Тема 8. Квалификация субъективной стороны составов преступлений



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема 8. Квалификация субъективной стороны составов преступлений



 

1. Понятие и значение субъективной стороны состава преступления.

2. Понятие вины и ее виды.

3. Квалификация преступлений с двойной (сложной) формой вины.

4. Влияние на квалификацию преступлений факультативных признаков.

5. Ошибка и ее значение для квалификации преступлений.

 

1. Понятие и значение субъективной стороны состава преступления.

Субъективная сторона преступления — это психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опас­ному деянию, предусмотренному уголовным законом в каче­стве преступления. Она представляет собой обязательный эле­мент состава преступления. Ее отсутствие исключает нали­чие состава преступления, а точное установление обеспечи­вает правильную квалификацию конкретного деяния и, как следствие, законную и обоснованную ответственность винов­ного.

Проблема субъективной стороны преступления является одной из наиболее сложных в уголовном праве. В теории оте­чественного уголовного права этой проблеме посвящен ряд трудов, в которых, однако, освещены не все важные для практики вопросы и, кроме того, ряд положений носит дис­куссионный характер.

Значительные трудности вызывает установление субъек­тивной стороны преступления и ее отдельных признаков в следственной и судебной практике, что приводит к ошибкам в квалификации содеянного.

Субъективная сторона преступления выражается в раз­личных интеллектуальных волевых и эмоциональных момен­тах, в их разнообразных оттенках и сочетаниях применитель­но как к самому акту деяния, так и к связанным с последним обстоятельствам, предшествовавшим ему, существующим од­новременно с ним или относящимся к будущему времени.

Формирование отношения к содеянному происходит во взаимодействии лица с объективными обстоятельствами по­средством их осознания и оценки и может видоизменяться, в том числе в процессе совершения преступления (что, в част­ности, происходит при перерастании одного преступления в другое, например кражи в грабеж или разбой). Само форми­рование (процесс) отношения к содеянному — результат пси­хической деятельности виновного.

В уголовном законе невозможно отразить все интеллекту­альные, волевые, эмоциональные моменты такого отношения, разнообразие их оттенков и сочетаний, процесс формирова­ния отношения к содеянному. Речь может идти только о сущ­ности сочетаний указанных моментов и характеризующих их признаков, о самом результате психического отношения лица к преступлению.

Субъективная сторона преступления, совершаемого в дей­ствительности, и та, которая отражена в уголовном законе, со­относятся как явление и понятие. Первая представляет собой объективную реальность, а вторая — ее сущность, выражен­ную в понятии.

Применительно к явлению субъективная сторона преступ­ления, совершаемого в действительности, — это психическое отношение лица к конкретному деянию. Причем уголовно-правовое значение для квалификации преступления и назна­чения наказания имеет как то, что предусмотрено в уголов­ном законе, так и то, что в нем отсутствует, но содержится в уголовно-процессуальном законе и имеет уголовно-процессу­альное значение либо не регламентировано ни тем, ни другим, но имеет криминалистическое или криминологическое значе­ние. Например, субъективная сторона преступления, соверша­емого в действительности, включает психическое отношение виновного к последствиям, которые не являются признаками данного состава преступления, мотивы и цели, которые не от­носятся законодателем к числу обязательных его признаков, в том числе важные для раскрытия преступления и характери­зующие антиобщественную направленность личности винов­ного.

Субъективная сторона преступления, отраженная в за­коне, включает только самое существенное из того, что ха­рактеризует ее в качестве явления, причем с позиции уголов­ного права лишь то, что имеет уголовно-правовое значение для квалификации преступления и назначения наказания.

Наряду с субъективной стороной преступления необходи­мо выделить понятие субъективной стороны состава преступ­ления.

Эти два понятия неодинаковы по объему и содержанию. Первое понятие — «субъективная сторона преступления» ши­ре и включает в себя второе понятие «субъективная сторо­на состава преступления», которое является элементом соста­ва преступления, обусловливает его наличие и квалификацию деяния. Та часть субъективной стороны преступления, кото­рая «остается», если условно «вычесть» из первого понятия второе, может влиять на назначение наказания.

Таким образом, субъективная сторона преступления как явление, отраженное в понятии, представляет собой окруж­ность, ядром которой служит субъективная сторона состава преступления.

Под субъективной стороной состава преступления имеет­ся в виду совокупность предусмотренных уголовным зако­ном признаков, характеризующих психическое отношение ли­ца к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве при­знаков данного состава — основного, квалифицированного (то есть с отягчающими обстоятельствами) или привилегирован­ного (то есть со смягчающими обстоятельствами). Равно как и любой другой элемент состава преступления (объект, объек­тивная сторона, субъект), субъективная сторона имеет реша­ющее значение для квалификации: содеянное может быть — квалифицировано по статье Особенной части УК, если содер­жит все признаки субъективной стороны соответствующего состава преступления.

Субъективная сторона преступления охватывает субъек­тивную сторону состава преступления и, кроме того, вклю­чает признаки психического отношения лица к содеянному, имеющие значение для назначения наказания.

Предметом теории уголовного права является субъектив­ная сторона состава преступления.

Необходимо различать понятия «субъективная сторона со­става преступления» (или «субъективная сторона конкретно­го состава преступления») и общее понятие субъективной сто­роны состава преступления. Они соотносятся как единичное и общее.

Понятие «субъективная сторона состава преступления» — это совокупность признаков, характеризующих по уголовно­му закону психическое отношение виновного к деянию, содер­жащему данный конкретный состав (например, субъективная сторона состава кражи чужого имущества, хулиганства и др.). В этом смысле субъективная сторона охватывает только те из указанных признаков, которые обязательны или альтернатив­ны для данного состава.

Мотив и цель, выступающие в общем понятии субъек­тивной стороны состава в качестве факультативных призна­ков, включаются в субъективную сторону конкретного со­става только тогда, когда являются для него обязательными или альтернативными. Например, применительно к разбою (ст. 162 УК РФ) можно говорить о таком обязательном при­знаке, как цель хищения чужого имущества, а к злоупотреблению должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ) — о таких альтернативных признаках, как корыстная или иная личная заинтересованность. Субъективная же сторона соста­ва умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, преду­смотренного ч. 1 ст. 111 УК, не включает ни мотив, ни цель.

Общее понятие субъективной стороны состава преступле­ния охватывает все те предусмотренные уголовным законом признаки, характеризующие психическое отношение виновно­го к содеянному, которые отражены или так или иначе про­являются в субъективной стороне различных конкретных со­ставов преступлений в их обобщенном виде; сущностные связи между этими признаками и между последними и другими эле­ментами состава преступления и т. д. В предмет Общей части теории уголовного права включено изучение общего понятия субъективной стороны состава преступления.

В нормах Общей части уголовного права (ст. 25, 26, 27 УК РФ) при определении форм вины — умысла и неосторожно­сти — указывается на психическое отношение лица лишь к та­ким признакам объективной стороны состава преступления, как общественно опасные действия (бездействие) и послед­ствия. Это послужило основанием для определения субъек­тивной стороны преступления как «своеобразной «модели» объективной стороны состава в психике субъекта». Меж­ду тем такое определение неточно прежде всего потому, что субъективная сторона включает психическое отношение ли­ца к признакам не только объективной стороны, но и объекта преступления. Например, в составы таких преступлений, как применение насилия с отношении представителя власти, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, включены специальные характеризующие потерпевших при­знаки, в связи с чем эти составы налицо лишь тогда, когда виновный осознавал, что осуществляет посягательство соот­ветственно на представителя власти или на сотрудника пра­воохранительного органа, военнослужащего либо их близких в связи с исполнением должностных обязанностей либо в це­лях воспрепятствования их законной деятельности по охране порядка и обеспечению общественной безопасности, либо из мести за такую деятельность.

Кроме того, к субъективной стороне преступления (а не состава преступления) следует, на наш взгляд, отнести пси­хическое отношение лица к объективным признакам, находя­щимся за пределами состава преступления (например, к об­стоятельствам, отягчающим наказание).

Уголовно-правовое значение имеет или может иметь пси­хическое отношение виновного к любому объективному при­знаку, предусмотренному законом, то есть к признаку объекта преступления, объективной стороны состава преступления, а также к тому, который признается законодателем обстоятель­ством, отягчающим наказание. Таковыми по содержанию яв­ляются признаки, характеризующие предмет преступления, потерпевшего, действие, последствия, время, место, обстанов­ку, способ, средства, орудия совершения преступления, квали­фицирующие обстоятельства и обстоятельства, отягчающие наказание.

Уголовно-правовое значение объективных признаков мо­жет быть различным. Они могут выступать в качестве квали­фицирующих обстоятельств, обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, либо могут не иметь никакого значе­ния с точки зрения уголовного права.

Определение зависимости уголовной ответственности и наказания от характера и содержания психического отноше­ния лица к указанным объективным признакам обусловлено их уголовно-правовым значением.

Психическое отношение виновного к последствиям, являю­щимся признаками основного состава преступления, должно соответствовать форме вины, характеризующей данный со­став. Например, при убийстве она должна выражаться в фор­ме умысла, при неосторожном причинении смерти другому человеку — в форме неосторожности. Если конкретному со­ставу присущи умысел или неосторожность, то для инкрими­нирования виновному наступившего последствия достаточно, чтобы он должен был и мог предвидеть последнее. Напри­мер, для вменения любого из последствий, предусмотренных ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта), психическое отношение к которым может быть в форме только неосторожности, достаточно, чтобы виновный должен был и мог предвидеть его.

Аналогично оценивается и психическое отношение к по­следствиям, выступающим квалифицирующими обстоятель­ствами. При этом нужно исходить из юридической приро­ды соответствующего квалифицированного состава преступ­ления. Так, психическое отношение виновного в совершении разбоя к последствиям, предусмотренным п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, может быть только умышленным. Отношение же к последствию в виде смерти потерпевшего, предусмотренному ч. 4 ст. 111 УК РФ, может быть только неосторожным.

Психическое отношение виновного к последствиям как об­стоятельствам, отягчающим наказание (п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ), может быть и умышленным, и неосторожным, причем только неосторожным лишь тогда, когда об этом указано в статье Особенной части УК РФ (например, к иным тяжким последствиям, предусмотренным ч. 3 ст. 127 УК, которые на­ступили в результате незаконного лишения свободы). Если по­следствия выступают в качестве отягчающих обстоятельств, то они могут быть инкриминированы виновному тогда, ко­гда он должен был и мог их предвидеть. Данное положение обосновывается тем, что обстоятельства, отягчающие нака­зание, не обусловливаются юридической природой основно­го или квалифицированного состава преступления и, следова­тельно, психическое отношение к ним не ограничивается формой вины, присущей конкретному составу — основному или квалифицированному.

Психическое отношение к объективным признакам, име­ющим место во время совершения деяния (действия или бездействия), должно, на наш взгляд, всегда выражаться в их осознании, независимо от того, являются они признака­ми основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность. Так, при посягательстве на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предвари­тельное расследование, или его близких необходимо осознание виновным, что потерпевший — лицо, осуществляющее такие функции, или его близкие; при изнасиловании заведомо несо­вершеннолетней или заведомо не достигшей 14-летнего воз­раста важно осознание виновным, что потерпевшая не достиг­ла соответственно 18- или 14-летнего возраста; при вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного су­дебного акта необходимо, чтобы виновный осознавал, что эти документы неправосудны; при краже — что похищение произ­водится тайно, и т. д.

Положение, согласно которому уголовно-правовое значе­ние имеет только сознательное действие (или бездействие) че­ловека, соответствует требованию, содержащемуся в уголов­ном законе. Согласно ч. 2 и 3 ст. 25 УК РФ психическое отно­шение к действию выражается в осознании его общественно опасного характера. Общественно опасный характер деяния, о котором говорится в ч. 2 и 3 этой статьи, выражается как в его объективных признаках, так и в иных объективных при­знаках, относящихся к объекту или объективной стороне со­вершенного преступления и имеющих место во время совер­шения действия (бездействия). При определении обществен­но опасного характера последних значение деяния и упомяну­тых иных объективных признаков одинаково. Таким образом, неосознаваемые иные объективные признаки, проявляющие­ся во время совершения преступления, не имеют и не могут иметь уголовно-правового значения, независимо от того, яв­ляются ли признаками основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность. Во всех случаях психическое отношение виновного к объектив­ным признакам должно выражаться в их осознании.

Приведенные положения свидетельствуют об уголовно-правовом значении психического отношения лица не только к объективным признакам состава преступления, основного или квалифицированного, но и к тем признакам, которые яв­ляются обстоятельствами, отягчающими наказание, то есть находятся вне состава преступления и учитываются лишь при назначении наказания.

Согласно содержащейся в уголовном законе характеристи­ке психического отношения виновного к содеянному субъек­тивная сторона состава преступления состоит из трех при­знаков — вины, мотива и цели. При этом вина рассматрива­ется как психическое отношение к объективным признакам состава преступления. Между тем субъективная сторона пре­ступления, в частности вина, понимается несколько шире, по­скольку охватывает еще и психическое отношение виновного к объективным признакам, не являющимся признаками соста­ва преступления, но предусмотренным в уголовном законе в качестве обстоятельств, отягчающих наказание.

Вина — обязательный признак субъективной стороны лю­бого состава преступления. Мотив и цель — это ее факульта­тивные признаки, то есть такие, которые характеризуют субъ­ективную сторону не всякого состава. Лишь тогда, когда они предусмотрены в диспозиции статьи Особенной части УК ли­бо наличие их вытекает из юридической природы конкретного состава преступления, мотив и цель являются обязательными признаками субъективной стороны данного состава.

Вина, мотив и цель представляют собой объективную ре­альность — фактически существующие явления. Они познава­емы и их содержание может быть установлено по уголовному делу посредством и на основании анализа и оценки всех объ­ективных обстоятельств совершенного преступного деяния в их совокупности.

На это неоднократно указывал Верховный Суд Российской Федерации: «При определении формы вины необходимо учи­тывать все обстоятельства дела, в том числе и характер дей­ствий подсудимого».

Значение субъективной стороны преступления, в частно­сти вины как ее обязательного признака, состоит в следую­щем:

1) субъективная сторона преступления — обязательный элемент любого состава преступления. Ее отсутствие исклю­чает преступление;

2) вина — обязательный признак субъективной стороны состава преступления. При ее отсутствии нет ни субъектив­ной стороны, ни самого состава в целом;

3) установление субъективной стороны состава преступле­ния, всех ее признаков, включенных в данный состав, — обя­зательное и необходимое условие правильной и обоснованной квалификации содеянного, отграничения одного преступле­ния от другого;

4) точное установление субъективной стороны преступле­ния является предпосылкой для индивидуализации уголовной ответственности и наказания, назначения режима лишения свободы и т.д.;

5) установление субъективной стороны преступления — непременное условие обеспечения и укрепления законности.

 

2. Понятие вины и ее виды.

Вина — основной, обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления. Согласно ч. 1 ст. 5 УК РФ «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых уста­новлена его вина». Часть 2 этой статьи гласит: «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

Согласно российскому уголовному закону вина есть психи­ческое отношение виновного к объективным признакам, вклю­ченным в состав преступления.

Более широкое понимание вины как психического отно­шения к объективным признакам, предусмотренным уголов­ным законом в качестве обстоятельств, отягчающих наказа­ние, прямо законом не регламентировано и является теоре­тическим выводом. Он основан на принципе отечественного уголовного права, исключающем объективное вменение лю­бых указанных в законе обстоятельств, обусловливающих об­щественную опасность деяния, и не только не противоречит положениям уголовного закона, но и способствует полному и всестороннему соблюдению законности при применении уго­ловно-правовых норм.

Уголовная ответственность наступает, как отмечалось, только при наличии вины. Невиновное же причинение вре­да, каким бы тяжким он ни был, исключает уголовную от­ветственность. Невиновное причинение вреда определяется в ст. 28 УК РФ. В ч. 1 этой статьи указано, что «деяние призна­ется совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать об­щественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть». Согласно ч. 2 данной статьи «де­яние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступле­ния общественно опасных последствий своих действий (без­действия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требова­ниям экстремальных условий или нервно-психическим пере­грузкам».

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ вина может выражать­ся в форме умысла или неосторожности, а согласно ст. 27 УК РФ вина может быть с двумя формами, то есть сложной, пред­ставляющей собой сочетание умысла и неосторожности.

Таким образом, вина характеризуется уголовным законом как сочетание интеллектуального и волевого моментов психи­ческого отношения лица к содеянному, а при небрежности — отрицанием указанных моментов.

При характеристике отдельных составов преступлений за­конодатель указывает на эмоциональный момент. Последний представляет собой, на наш взгляд, факультативный признак вины, поскольку, во-первых, может характеризовать только ее, причем лишь в форме умысла, и, во-вторых, взаимосвязан с интеллектуальным и волевым моментами умысла, оказыва­ет на них влияние, состоящее в ослаблении степени осознания действий, предвидения последствий и степени выраженности волевого момента.

Понятие «вины» включает ее психологическое, социально-политическое и уголовно-правовое содержание.

Психологическое содержание вины состоит в том, что в ее основе находятся процессы, объективно происходящие в психике людей. Таковыми являются мышление, воля, эмо­ции, присущие психике любого душевно здорового человека. Эти процессы исследованы и определены психологией. По­средством мышления сознание человека отражает предметы и явления объективного мира, их существенные признаки, вза­имосвязи между ними. Воля представляет собой сознательное регулирование индивидом своей практической деятельности, направление им умственных и физических усилий на дости­жение цели или удержание от активности. К эмоциям относят­ся чувства, аффекты, проявляющиеся как эмоциональные со­стояния, реакции, избирательность чувственных отношений к тому или иному объекту. Эти процессы характеризуют соответственно интеллектуальный (мышление), волевой (воля) и эмоциональный (эмоции) моменты психической деятельно­сти человека. В детализированном виде они выражаются в способности психически здорового человека осознавать и оце­нивать объективную действительность (в частности, социаль­ное значение своих действий или бездействия), предвидеть их последствия, включая социально вредные (понимать развитие причинной связи между осуществляемыми действиями и гря­дущими последствиями), обладать предусмотрительностью, то есть определенной долей прогнозирования более отдален­ных последствий, а также тех, предвидение которых требует повышенного внимания и психических усилий, связанных с приобретенными опытом, знаниями, навыками (интеллекту­альный момент), стремиться к достижению цели, желать до­стижения результата либо относиться к этому безразлично, не желать наступления тех или иных последствий (волевой момент), выражать свои чувства, проявлять эмоциональные реакции или состояния (эмоциональный момент).

Перечисленные и некоторые другие объективно существу­ющие элементы психики человека составляют психологиче­ское содержание вины по отечественному уголовному праву. При определении вины, ее форм и видов законодатель отра­жает в Общей части УК РФ (ст. 25, 26, 27, 28) наличие или отсутствие интеллектуального и волевого моментов, их соче­тания, наполняя тем содержанием, которое объективировано в реальной психической деятельности людей.

Уголовный закон дифференцирует формы и виды вины, исходя из разновидностей содержания этих моментов и их со­четаний. Так, при прямом и косвенном умысле интеллектуаль­ный момент характеризуется осознанием общественной опас­ности действия (или бездействия) и предвидением возможно­сти или неизбежности наступления общественно опасных по­следствий (при прямом умысле) или только возможности их наступления (при косвенном умысле), а волевой момент — же­ланием (при прямом умысле) либо сознательным допущением или безразличным отношением к ним (при косвенном). При преступном легкомыслии интеллектуальный момент выража­ется в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянном без достаточных к то­му оснований расчете на их предотвращение, а волевой — в нежелании их наступления, стремлении предотвратить.

Для преступной небрежности свойственны отрицательные интеллектуальный и волевой моменты, то есть их отсутствие при наличии обязанности и возможности определенного ин­теллектуального отношения к общественно опасным послед­ствиям, состоящего в том, что при необходимой внимательно­сти и предусмотрительности лицо должно было и могло пред­видеть эти последствия.

Эмоциональный момент в нормах Общей части уголовного права при определении вины не выражен, так как он не имеет здесь существенного значения применительно ко всем соста­вам преступлений. Вместе с тем этот момент отражен при ха­рактеристике психического отношения виновного к содеянно­му в отдельных составах преступлений. К таковым относятся составы, предусмотренные ст. 107 и 113 УК РФ, где указы­вается соответственно на психотравмирующую ситуацию или на состояние внезапно возникшего сильного душевного вол­нения (аффекта), характеризующие эмоциональный момент психической деятельности лица.

Таким образом, психологическое содержание вины выра­жается в том, что отечественное уголовное законодательство определяет ее, исходя из объективного, реально существую­щего психического отношения человека к окружающей дей­ствительности, причем такого, знание о котором базируется на научных положениях и выводах психологии.

Социально-политическое содержание вины базируется на материальном определении преступления как виновно совер­шенном общественно опасном деянии, запрещенном уголов­ным законом под угрозой наказания. Такое содержание заключается в том, что вина представляет собой психическое отношение лица не к любым своим деяниям и их последствиям (в частности, порицаемым кем-либо), а только к обществен­но опасным, запрещенным уголовным законом под угрозой наказания, то есть осуждаемым и порицаемым государством, поскольку они представляют опасность для общественных от­ношений, указанных в УК РФ. Совершая преступление, ли­цо виновно, то есть умышленно или по неосторожности, про­являет отрицательное психическое отношение к социальным ценностям общества, что осуждается государством.

Уголовно-правовое содержание вины характеризуется тем, что ее формы определены в уголовном законе — ст. 24-27 УК РФ, где отражена сущность психологического и социально-по­литического содержания вины, причем дифференцированно, применительно к ее формам и видам. Будучи отражена в уго­ловном законе, вина приобретает значение признака субъек­тивной стороны состава преступления, выражаемого в умысле или неосторожности и обязательного для любого состава. Та­ким образом, вина по отечественному уголовному праву — это обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления, который может быть выражен в форме умысла или неосторожности либо того и другого; вина представляет собой характеристику уголовным законом интеллектуального и волевого моментов (включая их отсутствие) психического отношения лица к предусмотренному уголовным законом в качестве преступления общественно опасному деянию и его последствиям и определенных сочетаний этих моментов; вина выражает отрицательное субъективное отношение лица к со­циальным ценностям, имеющее психологическое, социально-политическое и уголовно-правовое содержание.

Именно из такого понимания вины как объективной реаль­ности, отраженной в законе, исходит наука уголовного права.

В то же время в науке уголовного права созданы оценоч­ные теории вины. Они отрицают за виной качество строго определенного факта внешнего мира, явления объективной действительности, которое может и должно быть правильно отражено в сознании суда.

Сторонник оценочной теории в отечественной науке уго­ловного права Б.С. Утевский в работе «Вина в советском уго­ловном праве», опубликованной в 1950 году, исходил из того, что наряду с более узким пониманием вины как элемента со­става преступления, как субъективной стороны преступления, то есть умысла или неосторожности, есть более широкое по­нимание вины как основания уголовной ответственности.

Понимание Б.С. Утевским вины как оценочной категории было подвергнуто справедливой критике. Вместе с тем его концепция разделяется рядом ученых, в частности Т. Л. Сер­геевой и Ю. А. Демидовым.

Умысел и его виды.

Умысел представляет собой одну из форм вины. Умыш­ленная вина опаснее неосторожной, что подтверждается, в частности, отнесением законодателем к числу тяжких или особо тяжких преступлений только тех, которые совершены умышленно (ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ).

Определение умышленной вины содержится в ст. 25 УК РФ. В ее ч. 1 указано, что «преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом». В соответствии с ч. 2 этой статьи «преступление признается совершенным с прямым умыслом, ес­ли лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность на­ступления общественно опасных последствий и желало их наступления». Согласно ч. 3 данной статьи «преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездей­ствия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично». В этих определениях умысла выражено психологическое и социаль­но-политическое содержание рассматриваемой формы вины.

Каждому из определенных в ст. 25 УК РФ видов умыс­ла присущи интеллектуальные и волевой моменты. Интел­лектуальных моментов два. Первый выражается в осозна­нии лицом, совершающим преступление, общественно опас­ного характера своих действий или бездействия, то есть то­го, что относится к настоящему времени (на момент совер­шения деяния), а второй — в предвидении его общественно опасных последствий (при прямом умысле — возможности или неизбежности их наступления, а при косвенном — только воз­можности), то есть того, что относится к будущему време­ни. На необходимость осознания общественно опасного харак­тера своего деяния и предвидения его общественно опасных последствий лицом, признаваемым виновным в совершении умышленного преступления, неоднократно обращалось вни­мание высшими судебными инстанциями.

Волевой момент прямого умысла состоит в желании на­ступления общественно опасных последствий, волевой момент косвенного умысла — в нежелании, но сознательном допуще­нии этих последствий или безразличном отношении к ним.

Таким образом, при прямом умысле виновный осознает общественно опасный характер своих действий или бездей­ствия, предвидит наступление общественно опасных послед­ствий (интеллектуальные моменты) и желает их наступления (волевой момент). При косвенном умысле виновный осознает общественно опасный характер своих действий или бездей­ствия, предвидит наступление общественно опасных послед­ствий (интеллектуальные моменты) и не желает, но сознатель­но допускает наступление этих последствий или безразлично относится к ним (волевой момент). При общей характеристи­ке интеллектуальные моменты обоих видов во многом схожи (хотя степень предвидения общественно опасных последствий у них не совпадает), а волевые — различны.

Осознание общественно опасного характера действия или бездействия означает знание, понимание виновным того, что совершаемое действие или воздержание от него носит обще­ственно опасный характер, то есть представляет опасность для общественных отношений. При этом предполагается зна­ние, понимание виновным конкретной общественной опасно­сти действия или бездействия, а не абстрактной.

Уголовный закон указывает на осознание именно обще­ственно опасного, а не противоправного характера деяния. Поэтому для наличия данного интеллектуального момента не требуется, чтобы виновный осознавал запрещенность совер­шаемого действия или воздержания от него уголовным зако­ном. Это положение корреспондируется с принципом, соглас­но которому незнание закона не исключает уголовной ответ­ственности. Если человек не осознавал, что его действие или бездействие запрещено уголовным законом, то налицо юриди­ческая ошибка, которая не влияет на уголовную ответствен­ность.

Указание на осознание общественно опасного характера действия или бездействия связано с различным подходом за­конодателя к установлению возраста наступления уголовной ответственности за разные по характеру преступления. Такой подход выражается в том, что законодатель учитывает здесь возможность, способность человека (исходя из его умственно­го развития, определяемого достижением определенного воз­раста) понимать, что данное по характеру деяние представ­ляет общественную опасность. Например, то, что нельзя уби­вать, воровать, понятно 14-летнему. Это обусловливает установление уголовной ответственности, в частности за убийство, кражу, с момента достижения лицом такого возраста.

Совершение умышленного преступления предполагает, как отмечалось ранее, осознание виновным и других объек­тивных признаков, влияющих на определение общественно опасного характера действия или бездействия, имеющих уго­ловно-правовое значение, которые сопровождают деяние, то есть проявляются в момент его совершения или воздержания от него.

Предвидение общественно опасных последствий — это по­нимание лицом того, что его действие или бездействие повле­чет конкретные последствия, которые находятся в причинной связи с самим деянием.

Совершая умышленное преступление, виновный предви­дит, во-первых, конкретные последствия, во-вторых, их об­щественно опасный характер и, в-третьих, неизбежность или реальную вероятность наступления таковых.

При совершении преступления с прямым умыслом винов­ный предвидит неизбежность или возможность как большую степень вероятности наступления общественно опасных по­следствий. Например, предвидит наступление смерти потер­певшего, когда стреляет в жертву в упор (в висок или в об­ласть груди).

Совершая преступление с косвенным умыслом, виновный предвидит возможность, но меньшую, чем при прямом умыс­ле, наступления общественно опасных последствий. В этом состоит отличие косвенного умысла от прямого по интеллек­туальному моменту.

Волевой момент прямого умысла характеризуется желани­ем того, чтобы наступили общественно опасные последствия, которые являются либо единственной целью (например, при убийстве из мести), либо необходимым средством для дости­жения иной цели (например, при убийстве с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение).

Волевой момент косвенного умысла выражается в том, что виновный не желает наступления общественно опасных последствий, но сознательно допускает наступление их или отно­сится к ним безразлично. Основное отличие косвенного умыс­ла от прямого проявляется в том, что виновный, во-первых, не стремится к наступлению указанных последствий, во-вторых, допускает их наступление в данной конкретной обстановке и, в-третьих, относится к ним безразлично, то есть рассчитывает не на какие-либо определенные обстоятельства (собственные действия, действия других людей или сил природы), которые, по его мнению, могут воспрепятствовать наступлению послед­ствий, а на какую-нибудь случайность.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.0.150 (0.02 с.)