ТОП 10:

Структурная роль фразеологизмов при построении высказывания.



Совершенно очевидно, что фразеологизмы, логически эквивалентные словосочетанию, слову или предложению, могут играть разную синтаксическую роль при построении высказываний.

Фразеологические единицы выступают в предложении как в качестве главных, так и второстепенных членов предложения. Напр., в роли сказуемых: Твой приятель – ещё тот гусь лапчатый. Денег у него кот наплакал; Он и мухи необидит, подлежащих: Об этом поговаривали злые языки; Не слышал, чтобы такие тёртые калачи исправлялись. Фразеологизмы могут быть в функции определений: Так может поступить только человек без царя в голове; дополнений: Она вышла замуж запервого встречного; обстоятельств: согласен целиком и полностью; стал удирать во все лопатки; ненавидеть всеми фибрами души.

Нередко фразеологизмы оказываются грамматически не связанными с членами предложений, выполняя функцию междометий: Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Вот так клюква! Как бы не так! Подумать только!

Слова, входящие в состав фразеологизмов, могут изменяться в процессе построения высказываний. Напр., обвести вокруг пальца: Она обвела его вокруг пальца; Она легко обведёт его вокруг пальца. Она всегда их обводит вокруг пальца. Однако не все фразеологические единицы обладают свободой варьирования формы. Так, напр., фразеологизм выносить сор из избы чаще всего используется в моральных суждениях, и при этом глагол употребляется в форме инфинитива или императива: Не надо выносить сор из избы! Не выноси сор из избы! Как тебе не стыдно выносить сор из избы! Выносить сор из избы – это последнее дело и т.п. Ср. не очень понятные высказывания: Вчера она вынесла сор из избы; Она всегда выносит сор из избы. Не ясно, выражается ли здесь смысл свободных сочетаний или фразеологизма.

Фразеология и картина мира

Фразеология связана с историческим и духовным опытом определённого языкового коллектива, с его культурными традициями. Фразеологизмы в образной форме отражают картину мира народа. Фразеологическая картина мира того или иного народа – это представление сложных концептов в виде образов. Образность многих фразеологизмов русского языка связана с повседневной жизнью человека, возможными бытовыми перипетиями, заботами, обычаями и способом мышления русского народа. Во фразеологии находят отражение[52]:

жизнь и труд крестьянина: огород городить, вожжа под хвост попала, пятое колесо в телеге, грести лопатой;

ремесла: лыка не вяжет, ободрать как липку, вить веревки (из кого-либо), на одну колодку, попасть впросак, тянуть канитель (ткачество), тянуть лямку (труд бурлаков), снять стружку, разделать под орех, без сучка и задоринки (столярное и плотницкое дело);

военное дело: встретить (встречать) в штыки, тихой сапой, держать порох сухим, прямой наводкой, брать (взять) на вооружение, дать (давать) отпор, выйти (выходить) из строя, турусы на колёсах (словом турусы в древности называли дощатые башни с отверстиями по бокам, которые ставили на колёса и использовали для штурма вражеских крепостей);

грамотность и книжность: прочитать от доски до доски, от корки до корки, начать с красной строки, приложить руку;

музыкальное искусство: задать (задавать тон), играть первую скрипку, минорный тон, слабая струнка;

денежные отношения: за длинным рублем, гроша ломаного не стоит;

транспорт: дать (давать) задний ход, спустить (спускать) на тормозах, ставить (поставить) в тупик кого-нибудь (из речи железнодорожников);

природа: с бору по сосенке, через пень колода;

народное врачевание: заговаривать зубы, как рукой сняло – фразеологизмы связаны с верой в излечение от болезней с помощью заговоров или движений рук целителя;

ритуальные формы народной культуры (сватовство, поминки, поверья, мифы, заклинания, гадания): от ворот поворот, у черта на куличках, чтоб тебя черт побрал, чтоб тебе пусто было, гадать на бобах;

«наивные» (не научные) представления о мире: близко – под рукой, под боком, под носом, на носу; далеко – на краю земли, на краю света, за тридевять земель; ср. также: бок о бок, сыт по горло, сидит в печёнках, чувство локтя и мн. др.;

своеобразные образы-эталоны, дающие многочисленные устойчивые сравнения: работает как лошадь, устал как собака, ругается как сапожник, носится как угорелый, спит как сурок, красив как бог, здоров как бык, здорова как корова, задиристый как петух, грязный как свинья, ласковый как телёнок, голодный как волк.

Во фразеологизмах, как мы видим, отражаются национально обусловленные стереотипы восприятия окружающей действительности. Эталоном упрямства в русском языковом сознании является осёл (упрямый осёл, упрям как осёл), эталоном глупости баран, курица (глуп как баран, глупая курица), эталоном стройной женской фигуры – берёзка (стройная как березка). Хищного, жестокого и злого человека сравнивают с волком, хитрого – с лисой, а трусливого – с зайцем. Эталоны могут совпадать в разных языках, но чаще в них проявляется национальное своеобразие. В русском языке медведь – эталон неуклюжести, неповоротливости (неуклюжий как медведь), во французском – необщительности, используется применительно к угрюмому человеку, избегающему людей.

В русском языке есть фразеологизмы, представляющие собой переводы, кальки соответствующих выражений в других языках, напр., синий чулок – перевод англ. blue stocking, ломиться в открытую дверь – фр. enfoncer une porte ouverte. Ср. также: русск. лёд разбит (сломан) – об устранении препятствий, недоверия, отчуждённости – фр. la grace est rompue; русск. лить воду на свою мельницу – нем. alle Wasser auf seine Mühle richten (в русском языке есть фразеологизм со сходным значением: тянуть одеяло на себя).

Иногда переводы бывают неточными. Так, напр., при первоначальном переводе французского оборота ne pas être son assiette (быть не в своей тарелке) слово assiette было понято только в одном, прямом его значении – ‘тарелка’, в то время как во французском оно имеет и другие значения, в частности, – ‘состояние’, ‘положение’, ‘настроение’.

Нередко перевод приобретает специфически русские черты, напр., в немецком языке auf grossem Fuss – букв. на большую ногу, русский перевод – на широкую ногу (широкий в русском языке имеет особое ассоциативное значение, ср.: широкая душа, человек широких взглядов, широкий человек и др.).

Фразеологические картины мира различных народов могут совпадать в каких-то своих фрагментах, отражая либо общность человеческого мышления, либо культурное взаимодействие народов, либо общие источники происхождения. В языках с общим типом культуры есть общий фонд фразеологизмов как результат активного языкового и культурного взаимодействия. Так, во всех европейских языках много фразеологизмов, восходящих к античной мифологии или Библии. Напр., русск. прокрустово ложе – англ. Procrustean bed, нем. das Prokrustesbett, фр. lit de Proc(r)uste, русск. камень преткновения – чешск. kámen úrasu (úras –‘ушиб). Ср. также эквивалентность фразеологизмов в русском и английском языках: ни рыба ни мясо (русск.) – neither fish nor flesh (англ.); между небом и землёй (русск.) – between heaven and earth (англ.); пуд соли съесть с кем-н. (русск.) – eat a peck of salt with smb. (англ.).

Нередко внутренняя форма фразеологизмов лишь частично совпадает в разных языках, но и эти примеры показательны: русск. убить двух зайцев одним выстрелом – англ. to kill two birds with one stone (букв. ‘убить двух птиц одним камнем’); русск. лёд тронулся – чешск. ledy se hnuly (букв. ‘лёд двинулся, шевельнулся’), нем. der Stein kommt ins Rollen (букв. ‘камень приходит в движение’); русск. купаться в золоте – нем. im Geld schwimmen (букв. ‘плавать в золоте’).

К числу фразеологических единиц, встречающихся в разных языках в сходных значениях, можно отнести также следующие: жить как кошка с собакой, биться головой об стенку, снять с себя последнюю рубашку, бросать камни в чей-л. огород, витать в облаках и др.

Своеобразие восприятия мира, отражающееся во фразеологии, особенно заметно в единицах со сходными значениями, но различающихся формально. Ср.: ждать у моря погоды (русск.) – ждать у дерева зайца (кит.), отправиться к праотцам (русск.) – есть хлеб ангелов (фр.). Ср. также: носители русского языка говорят друг с другом с глазу на глаз, англичане – (букв.) лицом к лицу (face to face), немцы – (букв.) под четырьмя глазами (unter vier Augen), а французы – (букв.) голова к голове (tête-à-tête).

Общность и культурно-национальная специфика языков проявляется в наличии фразеологических единиц, характеризующих речь человека. В каждой лингвокультуре есть фразеологизмы, оценивающие эффективность речевой деятельности человека. В русской фразеологии на первый план выходит этическая сторона речи, которую социум оценивает положительно, а «красивость» речи скорее порицается: И речисто да нечисто; Красна речь слушаньем, а беседа смиреньем; И невелика беседа, да честна. Отрицательно оценивается факт многословия, беспредметность, пустота речи, ложь и сплетни. Неумеренная похвала в чей-либо адрес негативно воспринимается русским сознанием: петь осанну, петь дифирамбы, произносить панегирики. Такие фразеологизмы предполагают отрицательное отношение субъекта речи к восхвалению кого-либо, похвала воспринимается как неискренняя, лживая, незаслуженная: не в меру превозносить, захваливать кого-либо. В русском сознании речь может ассоциироваться с дорогой, с передвижением в пространстве: говорить вокруг да около, т.е. не касаясь сути дела, обиняками, околичностями, нести околесицу и др.

Во многих культурах речевая деятельность может соотноситься с текущей водой: цедить сквозь зубы, переливать из пустого в порожнее, лить воду. Во многих языках, напр., в китайском, японском, корейском языках, значение несодержательной речи также передаётся с помощью образа воды.

Есть примеры совпадения внутренней формы фразеологизмов и в других тематических группах. Напр., русский фразеологизм кожа да кости (‘очень худой, измождённый человек’) имеет соответствия во всех современных европейских языках, во многих тюркских, а также в китайском (ср. букв. кости, завёрнутые в кожу) и корейском языках; примечательно, что эти образы были уже во фразеологии древних народов: ср. древнегреч. osti kai derma (букв. ‘кости и кожа’), лат. ossa ac pellis (букв. ‘кости и кожа’).

Законы мышления народов отличаются универсальностью, притом, что образное видение мира разными народами является национально специфичным. Так, напр., значение ‘очень похожи’ в русском, украинском, болгарском, французском и некоторых других языках выражается с помощью фразеологизма как две капли воды, в Белоруссии об очень похожих людях говорят: они как выплюнутые, в немецком и чешском – как два яйца, в английском – как две горошины, в шведском и финском – как две ягоды, в японском – как две половинки дыни, в корейском – как две палочки и т.д. Особенности быта также накладывают отпечаток на форму выражения значения фразеологизма: смысл ‘жить недружно, ссориться’ в русском, английском, итальянском, французском и других языках осмысляется в виде жить как кошка с собакой, а в монгольском, напр., – как волк с овцой. Одно и то же значение выражается с помощью разных образов, напр., призыв быть смелым по-русски может быть выражен с помощью пословицы: Волков бояться – в лес не ходить, а по-китайски: Не забравшись в логово тигра, не поймаешь тигрёнка. Ср. также: Шила в мешке не утаишь (русск.) – Огонь в бумагу не спрячешь (кит.)

Фразеологизмы в разных языках могут совпадать по ядру, но отличаться в каких-то деталях значения.

Так, напр., фразеологизм со значением ‘очень далеко’ строится в ряде языков по двум основным моделям: 1) где-то за пределами данной страны, данного места; 2) там, где находятся сверхъестественные силы. По первой модели в русском языке строятся такие фразеологизмы, как в тридевятом царстве в тридесятом государстве, за тридевять земель, за семью морями и т.п. В немецком, норвежском и английском языках есть смысловые эквиваленты этих фразеологизмов: нем. Ǘber alle Berge (букв. ‘за всеми горами’), норв. over alle hauger (букв. ‘за всеми холмами’), англ. on the other side of the world (букв. ‘на другой стороне мира/ света’). По второй модели в русском языке строятся такие фразеологизмы, как у чёрта на рогах, у чёрта на куличках. Ср. исп. en los quintos infiernos (букв. в пятых преисподних), франц. être au diable habiter (букв. у чёрта жить), нем. beim Teufel seiner Grossmutter wohnen (букв. у бабушки чёрта жить)[53].

Совпадая по форме, фразеологизмы могут существенно различаться по значению, напр., быть как выжатый лимон по-русски означает сильно устать, а по-немецки выжать как лимон значит ‘пристально разглядывать’ кого-н.

К числу национально-специфических, с трудом переводимых фразеологизмов, можно отнести, напр., англ. to have the ball at one’s feet (букв. ‘иметь мяч у ноги’) – быть господином положения, иметь шансы на успех. Национально-специфическая внутренняя форма может передавать и некоторые универсальные смыслы. Напр., англ. to be hand and glove with somebody (букв. ‘быть с кем-л. рукой и перчаткой’) – быть очень близким с кем-л. (ср. русск. быть с кем-л. не-разлей-вода), нем. an der Nasenspitze ansehen (букв. ‘видеть по кончику носа’) – русск. по глазам видеть.

Несмотря на черты сходства во фразеологической картине мира разных народов, необходимо помнить, что фразеология с трудом поддаётся переводу в силу того, что образное видение мира основывается на метафорических переносах, в основе которых чаще всего лежат субъективные признаки.

В плане переводимости фразеологизмов показателен такой пример[54]:

 

На международной конференции в Париже у переводчиков возникли затруднения, когда они услышали в докладе русских инженеров информацию о том, что в своей работе инженеры наткнулись на подводные камни. Удивление рассеялось лишь после того, когда стало ясно, что русские имели в виду ‘неожиданные трудности’. Когда подводные камни были переведены на английский как озорные эльфы, американские кибернетики опротестовали этот перевод, предложив свой вариант – bags – ‘мешки’.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.62.171 (0.011 с.)