ТОП 10:

Сущность антонимии как лексической категории



Антонимия – это выражение в языке противоположности с помощью специальных слов – антонимов (от греч. anti- – ‘против’ и ónyma – ‘имя’). Психологическая основа существования антонимии – ассоциация по контрасту, логическая – противоположные и противоречащие понятия. Антонимы – слова, как правило, одной части речи, имеющие противоположные значения. Антонимы противопоставляются по самому существенному для их значения семантическому признаку и находятся на крайних, полярных точках лексико-семантической парадигмы. Антонимия, являясь одной из языковых универсалий, свойственна всем языкам. Ср. любовь – ненависть, (a) love – (a) hate, (un) amour – (une) haine, (die) Liebe – (der) Hass, (el) amor – (el) odio.

Антонимия возможна только внутри одной сущности. Антонимы отражают такие различия между соотносительными, однородными предметами, явлениями, признаками или процессами, которые имеют контрастный, взаимоисключающий характер. Напр., глагол ненавидеть своим значением отрицает значение глагола любить: ненавидеть – предельно не любить; вражда – это предельное отрицание понятия дружба, полное отсутствие каких-либо дружеских чувств. Для возникновения антонимических отношений очень важным является наличие в значении противопоставляемых слов общей логической основы для установления семантического контраста. Основу антонимии образуют несовместимые противоположные видовые понятия, входящие в объём соответствующего родового понятия: легкий – тяжёлый (вес), теплый – холодный (to), большой – маленький (размер), молодой – старый (возраст).

В связи с этим выясняется, что далеко не каждое слово может иметь антоним, так, напр., большинство существительных с конкретной неоценочной семантикой не имеет антонимов: мяч, автобус, огурец, сапог и т.д. Нет антонимов у имён собственных, у числительных, многих глаголов. Логическая модель противоположности реализуется в языке как антонимия только у тех слов, которые обозначают качество, противопоставленную направленность действий, состояний, признаков, свойств, а также у ограниченного круга слов со значением пространственных и временных координат. Поэтому садиться (на стул) – вставать (со стула) являются антонимами, а сидетьстоять истинной антонимии не выражают.

Наряду с точными антонимами в речи широко используются «приблизительные», неточные антонимы, которые нередко называют квазиантонимами (Ю.Д.Апресян). Квазиантонимы – это семантически неоднородные слова,которые различаются по степени интенсивности признака,по наличию или отсутствию оценки и т.п. Так, напр., оппозиция давать – отнимать не представляет собой точной противоположности, поскольку в значении глагола отнимать есть указание на применение силы при совершении действия, а в семантической структуре глагола давать этот компонент значения отсутствует. Прилагательные бездонный и мелкий различаются не только тем, что обозначают большую и малую глубину, но и степенью обозначаемого признака: бездонныйочень большой глубины, мелкий – небольшой глубины. Ср. можно сказать: очень мелкая река, но нельзя сказать очень бездонная пропасть. Так же различаются пары слов: лютыйлёгкий (мороз); порядок – каша (ср. порядокбеспорядок); победа – крах (ср. победа – поражение); маленький – великий (ср. маленький – большой). Если говорящий использует в речи неточные антонимы, то он, как правило, стремится уравнять их семантический вес за счёт добавления новых слов с соответствующим интенсификатором значения: Все наши дамы были без ума от нового гостя. Они резко разделились на две стороны, - в одной обожали его, а в другой ненавидели до кровомщения; но без ума были и те и другие (Ф.М. Достоевский). Симметричность противопоставления обожать (‘сильно любить’) – ненавидеть в данном контексте достигается за счёт сложения смыслов: ‘сильно ненавидеть’ = ‘ненавидеть + до кровомщения’. Квазиантонимами являются и стилистически разноплановые противопоставления: жениться – разжениться (прост.), дух – плоть (устар.) и др. Данные пары отражают редко воспроизводимую противоположность. Однако неточные контекстуальные антонимы в метафорических значениях могут регулярно воспроизводиться в речи в составе устойчивых сочетаний как эталоны определённых качеств, напр., полынь – мёд (ср. горечь – сладость), снег – сажа (ср. белый – чёрный, чистый – грязный): Речи, что мёд, а дела, что полынь (пословица), Речи, что снег, а дела, что сажа (пословица).

Осознание противоположности в языке всегда опиралось на определённую точку отсчёта – норму. Ещё Аристотель говорил, что добродетель – это золотая середина между двумя крайностями, напр., существует противопоставление из двух членов: безрассудство – трусость, а между ними, по середине, но ближе к безрассудству – мужество, храбрость. Человеческая коммуникация устроена таким образом, что сообщения фокусируются в основном на отклонениях от нормы и стереотипа жизни. Этим и объясняется отчасти широкая употребительность антонимов в речи. Ядро антонимии выделяют по параметру ‘больше нормы – меньше нормы’ (Ю.Д.Апресян).

Пришироком понимании в пределах антонимии рассматриваются также корреляты по признаку пола: мужчинаженщина, родственных отношений: муж – жена, брат – сестра, эмоциональной сферы: гордость – скромность и др.

Рассмотрение антонимов с позиций говорящего побуждает расширить рамки антонимии и включить в неё не только однословные антонимы, относящиеся к одной части речи, но и такие противопоставления, как на северв южном направлении, входить – быть на выходе и др. В реальной речи в семантическое противопоставление могут вовлекаться и слова, антонимами не являющиеся, но имеющие противоположные признаки, которые относятся к коннотативной периферии семантики слов: рыба – мясо, конь – лань, ангел – дьявол, зять – тёща и т.п. Семантический контраст в антонимии может смещаться в зависимости от контекста: Сумеешь ли ты превозмочь всё то ложное и недоброе, что уготовано тебе во многих житейских испытаниях, где трудно различимы даже противоположности – любовь и измена, страсть и равнодушие, искренность и фальшь, благо и порабощение (В. Распутин).

В политической коммуникации выделяют так называемые прагматические антонимы, которые образуют пару с подвижной структурой, т.е. противопоставление допускает возможность разного лексического наполнения в соответствии с меняющейся политической ситуацией. Ср.: демократы – патриоты, демократы – коммунисты, народ – правительство и т.п.

В результате экспериментальных исследований выявляется индивидуальное осознание антонимии. Поэтому нужно различать антонимы как явление системы языка и антонимы контекстуальные, возникающие в индивидуальной речи или в определённом языковом коллективе.

Существует некоторая зависимость между тем, какие именно явления воспринимаются как диаметрально противоположные, и профессиональными, возрастными, этнографическими особенностями данного языкового коллектива. Исследователи (И. Грицкат, Л.А. Новиков) заметили, что у детей в возрасте 3-4 лет своеобразную противоположность образуют слова дядя и тётя, рука и нога; по отношению к словам целый, весь стеклорез будет считать противоположным слово разбитый, портной – распоротый или разорванный, другие мастера – сломанный, раздробленный, разбитый, а художник, фотограф и архитектор – фрагментарный. Существуют и авторские, контекстуальные антонимы: Они сошлись: Волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень не столь различны меж собой (А.С.Пушкин).

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.62.171 (0.007 с.)