ТОП 10:

Основные политические движения в Австрии в последней трети XIX в.



В составе австрийской либеральной буржуазии следует отличать две группы, обозначаемые понятиями «Ackerburger» («сельский, земледельческий гражданин») и «Stadtburger» («гражданин города») [92]. Первое понятие гражданина имеет феодально-средневековое происхождение. Оно носит не только экономический, но и духовно-религиозный характер. «Гражданин города» - это гражданин в нововременном смысле слова. С социологической точки зрения - это торгово-промышленный и финансовый класс, впитавший в себя идеи немецкого гуманизма через академическую и бюрократическую среду. «Гражданин города» стремится к полной индивидуальности и, чтобы этого достичь, становится приверженцем либерализма [93].

До 1867 г. буржуазия Австрийской империи преобладала в Вене и южно-австрийских областях, населенных преимущественно немцами. Немецкая буржуазия Австрии была до середины 60-х годов XIX в. по преимуществу «бюрократической», верноподданнической. Однако после 1867 г. все более сильны «критические настроения по отношению к государству» [94]. Целью немецко-австрийских либералов было освобождение государства от церковной зависимости и проведение гражданско-правовых преобразований. В эру Шмерлинга, лидерами Конституционной партии, особенно ее левого крьша стали преимущественно юристы. «Недоверие, растущий критицизм и дух оппозиции были "проклятием", которое преследовало либеральную немецкую буржуазию в Австрии, - так Кайзерфельд характеризовал собственную партию. -Либералы всегда стояли в оппозиции ко всему существующему, даже к правительству, вышедшему из их собственных рядов...Они считали недоверие высшим долгом партии.,Не homo oeconomicus, a homo juridicus был господствующим типом немецко-либеральной буржуазии» [95]. Люди этого типа определяли политику немецких либералов после 1867 г. и занимали видное положение в государстве и правительстве, образованном из членов Конституционной партии. «Было похоже, что они вступили в своеобразный гражданский процесс сами с собой. Политическая точка зрения отступала у них перед правовой» [96].

Все указанные общественные слои играли заметную роль в либеральном движении одновременно, а не сменяя друг друга. Это является важным для понимания общего развития либерализма в империи Габсбургов и вызванных им изменений в общественно-политической жизни.

В последней трети XIX в. осуществляется переход от парламентских политических партий, точнее даже не партий, а политических групп и объединений, к партиям в истинном смысле слова, действующим также вне парламента и становящимся массовыми. До 1873 г. говорить о политических партиях вне парламента весьма сложно, так как непосредственной

предпосылкой для их создания стало принятие избирательного закона от 2 апреля 1873 г., вводившего прямые выборы нижней палаты парламента.

В первой половине 1860-х годов либеральное крыло австрийского Рейхсрата было представлено немецко-либеральной, немецко-народной и немецко-национальной группами, выражавшими интересы, прежде всего немецкой и немецкоговорящей буржуазии. Они вели напряженную борьбу с феодально-аристократическими и клерикально-католическими группами. Одновременно немецко-австрийские либералы, отстаивая верховенство немецкого языка и ратуя за более тесный союз Австрии с Германией, выступали против попыток славянского населения империи упрочить свое положение. Австрийский либерализм был. привержен, централистским традициям йозефинизма, что нашло свое отражение как в политических программах некоторых либеральных групп, так ив принятом в 1861 г. Февральском патенте. Указанные либеральные группы австрийского Рейхсрата в начале 60-х годов получили название Конституционной партии, хотя партией в современном смысле слова, с четко оформленной структурой,, она никогда не являлась. В 1871 г. в палате депутатов Рейхсрата Конституционная партия разделилась на «Клуб либералов» и «Прогрессивный клуб», который был настроен националистически. Деятели Прогрессивного клуба считали, что общегосударственные, имперские интересы лучше всего могут отстаивать австрийские немцы, которым и следует доверить политическое руководство страной.

Различия в национальном и социальном составе отдельных земель могут объяснить, почему в Цислейтании не сложилась единая немецкая либеральная партия. Немецкие политики в альпийских землях были заняты иными проблемами, нежели в Богемии, депутаты Райхенберга, Граца понимали проблемы монархии иначе, чем Вена - центр экономики и управления с разветвленной бюрократией, войсками и концентрирующейся здесь умственной жизнью, - считающаяся также символом единства монархии. Несомненно сказывались и региональные исторические традиции.

В либеральном движении выделяются три большие партийные группировки:

1 .Великоавстрийцы - включали в себя представителей Нижней Австрии и Вены, возглавляемых К.Мюльфельдом, к ним также присоединились моравские немецкоязычные представители (К. Гискра).

2.Унионисты - объединили немецкоговорящих депутатов из Богемии под руководством Э.Хербста и Р.Хаснера.

3.Автономисты - прежде всего М.Кайзерфельд и К.Рехбауер.. Их сторонниками были депутаты от Штирии и Верхней Австрии [97].

В ходе парламентских сессий состав этих группировок, не связанных уставными нормами, неоднократно изменялся [98]. В платформах группировок не было принципиальных" различий, а имевшиеся отличительные особенности носили частный характер и отражали интересы отдельных земель короны. Преобладание личных амбиций депутатов, их негативизм сводили на нет попытки создать единую либеральную фракцию. «Отсутствие общей воли и внутренней готовности подчинить незначительные собственные интересы общему делу, характерное для немецкого либерализма, не смогло сообщить этому движению необходимую энергию», - считал Г.Франц [99].

На собрании либеральных избирателей в Вене 9 марта 1861 г. была принята программа, которая, признавая Февральский Патент 1861 г. в качестве государственной Конституции, говорила о необходимости его дальнейшего расширения. «Мы хотим свободной, великой и могущественной страны, сохранения и укрепление Австрии как ведущей европейской державы на основе конституционализма» [100].

Программа великоавстрийцев, опубликованная в июне 1861 г., включала, в частности, следующие положения: Австрия должна стать свободной, великой и могущественной державой Европы; Конституция 1861 г. (Февральский Патент) должна стать основой государственной жизни; дальнейшее прогрессивное развитие этой Конституции не должно

противоречить как государству в целом, так и интересам и потребностям его отдельных королевств и земель; расширение Конституции путем введения ответственности министерства, неприкосновенности депутатов, равенства всех граждан перед законом, равенства всех национальностей и конфессий и т.д. [101].

Количественно самая сильная группа «унионистов» была образована чешскими и немецко-австрийскими либералами, чьим лидером был Эдуард Хербст - профессор права; Пражского университета.. За чрезмерную самоуверенность и бесцеремонность в политических спорах противники называли его «чешским королем Эдуардом». Хербст родился в Вене в онемеченной чешской семье. После 1867 г. он стал министром юстиции и одним из лидеров либеральной партии. Группа унионистов стала более многочисленной после присоединения к ним русинских депутатов, поддержавших их программу.

Программа унионистов 1861 г. содержала положения о конституционализме и ответственном министерстве. В программе отмечалось, что для унионистов Октябрьский Диплом 1860 г. и Февральский Патент 1861 г. являются «не временной Конституцией, а той основой, от которой зависит укрепление Австрии как великой державы... Две Конституции были напрасными, мы имеем третью и, надеемся, последнюю, на чем мы должны настаивать» [102]. В целом эта программа была сформулирована не так четко, как требования великоавстрийцев, и на первый план здесь выходит незыблемое единство страны на строго конституционной основе, а не требование гражданских свобод.

«Автономисты», малая группа депутатов из Штирии и Верхней Австрии, была лучше организована и более однородна, чем великоавстрийцы или унионисты. Наиболее известные деятели автономистов не имели депутатских мандатов. Они отстаивали автономистские принципы в прессе и политических брошюрах. С 1864 г. они издавали собственный журнал «Телеграф» под редакцией Венграфа. Программа автономистов появилась 20

июня 1861 г. и была подписана Бисером, тогдашним лидером партии. Позднее Висер стал организатором партии в Верхней Австрии. Кроме него, как уже отмечалось, лидерами партии считались М.Кайзерфельд и К.Рехбауер. Их основные требования совпадали с положениями унионистов и выражались в признании государствообразующего значения как Октябрьского Диплома, так и Февральского Патента. Соответственно этому программа настаивала на совместном обсуждении общеимперских дел ив этом случае предлагала поддержку правительству [103].

В1863 г. «министерский клуб» (Ministerieller Klub) объединил депутатов-унионистов и часть великоавстрийцев. В основу программы этого объединения легли предложения по «сохранению конституционной жизни государства, а также дальнейшему развитию тех учреждений, от которых зависят принципы правового государства и которые соответствуют действительным потребностям народов империи» [104].Вопрос о Конституции в программе ставился следующим образом: «После созыва ландтагов все земли австрийской короны имеют возможность участвовать в переговорах о выборах Рейхсрата. Только участие в Рейхсрате представителей всех земель делает его подлинным Советом империи, в котором конституционные права всех депутатов от земель неприкосновенны и не могут быть отменены» [105]. Министерский клуб готов был поддержать правительство «до тех пор, пока его деятельность совпадала с программой клуба» [106].

Большая часть великоавстрийцев и оставшаяся часть унионистов объединилась в свою очередь в «Клуб левых» (Klub der Linken). По их мнению, политические свободы, равноправие всех граждан государства, всех национальностей и конфессий, устранение личных привилегий, открытость всех сфер управления, автономия общин, единство монархии «приведут к развитию всех наций империи и ее правильному устройству» [107].

В отличие от великоавстрийцев и унионистов автономисты не примкнули к какому-нибудь объединению и в ходе первых сессий Рейхсрата

сохранили самостоятельность. Таков в общих чертах коллективный портрет либерального движения в первой половине 60-х годов XIX в.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период 60-х-70-х годов XIX в., время наивысшей политической активности австрийских либералов. По мере необходимости мы будем обращаться к отдельным событиям истории либерализма более раннего периода.

Методологическая основа исследования

Методологической детерминантой диссертационного исследования служат принципы историзма и научной объективности, требующие отказа от тенденциозных оценок, перенесения представлений и оценок о современном либерализме на либеральную идеологию и практику второй половины XIX века. Исследование либеральной мысли в методологическом отношении связано с вопросом о природе идеологического знания. Особенность идеологии состоит в том, что ее компонентом служат эмоционально-ценностные представления, облеченные в теоретическую форму. Анализ либеральной идеологии предполагает раскрытие помимо ее идейных истоков социально-исторических корней либеральных программ и; концепций. С позиций методологии социально-культурного познания «понять» идеологические доктрины можно через призму основных духовных ценностей соответствующей исторической эпохи. Продуктивным представляется также взгляд немецкого социального мыслителя К.Манхейма на идеологию как синтез «видения и решения»: партийности всякой идеологии и ее практической нацеленности.

Билет 18.
1. Швеция и Норвегия в 1871-1914 гг.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.240.31 (0.018 с.)