ТОП 10:

Семантические классы антонимов



Применительно к языковой антонимии говорят о разных видах противоположности, на основе которых выделяются следующие семантические классы антонимов, выделение которых помогает разграничить функции антонимов при говорении:

1. Антонимы, выражающие качественную противоположность, реализуют градуальную (ступенчатую) оппозицию, которая характеризует постепенное изменение качества, свойства, признака и т.п. Такие антонимы называют контрарными (Л.А.Новиков). Между ними часто находятся слова, обладающие средним, семантически нейтральным значением: крупный – средний – мелкий; большой – средний – маленький; холодный – (прохладный – тёплый) – горячий, красивый – (симпатичный – средний – невзрачный) – безобразный ит.д. Антонимами являются слова, находящиеся на крайних точках данной лексической парадигмы. Значения, соответствующие концам градационной шкалы, представлены в лексике богато и разнообразно, а центральная часть – бедно. Срединной части шкалы соответствуют такие прилагательные, как средний, нормальный, обычный, стандартный, посредственный. Концы шкал разветвлены, словам, обозначающим полярные противоположности, обычно соответствуют экспрессивные синонимы, поскольку именно отклонения от нормы возбуждают эмоции. Ср. маленький – малюсенький, крохотный, крошечный, миниатюрный и др.; большой – большущий, громадный, огромный, гигантский, грандиозный, колоссальный и др.

«Глубина» антонимической парадигмы зависит от сочетаемости антонимов; ср. холодныйгорячий (о воде), но холодныйтёплый (приём), холодный – жаркий (климат). Отрицание одного из членов парадигмы не даёт автоматически значение другого: не холодная (вода) не значит горячая, возможно, тёплая, прохладная, как парное молоко и т.п.

К первому классу антонимов примыкает небольшая группа обозначений временных и пространственных координат, не являющихся качественными словами, но обладающих ступенчатыми парадигмами: передний – средний – задний (ряд, вагон); позавчера – вчера – сегодня – завтра – послезавтра; прошедшее – настоящее – будущее.

2. Антонимы, дополняющие друг друга до целого, выражают дополнительную (комплементарную) противоположность. Это оппозиция только из двух членов, между значениями которых «без остатка» распределена определенная семантическая область. Такие антонимы называют комплементарными. Между ними нет среднего понятия, члены такой пары абсолютно противопоставлены друг другу: присутствовать – отсутствовать, истинный – ложный, правильный – ошибочный, добровольный – принудительный, конечный – бесконечный, органический – неорганический, женатый – холостой, война – мир, жизнь – смерть, можно – нельзя и т.п. Отрицание одного из двух членов даёт значение другого: ср. не + слепой = зрячий, не + соблюдать = нарушать, не + вместе = врозь и т.п.

Как правило, антонимы этого типа не допускают градацию по интенсивности признака, и на этом строится языковая игра: Он слегка женат; Она чуть-чуть беременна и т.п.

3. Антонимы, выражающие противоположную направленность действий, признаков и свойствобразуют векторную противоположность: входить – выходить, подниматься – опускаться, одеваться – раздеваться, ускорять – замедлять, восход – заход, увеличение – уменьшение, фашистский – антифашистский, вперёд – назад, в – из, к – от и т.п.

Особую группу составляют глаголы, обозначающие разнонаправленные действия, одно из которых уничтожает результат другого: создать – разрушить, зажигать – тушить, родиться – умереть, утверждать – отрицать, отрыть – зарыть, приклеить – отклеить, пришить – отпороть, засекретить – рассекретить, уйти – прийти, взять – отдать и т.п. Существенной особенностью такого рода антонимически противопоставленных слов, является то, что отрицание одного из членов такого противопоставления не обусловливает само по себе представления о втором из них: не создал – не значит разрушил; не утверждает – не значит отрицает; не приклеил – не значит отклеил и т.д.

У всех единиц, относящихся к той или мной лексической категории, есть определённый общий признак, напр., у синонимов – эквивалентность, а у антонимов инвариантный признак – это предельное отрицание, свидетельствующее об их крайнем расположении на оси противоположности: входитьвыходить (входить – идя, начинать находиться где-нибудь; выходить – идя, переставать находиться где-нибудь). Пару антонимов начинатьпереставать можно истолковать как начинатьначинать не (ср. начинать петь – переставать петь, где переставать петь – это начинать не петь). Таким образом, различие глаголов сводится к глубинному отрицанию, которое также предельно, т.к. они обозначают диаметрально противоположно направленные действия. Несмотря на наличие инвариантного признака, границы антонимии на отдельных лексико-грамматических участках подвижны и изменчивы. Так, напр., зыбкость границ между эмоциями, чувствами и приблизительность наших представлений о них имеют результатом значительную неопределённость и подвижность антонимии в этом лексико-семантическом разряде, ср. любовь – ненависть, любовь – презрение, любовь – равнодушие, уважение – презрение, уважение – пренебрежение и т.п.

С точки зрения структурной, антонимы делятся на разнокоренные (высокий – низкий, весёлый – грустный, левый – правый) и однокоренные (прилетать – улетать, влезать – слезать, связывать – развязывать; вкусный – невкусный, зачёт – незачёт, научный – антинаучный, сильный – бессильный). Разнокоренные антонимы воспроизводятся в речи как готовые лексические единицы, а однокоренные могут не только воспроизводиться, но и создаваться в процессе порождения высказывания в зависимости от потребности говорящего.

 

Многозначность и антонимия

Если слово является многозначным, оно может иметь несколько антонимов, которые соотносятся с разными значениями этого слова, напр., в прямом значении: лёгкийтяжёлый (портфель). В переносных значениях слово лёгкий имеет другие антонимы: ср. лёгкий – тяжёлый (характер), но лёгкийтрудный (урок), лёгкий – плотный (завтрак), лёгкийсильный (мороз), лёгкое – суровое (наказание). Многозначное слово в своём основном значении может не иметь антонима, но в переносных значениях вступает в антонимические связи с другими словами. Так, слово зелёный (в значении цвета) – антонима не имеет, но зелёные фрукты – противопоставляются зрелым; зелёный специалист – опытному. Ср. также: слово глухой в прямом значении (‘не обладающий слухом, плохо слышащий’) антонима не имеет, но существуют антонимические противопоставления в его переносных значениях: глухой – открытый (воротник), глухаяшумная (улица).

Антонимические связи так же устойчивы в сознании носителя языка, как и синонимические, что обнаруживает себя в ходе порождения текста. Антонимия в речевой деятельности образует своего рода незримый, но постоянный фон, на котором происходит выбор слова. Антонимы держат на себе текст, помогают его организовать[47]. В этом смысле текст, построенный на антонимии многозначных слов, может стать «ловушкой» для собеседника:

 

– Да, я бессердечная!

– Нет, вы сердечная.

– Я бездушная.

– Нет, вы душевная.

– Я сухая.

– Нет, вы мокрая (из кинофильма «Служебный роман»).

 

Итак, многозначность ведёт к появлению антонимов, соотносительных с разными значениями слова. Кроме того, антонимы могут быть различным выражением одной и той же лексической функции (см. об этом подробнее раздел «Лексические функции»). Так, напр., свежий в широком значении ‘не бывший в употреблении’ имеет в качестве антонима либо старый (если речь идёт о журнале), либо грязный (о воротничке), либо шаблонный (об идеях, подходах), либо усталый (о лошадях). Ср. также: тихий – быстрый (о течении реки), тихий – громкий (о голосе), тихий – шумный (квартал). Различие антонимов на лексическом уровне объясняется «привязанностью» их к определённым словам. В антонимических парах свежий – чёрствый (хлеб); свежие – тухлые (яйца) отражена оппозиция: ‘не потерявший – потерявший свои хорошие качества’. В значении ‘не подвергавшийся обработке – подвергшийся обработке’ представлены следующие оппозиции: свежее – мороженое (мясо); свежие – сушёные (фрукты); свежий – солёный (огурец); свежая – квашеная (капуста) и т.д. Ср. также: свежий – теплый (о ветре); свежее – зловонное (о дыхании) и др.

Особый тип антонимии представляет собой энантиосемия – поляризация значений одного слова или внутрисловная антонимия, т.е. противоположность значений одного и того же слова. Энантиосемию необходимо учитывать и в продуктивных, и в рецептивных видах речевой деятельности, напр., слава может быть доброй и дурной, поэтому высказывание О нём пошла слава по всему городу без уточняющего контекста непонятно. Высказывание Врач решил это лекарство оставить не может быть понято однозначно, вопреки замыслу говорящего, так как значение глагола оставить поляризовано: 1) ‘сохранить в прежнем виде’, т.е. продолжать принимать; 2) ‘отменить, отказаться’. Непонятны и такие предложения: Проверяя глубину посева, агроном обошёл пятый участок (проверил его или пропустил?); Они убрали ёлку (Выбросили или украсили?); Меня очень заинтересовала идея, брошенная моим другом (Друг подал идею или, наоборот, отказался от неё?).

Контрастируются значения многих слов: оговориться1 (намеренно) – оговориться2(нечаянно); одолжить1 (кому-нибудь денег) – одолжить2(у кого-нибудь денег); просмотреть (‘ознакомиться’) – просмотреть (‘не заметить’); прослушать (внимательно курс лекций) – прослушать (не услышать слова лектора, занимаясь посторонним делом), нести (‘приносить в дом’) – нести ('уносить из дома’). Ср. также: задуть домну и задуть свечу, отказать в просьбе и отказать наследство, запустить – ‘начать работу чего-либо’ и запустить – ‘привести в упадок’, подозрительный человек – ‘тот, кто всех подозревает’, и, наоборот, - ‘тот, кого подозревают’, бесценный и бесценок. В результате энантиосемии у прилагательного определённый (т.е. ‘точно назначенный, установленный’) развилось значение неопределённости, синонимичное значениям местоимения некоторый: ср. имеются определенные недостатки, в работе допущены определённые ошибки. Поляризованы и значения слова наверное: ‘вероятно, по-видимому, может быть’ и ‘точно, определённо’. Ср. Я чувствовал, что мать меня сейчас хватится и пошлёт разыскивать, так как братья и сестры, наверное, уже спят (В.Г. Короленко) и Если я буду знать наверное, что умереть должна…, я вам тогда всё скажу, всё! (И.С. Тургенев).

На смешении поляризованных значений слова строится языковая игра:

 

Дяденька Хрущёв, это вы запустили ракету?

– Я, мальчик.

– А сельское хозяйство?

– Кто тебя научил такое говорить?

– Папа.

– Так вот, скажи папе, что я умею сажать не только кукурузу…

 

Как видно из примеров, энантиосемия представляет собой взаимодействие антонимии и омонимии.

Довольно распространённой является речевая энантиосемия, на основе которой строится такой приём, как антифразис, т.е. употребление слова (обычно с особой интонацией) в смысле, противоположном его словарному значению для достижения эффекта иронии: Ну и красив! (в значении ‘очень некрасив’); Откуда, умная, бредёшь ты голова? (обращение к Ослу в басне И.А. Крылова); Ну и чистый! (о чём-нибудь или о ком-нибудь грязном). В письменной речи, чтобы избежать возможного непонимания, используется особый графический приём, придающий слову противоположное значение – кавычки: На месте преступления им предстояло увидеть немало «приятного».

Антифразис часто используется в текстах, пронизанных авторской иронией. Ср. Два почтенные мужа, честь и украшение Миргорода, поссорились между собой (Н.В. Гоголь).

Энантиосемия чаще возникает в том случае, если исходное понятие оценивается положительно: Аккуратный ты наш – о неряхе, народный умелец – о человеке, ничего не умеющем делать, Какой молодец! – о провинившемся ребёнке и т.п.

Итак, оценочная значимость слова определяется не только его словарным значением. В результате смены контекста оценка значения слова может измениться радикальным образом, причём, слова-инвективы (бранные слова) тоже могут изменить свой отрицательный знак на положительный[48]:

 

Вишь, какой батько! – подумал про себя старший сын, Остап, - всё, старый собака, знает, да ещё и прикидывается! (Н.В. Гоголь).

А Ермолаев говорит: «Вы такая сволочь, такая настоящая сволочь, такая хорошая сволочь, что вы лучший в спектакле!» Уланова с Тимофеевой тоже поздравляли (М. Лиепа – «Огонёк», 1989, №35).

– Как лихо отплясывает Пальма, - сказал Вант. – Скотина

– Зачем так грубо? – улыбнулся Петерис.

– А я люблю его.

– Действительно?

– Действительно. А может, завидую. Но очень добро. Без зла (Ю. Семёнов).

 

В последнем примере реакция слушателя на слово скотина была сначала стандартной (Зачем так грубо?), но собеседник довольно быстро понял, скорее всего, по интонации говорящего, что в данном случае скотина – это выражение добродушного панибратского отношения (ср. улыбнулся Петерис).

В современную эпоху усилилась тенденция использовать слова с эмотивной отрицательной семантикой в положительном значении: Каков подлец! (с восхищением). Ср. также: чума, чумовой (знак высокой оценки в молодёжном жаргоне), я ласковый мерзавец (из популярной песни), обаятельный гад, шок (‘приятное потрясение’, ср. я в шоке – в молодёжном жаргоне используется в значении ‘в восторге’) и т.п.

Противоположность может подчёркиваться различной лексической сочетаемостью, конструктивной обусловленностью, особыми графическими приёмами, разным интонационным оформлением, поэтому речевая энантиосемия не влияет, как правило, на процесс понимания, но она имеет значение для говорящего, так как позволяет ему выразить свою оценку, не прибегая при этом к прямым обозначениям свойств и качеств, вызывающих отрицательные эмоции. Энантиосемия получила широкое распространение в современной журналистике, когда в зависимости от идеологической позиции печатного органа одно и то же слово используется с противоположным оценочным знаком: ср. коммунист, демократ, патриот, коллективизм, индивидуализм и др.

Внутрисловная антонимия не является специфически русским языковым средством, она характерна и для других языков, напр., во французском языке слово sacre имеет значения ‘священный, святой’ и ‘чёртов, проклятый’, в немецком языке der Held – ‘герой’ и ‘трус’.

В переводческой деятельности необходимо обращать внимание на наличие межъязыковых антонимов в родственных языках, появившихся в результате развития энантиосемии. Так, напр., в восточнославянских и болгарском языках слова с корнем вон’- имеют значение ‘плохой запах’, а в западнославянских языках (чешском и польском) эти же слова имеют противоположное значение – ‘хороший, приятный запах’. Ср. в чешском языке: vůnĕ – ‘благоухание, аромат’, vonĕti – ‘хорошо пахнуть, благоухать’, но zápach – ‘вонь’, pachnouti – ‘вонять’; польск.: wón – ‘запах’, wonieć – ‘пахнуть, благоухать, обонять’. Ср также: рус. урод – ‘человек с физическими недостатками, очень некрасивый’, польск. uroda – ‘красота, миловидность’, укр. врода – ‘красота, краса’, вродливий (уродливий) – ‘красивый, пригожий’.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.62.171 (0.013 с.)