ТОП 10:

Паронимы и виды речевой деятельности.



В речи слова, близкие по произношению, довольно часто смешиваются. Неточность употребления паронимов основана на их формальной общности и частичном семантическом сходстве: в лексиконе носителя языка такие слова обычно находятся «рядом», поэтому нередко подменяют друг друга. Так, напр., говорящий иногда вместо ритмичный говорит ритмический, не учитывая того, что ритмичный – это ‘чувствующий ритм или обладающий ритмом’, а ритмический – ‘основанный на ритме’. Причиной смешения паронимов в речи является небрежное отношение говорящего к значению, неточное, приблизительное знание им семантики. Неправильное употребление паронимов говорящим или пишущим может привести к непониманию, к недоразумению, к коммуникативным неудачам: - Это очень эффектное решение. – Не вижу ничего эффектного, хотя результат, действительно, есть. – Я это и хотел сказать. – Тогда эффективное, а не эффектное. Ср. также: Он щёлкнул щиколоткой, – где автор смешивает щиколотку со щеколдой; Какая чувственная женщина! (вместо чувствительная).

Паронимы требуют повышенного внимания к себе, заставляя задуматься о том, что же в действительности связывает или разделяет созвучные слова.

Нагнетание в тексте однокоренных слов со сходным значением нередко приводит либо к непониманию, либо к комическому эффекту. Ср.:

 

Умысел замыслу не товарищ

В. Христенко: «В этом (желании предприимчивых людей заработать на финансовом кризисе. – Ред.) есть умысел, а то, что за этим стоит замысел, – это миф».

Такой уж у них промысел, у предприимчивых людей. Отсюда и умысел. А то, что у них есть какой-то замысел, так это чистый вымысел. Или, если угодно, домысел (АиФ).

 

Особое значение в переводческой деятельности имеют межъязыковые паронимы как случаи частичного звукового и морфологического сходства сопоставляемых слов в родственных языках при их семантическом различии. Ср. следующие примеры: укр. корисный ‘полезный’ – русск. корыстный ‘корыстолюбивый’; укр. власний ‘собственный’ – русск. властный ‘имеющий склонность повелевать’; укр. старци (‘нищие’) – русск. старцы; белор. гульня (‘игра’) – русск. гулянье, гулянка, гульня;польск. zdanie (‘предложение’) – русск. здание; польск. zapomniec (‘забыть’) – zapamietac (‘запомнить’); серб. позориште (‘зрелище, театр’) – русск. позорище; чешск. rodinný (‘семейный’) – русск. родной; чешск. pitomec (‘глупец, дурак’) – русск. питомец (‘воспитанник’); чешск. zivot (‘жизнь’ – krasny zivot = ‘прекрасная жизнь’) – русск. живот. Надо отметить, что в древнерусском языке слово животъ также имело значение ‘жизнь’, сохранившееся до сих пор в некоторых фразеологизмах: не щадя живота своего – ‘не жалея своей жизни’; положить живот свой – ‘отдать свою жизнь во имя чего-либо’.

Нередко различие в значении доходит до полной противоположности. Хорошо известный пример этого рода слова урод (русск.) и uroda (польск.) ‘красота’, причём, оба слова этимологически восходят к глаголу уродить(ся).

Иногда говорят о явлении межъязыковой паронимии и омонимии и в отношении неродственных и даже типологически далеких языков, напр., венг. batya (‘старший брат’) – русск. просторечное батя; японск. yama (‘гора’) – русск. яма[33].

Проблема неполной и мнимой эквивалентности особенно актуальна для переводчиков, не случайно межъязыковые паронимы и омонимы получили название «ложных друзей переводчика». Особенно отчётливо это явление обнаруживает себя при сопоставлении заимствованных слов в русском языке и их «родственников» в других языках. Ср. русск. галантный и англ. gallant ‘доблестный’, ‘красивый’; русск. фельетон и фр. feuilleton ‘публикация в газете фрагмента из романа с продолжением’; исп. estrada ‘дорога’, фр. estrada ‘подмостки’ и русск. эстрада.

Итак, паронимия, с одной стороны, может быть источником ошибок, речевых “трудностей” при понимании, с другой стороны, паронимия является средством, придающим выразительность тексту, способом воздействия на адресата, что будет рассмотрено отдельно в главе II.

Явление паронимии нашло отражение в словарях (см. список словарей в конце книги).

 

Глава II. Описание лексики от значения – к форме

Ономасиологический подход

Сущность подхода

Ономасиологический подход к описанию лексики, как уже отмечалось раньше, состоит в рассмотрении лексических единиц от «значения – к форме». Такая установка ориентирована на продуктивную речевую деятельность (говорение и письмо), т.к. даёт представление о том, на чём основываются действия человека, создающего речевые произведения в письменной или устной форме.

 

Основные понятия







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.62.171 (0.004 с.)