ТОП 10:

Мотивированность / немотивированность фразеологизмов



 

Для речевой деятельности человека важным оказывается вопрос о мотивированности значения фразеологизма. Степень мотивированности связана с типологией устойчивых сочетаний. Рассмотрим с этой точки зрения некоторые типы фразеологизмов.

Ядро фразеологии составляют так называемые идиомы (от греч. idiōma – ‘своеобразное выражение’), лексико-грамматический состав которых настолько переосмыслен, что о сложении значений их компонентов речь не идёт. Идиомы имеют слитное, нерасчленённое значение. Особенно ярко эта слитность проявляется в случаях, когда устойчивый оборот эквивалентен по смыслу одному слову (существительному, глаголу, наречию и др.). Напр., заячья душа – трус, чернильная душа – бюрократ, голубая кровь – аристократ, белые мухи – снег, баклуши бить – бездельничать, стереть в порошок – уничтожить, класть / положить зубы на полку – голодать, вставлять палки в колёса – мешать, положа руку на сердце – откровенно, как свои пять пальцев (знать) – досконально, основательно.

Идиомы – фразеологические единицы, которые не переводятся дословно на другой язык. Имея слитное значение, они выполняют знаковую функцию, аналогичную слову.

По степени спаянности компонентов и мотивированности значения принято вслед за академиком В.В. Виноградовым[51] выделять фразеологические сращения и фразеологические единства.

Фразеологическое сращение – это оборот, нередко образного характера, смысл которого не мотивируется значениями образующих его компонентов. Иными словами, в разряд сращений входят идиомы, утратившие свою внутреннюю форму (точить лясы, попасть впросак, турусы на колёсах). Ср. также: водить за нос (‘обманывать, обещая что-нибудь и не выполняя обещанного’), седьмая вода на киселе (о дальнем родственнике), фирма веников не вяжет (‘кто-либо не занимается пустяками’), во весь опор (‘очень быстро’). Фразеологические сращения характеризуются наивысшей степенью слитности компонентов, их целостное значение не зависит от их лексического состава и, по словам В.В. Виноградова, так же условно и произвольно, как значение немотивированного слова-знака.

Семантическая немотивированность может быть связана с тем, что сращение содержит лексический, семантический архаизм или историзм, напр., бить баклуши: слово баклуша сейчас самостоятельно не употребляется, а раньше имело значение ‘чурка для выделки деревянных изделий (напр., ложек)’. Современный пользователь языка, слыша выражение беречь как зеницу ока, как правило, понимает смысл сказанного в целом (‘очень беречь’), но не задумывается о том, что же значит слово зеница, которое, явно, не входит в активный запас современного человека и не употребляется изолированно (зеница – ‘зрачок’). К разряду немотивированных относится также выражение решиться живота, в котором решиться значит ‘лишиться’, а живот – ‘жизнь’. Примером национально-специфического фразеологизма, отражающего историю ткачества на Руси, может служить сращение попасть впросак, где просак – канатный стан, на котором сучили веревки. Формирование смысла этого фразеологизма становится яснее, если знать, что просак представлял собой длинную сеть веревок, и, значит, попасть в такой просак было не просто неприятно, но и опасно: можно было лишиться одежды, волос, возможно, и жизни.

Фразеологическое единство – это образный оборот, смысл которого, не являясь простой суммой значений его компонентов, всё же в той или иной степени мотивируется значениями образующих его слов. Иными словами, к единствам относятся идиомы, сохраняющие прозрачную внутреннюю форму (мелко плавать, сидеть на мели, всплыть на поверхность, задирать хвост, тянуть лямку, кот наплакал, мокрая курица, без ножа зарезать, плясать под чужую дудку, держать в чёрном теле, держать камень за пазухой и др.). Фразеологические единства, по сравнению с фразеологическими сращениями, характеризуются меньшей семантической спаянностью компонентов, их значение образно мотивируется на основе лексических значений составных элементов. Так, напр., целостное значение фразеологического единства сделать из мухи слона воспринимается на основе наглядного представления, своего рода картинки, как из маленькой мухи получается большой слон. Итак, фразеологические единства выступают как мотивированные единицы языка, имеющие внутреннюю форму. В единствах отчётливо осознаётся их метафорическая природа. Ср.: белая ворона (‘о человеке, резко выделяющемся среди других’), игра не стоит свеч (‘затрачиваемые средства или усилия не оправдываются’), плыть против течения (‘действовать активно, не подчиняясь обстоятельствам, бороться с трудностями’), пустить козла в огород (‘дать кому-нибудь доступ к тому, к чему допущенный как раз и стремился, чтобы использовать в своих целях’), наводить мосты (‘устанавливать связи’), плясать под чужую дудку (‘поступать так, как угодно кому-либо’) и т.д. Именно наличие образности отличает фразеологические единства от омонимичных им свободных сочетаний. Ср. идти в ногу (свободное сочетание) – ‘шагать той же ногой, что и идущий рядом’ и идти в ногу (фразеологическое единство) – ‘действовать согласованно’; утереть нос (ребёнку) и утереть нос – ‘превзойти кого-либо в чём-либо’; намылить голову (шампунем) и намылить голову (кому-нибудь) – ‘сильно отругать, сделать выговор’.

К фразеологическим единствам, которые по смыслу близки слову или эквивалентны слову (заячья душа – трус), примыкают те перифразы (иносказательные описательные обозначения объекта через указание на его признаки), в которых одно из слов имеет прямое значение, а другое – переносное. Такие перифразы имеют значение, эквивалентное одному слову. Напр., царь зверей – лев, чёрное золото – нефть, белое золото – хлопок и т.п. (см. раздел «Перифразы»).

Кроме идиом, в число фразеологизмов включают так называемые фразеологические сочетания – такие семантически разложимые обороты, целостный смысл которых складывается из значения компонентов и при этом один из компонентов имеет связанное употребление. Фразеологически связанным называют такое употребление, которое реализуется в сочетании с определённым и достаточно ограниченным кругом слов: закадычный друг, заклятый враг, железное терпение, твёрдый характер, плакать навзрыд, опрометью промчаться, вступать в разговор, зло берёт и мн. др. (см. об этом также в разделе «Лексические функции»). Характер связанного употребления можно проиллюстрировать, рассмотрев фразеологические обороты страх берёт, смех берёт, злость берёт, зависть берёт, досада берёт, тоска берёт. Глагол брать, используемый в этих сочетаниях, употребляется далеко не со всеми названиями чувств и эмоций. Нельзя сказать: *грусть берёт, *удивление берёт, *гнев берёт, *сомнения берут, *радость берёт и т.д. Такое употребление глагола брать является связанным. Многие слова, входящие в состав фразеологических сочетаний, существуют в языке только в составе фразеологических единиц. Напр., закадычным может быть только друг, заклятым – только враг, глагол разинуть сочетается лишь со словами рот и пасть, хотя возможно нарушение этого закона сочетаемости в художественной литературе: Окна разинув, стоят магазины (В. Маяковский).

Своеобразную группу составляют фразеологические сочетания, в которых связанный компонент представляет собой не слово, а устойчивый оборот. Напр., драть (свободный компонент) как сидорову козу, орать (свободный компонент) во всю Ивановскую, вертеться (свободный компонент) как белка в колесе и т.д.

По сравнению с фразеологическими сращениями и единствами фразеологические сочетания обладают большей степенью мотивированности значения и меньшей спаянностью компонентов, что даёт возможность говорящему в ряде случаев прибегать к синонимическим и квазисинонимическим заменам: потупить глаза – опустить глаза, глаза слипаются – глаза закрываются, кромешная тьма – непроглядная тьма, затронуть честь – задеть честь, расквасить нос – разбить нос, закадычный друг – близкий друг, плакать навзрыд – громко плакать, орать во всю Ивановскую – кричать во всю Ивановскую и т.п.

К фразеологическим сочетаниям примыкают речевые штампы и клише типа принять меры, поставить вопрос, прошу слова и т.п., которые будут рассмотрены отдельно (см. раздел «Штампы и клише»).

Многие лингвисты вслед за В.В. Виноградовым относят к фразеологизмам лишь обороты, грамматически и логически эквивалентные словосочетанию. Однако расширенное понимание фразеологии допускает включение в их состав и тех пословиц и крылатых слов, которые могут представлять собой целое предложение с иносказательным смыслом (Волков бояться – в лес не ходить; Не всё то золото, что блестит; А ларчик просто открывался и т.п.), поскольку это воспроизводимые единицы, а не создаваемые в процессе речи.

Нередко включают в число фразеологизмов и так называемые фразеологические выражения, которые состоят из компонентов, значение которых, в принципе, реализуется без ограничений, свободно. К фразеологическим выражениям нередко относят разного рода клише и те поговорки, крылатые слова, афоризмы, рекламные слоганы, цитаты и т.п., которые имеют прямой, а не иносказательный смысл. Напр., всерьёз и надолго; на данном этапе; целиком и полностью; в здоровом теле здоровый дух (Ювенал), любви все возрасты покорны (А.С. Пушкин) и т.д. Основанием для включения таких единиц во фразеологию служит то, что они представляют собой объединения слов, воспроизводимых памятью именно в данном составе.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.62.171 (0.004 с.)