ТОП 10:

Способы использования синонимов в речи



Различают дваосновных способа использования синонимов – скрытыйи открытыйили контактный. При скрытом способе адресат, как правило, способа не ощущает, не осознаёт, поскольку получает уже выбранное по тем или иным соображениям слово.

При открытом способе, когда в непосредственной близости употребляется несколько синонимов, их свойства и особенности, а значит, и мотивы выбора именно этих слов оказываются в той или иной степени ясными.

Существует несколько вариантов открытого способа использования синонимов.

1) В процессе говорения, а ещё чаще в художественной литературе, синонимы употребляются контактно для того, чтобы указать на то или иное различие между изображаемыми лицами, предметами или явлениями, чтобы раскрыть разное отношение говорящего или пишущего к сообщаемому. Ср. В Купеческом клубе жрали аршинных стерлядей на обедах. В Охотничьем разодетые дамы кушали деликатесы (В.А. Гиляровский), где с помощью экспрессивно-стилистических синонимов даётся указание на социальный статус лиц. Этот приём нередко используется в рекламе: Отведай мисо, наверни борща! (реклама нового ресторана японской и русской кухни).

2) Другая разновидность открытого способа – прямое противопоставление синонимов по значению: Мне хочется не есть в человеческом смысле желания пищи, а жрать, как голодному волку (Н.А. Лесков). В приведенном примере противопоставлением достигается более точное обозначение состояния персонажа. Кроме того, становится ясно, что даже минимальное семантическое расхождение двух квазисинонимов может быть акцентировано в противопоставлении до такой степени, что бывшие синонимы становятся контекстуальными антонимами. Ср. также: Письма не было и не было, он теперь не жил, а только изо дня на день существовал в непрестанном ожидании, все более томясь этим ожиданием и невозможностью ни с кем поделиться тайной своей любви и муки (И.А. Бунин).

Для усиления противопоставления используются однокоренные синонимы: И прежний сняв венок – они венец терновый, увитый лаврами, надели на него (М.Ю. Лермонтов).

Другой способ усиления противопоставления – использование отрицания, как в отрывке из романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», где благодаря контрасту и характеру противопоставляемых слов создается сатирический эффект. Ср. Ополоумевший дирижер, не отдавая себе отчета в том, что делает, взмахнул палочкой, и оркестр не заиграл, и даже не грянул, и даже не хватил, а именно, по омерзительному выражению кота, урезал какой-то невероятный, ни на что не похожий по развязности своей марш.

Комбинация этих двух средств усиления противопоставления представлена у И.С. Тургенева: Я по-прежнему верю в добро, в истину, но я не только верю, - я верую теперь.

3) Производитель текста может в ходе создания речевого произведения сам с собой вступать в диалог, обсуждая разные варианты, отыскивая нужное слово и давая возможность слушателю и читателю «почувствовать разницу»[41]: Бытовой ипостасью правды была искренность. Истина лежала в подтексте, как золотой запас. А в качестве разменной монеты в обращение ввели предельную честность и надрывную откровенность. Эпоха требовала «назвать кошку кошкой» (П. Вайль, А. Генис).

В ряде ситуаций говорящий перебирает синонимы не для того, чтобы найти более точное обозначение тому, что он хочет назвать, а для того, чтобы лучше познать сам предмет, соотнести его с рядом понятий и последовательно сузить их круг. В ходе поиска слова формируется сама мысль[42].

4) Говорящий или пишущий может использовать ещё одну разновидность открытого способа – нанизывание синонимов, т.е. каскадное использование нескольких синонимов для обозначения, характеристики признака, действия, состояния какого-либо лица, предмета и т.д. В этом случае синонимы играют роль усилительно-уточняющих средств. Используя подряд несколько синонимов, автор как бы ищет среди них наиболее точный в каком-то отношении, или внушает читателю важность того, о чём он говорит, или рисует многообразное или многократное проявление какого-либо признака или действия. Ср.: Гейне пленил, очаровал, заворожил впечатлительное жадное сердце шестнадцатилетнего юноши (Куприн); Ей каждый день нужно было очаровывать, пленять, сводить с ума (А. П. Чехов).

При открытом способе использования синонимов в перечислительном ряду главной их функцией является усиление экспрессивности высказывания, передача градационных отношений. Нанизывая синонимы, важно помнить, что акцент делается на последнем слове, поэтому синонимы, имеющие градационные различия, должны следовать в порядке нарастания интенсивности признака: способный, талантливый студент; незначительный, мизерный результат; большой, колоссальный успех.

Нередко говорящий использует синонимы в перечислительном ряду без специальной смысловой нагрузки, что отражает словесную избыточность современной речи. Ср. Он не мог скрыть своего равнодушия и безразличия к обсуждаемой проблеме. Однако следует отметить, что иногда избыточное, на первый взгляд, употребление синонимов может иметь мотивировку с позиций говорящего: Это проблема сложная, непростая, – при ответе на вопрос такое дублирование позволяет говорящему сосредоточиться, увеличить время на обдумывание. В данном случае можно говорить о такой функции синонимов, как заполнение паузы. Другой функцией синонимов в перечислительном ряду является потребность в выражении эмоций, в гиперболизации того, о чем идет речь. В этом случае может повторяться два раза одно и то же слово (Он умный, умный) или использоваться синоним, в том числе и точный: …его, Родионцева, попросту выкинули, выбросили на лестничную клетку, как выбрасывают ненужный старый шарф или старую перчатку…(В. Маканин, Человек свиты).

В выборе синонимов проявляется языковая рефлексия говорящего, т.е. его способность размышлять по поводу слов и их значений. Говорящий нередко прибегает к самокоррекции своего высказывания: Очень много приходится врать. Даже не лгать, а именно врать. По мелочам, ради спокойствия или ерундовой выгоды. (А. Житинский, Русский синонимический словарь К.С. Горбачевича).

Творческий подход к выбору синонима – это возможность для языковой личности проявить свободу своего речевого поступка. Реальные синонимические замены в речевой практике гораздо богаче, чем те, которые нам предлагают словари, но при этом нужно помнить, что творчество в языке лишь тогда продуктивно, когда оно сочетается с большим словарным запасом, языковым вкусом и знанием языковой нормы.

 

Эвфемизмы

 

Понятие эвфемизма

К синонимическим средствам языка относят также эвфемизмы. Эвфемизмы (от греч. eu – хорошо и phemi – говорю) – слова или описательные обороты, служащие в определенных условиях для замены таких обозначений, которые представляются говорящему нежелательными, не вполне вежливыми, неприличными, слишком резкими, грубыми или неуместными.

Как лингвистическое явление, эвфемизмы не являются продуктом цивилизации. Как показывают специальные исследования, они свойственны любой стадии развития языка и общества. Причины существования эвфемизмов не языковые, а концептуальные, основанные на существовании и развитии разнообразных табу. Так, суеверная боязнь прямого называния породила некогда такие эвфемистические обозначения, как хозяин вместо медведь (слово медведь, кстати, тоже давнишний эвфемизм, совершенно вытеснивший прямое название этого животного), серый (о волке), косой (о зайце) и др.

В современной русской речи, наряду с тенденцией к огрубению, проявляется и противоположная тенденция – к эвфемизации речи. Эвфемизмы глубоко проникают во все сферы языка и человеческой коммуникации. Эвфемистические замены участвуют в реализации одного из важных условий эффективного общения – ситуативной уместности речи. Уместность речи определяется соблюдением двух предпосылок: слова и выражения должны быть уместны 1) по отношению к содержанию речи и 2) по отношению к адресату и другим участникам общения. Так, например, по отношению к начальнику принято говорить задерживается вместо опаздывает. В очереди, не желая обидеть незнакомого человека, спрашивают: кто крайний? вместо: кто последний? Вуалируя существо дела, говорят поправился вместо более точного обозначения потолстел. Не желая вызвать отрицательную реакцию, производитель речи нередко говорит о ком-либо: он недалек (вместо глуп), позаимствовал вместо украл, попросили (откуда-либо) вместо выгнали, уклониться от истины вместо соврать и т.п.

Наряду с более или менее устойчивыми заменами, в речи отмечаются смягчающие индивидуально-контекстные обозначения, которые также обычно расцениваются как эвфемизмы. Напр., И Квашин …искоса поглядел на жену и тещу, чтобы узнать, как подействовала его ложь, или, как он сам называл, дипломатия (А.П. Чехов); – Взятки! Что за слово взятки? Сами ж его выдумали, чтобы обижать хороших людей. Не взятки, а благодарность! А от благодарности отказываться грех… (А.Н. Островский). Как эвфемистическое средство, т.е. как средство намеренно неточного, завуалированного обозначения действия, предмета, лица и т.д. могут быть использованы и квазисинонимы, которые были рассмотрены раньше.

В то время как устойчивые замены в определенной своей части соприкасаются с одной из разновидностей табу и становятся (или приближаются к тому, чтобы стать) словарными фактами, контекстуальные – возникают в речи как окказиональные «маскирующие обозначения» неприятных отрицательных явлений. Эти окказиональные замены далеко не всегда основаны на синонимичности соответствующих слов, их назначение как раз в том, чтобы скрыть подлинную сущность обозначаемого. Напр., в романе Ф.М. Достоевского «Идиот» дается такая характеристика одного из персонажей: Афанасий Иванович никогда не скрывал, что он был несколько трусоват или, лучше сказать, в высшей степени консервативен. Определения несколько трусоват и в высшей степени консервативен не приобретают характера синонимов. Эвфемизм здесь использован для маскировки подлинной сущности обозначаемого. Первое определение как бы раскрывает внутреннюю сущность второго, маскирующего.

При выборе эвфемизма в процессе говорения значимы следующие моменты[43]:

1)оценка говорящим предмета речи как такого, прямое обозначение которого было бы расценено другими членами общества как грубое и неприличное;

2)подбор говорящим таких обозначений, которые не просто смягчают грубые слова, а маскируют, вуалируют суть явления, напр., семантически расплывчатый медицинский термин новообразование вместо страшного для адресата рак или опухоль, иноязычные по происхождению и не совсем понятные термины типа педикулёз вместо вшивость, слова с диффузной семантикой: известный, определённый, специальный и т.п.;

3)зависимость употребления эвфемизма от контекста и от условий речи, которая проявляется в том, что в неформальной обстановке, в семье, с друзьями, предпочитают прямые обозначения, а не эвфемизмы, а чем жестче социальный контроль речевой ситуации, тем более вероятно появление эвфемизмов;

4) социальная обусловленность представления о том, что может явиться эвфемизмом: то, что в одной социальной среде считается эвфемизмом, в других слоях общества может расцениваться по-другому.

 

Темы и сферы эвфемизации

Прежде всего, подвергаются эвфемизации следующие явления:

1) некоторые физиологические процессы и состояния: освободи нос; Дама обошлось посредством платка; Она ждёт ребёнка;

2) определённые части тела, связанные с понятием «низа»: мягкое место, пониже спины и т.п.;

3) отношения между полами: У них ничего не было; Она ему была не полностью верна (М. Жванецкий);

4) болезни и смерть: скончаться, кончиться, уйти; Его не стало; Его нет больше с нами; предать земле. Темы смерти и похорон, если эти события совпадают с моментом речи, обозначаются преимущественно с помощью эвфемизмов: провожать в последний путь, ритуальные услуги. Ср. ряд эвфемистических выражений из романа “12 стульев” Ильфа и Петрова:

 

— Умерла Клавдия Иванова, – сообщил заказчик.

— Ну, царствие небесное, – согласился Безенчук. – Преставилась, значит, старушка… Старушки, они всегда преставляются.… Или богу душу отдают, – это смотря какая старушка. Ваша, например, маленькая и в теле, – значит, преставилась. А, например, которая покрупнее да похудее – та, считается, богу душу отдает <…> А который человек торговый, бывшей купеческой гильдии, тот, значит, приказал долго жить. А если кто чином поменьше, дворник, например, или кто из крестьян, про того говорят: перекинулсяили ноги протянул. Но самые могучие когда помирают, железнодорожные кондуктора или из начальства кто, то считается, что дуба дают. Так про них и говорят: «А наш-то, слышали, дуба дал…».

Эвфемистична речь медицинских работников: Мы его теряем, он уходит, летальный исход (вместо смерть) и др. Эти сферы эвфемизации можно назвать личными.

Кроме того, явление эвфемизации наблюдается и в различных сферах социальной жизни человека и общества:

а) в дипломатии: определенные деструктивные силы, непредсказуемые последствия, конфронтация (о войне), миротворческая акция и т.п.;

б) для обозначения репрессивных действий властей: пойти на крайние меры вместо уничтожить, высшая мера наказания вместо смертная казнь, применить санкции вместо экономическая или военная блокада;

в) в административном языке для обозначений статуса социальных и национальных групп: некоренное население, этническая чистка, группа повышенного риска, лица без определенного места жительства (бомж), дом ночного пребывания, ночной пансионат (вместо ночлежка); штаб по оказанию помощи вынужденно покинувших места постоянного проживания (вместо штаб помощи беженцам);

г) в именовании некоторых профессий: оператор машинного доения – доярка, оператор на бойне – забойщик скота, оператор очистных работ, менеджер по клинингу – уборщик / уборщицаи т.п.

 

Цели эвфемизации

1.Основная цель, которую преследует говорящий, используя эвфемистические слова и выражения в социальных и межличностных отношениях, – стремление избегать коммуникативных конфликтов и неудач, не создавать у собеседника коммуникативного дискомфорта, поддерживать культурную атмосферу общения. Именно поэтому в речевой коммуникации используются эвфемизмы типа слабослышащий, слабовидящий, незрячий (о глухом, слепом человеке); Он прихрамывает (о хромом); заслуженный отдых (‘пенсия’); взрослый (‘старый’); Ты не совсем правильно понял вместо Ты ничего не понял и др. Эта цель находится в полном соответствии с постулатом вежливости, сформулированным Г. Грайсом.

2.Другая цель эвфемизации – вуалирование, камуфляж существа дела. Камуфлирующие наименования наиболее частотны при описании того, что принято скрывать: жизнь лагеря или тюрьмы, работа военных предприятий и особых организаций, в частности КГБ, ФСБ, которые получили специальное наименование - компетентные органы. К эвфемизмам этого типа относятся также такие: учреждение (‘лагерь, тюрьма’); информатор, доброжелатель в значении ‘стукач’, наименования с первой частью спец-: спецхран, спецотдел, спецконтингент, спецсектор, спецполиклиника, спецназ и др.

В сфере экономики эвфемизмы используются чаще всего, если речь идёт о повышении цен. В этом случае говорят о непопулярных мерах, о либерализации цен, об освобождении цен и т.п. Таким образом власти стремятся смягчить удары, наносимые населению реформами в области экономики.

В военной сфере, если речь идёт о действиях своих войск, не принято говорить об оккупации, агрессии, шпионах и т.п., при этом используются камуфлирующие наименования давать адекватный ответ, пойти на крайние меры, миротворческая акция и пр.

3.Одной из целей эвфемизации является стремление сообщить адресату что-то такое, что было бы понятно только ему. Но очень скоро это становится понятно всем. Напр., в сфере, связанной с обменом, арендой и покупкой жилья используются такие эвфемизмы: перспективная семья (речь идёт о молодой семейной паре, у которой могут родиться дети); перспективная квартира (в ней живут старики); лица без вредных привычек и мн.др.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.62.171 (0.02 с.)