ТОП 10:

Фрике тоже уцепился за плывший мимо него труп.



 

– Да, но делать нечего! Когда человек избирает жизнь, полную приключений, то должен быть готов ко всему. И мы теперь не в худшем положении, чем когда покинули саладеро. Заметьте, как странно сплетаются обстоятельства: ведь, в сущности, то, о чем вы горюете, то есть потеря нашего имущества, является главной причиной нашего спасения. Если бы не караибы, эти злобные рыбки, гаучо, наверное, догнали бы нас, поймав своими лассо!

– Конечно, быть пойманным лассо не представляет ничего приятного, но быть растерзанным живьем, право, не лучше! – заметил Фрике. – Я и сейчас еще истекаю кровью. Эти отвратительные кровопийцы сожрали мои штаны вместе с подкладкой!

– Зато гимноты избавили вас одновременно и от караибов, и от гаучо.

– Гимноты?.. Вот снова я встречаю такое ученое словечко, которого не могу понять. Как вам известно, я получил свое образование у сапожника, весь круг познаний которого ограничивался определением крепости водки и прочности колодок… Так что же означает это ваше мудреное слово?

– Гимноты, то есть те животные, которые заставили вас испытать сильные сотрясения в реке, это, в сущности, угри, так называемые «электрические угри».

– Господи, как это, однако, любопытно! Я действительно испытал точно такое же ощущение, как при прикосновении электрического тока, и, признаюсь, это не всегда бывает приятно!

– И часто даже смертельно, как вы сейчас могли убедиться при виде всех этих трупов животных, уносимых рекой!

– Неужели всех их – и лошадей, и кайманов – убило электрическим током?

– Без сомнения! Вероятно, караибы, разлакомившись мясом наших коней и нашим тоже, напали и на гимнотов, а те пустили в ход свое природное оружие, и вы сами видели результаты их самозащиты! Первые разряды электричества вслед за нападением рыбок были, очевидно, страшно сильны, и счастье наше, что мы находились не близко оттого места, где это случилось, иначе мы также не остались бы в живых! Потом, истощив свой запас электричества, который у них не пополняется немедленно, а лишь постепенно, их электричество могло лишь слабо подействовать на нас в данном случае.

– Знаете, месье Буало, если даже счастье наблюдать подобный феномен, быть свидетелем всего того, что мы видели и испытали, и не восполняет вполне постигшего нас несчастья, то все же оно значительно умеряет его.

– Очень рад, что вы так рассуждаете! Следуйте моему примеру и будьте философом! Экая досада, черт побери…

– Что такое?

– Где мой табак!

– А что с ним случилось?

– Он весь на дне реки!.. Ни одной сигаретки! Что я теперь буду курить?

– Караибы угостятся им теперь!

– Я предпочел бы, чтобы они лучше угостились мной! Это начало бедствий, сын мой… Прошли наши прекрасные дни. Памперо задул, тучи собираются, и небо чернеет! Сейчас разразится страшная буря!.. Еще будь у меня несколько сигареток, я бы посмеялся над судьбой, но без табака тяжело жить на свете!

– Да… нет ни крошки табака! – сказал со вздохом и Фрике, хотя сам не курил.

 

ГЛАВА IX

 

Все сырые яйца. – Реки, самодвижущиеся пути. – Блага наводнения. – Еще плавучий остров. – Переправа через Уругвай. – После Уругвая. – Энтре-Риос. – Парана. – На пароходе. – Житель реки. – Карликовый лес. – Булонские леса Санта-Фе. – «Colorados». – Офицер-зуав. – Злоключения губернаторов, пивших слишком много пива. – Возмущение может превратиться в революцию. – Бой на улицах. – Геройство молодой девушки. – На баррикады! – Никогда не следует вмешиваться в чужие дела. – Капитан, закрывающий глаза.

Ивы называете это страной солнца?

– Кой черт! Дождь бывает во всех странах света!

– Да ведь это уже не дождь! Это ураган, смерч, буря, циклон. Вся эта уйма черных, как деготь, туч и облаков, ведь это какая-то губка величиной в сто квадратных лье… Так вот она взбухла от воды свыше всякой меры, и какой-то злонамеренный дух выжимает на нас эту чудовищную губку вот уже почти целые сутки. Река вздувается с каждым часом; наши сапоги наполняются водой, стекающей в них из-за ворота наших рубах по спине до самых пят. Кроме того, и в животе у нас пусто, и мы прикованы к этому клочку земли, который географы назвали бы полуостровом!

– Уж не хотите ли зонтик?!

– Зонтик! О-ля-ля! Это был бы первый попавшийся мне в руки! Нет, месье Буало, такая роскошь совершенно неизвестна мне, простому гамену, но мне хотелось бы, не теряя драгоценного времени, поскорее попасть в Сантьяго и разыскать моих друзей!..

– А, это другое дело! Но знайте, мой милый товарищ, что ливень, который вы проклинаете, только ускорит осуществление вашего желания.

– Почему вы так считаете?

– Уверен в этом! Разве до этого времени все происшествия, казавшиеся вам самыми ужасными, в конце концов не приводили вас к самой благополучной и счастливой развязке?

– Это, пожалуй, правда! Но не всегда, однако, несчастье порождает благополучие!

– Этого я не скажу, но, вообще, нет худа без добра! И я уверен, что вы найдете своих друзей, что все мы возвратимся в Париж и сделаем доклад о наших приключениях в Географическом обществе. Затем пойдем в редакции журналов рассказывать наши приключения и сделаемся героями дня… Вы получите медаль, как знаменитый американец, нашедший Ливингстона, – Стенли, и вот…

– Нет, нет… Мне не нужна слава! Отыскать месье Андре, доктора и Мажесте, остаться с вами и зажить хорошо и приятно всем вместе – вот все, о чем я мечтаю!

– В таком случае я вам говорю, что это дело решенное!

– Да услышит вас небо и перестанет оно поливать нас так безжалостно!

– Да, дождь идет вот уже тридцать часов, как о том свидетельствуют мои часы, непромокаемые, как каучуковые лодки. Лошади наши погибли, а вместе с ними и весь багаж. У нас осталось только оружие и приблизительно около полутораста патронов на каждого. Гаучо сбежали, мы в полной безопасности. Мы не умрем с голода, так как наш полуостров полон черепашьими яйцами.

– Да, месье Буало, но сырые яйца, опять сырые яйца и еще сырые яйца, да еще черепашьи! Воля ваша, это в конце концов начинает становиться утомительным для желудка… Я предпочел бы яичницу с сахаром и молоком, яичницу с трюфелями или хотя бы просто куриные яйца всмятку!

– Но поскольку у нас нет ничего, кроме черепашьих яиц, а температура лишает нас возможности испечь или сварить их, то поневоле приходится довольствоваться и сырыми яйцами!

– О да, я все это говорю только для виду! В сущности, мне решительно все равно, что есть, и я терпеливо жду дальнейших происшествий, раз ничего больше не остается делать!

– Прекрасно! Тем более что этот ливень, на который вы теперь досадуете, превратится впоследствии в нашего благодетеля. Мы здесь находимся на обширной впадине, простирающейся от виднеющейся вдали группы холмов, названия которых я не знаю, да и господа географы также, до самого Парагвая, спускаясь к нему слабонаклонной плоскостью. Этот беспрерывный скат, доходящий до самой реки Парагвая, называется провинцией Энтре-Риос. Нам необходимо пройти ее, а раз очутившись на Паране, мы оттуда с такой же легкостью доберемся до Сантьяго, как из Парижа до Шато!

– Но каким образом?

– Очень просто… Один господин, имени которого я теперь не помню, сказал, что реки – это самодвижущиеся пути.

– Да, если в нашем распоряжении имелась бы лодка, – заметил Фрике, – или хотя бы плот, а у нас ни того ни другого.

– Зато вскоре будет! Пусть только этот ливень продолжится еще полсуток, и я вам ручаюсь, что мы совершим свое путешествие не только беспрепятственно, но еще и не без удовольствия!

– Ну слава богу! Тогда пусть себе льет! Вы не думайте, что я ворчу из-за промокших сапог; нет, я видел еще и не это. Меня только раздражает, что мы теряем время… Но вы говорите, что через несколько часов погода изменится, и я охотно верю и жду!

Между тем дождь действительно лил как из ведра. Ничто не может дать представления о том, с какой быстротой и силой низвергаются на землю эти ливни. Это какое-то наводнение сверху. Никакие водяные насосы, работающие вовсю, не могут сравниться с этими ливнями.

Как весьма точно заметил Буало, реки вздувались с глухим ревом и так быстро, что это было заметно на глаз. Желтоватые волны несли теперь разные предметы и громадные клубы грязно-белой пены.

Под напором волн полуостров, на котором нашли себе убежище наши друзья, после того как им удалось спастись от гаучо, караибов и гимнотов, заметно заколебался, перешеек, соединявший его с берегом, прервался, и полуостров вдруг превратился в островок. Фрике хотел поспешно эвакуироваться, но Буало решительно воспротивился.

– Но нас сейчас затопит! – сказал Фрике.

– Вряд ли! Обратите внимание, что этот островок не похож на другие острова. Он состоит не из земли, а из наносных трав, волокон, глины и крепких лиан и прикреплен к берегу, как причалом, теми же крепкими лианами. Он легок, как плавучее гнездо водяной птицы, и мы поплывем на нем, как на плоту. Эти плавучие островки называются «camarotes».

– Мне они уже знакомы, месье Буало. В Африке мы с моим малышом уже плавали на таком островке. Я, впрочем, кажется, уже рассказывал вам об этом.

– Да, но там это было сопряжено с опасностями, здесь же это будет простая прогулка. Эта штука плавает, как пробка. Кроме того, уровень воды сейчас достаточно высок, так что вполне можно сниматься с якоря!

– С Богом! – воскликнул Фрике. – Пустите же в ход ваш нож и перерубите им причалы! Ход вперед!

Буало недолго думая выхватил свой нож и несколькими сильными ударами перерубил стебли и лианы, удерживавшие островок на месте.

 

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.019 с.)