ТОП 10:

Было уже поздно: пещеру затопило.



 

Флаксхан, опершись на свой карабин, спокойно ожидал смерти. Остальные бандиты, выгнанные из своих казематов этим неожиданным наводнением, хотели было бежать в верхнюю галерею, но было уже поздно: всю пещеру в одну минуту затопило. Успевшие бежать матросы с крейсера услышали еще взрыв проклятий, и затем все стихло. Безымянный атолл действительно стал могилой морских бандитов.

 

 

ЭПИЛОГ

 

Матросы с «Молнии» успели спастись от наводнения, быстро распространившегося по всем ходам и галереям атолла. Но, к сожалению, и без того уже очень многие из них заплатили жизнью за эту победу. Капитан де Вальпре, убежденный, что ни один из бандитов не успел бежать, что все погибли в затопленных галереях, уверенный, что их таинственное судно, затопленное на дне лагуны, стало безвредным, решил как можно скорее вернуться в Европу. Необходимо было снять голову у этой страшной корпорации и действовать без промедления.

К несчастью, серьезные повреждения крейсера мешали ему отважиться на столь дальний путь. Особенно было бы неразумно со столь ненадежным судном пройти опасный Торресов пролив, а потому ему пришлось зайти в Сидней, где французский корабль, пробыв некоторое время в доках, произвел необходимую починку. Наконец для доблестного экипажа и всех героев этого правдивого рассказа пробил час возвращения на родину.

Спустя сорок два дня после выхода из Сиднея «Молния» стала на якоре в гавани Тулона, доставив обратно во Францию славного Фрике и его неразлучного друга, маленького Мажесте, месье Андре, доктора Ламперрьера и матроса Бернара, а также и жандарма Барбантона. Весь экипаж крейсера получил строжайшее предписание оставаться на рейде, тогда как командир де Вальпре в компании всех вышеперечисленных лиц сел в курьерский поезд, отправляющийся в Париж.

Первый его визит был к генерал-прокурору. С ним он имел очень продолжительный и серьезный разговор; затем он направился к морскому министру, которому представил подробный отчет относительно возложенной на него миссии.

Тем временем генерал-прокурор потребовал к себе графа де Жаверси, богатого финансиста, в виновности и преступности которого отныне не было ни малейшего сомнения.

Человек двадцать полицейских агентов поодиночке отправились в отель парка Монсо, все входы и выходы которого уже охранялись полицейскими агентами. Последние дождались, когда граф вернулся домой, и тогда полицейский комиссар потребовал именем закона, чтобы его впустили.

Роскошное жилище миллионера было обыскано с чердака до подвалов, к немалому удивлению всей прислуги и служащих дома. Выстукивали стены, приподнимали паркет; все хранилища, шкафы, шифоньеры, ящики столов и бюро, – все было тщательно обыскано; документы и бумаги конфискованы. Но самого графа, к сожалению, нигде не нашли.

Знаменитый тайник на втором этаже также оказался пуст: все книги и отчетности морских бандитов исчезли.

Всех слуг в доме продержали под надзором в течение двух суток, но никаких интересных сведений ни от кого не добились. Очевидно, им было неизвестно, каким неблаговидным делом промышлял их господин, ставший разбойником. Полицейский комиссар, отчаявшись в возможности разыскать и задержать этого негодяя, готов уже был отказаться от дальнейших усилий, когда один из его подчиненных – агент, обладавший нюхом настоящей ищейки, – обнаружил, что одно из зеркал в спальне бежавшего бандита поворачивалось на своей оси благодаря искусному механизму, пружина которого была скрыта в резьбе рамы.

Оказалось, это зеркало скрывало за собой узкую темную лесенку, сообщавшуюся с сетью водосточных труб канализации Парижа.

Негодяй, очевидно, бежал этим путем. Но случилось так, что в тот день, когда полицейский комиссар явился в дом в парке Монсо, над Парижем разразился один из тех страшных грозовых ливней, которые в несколько минут заливают улицы и площади и превращают крошечные ручейки в бурливые потоки.

Все мелкие канализационные трубы моментально заполнились водой и даже большие, главные артерии залило чуть ли не до верха, так что некоторые рабочие, следившие за исправностью этих труб, не успели вовремя бежать в главные галереи, были застигнуты водой и захлебнулись.

Их тела были разысканы некоторое время спустя, причем на одном из них под обычной одеждой рабочего было надето тонкое и дорогое белье, а руки оказались белыми и выхоленными. Но так как канализация кишит крысами, то лицо этого подозрительного рабочего было до неузнаваемости изъедено грызунами. Был ли это изуродованный труп бывшего главы преступной конфедерации или нет, конечно, нельзя сказать с уверенностью. Но, во всяком случае, такое предположение можно сделать не без некоторого основания.

Наконец Фрике очутился снова в Париже, в своем милом Париже, где он свиделся с Буало, этим добрым другом, которого он не надеялся больше увидеть. Надо было видеть Фрике, шагающего по улицам Парижа более счастливым, гордым и довольным, чем все монархи мира, посвящающим совершенно растерявшегося Мажесте во все тонкости парижской жизни.

Посвятив несколько дней блаженному свиданию со всеми памятными ему местами родного Парижа, наш юный друг решился приняться за работу. Он не хотел быть обузой для кого бы то ни было.

Напрасно его добрые друзья, Андре и доктор, предлагали продолжать и здесь в Париже, как во время скитаний по свету, общую совместную жизнь, – Фрике не желал существовать за счет их доброты, а точнее – паразитировать. Андре, однако, удалось урезонить его, доказав, что учиться и одновременно зарабатывать насущный кусок хлеба для него будет невозможно. Кроме того, не следовало забывать, что Мажесте, хотя и очень смышленый и находчивый мальчик в диких пустынных странах, оказался совершенно беспомощным в Париже и ни за что не смог бы найти здесь себе пропитания. Ввиду всего этого было решено, что парижский гамен и африканский мальчуган получат заимообразно известную сумму, необходимую для их существования и на нужды их образования.

Доктор получил долговременный отпуск и всецело посвятил себя своим двум приемным сыновьям – Фрике и Мажесте. А месье Андре, не имевший никаких определенных занятий, остался со своими друзьями, не желая расставаться с ними.

Спустя два месяца после описанных событий трогательная церемония происходила в Географическом обществе.

Наш почтенный и симпатичный писатель Жюль Гро представил собравшимся членам этого общества пятерых друзей, в том числе и Буало, которые в главных чертах изложили обществу повесть своих многообразных приключений под названием «Кругосветное путешествие парижского гамена». Это сообщение встречено громкими аплодисментами, и по окончании его общество присудило Фрике большую золотую медаль.

Фрике, настоящее имя которого было Виктор Гюйон, очень усиленно трудится и делает громадные успехи во всех областях познаний, особенно же в математике, химии и физике.

Мажесте, напротив, несмотря на все усилия, никак не может превзойти премудрости французской грамоты и все еще не научился читать.

Свободное время Фрике проводит среди своих друзей. Буало, Андре и доктора, не забывая и доброго жандарма, который вышел в отставку и поселился в Париже. Здесь он имеет небольшую табачную торговлю, которая дает ему и его супруге достаточный доход. Он положительно великолепен, когда при случае рассказывает своим покупателям, многозначительно подмигивая глазом, о своих удивительных приключениях.

В таких случаях он обыкновенно начинает так:

– В то время, когда я был Господом Богом у дикарей, со мной случилось странное приключение… и так далее. Я составил протокол на людей, собиравшихся пожирать людей… Ну, и я сам себе заплатил за это штраф…

 


[1] Байрот — место проведения музыкальных фестивалей в Баварии. — Здесь и далее прим. ред.

 

[2] Достаточно сомнительное утверждение писателя…

 

[3] От фр. «gamin» — уличный мальчишка, сорванец.

 

[4] Галласы — устаревшее русское название эфиопского народа галла, одного из крупнейших по численности в стране. Нередко служили посредниками между европейцами, принимавшими живой товар, и работорговцами.

 

[5] Ж. Ж. Элизе Реклю (1830–1906) — замечательный французский географ, автор энциклопедии «Универсальная география» в 18 томах и «Человек и земля» в 6 томах, переведенных на русский язык в дореволюционной России.

 

[6] На самом деле гориллы стали более-менее известны ученым лишь во второй половине XX века благодаря работам Дж. Шаллера, жившего рядом с ними с течение многих месяцев.

 

[7] Бомбоннель — известный французский охотник на крупных хищников.

 

[8] Скорее всего, речь идет о египетских цаплях, внешне похожих на фламинго, питающихся насекомыми из кожи пресмыкающихся.

 

[9] Авл Вителлий (15–69 гг.) — древнеримский император с апреля по декабрь 69 г. Вителлий происходил из рода, возвысившегося в период империи. Его отец был при Тиберии консулом и губернатором Сирии. Он был известным полководцем и опытным царедворцем. В детстве Вителлий воспитывался на Капри, где дети известных римлян получали воспитание под надзором императора Тиберия. В юные годы он сблизился с императором Гаем Калигулой, затем — с императором Клавдием, а после него — с Нероном. Причины этой неизменной благосклонности неясны. Так или иначе. Вителлий при Клавдии в 47 г. стал консулом, а при Нероне в 61 г. был назначен проконсулом в Африке и попечителем общественных построек. Большой славы он не достиг, но управлял, хотя завистники подозревали его в разного рода хищениях. В конце 68 г. Гальба назначил Вителлия управлять Нижней Германией. Германские легионы были рады Вителлию. Он приобрел славу справедливого и беспристрастного, добродушного и щедрого правителя. Вителлию присягнули войска, размешенные в Британии, Галлии, Испании. Вителлию приписывают фразу, которую он якобы произнес, проезжая через поле битвы при Бедриаке: «Хорошо пахнет труп врага, а еще лучше — гражданина!» В ней отразилась как суровая правда войны, так и ненависть к роскошной праздности Рима и его граждан.

 

[10] Автор, вероятно, ошибается, приписывая вельвичию Габону. На самом деле эти удивительные реликтовые растения растут исключительно на юге Анголы и в пустыне Намиб в Юго-Западной Африке.

 

[11] В некоторых районах, особенно на океанических островах, хлебное дерево — важный источник питания. Мякоть созревших плодов (соплодий) хлебного дерева пекут, варят, сушат, засахаривают, едят сырой и даже, разминая и растирая, делают из нее тесто для своеобразных блинчиков. Подобно бананам, недозрелые плоды используются как овощи, а зрелые, более сладкие — как фрукты. О зрелости плодов свидетельствуют капельки латекса, проступающие на его кожуре. По вкусу жареные плоды напоминают скорее картофель, чем хлеб. Свежая мякоть быстро портится, но сухари из хлебного дерева хранятся очень долго, до нескольких лет. Семена хлебного дерева едят вареными и жареными, добавляя соль.

 

[12] Гаучо — этническая группа, образовавшаяся в позднем Средневековье от браков испанцев с индейскими женщинами Аргентины и Уругвая. Вначале они вели бродячую жизнь, занимаясь контрабандой, крали и перепродавали скот. Другими словами — аргентинские ковбои. Характер и нрав этих отважных мужчин вызывал страх и у земляков, и у чужеземцев. Не было стрелков лучше и отважнее, чем они.

 

[13] В данном случае речь идет о семействе южноамериканских пресноводных рыб, больше известных как пираньи. «Прожорливость пираний, которых называют речными гиенами, превосходит всякое вероятие, они нападают на всякое животное, которое появится в их области, даже на рыб, превосходящих их в 10 раз по величине… Очень часто крокодил обращается в бегство перед дикой стаей этих рыб, причем переворачивается брюхом вверх. Хищность их доходит до того, что рыбы эти не щадят даже своих раненых товарищей… Зубы пираньи очень остры и крепки: палка из твердого дерева моментально ломается этой рыбой, даже толстые удильные крючки не могут устоять против силы их зубов», — пишет А. Брем. Размеры их не так уж малы, эти рыбы достигают 30 сантиметров в длину.

 

[14] По-видимому, это региональные руководители.

 

[15] Остров Реюньон в составе Маскаренских островов, переименован в Реюньон после свержения династии Бурбонов во Франции в 1793 году.

 

[16] Адельберт Шамиссо (1781–1838) — немецкий писатель и ботаник. В 1815–1818 гг. в составе русской экспедиции совершил кругосветное путешествие на бриге «Рюрик» и по возвращении занял должность адъюнкта Королевского ботанического сада в Берлине. Опубликованный им отчет об этой экспедиции стал образцом жанра путевых очерков.

 

[17] Коцебу Отто Евстафьевич(1788–1846) — русский мореплаватель, капитан 1-го ранга. В 1803–1806 гг. участвовал в кругосветном плавании на корабле «Надежда» под командой И. Ф. Крузенштерна. В 1815–1818 гг. руководил морской экспедицией на корабле «Рюрик», во время которой был открыт ряд островов в архипелаге Туамоту, в группе Маршалловых островов, впервые установлено наличие двух основных параллельных цепей Ратак и Ралик в Маршалловых островах. Кругосветная экспедиция (1823–1826) на шлюпе «Предприятие», возглавляемая Коцебу, открыла новые острова в архипелаге Туамоту, Самоа и др. и сопровождалась океанографическими исследованиями.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.240.31 (0.014 с.)