Тема 12. Влияние негативных признаков состава преступления, предусмотренные нормами Общей и Особенной частей УК РФ на квалификацию преступления.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема 12. Влияние негативных признаков состава преступления, предусмотренные нормами Общей и Особенной частей УК РФ на квалификацию преступления.



 

1. Негативные признаки состава преступления, предусмотренные нормами Общей части УК РФ.

2. Негативные признаки составов преступлений, содержащихся в нормах Особенной части УК РФ.

 

1. Негативные признаки состава преступления, предусмотренные нормами Общей части УК РФ.

Негативными, как отмечалось, являются признаки, пре­дусмотренные нормами Общей и Особенной частей УК РФ, наличие которых исключает состав преступления и соответ­ственно уголовную ответственность лица за содеянное.

Все негативные признаки состава преступления, содержа­щиеся в нормах Общей части УК РФ, возможно дифференци­ровать на три группы: 1) признаки, исключающие состав пре­ступления при наличии уголовной противоправности при от­сутствии общественной опасности содеянного либо наоборот, 2) признаки, исключающие состав преступления при отсут­ствии и общественной опасности, и преступности содеянного, и 3) признаки, исключающие состав неоконченного преступ­ления. Признаки каждой группы подразделяются на виды.

Негативные признаки первой из названных групп делятся на три вида: 1) общие признаки, то есть признаки, относящи­еся к составу преступления в целом, 2) признаки, исключаю­щие наличие субъекта преступления, и 3) признаки, исклю­чающие наличие субъективной стороны преступления.

Относящимися к составу преступления в целом являют­ся негативные признаки, предусмотренные ч. 2 ст. 14 и ч. 1-4 ст. 78 УК РФ. Согласно ч. 2 ст. 14 этого УК «не являет­ся преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренно­го настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Толкование нормы, содержащейся в ч. 2 ст. 14 УК РФ, дает основание для вывода о том, что законодатель различает, с одной сторо­ны, формальное и, с другой — фактическое наличие состава преступления. Последнее предполагает наличие в содеянном, во-первых, формально всех признаков состава преступления, что в соответствии со ст. 8 УК РФ является основанием уго­ловной ответственности, и, во-вторых, общественной опасно­сти, на необходимость которой указано в цитированной ч. 2 ст. 14 данного УК. Следовательно, для наличия в деянии со­става преступления необходима совокупность формального и фактического оснований, которыми являются соответствен­но предусмотренность всех признаков совершенного деяния в уголовном законе и присущность этому деянию обществен­ной опасности. Поэтому отсутствие общественной опасно­сти представляет собой негативный признак состава преступ­ления, наличие которого исключает состав преступления.

В ч. 1 ст. 78 УК РФ установлены сроки давности, по исте­чении которых со дня совершения преступления лицо освобо­ждается от уголовной ответственности в соответствии с усло­виями, предусмотренными ч. 2-4 данной статьи. При этом такое освобождение обязательно во всех случаях, кроме со­вершения лицом преступления, наказуемого смертной казнью или пожизненным лишением свободы, когда согласно ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос об освобождении от уголовной ответ­ственности решается по усмотрению суда, и совершения ли­цом преступлений, предусмотренных ст. 353, 356, 357 и 358 данного УК, когда в соответствии с ч. 5 ст. 78 УК РФ сроки давности не применяются ни при каких условиях. При обяза­тельности применения сроков давности их неистечение пред­ставляет собой необходимое условие уголовной ответственно­сти, поскольку последняя по истечении этих сроков исклю­чается. Следовательно, истечение названных сроков является негативным признаком уголовной ответственности. Посколь­ку же уголовная ответственность и состав преступления.— ка­тегории, неразрывно взаимосвязанные и находящиеся в ор­ганическом единстве, постольку — истечение сроков давности возможно рассматривать, хотя и условно, в качестве негатив­ного признака и состава преступления.

Негативными признаками субъекта преступления являют­ся недостижение возраста уголовной ответственности и невме­няемость. Эти признаки в их противоположном — позитив­ном — значении подробно охарактеризованы в предыдущем изложении. Наличие названных негативных признаков ис­ключает любой состав преступления.

К субъективной стороне состава преступления относятся негативные признаки, предусмотренные соответственно ч. 1 и ч. 2 ст. 28 УК РФ. Первый из них, закрепленный в ч. 1 этой статьи, исключает такой вид вины, как небрежность, а второй, сформулированный в ч. 2 данной статьи, — легкомыс­лие. Содержание указанных признаков раскрыто ранее при рассмотрении неосторожности как одной из форм вины.

Группа негативных признаков, исключающих состав пре­ступления при отсутствии и общественной опасности, и пре­ступности содеянного, подразделяется на шесть видов, соот­ветствующих обстоятельствам, исключающим преступность деяния, предусмотренным ст. 37-42 УК РФ. Это: 1) необ­ходимая оборона, 2) причинение вреда при задержании ли­ца, совершившего преступление, 3) крайняя необходимость, 4) физическое или психическое принуждение, 5) обоснован­ный риск и 6) исполнение приказа или распоряжения. Нега­тивными признаками состава преступления они являются то­гда, когда каждый из них соответствует условиям правомер­ности, предусмотренным уголовным законом.

На основании ч. 1 ст. 37 УК РФ «не является преступлени­ем причинение вреда посягающему лицу в состоянии необхо­димой обороны, то есть при защите личности и прав обороня­ющегося или других лиц, охраняемых законом интересов об­щества или государства от общественно опасного посягатель­ства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны». Согласно ч. 3 этой статьи «превыше­нием пределов необходимой обороны признаются умышлен­ные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства». Понятие и условия правомерности необходимой обороны определены в ряде на­учных трудов, специально посвященных этой проблеме.

В соответствии с ч. 1 ст. 38 УК РФ «не является преступ­лением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресе­чения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необ­ходимых для этого мер», а ч. 2 этой статьи «превышением мер необходимых для задержания лица, совершившего пре­ступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживае­мым лицом преступления и обстоятельствам задержания, ко­гда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умыш­ленного причинения вреда». Содержание понятия причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и условий правомерности этого обстоятельства, исключающе­го преступность деяния, раскрыто в юридической литературе достаточно полно и всесторонне.

Согласно ч. 1 ст. 39 УК РФ «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости», а ч. 2 данной статьи «превышением пределов крайней необходимости при­знается умышленное причинение вреда, явно не соответству­ющего характеру и степени угрожающей опасности и обсто­ятельствам, при которых опасность устранялась, когда ука­занным интересам был причинен вред равный или более зна­чительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умыш­ленного причинения вреда». Понятие и условия правомерно­сти крайней необходимости охарактеризованы в отдельных трудах по теории уголовного права, специально посвященных данной проблеме.

Частью 1 ст. 40 УК РФ установлено, что «не является пре­ступлением причинение вреда охраняемым уголовным зако­ном интересам в результате физического принуждения, ес­ли вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием)». В этой норме закреп­лен по существу постулат, согласно которому обязательным признаком деяния — действия или бездействия,— в его уголов­но-правовом значении является добровольность, то есть со­вершение деяния, не под влиянием непреодолимой силы. От­сутствие добровольности исключает деяние и соответственно объективную сторону состава преступления и состав преступ­ления в целом. В ч. 2 ст. 40 данного УК предусмотрено, что «вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате пси­хического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается с учетом по­ложений ст. 39 настоящего Кодекса». Цитированной — отсы­лочной — нормой регламентируются локальные, частные слу­чаи крайней необходимости, при которых опасность угрожает непосредственно правам или законным интересам принужда­емого лица или его близких.

Ст. 41 УК РФ содержит следующие положения:

«1. Не является преступлением причинение вреда охраня­емым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.

2. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло доста­точные меры для предотвращения вреда охраняемым уголов­ным законом интересам.

3. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой эко­логической катастрофы или общественного бедствия». Содер­жание понятия и условий правомерности обоснованного риска с достаточной детализацией раскрывается в юридической ли­тературе.

На основании ч.1 ст. 42 УК РФ «не является преступле­нием причинение вреда охраняемым уголовным законом инте­ресам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение», а ч. 2 этой статьи «лицо, совер­шившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную от­ветственность на общих основаниях. Неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность». Понятие и условия правомерности данного обстоятельства, исключающего преступность деяния, обрисо­ваны и разъяснены в теории уголовного права.

Признаки, исключающие состав неоконченного преступле­ния, возможно разделить на два вида: 1) признаки, исключа­ющие состав преступления при приготовлении к преступле­нию и 2) признаки, исключающие состав преступления при добровольном отказе от преступления.

К первому виду относятся признаки, исключающие состав преступления при приготовлении к преступлениям, во-пер­вых, небольшой тяжести и, во-вторых, средней тяжести. Это вытекает из нормы, установленной ч. 2 ст. 30 УК РФ, в соот­ветствии с которой «уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступ­лениям».

Второй вид составляют признаки, характеризующие до­бровольный отказ от преступления, с одной стороны, исполни­теля, организатора и подстрекателя и, с другой — пособника. Нормы о добровольном отказе от преступления содержатся в ст. 31 УК РФ, которой предусмотрено:

«1. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо пре­кращение действий (бездействия), непосредственно направ­ленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

2. Лицо не подлежит уголовной ответственности за пре­ступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

3. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступ­ления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

4. Организатор преступления и подстрекатель к преступ­лению не подлежат уголовной ответственности, если эти ли­ца своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступле­ния исполнителем до конца. Пособник преступления не под­лежит уголовной ответственности, если он предпринял все за­висящие от него меры, чтобы предотвратить совершение пре­ступления...». Основываясь на цитированных нормах, необ­ходимо констатировать, что обязательными признаками до­бровольного отказа от преступления исполнителя, организато­ра, подстрекателя и пособника являются: 1) добровольность и 2) окончательность. Под добровольностью отказа следует по­нимать то, что лицо, во-первых, отказалось от преступления по собственной воле независимо от мотивов и наличия или от­сутствия предложений отказаться со стороны других лиц и, во-вторых, осознавало возможность доведения преступления до конца. Окончательность — это отказ от совершения нача­того преступления навсегда, а не на какое-то время, в течение которого лицо намерено выждать наступления более благо­приятных условий для доведения преступления до конца ли­бо создать такие условия. Добровольный отказ всех указан­ных лиц возможен лишь тогда, когда решение о нем приня­то на стадиях приготовления к преступлению или покушения на преступление. При этом добровольный отказ исполните­ля, организатора или подстрекателя признается обстоятель­ством исключающим преступность деяния и соответственно негативным признаком состава преступления, если преступ­ление фактически не было доведено до конца, а пособника — независимо от этого, то есть и в случае доведения начатого преступления до конца.

Наличие любого из всех рассмотренных негативных при­знаков состава преступления, предусмотренных нормами Общей части УК РФ, свидетельствует об отсутствии какого-либо состава преступления.

 

2. Негативные признаки составов преступлений, содержащихся в нормах Особенной части УК РФ.

Негативные признаки составов преступлений, предусмот­ренные нормами Особенной части уголовного законодатель­ства, это такие признаки, при наличии которых отсутствует данный конкретный состав преступления. Эти признаки, хотя и были предметом рассмотрения в юридической литературе, однако, по нашему представлению, лишь в качестве осново­полагающей идеи их существования с подтверждением ее от­дельными примерами. Вместе с тем даже сама по себе идея весьма плодотворна, является импульсом для поступательно­го развития теории уголовного права, а соответствующая ей проблема актуальна и заслуживает самостоятельного научно­го исследования.

Все негативные признаки, содержащиеся в нормах Осо­бенной части УК РФ, возможно классифицировать по тако­му основанию, как используемый законодателем метод выра­жения их в уголовном законе. По этому основанию назван­ные признаки дифференцируются на три группы: 1) нега­тивные признаки, прямо предусмотренные в нормах УК РФ, 2) негативные признаки общих норм, предусмотренные в кон­курирующих с последними специальных нормах, и 3) нега­тивные признаки, содержащиеся в нормах Особенной части УК РФ, предусматривающих смежные составы преступлений, или других — не уголовных законах.

Признаки, составляющие первую группу, в нормах Особен­ной части УК РФ об ответственности за отдельные конкрет­ные виды преступлений формулируются как исключающие соответствующий данный конкретный состав преступления, поскольку они присущи другим составам (или другому соста­ву) преступлений. Признаки первой группы могут быть опре­делены как исключающие состав преступления, предусмот­ренный соответствующей нормой Особенной части УК РФ, вследствие того, что они присущи нескольким другим соста­вам преступлений или одному другому составу преступления в целом или (и) отдельному элементу других составов (друго­го состава) преступлений.

Так, негативный признак, присущий нескольким другим составам в целом, предусмотрен в ч. 1 ст. 165 УК РФ, дис­позиция которой сформулирована как «причинение имуще­ственного ущерба собственнику или иному владельцу имуще­ства путем обмана или злоупотребления доверием при отсут­ствии признаков хищения»; присущий только одному другому составу преступле­ния в целом — ч. 1 ст. 179, диспозиция которой определена как «принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распростране­ния сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близ­ких, при отсутствии признаков вымогательства»; прису­щий объективной стороне нескольких других составов пре­ступлений — ч. 1 ст. 117, устанавливающей ответственность за «причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иными насильствен­ными действиями, если это не повлекло последствий, указан­ных в ст. 111 и 112 настоящего Кодекса»; присущий объек­тивной стороне только одного другого состава преступления — ч. 1 ст. 112 и ст. 116 с диспозициями соответственно следую­щего содержания: «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлек­шего последствий, указанных в ст. 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значи­тельную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть» и «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 настоящего Кодексам; присущий субъективной стороне нескольких дру­гих составов преступлений — ч. 1 ст. 166 УК РФ, в диспозиции которой указано на «неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон)».

Таким образом, негативные признаки первой группы опи­сываются в диспозициях норм Особенной части УК РФ по­средством точного указания на понятия, признаки или (и) статьи, предусмотренные в этой же части названного УК. Со­держание каждого негативного признака, очерченного в со­ответствующей статье УК РФ, раскрывается в другой статье Особенной части данного УК. Отыскание в процессе квалифи­кации преступления этой — другой — статьи, когда она не ука­зана в уголовно-правовой норме, предусматривающей нега­тивный признак, в следственной и судебной практике затруд­нений не вызывает. В частности, понятие хищения и его цель определены в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, согласно которой «под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются со­вершенные с корыстной целью противоправные безвозмезд­ное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственни­ку или иному владельцу этого имущества», понятие вымога­тельства — в ст. 163 данного УК, в диспозиции ч. 1 которой оно описано как «требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имуще­ственного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпев­шего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интере­сам потерпевшего или его близких», а в п. «в» ч. 2 и п. «в» ч. 3 этой статьи в числе его квалифицирующих и особо квали­фицирующих признаков предусмотрены соответственно при­менение насилия и причинение тяжкого вреда здоровью по­терпевшего.

Негативные признаки составов преступлений, отнесенные ко второй группе, содержатся не в общих нормах УК РФ об ответственности за определяемые в них виды преступлений, а в других — специальных по отношению к ним — нормах этого УК. В каждой из последних формулируется состав преступ­ления, содержащий признак или признаки, представляющие собой часть — один или несколько — признаков, охватываемых соответствующей общей нормой. Эти признаки могут харак­теризовать различные элементы состава преступления — объ­ект, включая предмет, объективную сторону, субъект и субъ­ективную сторону.

Так, общими нормами, содержащимися в ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 286 УК РФ, установлена ответственность соответственно за «использование должностным лицом своих служебных пол­номочий вопреки интересам службы, если это деяние совер­шено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интере­сов граждан или организаций либо охраняемых законом ин­тересов общества или государства» и за «совершение должностным лицом дей­ствий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлек­ших существенное нарушение прав и законных интересов гра­ждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства», а специальными по отношению к цитированным нормами, которых в УК РФ значительное число, предусмотрены негативные признаки обрисованных в ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 286 УК РФ составов преступлений, к примеру, в ст. 137, 138, 139, 140 этого УК нарушение, в част­ности, должностным лицом, таких конституционных прав граждан, как соответственно прав на неприкосновенность частной жизни, на обеспечение тайны переписки, телефон­ных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообще­ний, на неприкосновенность жилища, на получение затра­гивающей их права и законные интересы информации. По­скольку на основании ч. 3 ст. 17 УК РФ «если преступление предусмотрено общей и специальной нормами,... уголовная ответственность наступает по специальной норме», постоль­ку признаки составов преступлений, предусмотренные в спе­циальных нормах, являются негативными признаками соста­вов преступлений, содержащихся в общих нормах. Следова­тельно, для обеспечения точной квалификации в правопри­менительной практике деяния, выразившегося в нарушении должностным лицом прав граждан, по ст. 285 или 286 УК РФ необходимо провести сложную аналитическую работу, состо­ящую в составлении перечней, во-первых, всех прав граждан, предусмотренных в Конституции РФ, гражданском, семей­ном, трудовом законодательстве и других его отраслях, во-вторых, всех прав граждан, ответственность за нарушение ко­торых должностными лицами установлена специальными по отношению к ст. 285 и 286 УК РФ нормами, и, в-третьих, «остатка» прав граждан, образовавшегося в результате вы­читания из прав, включенных в первый перечень, прав, вне­сенных во второй перечень. Именно нарушение должностным лицом прав граждан, составляющих третий перечень, то есть оказавшихся «в остатке», квалифицируется по ст. 285 или 286 УК РФ, разумеется, при наличии других признаков составов преступлений, предусмотренных этими статьями.

Помимо указанных, негативными признаками составов преступлений, составляющими вторую группу, являются, в частности: в составе преступления, предусмотренном п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, признаки, характеризующие потерпевше­го от преступления, содержащиеся в ст. 277, 295, 317 этого УК; ст. 119 — в ст. 296; ст. 129 — в ст. 298; ст. 130 — в ст. 297, 319; ст. 158, 159, 160, 161, 162, 163, 164 — характеризующие пред­мет преступления, описанные в ст. 221, 226, 229, 325 УК РФ, и т. д.

Негативные признаки составов преступлений третьей группы содержатся не в нормах Особенной части УК РФ, предусматривающих данные составы преступлений, а в нор­мах этой части УК, определяющих смежные с ними составы преступлений, или (и) в других — не уголовных — законах. На­званные признаки, содержащиеся в статьях Особенной части УК РФ, являются одновременно разграничительными при­знаками соответствующих смежных составов преступлений. Эти признаки, как и негативные признаки второй группы, мо­гут характеризовать различные элементы состава преступле­ния.

Негативных признаков, включенных в третью группу, в статьях Особенной части УК РФ бесчисленное множество. Например, негативными признаками кражи, предусмотрен­ной ст. 158 УК РФ, являются такие, как вверенность иму­щества, характеризующая предмет преступления, и матери­ально-ответственное лицо, которому данное имущество вве­рено, что характеризует субъект преступления. Эти негатив­ные признаки кражи предусмотрены в ст. 160 названного УК, устанавливающей ответственность за присвоение или растра­ту, «то есть хищение чужого имущества, вверенного винов­ному». Негативные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ об ответственности за получение взятки, характеризую­щими его объективную сторону, являются признаки, содер­жащиеся в ст. 304 этого УК с диспозицией следующего содер­жания: «Провокация взятки либо коммерческого подкупа, то есть попытка передачи должностному лицу либо лицу, вы­полняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, ино­го имущества или оказания ему услуг имущественного харак­тера в целях искусственного создания доказательств совер­шения преступления или шантажа». Кроме того, негатив­ные признаки, характеризующие предмет кражи и предмет получения взятки, содержатся в других — не уголовных — за­конах. В примечании к ст. 49 Кодекса об административных правонарушениях, устанавливающей административную от­ветственность за «мелкое хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты», преду­смотрено, что «хищение чужого имущества признается мел­ким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации». В ст. 575 ГК РФ о запрещении дарения установлено, что «не допускается даре­ние, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда:... 3) государственным служащим и служащим органов муниципальных образований, в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей», то есть должностным лицам разрешено получать «взятки», размер которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда, причем такие «взятки» не признаются ни преступле­нием, ни вообще каким-либо иным правонарушением. Из при­веденных норм, содержащихся в ст. 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и ст. 575 ГК РФ, выте­кает, что размеры имущества, не превышающие одного и пяти минимальных размеров оплаты труда, установленных законо­дательством РФ, являются негативными признаками составов преступлений соответственно кражи и получения взятки, пре­дусмотренных ст. 158 и 290 УК РФ.

Отмеченное позволяет констатировать, что для точной квалификации преступлений, составы которых содержат нега­тивные признаки третьей группы, необходимо сопоставлять уголовно-правовые нормы, предусматривающие эти составы, с уголовно-правовыми нормами, определяющими смежные со­ставы преступлений, а также с нормами других отраслей за­конодательства, в которых подобные признаки описываются.

Установление и учет негативных признаков составов пре­ступлений, содержащихся в нормах Общей и Особенной ча­стей УК РФ, а также в других — не уголовных — законах, обеспечивает правильную квалификацию и иную правовую оценку содеянного и соответственно законную и обоснован­ную ответственность лица, его совершившего.

 

Библиографический список:

Основная литература

 

1. Уголовное право России. Общая часть. Учебник под ред. Ревина В.П. 2-е изд., испр. и доп. – М.: ЗАО Юстицинформ, 2010. – 496 с.

2.Питулько К.В., Коряковцев В.В. Уголовное право. Особенная часть. – Издательство: Питер, 2010.-С.256.
3. Сверчков В.В. Уголовное право. Особенная часть: конспект лекций / В.В.Сверчков .— 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2007.— 301с.

4. Безлепкин, Б.Т. Уголовный процесс России : учеб.пособие / Б.Т.Безлепкин .— 3-е изд.,перераб.и доп. — М. : Кнорус, 2006 .— 496с. — ISBN 5-85971-260-Х /в пер./

5. Бобров, В.К. Уголовный процесс : учебник / В.К.Бобров [и др.];под ред.В.П.Божьева .— М. : Спарк, 2006 .— 524с. — (Основы наук) .— Библиогр.в конце кн. — ISBN 5-9692-0117-0 /в пер./

6. Смирнов, А.В. Уголовный процесс : учебник для вузов / А.В.Смирнов,К.Б.Калиновский;под общ.ред.А.В.Смирнова .— 2-е изд. — М.и др. : Питер, 2006 .— 697с. — (Учебник для вузов) .— ISBN 5-469-00812-6 /в пер./

7. Божьев В.П.Уголовный процесс .Учебник для вузов. Гриф МО. Юрайт. 2011

 

Дополнительная литература

1. Основы борьбы с организованной преступностью / под ред. Овчинского B.C., Эминова B.E., Яблокова Н.П. - М.: «Цифра – М», 2006.

2. Уголовное право. Особенная часть / отв. ред. И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. – М.: Норма, 2008. – 1008 с.

3.Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / М.П. Журавлев. – М.: Проспект, 2010.

4. О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2008 № 8 // Российская газета.- 2008. - № 128.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.05.2008 г. № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2008. - №8.

6. О государственном гимне Российской Федерации; О государственном гербе Российской Федерации; О государственном флаге Российской Федерации; Конституция Российской Федерации.Федеральный конституционный закон "О государственном гимне Российской Федерации"; "О государственном гербе Российской Федерации"; "О государственном флаге Российской Федерации" .— М. : Омега-Л, 2006 .— 64с.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации. — М.: Омега-Л, 2006 .— 176с.

8. Борзенков Г.Н.Верховный Суд РФ. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Борзенков Г.Н.[и др.]; отв.ред.В.М.Лебедев;Верховный Суд РФ.— 7-е изд.,перераб.и доп. — М. : Юрайт, 2007.— 902с.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.36.32 (0.016 с.)