ТОП 10:

Объединение германских государств



С началом войны немцы из южногерманских государств сразу встали на сторону Пруссии. Студенты записывались волонтёрами в армию, попытки сохранить нейтралитет пресекались общественным мнением. Победы прусской армии во Франции вызвали небывалый подъём национального самосознания, на волне которого идея германского единства претворилась в жизнь.

После победы под Седаном южногерманские государства начали с Пруссией переговоры о вступлении в Северогерманский союз. Герцогство Баден ещё до войны собиралось присоединиться к союзу, переговоры с королевствами Баварией и Вюртембергом осложнялись тем, что эти государства претендовали на особые привилегии внутри союза. Король Баварии Людвиг II согласился признать прусского короля своим сюзереном за солидное пенсионное обеспечение в виде ежегодных выплат в размере 300 тыс. марок золотом.[2] 23 ноября 1870 года подписан договор между Северогерманским союзом и Баварией, оговорившей её военную автономию в мирное время. 25 ноября в союз вступил Вюртемберг, армия которого составила отдельный корпус в вооружённых силах Германии. 10 декабря 1870 года рейхстаг Северогерманского союза по предложению канцлера Северогерманского союза Бисмарка от 9 декабря 1870 года переименовал Северогерманский союз в Германскую империю (Deutsches Reich), конституцию Северогерманского союза — в конституцию Германской империи, а пост президента Северогерманского союза — в пост германского императора (der Deutsche Kaiser)[16] Бисмарк организовал письмо от германских государей с просьбой Вильгельму I принять из их рук императорскую корону. 18 января 1871 года в Версальском дворце под Парижем Бисмарк в присутствии немецких князей зачитал текст провозглашения прусского короля германским императором. Депутаты представительного органа немецкого народа, рейхстага, участия в церемонии не принимали. 21 марта 1871 собралось первое заседание Германского рейхстага, а 16 апреля была принята конституция Германской империи, по сути модифицированная версия конституции упразднённого Северогерманского союза.

Германская империя

Германская империя (Deutsches Reich) объединила политически все государства с немецким населением за исключением Австрии и Люксембурга. Эти 25 государств с 36 млн немцев обладали различными правами и неодинаковым влиянием внутри империи. Отдельные удельные монархи сохранили свою самостоятельность на местном уровне, они также имели влияние через назначение представителей с правом вето в верхнюю палату германского парламента.

Выборы в нижнюю палату, рейхстаг, проводились по принципу всеобщего равного избирательного права для мужчин, однако демократический характер процедуры не соответствовал возможностям низших классов влиять на управление государством, так как реальная власть сосредоточилась в руках императора.

Франкфуртский мир с Францией (10 мая 1871) прибавил 26-й субъект в империю: Эльзас-Лотарингию (1,5 млн жителей), непосредственно подчиненную имперскому правительству.

Билет 11.
1. Восточный кризис 1875-1878 гг.

Восточный кризис 1875—1878 гг. Русско-турецкая война. Одним из центральных и наиболее сложных узлов международных противоречий во второй половине XIX в. был так называемый восточный или турецкий вопрос (сам термин был впервые употреблен еще на Веронском конгрессе Священного союза в 1822 г.). Османская империя к 1870-м годам представляла собой отсталое феодальное государство, былое могущество которого подтачивалось и сводилось на нет острыми межнациональными конфликтами и мощным освободительным движением угнетаемых им народов. Европейские дипломаты называли Турцию «больным, умирающим богачом». Турецкой империи принадлежали огромные территории: большая часть Балкан, Западная Армения, Месопотамия, Сирия, Палестина, значительная часть Аравии, Триполитания и Киренаика; в разной степени зависимости от Турции находились Марокко, Египет и Тунис. Понятно, что в борьбу за наследство умиравшей империи включились все великие европейские державы.

Восточная проблема включала в себя два важнейших международных вопроса: балканский и черноморских проливов.
Наиболее острыми на Балканах были противоречия между Россией, Австро-Венгрией и Англией.
Во внешней политике Российской империи Балканы занимали особое место. В экономическом плане Балканский полуостров рассматривался как весьма удобный рынок для развивавшейся русской промышленности. Но еще более важным являлось стратегическое значение Балкан как плацдарма, с которого можно было осуществлять контроль над проливами, обеспечивая свободный выход России из Черного в Средиземное море.
Российское правительство искусно пользовалось двумя благоприятными для себя факторами в борьбе за Балканы. Во-первых, стремлением славянских народов Балканского полуострова опереться в своей борьбе с турецким владычеством на помощь России — великого славянского государства. Именно поэтому в Российской империи широко пропагандировалась разработанная еще в 30—40 е годы XIX в. панславистская доктрина, согласно которой русскому царизму предлагалось возглавить политическое движение за объедините всех славянских народов под эгидой России. Во-вторых, учитывалось и горячее сочувствие русской демократической и либеральной общественности национально-освободительной борьбе балканских народов и искреннее желание оказать им поддержку.

Однако на пути реализации внешнеполитических целей России на Балканах стояли Англия и Австро-Венгрия.
Англия была против усиления позиций России на Балканах, а следовательно, и в районе черноморских проливов, так как это уже непосредственно затрагивало ее политические и стратегические интересы. Константинополь (Стамбул), Босфор и Дарданеллы были одним из крупнейших центров мировой торговли, «золотым мостом» между Востоком и Западом. Стратегическое значение черноморских проливов значительно возросло после открытия в 1869 г. Суэцкого канала, через который пролегал кратчайший путь к восточным владениям Британской империи. Проникновение России на Балканы и в зону проливов резко ослабило бы позиции Англии в Афганистане, Персии, турецких владениях и, наконец, в Индии. Вот почему Англия выступала за сохранение статус-кво в Турции, за подчинение ее своему влиянию, с тем чтобы обеспечить себе стратегические преимущества в соперничестве с Россией на Востоке. Вот почему Англия стремилась не допустить Россию до проливов и в Средиземное море, от которого ее отделяли Балканы. Вот почему Англия была против продвижения России на Балканский полуостров и против ее победы над Турцией. О серьезности целей Великобритании в борьбе с Россией за господство на Черном море и за овладение проливами свидетельствовало ее участие в Крымской войне 1853—1856 гг., завершившейся поражением Российской империи.

Против усиления русского влияния на Балканах выступала и Австро-Венгрия. Балканский полуостров традиционно рассматривался в торгово-промышленных и политических кругах Австро-Венгрии как выгодный рынок сбыта и как важная сфера влияния. Поэтому и экономически, и стратегически Австро-Венгрия была заинтересована в расширении экспансии на Балканах, а следовательно, и в устранении конкуренции со стороны России. Но главное состояло в другом. Освобождение славянских народов Турции, образование союза дунайских стран или крупного «христианского государства» на Балканах под протекторатом России привело бы в движение народы, угнетаемые Австро-Венгрией, и означало бы рано или поздно полный распад «лоскутной монархии». Именно по этим причинам Габсбургская монархия, связанная «узами дружбы» с Россией, когда речь шла о «священном союзе» против революционного движения (что ярко проявилось при подавлении европейских революций середины века), недвусмысленно поворачивалась к Англии, когда необходимо было отразить продвижение России в сторону Балкан.

Такова была расстановка сил на Балканском полуострове, когда в 1875 г. разразился Восточный кризис. Начало ему положило восстание против турецкого господства в Боснии и Герцеговине. Вскоре вспыхнуло восстание и в Болгарии, потопленное турками в крови. В этих условиях Александр II и его советники после определенных колебаний, связанных с тяжелым финансовым положением страны, пришли к выводу о необходимости более активного вмешательства в решение балканского вопроса. Царское правительство стало оказывать всестороннюю поддержку Сербскому княжеству и Черногории, которые выступили на стороне Герцеговины и объявили в 1876 г. войну Турции. Сербии был предоставлен крупный заем, шел сбор пожертвований, во главе подразделений сербской армии сражались русские добровольцы, а ее главнокомандующим был назначен отставной русский генерал М.Г. Черняев. Однако вскоре в силу огромного превосходства турецких войск Сербия была разгромлена, в феврале 1877 г. она подписала с Турцией мир.
После поражения Сербии перед царским правительством возникла альтернатива: либо отказаться от своих планов и замыслов на Балканах, либо реализовать их путем прямого военного конфликта с Турцией. Выбор был сделан в пользу войны. Помимо общестратегических соображений свою роль в этом выборе сыграла и кризисная внутриполитическая ситуация в России. В правительственных кругах России считалось, что победоносная война с Турцией приведет и к стабилизации внутреннего положения.

Дипломатическая подготовка войны была проведена в сжатые сроки. Россия заключила союзный договор с Румынией, которая выступила против Турции. В январе 1877 г. в Будапеште была подписана секретная конвенция между Россией и Австро-Венгрией (на основе Рейхштадтского секретного соглашения 1876 г.). Суть конвенции сводилась к тому, что в обмен на австрийский благожелательный нейтралитет в русско-турецкой войне Россия предоставляла Австро-Венгрии право «выбора момента и способа занятия» ее войсками Боснии и Герцеговины. Таким образом, выступая под флагом «защиты братьев-славян», царское правительство не гнушалось и торговлей их национальными интересами во имя своих «более высоких» стратегических интересов и целей.
Поводом к военным действиям послужил отказ турецкого султана от проекта предоставления автономии Боснии, Герцеговине и Болгарии, разработанного по инициативе России на международной конференции послов в Константинополе.

24 апреля 1877 г. Россия объявила войну Турции. Несмотря на уроки Крымской кампании, Российская империя вновь пришла к войне неподготовленной. Технически и материально турецкая армия — при самой активной помощи Англии — была подготовлена несравненно лучше. Но даже при этих неблагоприятных условиях благодаря героизму русских солдат и офицеров турецкая армия оказалась полностью разгромленной. После осады и взятия турецкой крепости Плевна и ряда других крупных побед русские войска в январе 1878 г. подошли вплотную к Константинополю. Столица Турции не была занята лишь потому, что Россия опасалась еще больших осложнений во взаимоотношениях с Англией. Русское правительство было осведомлено, что английская эскадра вошла в Дарданеллы и стала на якорь в Мраморном море неподалеку от турецкой столицы.
В 12 километрах от стен Константинополя, в местечке Сан-Стефано, русское правительство продиктовало турецкому султану условия мирного договора, который и был подписан 3 марта 1878 г. Сан-Стефанский договор явился крупной дипломатической победой России, венчавшей военный разгром Турции. Однако ввиду враждебной по отношению к России позиции Англии и Австро-Венгрии договор объявлялся прелиминарным (предвари-. тельным), то есть подлежащим обсуждению международным конгрессом в тех его разделах, которые затрагивали «общеевропейские интересы».

Содержание Сан-Стефанского мирного договора сводилось к следующим основным положениям.
Первое. Центральная идея Сан-Стефанского мира заключалась в создании большого славянского государства на Балканах — Великой Болгарии. В ее состав должны были войти собственно Болгария, Восточная Румелия и значительная часть Македонии. Это означало, что территория Великой Болгарии простиралась бы от Черного моря на востоке до Охридского озера и сербской границы на западе и от Дуная на севере до Эгейского моря на юге. Она объявлялась автономным княжеством с правом избрания князя, который находился в вассальной зависимости от турецкого султана. Турция выводила свои войска из Болгарии, а русская армия должна была оставаться на ее территории в течение двух лет. Так в Сан-Стефанском договоре претворялся в жизнь стратегический замысел России на Балканах.
Второе. В договоре затрагивался также целый комплекс политических и территориальных проблем балканского региона. Полную политическую независимость получали Сербия, Черногория и Румыния. Территории Сербии и Черногории несколько расширялись за счет турецких владений. Румыния возвращала России Южную Бессарабию, которую союзники передали ей после Крымской войны. Взамен она получала (но уже от Турции) Северную Добруджу. Боснии и Герцеговине предоставлялась автономия в рамках Османской империи.
Третье. В Закавказье, где турки также потерпели тяжелые поражения, к России отходили Каре, Батум, Ардаган и Баязет с прилегающими областями.
По Сан-Стефанскому миру Турция должна была выплатить контрибуцию на сумму в 310 млн руб.
Договор непосредственно не затрагивал важнейший для России вопрос о проливах, но он решался обходным путем. Великая Болгария, имевшая выход к Эгейскому морю, проектировалась как зависимое от России государство, что давало возможность Российской империи приблизиться к зоне проливов.
Таким образом, Сан-Стефанский мир, во-первых, предполагал полное освобождение от турецкого ига сербского и румынского народов и значительный шаг к суверенитету Болгарии (что объективно явилось прогрессивным завоеванием русской дипломатии). Во-вторых, он усиливал международные позиции России, которая добилась решения целого ряда крупных внешнеполитических задач.

Однако именно эти два обстоятельства по причинам, изложенным выше, вызвали резкое недовольство Англии и Австро-Венгрии. В ультимативной форме они потребовали созыва международного конгресса для пересмотра условий Сан -Стефанекого договора. Австро-Венгрия в поддержку этого ультиматума провела частичную мобилизацию.
Определенные надежды Россия возлагала на своего партнера по Союзу трех императоров Германию, от позиции которой зависело многое. Но сложившаяся ситуация была выгодна Германской империи. Бисмарк не без оснований надеялся использовать новый конфликт европейских держав в целях укрепления политических позиций Германии. К тому же интересы Германии на Балканах, куда она стала проникать пока экономически, были ближе к интересам Австро-Венгрии, нежели России. Бисмарк, заранее объявивший себя «честным маклером», то есть нейтральным посредником, на деле поддержал требования Австро-Венгрии и Англии. Россия оказалась в полной дипломатической изоляции. Идея конгресса была поддержана всеми великими державами, а также, по вполне понятным причинам, Турцией. Под угрозой (пусть и несколько преувеличенной) военного столкновения с Австро-Венгрией и Англией Россия, ослабленная войной с Турцией и не поддержанная Германией, вынуждена была уступить.

Стремясь хоть как-то улучшить свои позиции на конгрессе, Россия инициировала переговоры с Великобританией, в результате которых 30 мая 1878 г. в Лондоне был подписан англо-русский меморандум. Англия поддержала ряд условий Сан-Стефанского договора. Но в важнейшем его пункте — о Великой Болгарии — позиция Великобритании была непреклонной, и Россия капитулировала.
Берлинский конгресс великих европейских держав проходил с 13 июня по 13 июля 1878 г. под председательством Бисмарка. Заключительный акт конгресса — Берлинский трактат — изменил условия Сан-Стефанского мира в ущерб России и народам Балканского полуострова.
Первое. По основному вопросу — болгарскому — конгресс с незначительными поправками санкционировал формулировки англо-русского меморандума. «Великая Болгария» была разделена на три части: автономное Болгарское княжество, ограниченное с юга Балканским хребтом; турецкая провинция Восточная Румелия; Македония и Фракия, полностью возвращенные в состав
200
Османской империи (с обещанием султана провести здесь реформу местного самоуправления). Срок пребывания русских войск в Болгарии ограничивался девятью месяцами. Турецкие войска не имели права находиться в княжестве, но оно было обязано платить Турции ежегодную дань. Таким образом, Австро-Венгрии и Англии удалось решить важнейшую дипломатическую задачу — воспрепятствовать образованию крупного славянского государства на Балканах и не допустить усиления позиций России в этом регионе.
Второе. Берлинский трактат подтвердил независимость Сербии, Черногории и Румынии, но уменьшил их территориальные приобретения. Австро-Венгрия добилась права оккупировать Боснию и Герцеговину (причем без указания срока оккупации), а также держать гарнизоны в Нови-Пазарском санджаке (админи стративном округе), формально остававшимся за Турцией. Захватом этих славянских земель Австро-Венгрия стремилась предотвратить их присоединение к Сербии, а с другой стороны, разъединить Сербию и Черногорию, которые имели прямое сообщение только через Нови-Пазар. Южная Бессарабия сохранялась за Россией.
Третье. В Закавказье Россия получала Каре, Ардаган, Батум (правда, уже как порто-франко, то есть вольную торговую гавань), однако вынуждена была отказаться от Баязета.

Берлинский конгресс оставил вопрос о проливах в том положении, в каком он находился до русско-турецкой войны. Иными словами, Россия не была допущена к зоне проливов.
Решения Берлинского конгресса, которым завершился восточный кризис 1875—1878 гг., имели крайне важные международные последствия.
— Несмотря на крупный успех в русско-турецкой войне, Россия усилиями главным образом Англии и Австро-Венгрии была лишена плодов своей победы. Ее международные интересы были серьезно ущемлены. Не случайно в докладе царю глава русской делегации канцлер A.M. Горчаков написал: «Берлинский конгресс есть самая черная страница в моей служебной карьере!» Александр П пометил: «И в моей тоже».
Берлинский конгресс явился торжеством англо-австрийской политики. Эти две державы, не принимавшие никакого участия в войне, извлекли из нее наибольшие выгоды — и стратегические, и территориальные. Заявляя о своей приверженности принципам сохранения «статус-кво» и «территориальной целостности» Османской империи, они первыми приступили к се разделу. Если Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину, то Англия успела еще до конгресса отобрать у Турции важный стратегический объект в Средиземном море — остров Кипр, а чуть позже Египет.

«Украденная» у России победа в русско-турецкой войне и англо-австрийский дипломатический триумф привели к необычайному обострению противоречий на Балканах и во всей Европе. В этом смысле восточный кризис 1875—1878 гг. может рассматриваться как одна из важных вех на пути подготовки к Первой мировой войне.
— Важным итогом русско-турецкой войны стало национальное освобождение ряда балканских народов. Однако освободительный процесс носил противоречивый и половинчатый характер. Многие славянские земли оставались в составе Османской империи, а Босния и Герцеговина должны были сменить турецкое владычество на австро-венгерское. Балканы тем самым оставались одним из самых взрывоопасных районов Европейского континента.
— Восточный кризис существенно повлиял на изменение расстановки сил в Европе. В результате обострения противоречий между Австро-Венгрией и Россией пусть не формально, но фактически прекратил свое существование Союз трех императоров. Берлинский конгресс вызвал ухудшение отношений между Россией и Германией. Все это заставило Российскую империю искать нового союзника и во многом предопределило франко-русское сближение. С другой стороны, ход событий на Балканах подготовил предпосылки тесного австро-германского союза. Таким образом, уже в этот период появились первые признаки раскола Европы на два противостоящих друг другу блока.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.102.38 (0.01 с.)