ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема 10. Квалификация соучастия в преступлении



 

1. Понятие, признаки и значение соучастия в преступной деятельности при квалификации преступлений.

2. Формы соучастия.

3. Виды соучастников.

4. Квалификация соучастия.

5. Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия.

 

1. Понятие, признаки и значение соучастия в преступной деятельности при квалификации преступлений.

Соучастие определено в ст. 32 УК РФ, согласно кото­рой «соучастием в преступлении признается умышленное сов­местное участие двух или более лиц в совершении умышлен­ного преступления».

Проблемам ответственности за соучастие в преступлении посвящен ряд научных трудов.

Соучастие не создает никаких особых оснований уголов­ной ответственности, а предполагает применение общих прин­ципов ответственности по уголовному праву Российской Фе­дерации. Единственным основанием уголовной ответственности по УК РФ является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим УК. Он очерчивается в статьях Особенной и Общей частей УК, причем применительно к деянию соучастника, не выполня­ющего непосредственно объективную сторону, обрисованную в диспозиции статьи Особенной части, — с учетом нормы, со­держащейся в ст. 33 данного УК. Это положение определяет возможность уголовной ответственности за содеянное как одним лицом, так и в соучастии несколькими лицами.

Представляя собой особую форму совершения преступле­ния, соучастие, характеризуется рядом объективных и субъ­ективных признаков.

Его объективными признаками являются: 1) участие в преступлении двух или более лиц и 2) совместность их деятельности.

Наименьшее число виновных при соучастии — два лица, каждое из которых является вменяемым (ст. 21 УК РФ) и достигшим установленного законом возраста, с которого воз­можна уголовная ответственность (ст. 20 этого УК).

Не образует соучастия совершение преступления совмест­но двумя лицами, одно из которых невменяемо или не достигло возраста уголовной ответственности, поскольку, послед­ние не могут быть субъектом преступления. Наличие таких свойств указанных лиц исключает в данной ситуации взаим­ную согласованность их действий и, следовательно, соучастие. При этом в случае совершения преступления двумя людьми действия вменяемого, достигшего возраста уголовной ответ­ственности лица, являющегося исполнителем, квалифициру­ются как совершение преступления одним лицом, а не груп­пой. Организаторы, подстрекатели или пособники выступают в таком случае как исполнители, которых принято именовать посредственными исполнителями.

Однако соучастие не исключается, если кто-либо из со­участников по каким-либо иным основаниям будет в даль­нейшем освобожден от уголовной ответственности (например, по основаниям, предусмотренным ст. 75, 76, 77, 90 УК РФ).

Именно так следует понимать разъяснения, содержащиеся в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. с изменениями, внесенными 26 апреля 1984 го­да, «О судебной практике по делам об изнасиловании», о том, что «действия лиц, организовавших изнасилование группой, следует квалифицировать по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР... неза­висимо от того, что другие участники в соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не были привлечены к уголовной ответственно­сти», а также в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. с изменениями, внесенными 23 декабря 1970 г. и 27 июля 1983 г., «О судебной практи­ке по делам о грабеже и разбое». Иначе и, на наш взгляд, ошибочно истолковывает эти разъяснения Р. Галиакбаров. Он отрывает понятие группы от института соучастия и считает, что группа будет и тогда, когда один из субъектов не достиг возраста уголовной ответственности.

Другой объективный признак — совместность деятельно­сти соучастников — выражается в том, что, во-первых, пре­ступление совершается взаимосвязанными и взаимообуслов­ленными действиями (или бездействием) участников, во-вто­рых, они влекут единый для участников преступный резуль­тат и, в-третьих, между действиями каждого соучастника, с одной стороны, и общим преступным результатом — с другой, имеется причинная связь.

Независимо от того, подразделяются ли роли соучастни­ков на исполнителей, организаторов, подстрекателей и пособ­ников или все соучастники являются исполнителями преступ­ления, действия их взаимосвязаны, преступление совершается их общими, дополняющими друг друга усилиями, каждый ис­пользует усилия другого и ему содействует. Отсутствие взаимообусловленных действий исключает соучастие. Так, Судеб­ная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР не признала соучастием действия Попова и Лучкина, кото­рые поочередно изнасиловали В., уединяясь с ней в одном и том же помещении, так как они не содействовали друг другу в совершении с потерпевшей насильственных половых актов путем применения к ней насилия.

Действия каждого соучастника обусловливают наступле­ние преступного результата в целом, а не какой-либо его ча­сти. Поэтому совместное причинение вреда объекту или поставление его в опасность есть общий, единый результат совместной деятельности всех соучастников. Преступление, совершенное сообща, является единым и неделимым. Соуча­стие отсутствует в случаях, когда лица причастны к одному событию преступления, но умыслом каждого из них охваты­ваются различные результаты, которых они и достигают.

Пленум Верховного Суда СССР признал необоснованным осуждение Цивина и Четверткова за соучастие в убийстве Конанева, поскольку в момент драки, внезапно возникшей в ре­сторане, они хотя и наносили удары одному и тому же лицу, но стремились к различным результатам. Четвертков намере­вался ограничиться побоями, а Цивин — причинить смерть, и ударом стула нанес потерпевшему смертельное ранение. Пле­нум нашел, что Цивин виновен в убийстве, а Четвертков — в совершении злостного хулиганства.

Наличие единого результата совместной деятельности со­участников не означает, что каждый из них вносит равный вклад в совершение преступления. Степень участия каждого нередко различна, ее необходимо устанавливать и учитывать для индивидуализации ответственности и наказания.

Необходимое условие совместности — причинная связь между действиями каждого соучастника и преступным ре­зультатом в целом. Ее отсутствие исключает соучастие.

Причинная связь выражается в следующем. Во-первых, каждый соучастник взаимосвязан хотя бы с одним из дру­гих соучастников, вкладывает свои усилия в достижение об­щего преступного результата, создает для этого необходимые условия и участвует тем самым непосредственно или опосре­дованно в причинении вреда объекту посягательства. Во-вто­рых, их действия по времени предшествуют или по крайней мере совпадают с совершением преступления.

Причинная связь позволяет отграничить соучастие, на­пример, от заранее не обещанного укрывательства. Последнее не является соучастием, так как не находится в причинной связи с совершенным преступлением. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР применительно к УК РСФСР 1960 г. признала заранее не обещанным укры­вательством, а не соучастием действия Тариева, который на закрепленной за ним автомашине помог Керимову, Загирову и Руфиеву, похитившим со склада ковровой фабрики 10 харалов ковровой пряжи общим весом 210,5 кг на сумму 7 тыс. рублей, после того как похищенное было переброшено через забор фабрики и находилось вне ее территории, перевезти его в дом Алескеровой.

Причинная связь при соучастии имеет некоторые особен­ности по сравнению со случаями совершения преступления одним лицом. Когда его участники выполняют разные роли, действие (или бездействие), описанное в диспозиции соответ­ствующей статьи Особенной части, осуществляется непосред­ственно исполнителем. Остальные создают своими действия­ми необходимые условия для этого, причем такие, которые имеют существенное значение для совершения преступления исполнителем и без которых в данной обстановке он не мог осуществить намеченное. Создавая указанные условия, со­участники содействуют исполнителю преступления. В резуль­тате образуется объективная причинная связь между деятельностью соучастника и последующими преступными действия­ми исполнителя. Деятельность соучастников создает или су­щественно облегчает ему реальную возможность приступить к совершению преступления и выполнить намеченное. Он мо­жет и не воспользоваться этим. Реальная возможность пре­вращается в действительность в результате сознательных во­левых действий исполнителя. Таким образом, создается при­чинная связь между деятельностью соучастника и совершен­ным им преступлением. Следовательно, при соучастии при­чинная связь между действиями соучастника и совершенным преступлением характеризуется, с одной стороны, созданием реальной возможности исполнителю совершить преступление и, с другой, — реализацией им этой возможности.

В законе (ст. 32 УК РФ) содержится указание о том, что соучастием признается умышленная деятельность — умыш­ленное совместное участие в совершении умышленного пре­ступления.

Указание закона на умышленный характер соучастия означает, что, во-первых, действия каждого соучастника яв­ляются умышленными и, во-вторых, оно возможно лишь при совершении умышленного преступления. Поэтому соучастие исключается тогда, когда психическое отношение лица к соде­янному или к созданию исполнителю реальной возможности совершения преступления, даже умышленного, выражается в форме неосторожности. Последняя исключает необходимую виновную связь по поводу совершения преступления между оказавшимися причастными к нему лицами. В данном слу­чае отсутствует такой субъективный признак соучастия, как согласованность, и каждое из этих лиц несет ответственность только за свои неосторожные действия самостоятельно и неза­висимо от другого.

Являясь умышленной, деятельность любого соучастника, включая исполнителя и пособника, характеризуется всегда только прямым умыслом. Однако в юридической литерату­ре распространено мнение о том, что действия исполнителя с субъективной стороны могут характеризоваться не только прямым, но и косвенным умыслом. Аналогично обрисовы­вается и субъективная сторона деяния пособника. Указан­ная концепция представляется неточной, ибо при этом игно­рируется такой субъективный признак соучастия, как согла­сованность. Выразив желание совместно совершить преступ­ление и направляя свою деятельность на реализацию намере­ния, очерченного рамками сговора, лицо не может не желать достижения преступного результата, то есть его психическое отношение к содеянному всегда выражается в прямом умысле. Как и при совершении преступления одним лицом, умы­сел в случае соучастия характеризуется двумя моментами: интеллектуальным и волевым, причем каждому из них при­сущи особенности, обусловленные усложненностью механиз­ма самого преступления. Указанные моменты представляют собой необходимые субъективные признаки соучастия. Этих признаков два. В теории отечественного уголовного права их принято именовать взаимной осведомленностью о соверше­нии преступления и согласованностью действий соучастников.

Взаимная осведомленность, соответствующая интеллек­туальному моменту умысла соучастников, характеризуется тем, что каждый из них (исполнитель, пособник и т. п.) осозна­ет, во-первых, факт совместного совершения преступления, а не в одиночку, во-вторых, совершение определенного, а не лю­бого преступления, в-третьих, общественно опасный характер не только своего деяния, но и деяний других соучастников (хотя бы одного).

Осознание совместности представляет осведомленность соучастника о том, что к его усилиям, направленным на совершение преступления, присоединяются усилия хотя бы одного соучастника и не обязательно знание всех соучастников. Со­участие исключается как в тех случаях, когда исполнитель не осознает, что он совершает преступление совместно с другими лицами, так и тогда, когда эти другие лица, действия которых находятся в причинной связи с совершением преступления, не знают о его преступных действиях и намерениях. На необхо­димость осведомленности соучастников об их взаимных дей­ствиях и намерениях как обязательного признака соучастия неоднократно указывалось в постановлениях и определениях Верховных Судов СССР и РСФСР. Например, в определе­нии Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Су­да СССР по делу А. и других выдвинут следующий общий тезис: «Соучастие в совершении преступления предполагает осведомленность о преступных намерениях исполнителя». Соучастник должен осознавать совершение другими со­участниками не любых общественно опасных деяний, а опре­деленного преступления или определенного круга преступле­ний.

Интеллектуальный момент умысла соучастников состоит также и в следующем. Они осознают общественно опасный характер как своих действий (или бездействия) и предвидят возможность или неизбежность наступления их обществен­но опасных последствий, так и общественно опасный харак­тер действий других соучастников (хотя бы одного) и пред­видят возможность или неизбежность наступления их обще­ственно опасных последствий. Осознание каждым соучастни­ком характера действий других соучастников и предвидение возможности или неизбежности наступления их последствий составляют одну из особенностей интеллектуального момента умысла при соучастии.

Вследствие отсутствия осведомленности о преступных действиях Мукомова, Хусенбаева и Турсунбаева, осужденных за хищение чужого имущества, Пленум Верховного Суда СССР не признал соучастниками этого преступления Нусратуллоева, Раупова, Махкамова, Файзиева и Орифова, объек­тивно содействовавших совершению хищения, указав, что со­участие «с субъективной стороны... характеризуется умыш­ленной виной всех соучастников».

Согласованность, соответствующая волевому моменту умысла (второй субъективный признак соучастия), состоит во взаимном выражении намерения и желания лица участ­вовать в совершении преступления вместе с другим лицом. Согласованность, или соглашение, представляет субъективное выражение совместности совершения преступления, ту необ­ходимую психологическую связь между соучастниками, ко­торая характеризует совместность их деятельности с субъек­тивной стороны. Отсутствие этого неотъемлемого признака соучастия исключает последнее. По данному поводу в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» от­мечалось, что «квалификация изнасилования как совершен­ного группой лиц может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласо­ванно в отношении потерпевшей... ».

Соглашение — это сговор. Соучастие возникает именно с момента сговора, содержание и формы которого могут быть разнообразными. По содержанию он может включать в се­бя соглашение о целях преступления, о способе его совер­шения, об условиях использования преступных результатов и т. д. Существенным моментом сговора является изъявление намерения и желания совершить определенное преступление или определенный круг преступлений, ибо соучастники несут ответственность лишь за то преступление (или тот круг пре­ступлений), которое было предметом сговора. Его форма может быть письменной, словесной, в виде жестов или конклюдентных действий, то есть заменяющих словесное соглашение. Сговор может быть предварительным, то есть состоявшимся до начала совершения преступления, либо осуществленным в процессе такого совершения до его окончания. Сам по се­бе предварительный сговор о совершении преступления пред­ставляет собой создание одного из условий для совершения преступления и поэтому в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ рассматривается как один из видов приготовления к нему. В случаях, специально указанных в законе, наличие одного только сговора, результатом которого явилось создание пре­ступного сообщества или модификаций последнего, составля­ет оконченное преступление (например, ст. 210, 209 УК РФ). Мотивы и цели соучастников могут совпадать или быть неодинаковыми. Их общность не является необходимым при­знаком соучастия. Объединенные намерением совершить одно и то же преступление, соучастники могут руководствовать­ся разными мотивами и целями. Например, подстрекатель к убийству может руководствоваться целью отомстить будущей жертве, а исполнитель — корыстным мотивом (получить мате­риальное вознаграждение от подстрекателя).

Значение уголовно-правового института соучастия в пре­ступлении и составляющих его норм, содержащихся в ст. 32-36 УК РФ, заключается в основном в том, что этими норма­ми, во-первых, установлена ответственность за умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления, во-вторых, предусмотрены признаки состава преступления в действиях соучастников, не принимав­ших непосредственного участия в совершении преступления, отсутствующих в статьях Особенной части УК РФ и распро­страняемые на эти статьи, освобождая законодателя от необ­ходимости многократно повторять их в нормах Особенной ча­сти УК, в-третьих, определены виды и ответственность со­участников и формы соучастия, в-четвертых, урегулирована ответственность за эксцесс исполнителя преступления.

 

2. Формы соучастия.

Нормы Общей и Особенной частей УК РФ предусматри­вают различные варианты связи между двумя и более лица­ми, совместно совершающими умышленное преступление. Это зависит от характера объединения, способа взаимодействия, степени организованности соучастников, роли, которую вы­полняет каждый из них. Наиболее типичные варианты связи, то есть сходные по существенным признакам, образуют фор­мы соучастия.

Правильное определение последних имеет большое прак­тическое значение, так как позволяет точно квалифицировать преступные действия каждого соучастника и индивидуализи­ровать его ответственность.

Соучастие дифференцируется на формы по объективному критерию — характеру объективной связи между соучастни­ками, то есть по характеру объединения и способу взаимо­действия между ними, с учетом особенностей квалификации деяний соучастников и потребностей преодоления организо­ванной преступности. Этот критерий позволяет на основе за­коноположений УК РФ выделить следующие четыре формы: 1) простое соучастие (соисполнительство, совиновничество); 2) сложное соучастие; 3) организованная группа; 4) преступ­ное сообщество.

Простое соучастие, именуемое также соисполнительством или совиновничеством, характеризуется тем, что каждый участник группы является исполнителем преступления. Он полностью или частично осуществляет действия, образую­щие объективную сторону преступления, либо непосредствен­но участвует в совершении преступления. Например, один из соучастников угрожает потерпевшему ножом, а другой сры­вает с руки потерпевшего часы. Каждый из них является ис­полнителем разбоя.

Простое соучастие может возникнуть как по предвари­тельному сговору, так и по сговору в процессе совершения преступления, то есть после начала действий, образующих его объективную сторону, по существу, от момента покушения на преступление до его окончания. Сам по себе момент сговора для данной формы соучастия значения не имеет. Отсутствие сговора вообще, хотя бы в процессе совершения преступления, означает отсутствие согласованности и, следовательно, соучастия.

Совершение преступления при простом соучастии пред­ставляет собой совершение преступления группой лиц без предварительного сговора или с предварительным сговором. Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ «преступление признается совер­шенным группой лиц, если в его совершении совместно участ­вовали два или более исполнителя без предварительного сго­вора». На основании ч. 2 этой статьи «преступление призна­ется совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о сов­местном совершении преступления».

При простом соучастии действия соисполнителей — членов группы — квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, устанавливающей ответственность за совершенное преступление, без ссылки на ст. 33 этого УК, так как каж­дый соисполнитель непосредственно «выполняет» состав пре­ступления. Когда закон признает квалифицирующим обстоя­тельством совершение преступления группой лиц (например, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ) или по предварительному сгово­ру группой лиц (например, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 159 этого УК), действия соисполнителей квалифицируют­ся по тому пункту и (или) той части соответствующей статьи УК, которая предусматривает данное обстоятельство.

Сложное соучастие характеризуется тем, что действия (или бездействие), образующие объективную сторону пре­ступления, совершаются непосредственно не всеми соучаст­никами, а лишь одним или некоторыми из них. Другие же вообще не выполняют даже частично объективную сторону преступления и не участвуют непосредственно в процессе его совершения. При сложном соучастии в отличие от просто­го имеет, таким образом, место распределение ролей, то есть иной способ взаимодействия между соучастниками, иной ха­рактер объединения: одни являются исполнителями преступ­ления, другие организуют его совершение, либо склоняют ис­полнителя к этому, либо содействуют совершению им преступ­ления.

При сложном соучастии только исполнитель (соисполни­тели) выполняет действия, образующие объективную сторо­ну преступления. Другие соучастники их непосредственно не осуществляют. Действия организатора, подстрекателя и по­собника, взятые сами по себе, вне связи с деятельностью ис­полнителя, еще не причиняют непосредственного вреда объ­екту посягательства. Но действия подстрекателя опасны тем, что вызывают действия исполнителя и преступный результат. В нем реализуются преступные замыслы и инициатива под­стрекателя, осуществляемые через исполнителя и совместно с ним. Еще в большей степени это относится к организато­ру. Деятельность пособника опасна тем, что исполнитель при ее помощи совершает преступление и причиняет вред объек­ту посягательства. Пособник делает возможным наступление преступного результата, который достигается через исполни­теля и совместно с ним. Таким образом, организатор, подстре­катель и пособник создают реальные условия для совершения преступления и реализуют через исполнителя свои преступ­ные намерения. Тем самым они прямо причастны к преступле­нию, совместное совершение которого и составляет основание их ответственности.

Сложное соучастие возможно как по предварительному сговору, так и сговору в процессе совершения преступления, но до его окончания. Предварительность сговора — не обяза­тельный признак сложного соучастия и не влияет на его фор­му.

При сложном соучастии действия соучастников, не являв­шихся исполнителями преступления, квалифицируются по статье УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

Организованная группа — более опасная форма соучастия, чем простое или сложное соучастие. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ «преступление признается совершенным ор­ганизованной группой, если оно совершено устойчивой груп­пой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений». От предварительно сговорившей­ся группы она отличается присущим ей оценочным признаком устойчивости, одним из элементов которой является наличие организатора группы. Именно организатор, включая руково­дителя, разрабатывает план преступных действий, распреде­ляет роли между членами группы, направляет и корректирует их действия, поддерживает дисциплину в группе и т. д.

Отличие состоит и в квалификации преступных действий членов предварительно сговорившейся группы и организован­ной группы. Если при совершении преступления по предва­рительному сговору группой лиц соисполнителями, то есть лицами, действия которых квалифицируются только по ста­тье Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 этого УК, признаются только лица, непосредственно участвовавшие в процессе совершения преступления, то при совершении пре­ступления организованной группой таковыми считаются все члены этой группы, независимо от того, какова была роль каждого из них при совершении преступления — исполнителя (соисполнителя), организатора, подстрекателя или пособника. В составе организованной группы применительно к хищению исполнителями (соисполнителями) преступления являются, в частности, имеющие устойчивые связи с организованной груп­пой такие ее участники, роль которых заключается «в созда­нии условий для совершения хищения, например, в подыскании будущих жертв или ином обеспечении преступной дея­тельности группы... даже если эти действия не выходят за рамки пособничества». Это вытекает из содержания ч. 5 ст. 35 УК РФ, где указывается: «Лицо, создавшее организо­ванную группу или преступное сообщество (преступную ор­ганизацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной от­ветственности за организацию или руководство ими в случа­ях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные орга­низованной группой или преступным сообществом (преступ­ной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или пре­ступного сообщества (преступной организации) несут уголов­ную ответственность за участие в них в случаях, предусмот­ренных соответствующими статьями Особенной части насто­ящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали».

Важно отметить, что согласно ч. 6 этой статьи только само «создание организованной группы в случаях, не предусмот­ренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, вле­чет уголовную ответственность за приготовление к тем пре­ступлениям, для совершения которых она создана».

Преступное сообщество, или преступная организация, — это наиболее опасная форма соучастия. Определение преступ­ного сообщества содержится в ч. 4 ст. 35 УК РФ, на основании которой «преступление признается совершенным преступным сообществом преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), создан­ной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях». Кроме того, из смысла ч. 1 ст. 210 этого УК вы­текает, что к преступному сообществу относятся также, во-первых, структурное подразделение, входящее в преступное сообщество, и, во-вторых, объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданное в целях разработки планов и условий для соверше­ния тяжких или особо тяжких преступлений.

Понятие преступного сообщества основано на понятии ор­ганизованной группы. Признаки, присущие последней, харак­теризуют и преступное сообщество.

Вместе с тем преступному сообществу свойственны и дру­гие признаки, отличающие его от организованной группы, которыми, в частности, являются: 1) сплоченность организован­ной группы; 2) момент окончания, перенесенный на раннюю стадию; 3) цель создания; 4) уголовно-правовое значение кон­ститутивного признака состава преступления, предусмотрен­ного, например, ст. 210 УК РФ.

Сплоченность, как и устойчивость, — оценочный признак. Его использование законодателем в качестве самостоятельно­го признака означает, что он по своему уголовно-правовому содержанию отличается от устойчивости, хотя все признаки устойчивости присущи и сплоченности. Но сплоченность ха­рактеризуется и другими признаками. Ими являются, в част­ности, круговая порука, конспирация, общая касса (общак), наличие специальных технических средств и т.д. Круговая порука может быть основана на таких обстоятельствах, как, например, совместное совершение участниками группы пре­ступления ранее, включая осуждение за него по одному и то­му же уголовному делу, отбывание участниками прежде на­казания в одном и том же месте лишения свободы; взаимная осведомленность участников о компрометирующих друг дру­га материалах; использование для поддержания дисциплины в группе насилия, угроз, жестокости и т. п. Она может высту­пать в виде договоренности об отказе от показаний в случае разоблачения, умолчания о членах группы, их связях и дей­ствиях, о взаимной выручке и т. п. Конспирация чаще всего выражается в использовании условных наименований, и сиг­налов, уголовного жаргона, шифров, паролей и т.д. Общая касса — это находящиеся в распоряжении группы денежные средства и иные ценности, добытые в результате преступной и иной незаконной деятельности. Специальные технические средства — это различные подслушивающие и антиподслуши­вающие устройства, охранная сигнализация, транспорт, кото­рыми оснащена организованная группа.

Моментом окончания преступления, совершенного пре­ступным сообществом, является само создание, сама органи­зация преступного сообщества, тогда как создание организо­ванной группы, о чем уже говорилось, представляет собой лишь приготовление к преступлениям, для совершения кото­рых она образована.

Цель создания преступного сообщества — совершение тяж­ких или особо тяжких преступлений, определения которых содержатся соответственно в ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ. Исходя из систематического толкования норм этого УК преступное сообщество налицо, когда целью его создания было соверше­ние хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого преступления. Отличие преступного сообщества от организованной группы по цели состоит в том, что последняя может быть создана для совершения любых умышленных преступлений.

Уголовно-правовое значение преступного сообщества со­стоит в том, что оно выступает в качестве конститутивного признака основных и квалифицированных или только основ­ных составов преступлений, определенных, в частности, в ст. 210, 209, ч. 1 ст. 208 УК РФ, и не предусмотрено ни в одном из составов преступлений в качестве квалифицирующего при­знака. Организованная группа как таковая не образует како­го-либо самостоятельного состава преступления, а совершение ею преступления является в случаях, предусмотренных ста­тьями Особенной части названного УК, квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком. Вместе с тем на основании п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления в составе как организованной группы, так и преступного сооб­щества (преступной организации), а равно и в составе группы лиц или группы лиц по предварительному сговору признается обстоятельством, отягчающим наказание.

Преступным сообществом (преступной организацией) признается также объединение организованных групп. Такое объ­единение должно состоять из двух или более указанных групп и характеризоваться устойчивостью. Момент окончания пре­ступления в этом случае — создание объединения, а цель — со­вершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Структурное подразделение преступного сообщества — это входящая в него группа из двух или более лиц, включая ру­ководителя, которая в рамках и в соответствии с целями пре­ступного сообщества осуществляет действия определенного направления, например, подготовку преступления; подыска­ние мест сбыта имущества, приобретаемого преступным пу­тем, либо наркотических средств или психотропных веществ; обеспечение преступного сообщества транспортом или иными техническими средствами; установление связи с должностны­ми лицами государственных органов, представителями ком­мерческих и других организаций для обеспечения безнаказан­ности преступного сообщества и совершаемых им преступных деяний, отмывания денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем; создание условий для со­крытия членов преступного сообщества, средств или орудий совершения преступлений, следов преступлений либо предме­тов, добытых преступным путем, и т. д.

Объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп представляет собой группу из двух или более указанных лиц, характеризуемую сплоченностью и целями разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а так­же направленностью на слаженную совместную деятельность представляемых этими лицами организованных групп.

Решающий критерий выделения преступного сообщества в самостоятельную форму соучастия и соответственно отгра­ничения от всех других форм соучастия — момент окончания преступления. Только данная форма соучастия признается оконченным преступлением в момент создания, организации преступного сообщества. Для всех других форм соучастия та­ким моментом является момент окончания конкретного пре­ступления, совершенного в соучастии.

Важно иметь в виду, что по вопросу о формах соучастия в юридической литературе высказаны разнообразные сужде­ния. Так, некоторые авторы в основу дифференциации соуча­стия на формы кладут не объективный, а субъективный кри­терий. Последний представляет собой характер субъективной связи между соучастниками, состоящий в степени согласован­ности их преступной деятельности и зависящий от наличия или отсутствия предварительного сговора и от его содержа­ния.

При определении форм соучастия порой один из упомяну­тых критериев используется как основной, другой — как до­полнительный.

Кроме того, нет единства и в терминологическом обозначе­нии форм соучастия. Одни авторы считают дифференциацию по субъективному критерию — формами, а по объективному — видами соучастия, другие — наоборот.

В работах по отечественному уголовному праву, авторы которых признают при рассматриваемой дифференциации в качестве основного — субъективный критерий, выделяют вна­чале две формы соучастия: без предварительного сговора и с предварительным сговором, либо три формы: без предва­рительного сговора, с предварительным сговором и преступ­ное сообщество. Затем каждая из этих форм подразделяет­ся на два вида: совиновничество и соучастие в тесном смысле.

Однако такое деление, во-первых, не отражает внешних особенностей соучастия, имеющих существенное значение для квалификации преступлений, и, во-вторых, мало что дает по существу, ибо, по данным выборочных исследований, лишь в 9,2 % случаев совершения преступлений в соучастии отсут­ствовал предварительный сговор (в основном при совместных хулиганских действиях нетрезвых лиц).

 

3. Виды соучастников.

Соучастниками называются лица, объединившиеся для совместного участия в совершении умышленного преступле­ния. В зависимости от ролей, которые они при этом выпол­няют, уголовный закон — ч. 1 ст. 33 УК РФ —выделяет следующие их виды: 1) исполнитель, 2) организатор, 3) подстре­катель и 4) пособник. В основе такого разграничения лежит содержание содеянного лицом в совместно совершенном пре­ступлений. Каждый соучастник характеризуется специальны­ми признаками.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.016 с.)