Наиболее ранней переменой стало ограничение режима земельной собственности. Предпосылки ограниченного подхода к правам собственников земли на недра, воздушное пространство и другие блага содержались уже в Германском гражданском уложении 1896 г. и в Швейцарском гражданском уложении 1907 г., своим юридическим совершенством оказавшим большое влияние на формирование гражданского права многих стран. Во Франции, где права собственников земли были ранее наиболее неограниченными, тенденция их регламентации была наиболее резкой. Концессии на использование недр (установленные законом 1810 г.) стали предоставляться только на определенный срок (1919, 1922, 1929 гг.). Учитывая потребности развития авиации закон специально предоставил право пролета над любой территорией (1924). Позднее были введены неоспоримые сервитута (1935 г.), возложенные на собственников земли в пользу воздухоплавания: запреты возводить высокие постройки вблизи аэродромов, а также хозяйственно использовать там земли с возможной помехой самолетам. От права земельной собственности и даже от права на водную поверхность (которое было продолжением прав на окружавшее поверхность побережье) законом было отделено право на использование движущей силы воды (1919, 1938); такое использование требовало государственной концессии и предоставлялось на Ограниченный срок (30–75 лет).

3. Ограничение свободы договоров в наибольшей степени коснулось обязательств, связанных с наймом жилья, арендой зданий и т.д. Французское законодательство признало право жильца на принудительное продление срока найма (1914, 1926). После первой мировой войны, в условиях инфляции и повышенных социальных трудностей, законом была ограничена предельная плата за наем жилья (1920–1929): не свыше 150% в отношении 1914 г. Арендаторы зданий, помещений, площадей в целях промышленно-коммерческого использования получили право требовать принудительного продления аренды на срок до 9 лет (и на тех же условиях), если разрыв договора аренды мог поставить под угрозу коммерческий интерес предприятия. В законодательстве большинства стран домовладельцы вообще были отнесены к лицам с фиксированными предельными доходами. В Великобритании специальный закон о жилищном найме (1957) установил государственный контроль за квартирной платой при посредстве административно-общественных комитетов по оценке. В условиях нехватки жилья домовладелец обязывался сообщать муниципальным властям о пустующих квартирах, не имел права объединять пустующие помещения (Германский квартирный закон 1923 г.).

4. Более жесткой законной регламентации подвергся договор купли-продажи, особенно розничной, имеющей в виду интересы широких слоев покупателей. Еще в 1893 г. единый закон о купле-продаже в Великобритании установил общие условия сделок в отношении движимых вещей. Впервые в право вошло требование о наличии описания и оговоренной цели предназначения товара, которым он должен соответствовать. Единообразный закон о продаже США (1926) разделил условия общей действительности сделки и гарантии, несоблюдение которых дает право на одностороннее расторжение. Для гарантий прав покупателя и потребителя повсеместными стали принудительно вводимые типовые договоры, которые должны были оградить менее искушенную сторону от неизвестных условий; иногда законодательство прямо запрещало установление в договорах неизвестных условий (шведский Закон о торговой деятельности 1971 г). Специальные законы о продаже товаров потребителям или о гарантиях потребителей (Швеция 1973, США 1970, Япония 1968 и др.) значительно увеличили защищенность покупателя товаров и услуг, повысили ответственность продавца.

В связи с защитой потребительских прав невыполнение договорных обязательств, по требованию закона, стало вести к обязанности возместить не только материальный, но и моральный ущерб. Причем в ряде случаев (по законодательству и судебной практике США) моральный ущерб мог быть несравненно выше материального. Однако требование о возмещении и морального вреда в связи с невыполнением любого договора или обязательства, вошедшее было в законодательство и судебную практику в 1910-е гг., в общей перспективе не прижилось.

Судебная практика большинства западных стран пересмотрела отношение к безусловному ранее требованию о неукоснительной действительности законно заключенных соглашений. В практику прочно вошло правило о возможном одностороннем отказе от соглашения ввиду резко изменившихся условий рынка и исполнения обязательства. Для этого принципа была использована возрожденная формула репепированного римского права о действительности сделок только под оговоркой о «неизменном положении вещей» (clausula rebus sic standibus); она широко использовалась в обязательственных спорах в XVI–XVII вв., однако с XIX в. вышла из употребления. Впервые практика стала на путь признания обязательства тщетным из-за невозможности исполнения в 1918 (решение Палаты лордов Великобритании по одному из коммерческих споров). Затем она широко пошла в ход в Великобритании, Германии, Франции для предотвращения чрезмерно невыгодных последствий выполнения заказов, исполнения обязательств по строительству и т.п. в послевоенных условиях. Вместе с тем введение в практику этой оговорки не давало безусловного права на невыполнение обязательства из одних только изменившихся экономических условий, и одной только ссылки на коммерческую невыгодность или даже разорительность исполнения судам было недостаточно: расторжению подлежала лишь сделка полностью невозможная в новых условиях или полностью разорительная для одной из сторон. Иные требования стали квалифицироваться как открытое злоупотребление правом (т.н. ш и к а н а , уже осужденная большинством крупнейших кодификаций гражданского права).

Одним из важнейших новшеств обязательственного права новой эпохи стало появление обязательств по принципу объективного вменения вреда – как правило, связанного с источником повышенной опасности (транспорт, автомобили, опасные сооружения).. Одни из первых законов об этом были приняты в Германии, возложившие ответственность за любой вред, причиненный личности или имуществу, на собственников железных дорог (1871), владельцев автомобилей (1909), предприятия воздушного транспорта (1922). В Великобритании аналогичные критерии были установлены Актами о воздухоплавании 1920–1936 гг.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.51.78 (0.015 с.)