ТОП 10:

Характеристика и происхождение произвольных движений у животных.



Млекопитающие, которые рождаются с относительно развитыми мышечной и нервной системами (жеребенок, поросенок), уже в первые часы после рождения передвигаются в окружающей среде от одного предмета к другому, а на определенные звуки, издаваемые матерью, бегут к ней. Все эти движения, несомненно, являются непроизвольными, прирожденными рефлекторными актами.

Кошки и собаки рождаются с недоразвитыми мышечной и нервной системами. Они обнаруживают такие же непроизвольные движения через две недели после рождения, когда у них открываются глаза, и они начинают ходить на выпрямленных лапах. Они подходят ко всем предметам, обнюхивают, прикасаются к ним, облизывают их. В этом проявляется их прирожденная способность к поисковым движениям, направленным прежде всего на добычу пищи.

Однако у этих животных уже с того момента, как они начинают двигаться в окружающей среде, создаются образы объектов, которые они восприняли при своих передвижениях путем зрения, обнюхивания, прикосновения, облизывания и т. д. Эти образы проецируются с самого начала в месте, где они были восприняты. Поэтому репродукция этих образов с первого момента начинает целесообразно направлять движения животного в знакомой среде. Животное передвигается к тому или другому объекту не только потому, что его видит, слышит или обоняет, но и потому, что у него под влиянием знакомой среды репродуцируется образ данного объекта. Поэтому животное может пойти к этому объекту прямо или обходными путями, если даже оно его не видит, не слышит и вообще не воспринимает какими-либо органами чувств. Все простые и сложные движения и вообще все поведенческие акты, которые у животных регулируются репродуцируемыми образами внешней среды, являются произвольными движениями (Беритов, 5).


У человека в раннем детском возрасте все движения, направляемые образами жизненно важных объектов, также должны считаться произвольными движениями. Но у взрослого человека произвольные движения возникают главным образом для достижения сознательных целей, которые намечаются для удовлетворения личных и социальных потребностей путем словесного планирования его трудовой деятельности. Эти сознательные цели, возникающие точно так же в виде образов-представлений, направляют каждое трудовое поведение человека. Но 10—12-летняя девочка микроцефал Пита, как сказано выше, была лишена способности к трудовым движениям. Значит, несмотря на ее возраст, произвольные движения направлялись только образами внешнего мира, как у животных.

В поведенческих актах, направляемых образами, участвуют, как уже указывалось, и прирожденные, и условные рефлексы. Следовательно, произвольные пищевое поведение осуществляется посредством безусловных и условных рефлексов. Самая локомоция, т. е. передвижение от объекта к объекту, является сложным прирожденным рефлексом. Направление же этого движения дается произвольно. Так, например, если репродуцированный образ пищи проецируется направо, животное поворачивает голову направо, соответственно и локомоция направляется в ту же сторону. Если на пути к проецируемому месту пищи находится препятствие с закрытой щелью, животное надавливает мордой на это препятствие для открытия щели. Это движение мордой приобретается в индивидуальной жизни и является условнорефлекторным актом. Щенок постепенно научается открывать дверь (Беритов и сотр., 6).

Итак, животное осуществляет произвольное пищевое поведение, согласно образу местонахождения пищи, при помощи безусловных и условных рефлексов.

Произвольные передвижения животного между объектами регулируются образами пространственных отношений между ними. Эти образы создаются, как об этом подробно будет сказано ниже, на основе зрительной, лабиринтной и слуховой рецепции. Там же попытаемся подробно рассмотреть нервные механизмы такого рода произвольных движений. Здесь мы поясним роль пространственных образов в произвольном поведении лишь на примере одного зрительного пространственного образа.

Если собаке, запертой в клетке, издали, на расстоянии нескольких метров, показать мясо и положить его там же за ширму, а затем слева показать хлеб и также положить за ширму, то, безусловно, у животного возникнут зрительные образы той и другой пищи и их местонахождения. Если через минуту или больше открыть клетку, собака обязательно побежит сперва направо, где ей показали мясо, поскольку мясо для собаки — пища предпочитаемая, и только затем пойдет к месту, где лежит хлеб. Это произойдет и в том случае, если пища незаметно была убрана сейчас же после показа. Очевидно, это движение собаки к месту пищи произвольное и обусловливается психонервной деятельностью, производящей зрительный образ мяса и хлеба и образы их местонахождения.

Собаки и кошки часто приближают к себе пищу, орудуя передними лапами. Если животные находятся по одну сторону решетки, а по другую поставить пищу на небольшом расстоянии, то обычно эти животные, увидев еду, просовывают переднюю лапу через решетку и приближают пищу к пасти. Если собака или кошка подходит к кормушке и застает ее закрытой, она старается открыть ее лапами. Эти, так называемые инструментальные движения наступают и при закрытых глазах. Так, например, если животное с закрытыми глазами почувствует запах пищи за решеткой или, придя к кормушке, прикоснется к ней, оно также будет прибегать к этим инструментальным движениям. Эти движения безусловно произвольные. Они направлены на добычу пищи по образу, проецируемому вблизи животного.

Когда животные видят пищу вдали или проецируют ее на основании прошлого опыта на расстоянии более одного метра или даже полуметра,


они не прибегают к овладению ею путем инструментальных движений лап. Они обычно бегут к месту пищи и, только подойдя близко, начинают орудовать лапами.

Сами по себе инструменгатьныь движения лап являются прирожденными рефлексами, подобно локомоции. Вся разница в том, что для осуществления инструментальных движений необходима сенсомоторная область коры большого мозга с ее двигательным и кожным анализаторами. Для локомоции нет необходимости в этих анализаторах. При зрительном или обонятельном восприятии близколежащей пищи собаки и кошки прибегают к инструментальным движениям. Это происходит по принципу рефлекса: вид или запах близколежащей пищи вызывают означенные движения лапы. Но и в этом случае образ пищи играет существенную роль: он проецируется во вне в определенном месте и лишь поэтому лапы целесообразно направляются к пище. Фактически у взрослого животного инструментальные движения всегда должны быть произвольными, ибо оно узнает пищу с ее качественными особенностями и только поэтому тянет ее к себе лапами.

Как указывалось, пищевое поведение регулируется образами при первых осуществлениях данного поведения. Но если одно и тоже пищевое поведение,, направляемое образом местонахождения пищи, повторяется многократно одно за другим в одной и той же обстановке, оно постепенно автоматизируется, принимая характер цепного условного рефлекса, где каждый предыдущий отрезок поведения, точнее весь комплекс внешних и внутренних раздражений, действующих в данном отрезке поведения, становится условным сигналом для наступления следующего отрезка поведения. Начало этому цепному рефлексу дается пищевым сигналом, который вызывает условное

•ориентировочное движение головы в сторону кормушки и затем условный выход из клетки. При этом, конечно, происходит репродукция образа кормушки в данной комнате. Но эта репродукция не играет существенной роли в самом протекании цепного условного рефлекса, ибо этот последний является наиболее быстрым и экономным действием организма (Беритов, 7, 8). Следовательно, такое привычное движение не является произвольным, раз оно протекает по принципу стимул — реакция.

Непроизвольный характер автоматизированного поведения очень хорошо проявляется, если на глазах у собаки кормушку перенести в другое место и поместить ее перед собакой на виду. На пищевой сигнал она всегда бежит к обычному месту кормушки, здесь обнюхивает пол и только после этого направляется в новое место кормушки и подходит к ней. Характерно, что то же произойдет и в том случае, если кормушку перенести вместе с сигналом (обычно пищевой сигнал, звонок, находился у кормушки), при первой же пробе

•сигнала собака побежит к обычному месту кормушки (Беритов и Церетели, 9). Очевидно, побежка собаки к обычному месту пищи происходит независимо от образа кормушки, так как после переноса кормушки на виду у собаки образ ее проецировался на новом месте. Собака осуществила произвольное движение по образу, когда она, не находя пищи в обычном месте, отвернулась от него и направилась к новому месту.

До автоматизации данного пищевого поведения собака поступила бы иначе. Если источник пищевого сигнала на глазах собаки перенести от кормушки в другое место, то при звучании собака подойдет не к кормушке, а к звучащему инструменту. Она подходит к нему близко, обнюхивает и даже облизывает его. Это происходит потому, что у собаки при звучании образ пищи проецируется у источника звука и до условнорефлекторной автоматизации поведения она идет согласно этому образу.

Вообще репродукция образа кормушки меняет автоматизированное, непроизвольное поведение на произвольное, когда в связи с изменением внешних условий цепной рефлекс не может осуществиться. Это, например, бывает, если по пути данного автоматизированного поведения экстренно устанавливается препятствие, например, если кормушку отгородить ширмой. Здесь перед препятствием цепной условный рефлекс прекращается. Животное на


секунду останавливается, а затем сейчас же начинает вновь двигаться, но уже произвольно, согласно образу кормушки, проецируемой за препятствием. Направляемое этим образом животное обходит препятствие, а затем берет правильное направление к кормушке.

Само обходное движение является навыком, который приобретается животным в онтогенезе на основании индивидуального опыта. Животное пользуется им при произвольных движениях, прибегает к нему, когда образ пищи проецируется за препятствием. Обычно животное пытается преодолеть препятствие не только обходным движением, но и другими способами: проходя вдоль препятствия, напирает на него мордой с целью пролезть через щели, смотрит на препятствие, и, если оно достаточно низко, перепрыгивает через него. Все это—привычные движения (Беритов и сотр.,8). Если же препятствие недостаточно низко и нет щелей, животное начинает обходить его. Животные пользуются всеми этими привычными движениями для преодоления препятствия благодаря проекции образа пищи за препятствием. Если бы не это обстоятельство, т. е. не репродукция образа пищи за препятствием, животное прошло бы мимо препятствия без всяких попыток его преодоления.

Итак, все поведенческие акты, направляемые образами внешней среды, являются по существу произвольными движениями. Такие произвольные движения характерны для животных и малолетнего ребенка.

При этих произвольных движениях в виде локомоции или инструментальных действий определенными двигательными органами, животное пользуется как прирожденными, так и условными рефлексами, приобретенными в виде навыков в прошлой индивидуальной жизни.

Каждое произвольное поведение, направляемое образами, при многократном повторении в одной и той же среде принимает характер привычного, автоматически протекающего поведения, так как оно начинает осуществляться по принципу цепного условного рефлекса.

Такое автоматизированное непроизвольное пищевое поведение сразу прекращается, если меняется привычная обстановка, и животное начинает действовать произвольно согласно образу местонахождения пищи.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.226.179 (0.005 с.)