ТОП 10:

Метонимия в аспекте понимания



Метонимия – это не просто проявление лексической многозначности, это способ установления эквивалентности по ассоциации между причиной и следствием, предметом и свойством. Эти ассоциации создают основу для понимания даже в том случае, если высказывание за счёт переноса по смежности редуцируется до предела. Напр., метонимический перенос по типу «человек – отношение принадлежности» создаёт в разговорной речи особую модель понимания. Компрессивные высказывания типа моя уехала, при условии того, что говорящий – мужчина, не допускают, как правило, множества интерпретаций и позволяют толковать их однозначно: имеется в виду, что уехала скорее всего жена, а не сестра или дочь. Ср. также высказывание Мои уехали, интерпретация которого зависит от учёта того факта, кто именно произносит эту фразу: в устах взрослого семейного человека она будет, скорее всего, означать, что уехали члены его семьи (муж/жена и дети), а в устах ребёнка – значит, что уехали его (её) родители.

Нередко метонимичное по сути высказывание может звучать парадоксально, но всё же подлежит расшифровке. Например, любитель детективов может сказать: «Хорошее убийство – это всегда интересно». Ясно, что убийство как таковое не может быть хорошим, но нарушение семантической сочетаемости в данном случае не является причиной коммуникативной неудачи. Собеседник вряд ли подумает, что говорящий столь кровожаден, что реальное убийство может казаться ему хорошим. Из ситуации общения очевидно, что имеется в виду убийство, хорошо представленное (раскрученное) писателем детективного жанра.

В аспекте понимания метонимия интересна ещё и тем, что позволяет совмещать в тексте сразу два значения лексической единицы[32], тем самым придавая слову «стереоскопичность»: Когда-нибудь монах трудолюбивый найдёт мой труд усердный; безымянный... (А.С. Пушкин, Борис Годунов), где в сочетании усердный труд отражается понимание труда как деятельности, а безымянный труд – это труд как ‘произведение’.

Понимание как процесс метонимично по своей природе. Так, мы можем догадаться о значении производного слова, основываясь на знании его частей: гитарист – ‘человек, который играет на гитаре’, где значение ‘играет’ не выражено, но легко восстанавливается на основе наших знаний о мире. По нескольким ключевым словам можно догадаться о смысле всего предложения. Даже одна выразительная деталь может указать на общий смысл целого текста. Достаточно вспомнить, какое значение имеет деталь в творчестве А.П. Чехова, Л.Н. Толстого (осетрина с душком, уши Каренина, глаза княжны Марьи и т.д.).

Метонимия в широком смысле может быть представлена не только на уровне слова, но и на уровне морфемы и даже на уровне целого текста. Ср. зал вздохнул – метонимия на уровне слова; клавишник – это музыкант, играющий на инструментах, у которых есть клавиши (отношение: часть – целое) – метонимия на уровне морфемы; Они там чай пьют на балконе – эта чеховская фраза вовсе не означает, что люди реально пьют чай на реальном балконе, фраза предполагает осмысление ‘они отдыхают, получают удовольствие от ничегонеделания’, но отдых может быть соположен с питьём чая, поэтому можно считать, что это тоже отношение: часть – целое, и, следовательно, перед нами метонимия на уровне текста. Творчество А.П. Чехова даёт много примеров текстовой метонимии, напр., в «Даме с собачкой» вместо того, чтобы описывать душевное состояние героя, писатель отмечает, что чернильница в гостиничном номере – серая от пыли, ковёр сделан из серого солдатского сукна, а далее описывает забор, утыканный гвоздями. Все эти детали без лишних слов указывают на настроение Гурова.

Метонимия может оказаться значимым средством и в продуктивной речевой деятельности, что будет рассмотрено в разделе «Вторичные функции семасиологических категорий»

 

Омонимия

 

Понятие омонимии

Омонимия (от греч. homōnymіa – ‘одноимённость’) – это звуковое совпадение языковых единиц, значения которых на данном этапе развития языка не связаны между собой: брак – ‘изъян’ и брак – ‘женитьба’, брань – ‘ругань’ и брань – ‘война’. Омонимия, свойственная подавляющему большинству языков мира, считается универсальным явлением. Ср., напр., англ. light – ‘лёгкий’ и light – ‘светлый’, нем. die Mutter – ‘мать’ и die Mutter – ‘гайка’, франц. (la) balle – ‘мяч’ и (la) balle – ‘пуля’.

 

Типы омонимов

Центр, или ядро омонимии образуют полная и частичная лексическая омонимия.

Полные лексические омонимы принадлежат к одной части речи, совпадают во всей системе их форм в звучании и написании, но абсолютно различаются по значению: заставить комнату мебелью и заставить сына сделать домашнее задание, домино (игра) и домино (маскарадный костюм), ладья (лодка) и ладья (шахматная фигура).

Явление частичной или неполной омонимии характеризуется тем, что разные по значению слова совпадают в звучании и написании лишь в части форм, а не во всей системе форм. Так, напр., не совпадают все формы у слов-омонимов завод (действие по глаголу заводить), у которого нет форм множественного числа, и завод (предприятие), долг, долги (взять в долг, огромные долги) и долг (священный долг). К неполным лексическим омонимам относятся и многие совпадающие в звучании и написании глаголы: закапывать лекарство и закапывать что-то в землю, у которых будут разные глагольные модификации, обозначающие результат действия (закапать и закопать) ср. также: расположить / располагать кого-нибудь где-нибудь и располагать временем; выговорить / выговаривать слова и выговаривать кому-нибудь за опоздание и т.д.

Периферию категории омонимии составляют омоформы, омофоны, омографы и синтаксические омонимы.

Омоформы или грамматические омонимы – это совпадающие по звучанию и написанию отдельные неравнозначные формы разных слов: А что же делает супруга одна в отсутствии супруга? (А.С. Пушкин). Ср. также: разинуть пасть и пасть смертью храбрых; горячая печь и печь пироги; в чём моя вина? (провинность) и налейте мне вина; ели (деревья) и ели (прош. время от глагола есть); мой посуду и мой друг; три товарища и три спину и т.п. Встречаются трёхчленные ряды омоформ, напр., слив (род. п. мн. ч. от слива) – слив (отглагольное существительное) – слив (деепричастие от глагола слить). Особая группа омоформ – это те слова, которые перешли из одной части речи в другую: прямо (наречие) и прямо (усилительная частица); хотя (деепричастие) и хотя (уступительный союз) и т.п.

Омофоны или фонетические омонимы представляют собой разные слова или сочетания слов, совпадающие по звучанию, но различающиеся по написанию: кот и код, докдог, рокрог, столпстолб, компания – кампания, вести (за руку) – везти (на машине), косный (взгляд) и костный (мозг), бачок и бочок, а также лица – литься, мог лимокли и т.д. Встречаются и многочленные омофонические ряды: паз (отверстие) – пас (передача мяча в игре) – пас (отказ делать ставки в карточной игре) – пасс (движение руки гипнотизёра).

Некоторые учёные относят к омонимии слова, которые пишутся одинаково, но имеют разное звучание. Их называют омографами: мукá и мýка, пари′ть (в небесах) – пáрить (в кастрюле), зáмок (дворец) – замóк (на двери), стрéлки (часов) – стрелки΄ (из лука), тая΄ (секрет) – тáя (на солнце).

Для процесса понимания важную роль играет и синтаксическая омонимия, т.е. неразличение в одной синтаксической конструкции разных актантов (чаще субъекта и объекта): чтение Маяковского – кто-то читает стихи Маяковского (объект) или Маяковский сам (субъект) читает свои стихи; подарок матери понравился – кто-то подарил матери подарок, и он ей понравился или мать подарила кому-то подарок, который понравился этому человеку. Ср. также неразличение омонимических предлогов: Перед ними выступило пять человек (неясно, выступали эти люди раньше, до того, как выступили они, или выступление пяти человек было адресовано непосредственно им).

Более сложным случаем для понимания является омонимия, возникшая в предложении на основе взаимодействия значений в структуре высказывания. Так, напр., фразу Вы не должны ходить туда можно понять и как разрешение (т.е. можно не ходить), и как запрещение (‘вам нельзя ходить туда’).

Ср. также неудачное рекламное объявление: «Лада» по цене завода, которое может быть понято неоднозначно: отпускная заводская цена машины или цена, равная цене завода.

Омонимы, которые возникают в результате расщепления многозначности, активно появляются и в наше время, в частности, одним из источников омонимии такого рода является современный молодёжный жаргон (ср., напр., ботаник, конкретный, тащиться, крутой и мн. др.).

 

Омонимия и многозначность

Одна из важных лингвистических задач – это разграничение омонимии и полисемии. Это не только теоретическая проблема, но и лексикографическая, т.к. для составителей словарей важно, как трактовать те или иные явления: как разные слова или как значения одного слова? В связи с этим необходимо найти критерии разграничения многозначных слов и омонимов.

Главный критерий – семантический, т.е. утрата значениями слова их языковой мотивированности. Сложность состоит в том, что распад полисемии обычно осуществляется постепенно, процесс расхождения значений может быть в завершённом состоянии и в незавершённом.

Поэтому считается, что лучше говорить об омонимии относительно определённой языковой эпохи. То, что было многозначным для одной эпохи, может оказаться разбитым на омонимы для другой. Напр., омонимы рак1 –«покрытое панцирем животное с клешнями, которое живёт в воде» и рак2 – « злокачественная опухоль» возникли из полисемии. Название болезни дано по сходству внешнего вида рака1 со способом, формой распространения опухоли, т.е. на основе метафоры. Эта внутренняя форма была в своё время прозрачной. В дальнейшем изучение раковых заболеваний расширило представление об этой болезни, появились новые диагностические признаки слова, внешнее сходство с живым существом постепенно перестало осознаваться.

Семантический критерий омонимии (утрата значениями общности внутренней формы) поддерживается дополнительными критериями, напр., несовпадение лексической сочетаемости: морской, речной рак, большие раки, маленькие раки; ср. рак желудка, рак печени; ловить, варить есть раков и лечить кого-нибудь от рака. Слово рак в значение «болезнь» не имеет формы множественного числа; каждый из омонимов входит в своё словообразовательное гнездо: с одной стороны, рак, раковые шейки, ракообразные, рачьи норы, рачиха, раколов; с другой стороны, рак, раковый корпус, раковая опухоль. Кроме того, один из омонимов имеет широкое фразеологическое окружение: на безрыбье и рак рыба; показать, где раки зимуют; покраснеть как рак и т.п.

При всей важности показателей лексической и фразеологической сочетаемости, несоотносимых словообразовательных гнёзд, различной морфемной членимости, тем не менее, главным критерием разграничения омонимии и полисемии остаётся семантический. Иногда говорят, что между омонимами нет ничего общего ни на одном шаге толкования.

Но такая формулировка не совсем точна. Напр., медвежатник1(‘охотник на медведей’) и медвежатник2 (‘место для содержания медведей в зоопарке’), безусловно, являются омонимами, но в их толковании есть общий семантический компонент. По-видимому, в данном случае можно говорить об относительно регулярной омонимии (человек / место или сосуд), которую с некоторой долей вероятности можно предсказать (ср. ягодник, телятник, молочник). У омонимов может быть и другая общая часть, которую Ю.Д. Апресян называет тривиальной («тривиальная» значит повторяющаяся во многих словах): топить масло, топить печку, топить лодку, – общая часть этих омонимов: ‘делать так, чтобы…’ или ‘каузировать’. Значение ‘каузировать’ содержится в обширной группе слов (шить платье, писать роман, снимать фильм и т.п.).

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.201.9.19 (0.009 с.)