ТОП 10:

Буало выхватил свой нож и несколькими сильными ударами перерубил стебли и лианы, удерживавшие островок на месте.



 

Вначале остров покружился на месте минуты три-четыре, затем был подхвачен течением, и его быстро понесло вниз по реке.

Между тем волны вздымались все выше и выше. Поднялся сильный ветер, дождь вовсю свирепствовал. В отдалении поток бурлил и ревел, как дикий зверь. Затем послышался как бы протяжный стон или вопль реки, готовой перейти в наводнение. Этот шум напоминал шум приближающейся тучи саранчи. Почти каждый знает тот глухой, могучий шум водяных потоков, рвущихся на простор из слишком узких берегов и постепенно заливающих берега, которые они вот-вот совершенно поглотят под собой! Этот глухой шум продолжался в течение нескольких часов. Островок несло все быстрее и быстрее. По счастливой случайности само очертание его как нельзя лучше соответствовало его назначению плавучего плота. Он превосходно перескакивал через все препятствия и неизменно удерживался на середине течения. Будучи довольно широк в передней части, он заканчивался острым мысом с кормовой, что мешало ему крутиться, а это было бы неизбежно, если бы островок был круглым. Уровень воды быстро повышался, и перед островком образовался громадный, как море, разлив. Между тем на расстоянии каких-нибудь двухсот метров, не более, впереди вздымалась высокая водяная стена, подобная тем, какие вырастают у устья Жиронды в пору сильных приливов. Стена эта достигала чуть ли не трех метров высоты и неслась с быстротой скакуна.

Глухой шум воды превратился в грохот; островок несло с невероятной быстротой.

– Громы небесные! – воскликнул мальчуган. – Да мы идем не хуже любого парохода!

– Ну разве я не говорил, что наводнение будет нашим благодетелем. Наше импровизированное судно доставит нас в страну, почти цивилизованную, где встречаются гаучо, но где помещения и улицы освещаются газом, где можно получить удар ножом в бок или спину, где есть табак и экипажи, и полицейские агенты, и господа в цилиндрах… Наконец, там есть пароходы и железные дороги!..

– Железная… дорога!.. Вы сказали, железная… дорога!

– Да, железная дорога, которая доставит вас прямо в Сантьяго, да и меня вместе с вами!

– Боже мой, как я счастлив! Даже почти не чувствую ног, что измок с того момента, как вы сказали мне эту добрую новость! Конечно, радость очутиться среди этих каменных ящиков, именуемых домами, из которых состоят большие города, сама по себе для меня не велика, ведь мне привелось испытать в городах немало горя. Но мысль вскоре увидеться с друзьями действительно приводит меня в восторг!

Между тем островок несся с головокружительной скоростью, и шум воды становился все оглушительнее. Берега бежали с той быстротой, какая утомляет глаз путешественника, несущегося в курьерском поезде и смотрящего в окно своего купе.

Дождь продолжал по-прежнему лить. Жалкие ручейки и канавки превратились в реки, реки и речонки – в бурные потоки, а приток, по которому плыли наши друзья, походил на широкий морской пролив.

– Этот водяной путь движется с быстротой железной дороги! – пошутил Фрике. – Счастье еще, что путь свободен, случись нам встретить поезд, так и поводьев не подобрать! Но мы здесь одни.

Вдруг глухой рев заставил его обернуться.

– Как видите, не совсем одни! – проговорил Буало. – Есть еще и другие невольные путешественники… Посмотрите, видите эту флотилию?

– Эге! Надо держать ухо востро с этой стороны! – воскликнул Фрике.

– Не беспокойтесь, нам не грозит ни малейшей опасности. Если эта пума (безгривый лев пампасов) голодна, то, с другой стороны, она еще более напугана, очутившись неожиданно для себя на плавучем островке, таком же, как наш.

– О… Да этих camarotes, этих плавучих островков здесь много! Мы их повстречаем немало на нашем пути, и на всех есть какие-нибудь пассажиры…

– Ну что я вам говорил? Видите вы этого ягуара, который ползком выбирается из pajonales, этой группы зеленых лиан, теперь тоже залитых водой? Ягуары, обыкновенно селящиеся в этих pajonales, боятся воды, как истинные кошки, и потому он хочет выбраться на сушу!..

– Вот так ловко! Какой превосходный прыжок, смотрите… Он очутился как раз на спине этой пумы, которая вовсе не ожидала этого. Ах, смотрите, их остров накренился, и оба животных очутились в воде!

Все это ужасно забавляло Фрике. Время от времени еще другие camarotes отрывались от берегов, и какой-нибудь перепуганный четвероногий пассажир, дрожа всем телом, старался удержаться на нем. Островок подхватывало течением и уносило вместе с другими, подобно лодкам или баржам на Сене, которые тянутся вслед за буксиром.

Сколько времени длилось это своеобразное путешествие, трудно сказать. Прошло много тревожных и голодных часов. Буало и Фрике, сами не зная, вдруг очутились на громадном водяном пространстве, где совсем не было видно берегов.

– Но, черт побери! Это Уругвай! Вот так штука, мы рассчитывали пересечь Энтре-Риос и добраться до Параны, а теперь это течение уносит нас, по-видимому, в Буэнос-Айрес!

– А это далеко от Сантьяго? – спросил мальчуган под влиянием все той же неизменной мысли о встрече с друзьями.

Не успел Буало ответить, как сильный водоворот подхватил их плот, словно щепку, и перекинул на другую сторону реки Уругвай, достигавшей в этом месте ширины без малого километр.

– Ну, голубчик мой Фрике, теперь я могу сказать вам с уверенностью, что мы плывем в Парану! Вы ведь поняли, что с нами сейчас случилось?

– Гм, мне кажется, что да.

– Это очень просто! Та стена, которая двигалась перед нами, перерезала вкось воды Уругвая, и мы очутились сразу в Энтре-Риос, где мы теперь находимся, вероятно, в восьмидесяти километрах от города Мерседес, начального пункта железнодорожной линии, идущей на Буэнос-Айрес… Так поплывем в Мерседес… Вероятно, расположенные в низинах Salinas теперь затоплены водой… Скоро здесь повсюду будет на полтора метра воды. Видите, нас несет течением! Воспользуемся им. Из Мерседеса нам легко будет добраться до Параны, там останется всего семьдесят с чем-то километров… Ну, что вы скажете на это?

– Скажу, месье Буало, что все идет как нельзя лучше и что на этот раз, по крайней мере, неудачи перестали меня преследовать!

И действительно, на этот раз они беспрепятственно плыли на своем островке до последней инстанции, а затем частью пешком, частью верхом, частью в лодке достигли берегов Параны.

Путешествие их продолжалось более трех суток, и оба француза были совершенно измучены, истощены и промокли до костей. Буало пришлось расстаться со своим ружьем, своим несравненным «гринером», которое он променял на пару добрых коней в Мерседесе, а также и с одним из своих револьверов, который он также обменял на плохонькую лодку.

Но что из того? Они увидели пароход. Свисток возвещал скорое отплытие, и Буало, которого никто и ничто не могло захватить врасплох, имел при себе в своем совершенно непромокаемом бумажнике чековую книжку на пятнадцать тысяч франков.

Таким образом, все устраивалось к лучшему в этом лучшем из миров.

Плавание по реке было скучно и однообразно, но наши путешественники только о том и думали, как бы наверстать потерянное было время, и между обедом и ужином, между ужином и завтраком спали как убитые.

Но вот наконец они попали в Парану. Все русло реки было совершенно загромождено множеством маленьких островков и островочков, которые во время мелководья производили впечатление пестрых и красивых цветников.

Две категории населения избрали себе жилищем эти островки: с одной стороны, отвратительные кайманы пять-шесть метров длиной – соседи самые нежелательные и даже опасные вследствие своей громадной численности и кровожадности, с другой – мака, приятные птички из рода нырков, оперение которых весьма походит на лебяжье, а шкурки идут на дамские муфты и опушки к дамским нарядам.

Наши путешественники недолго пробыли в Паране, городе, расположенном на краю обрывистых береговых скал высотой двести пятьдесят метров, откуда можно увидеть Санта-Фе, лежащий как раз напротив, на расстоянии восемнадцати километров по прямой линии. Буало и Фрике высадились в Санта-Фе на пасо Санта Томо, мысе, вдающемся в море и поросшем карликовым девственным лесом, изобилующим дичью.

Но в данное время как звери, так и птицы отсутствовали, так как между листвой повсюду сверкали штыки и был слышен смутный шум голосов, кто-то оживленно разговаривал шепотом или вполголоса, нарушая тишину или вдруг разом прекращая беседу после короткого свиста. Очевидно, здесь расположились лагерем люди, в этом девственном лесу, который можно было бы назвать Булонским лесом Санта-Фе.

Это сборище партизан представляло собой любопытную картину. Здесь были и гаучо с бронзовым цветом лица, дремавшие бок о бок с безжизненными джентльменами в дорогих панамах или блестящих цилиндрах. Чернокожие и метисы стояли на часах вместе с милиционерами-дезертирами; седобородые старики, прежние баррикадеры, обучали ружейным приемам молодежь, почти детей, которые едва могли поднять эти тяжелые старинные карабины.

Прибытие наших друзей было встречено окликом: «Кто идет?», на что Буало ответил громким и звучным: «Амигос!» (друзья). После этого часовые опустили перед ними ружья. Впрочем, партизаны не задевали чужестранцев, и потому их расспросы были дружественными и в высшей степени вежливыми.

Зоркие глаза Буало, которые всегда все видели и замечали, сверкнули огнем радостного удивления; однако он воздержался от явного выражения чувств и воскликнул самым обычным, спокойным тоном:

– A-а, Флажоле! Ну как же ты поживаешь, мой милый товарищ?

Человек, к которому были обращены по-французски эти слова, только что вышел из-под навеса сарая, служившего складом товаров и построенного на опушке леса. При звуке голоса, называвшего его по имени, он поднял голову, раскрыл свои объятия и, слегка побледнев от радостного волнения, воскликнул:

– Буало! Да это в самом деле он, мой добрый друг Буало!.. Вот приятный сюрприз!

– Не правда ли, ты никак не ожидал меня увидеть?

– Ну конечно! Кто бы мог подумать?!

– А мы с товарищем пришли тебя попросить, чтобы вы накормили нас завтраком. Представляю тебе моего молодого друга Фрике! Славный, лихой матрос, доложу я тебе, такой, как ты любишь, паренек, который делает честь своей стране… А это, мой милый Фрике, Флажоле из Бургиньона, бывший офицер зуавов, в настоящее время один из видных коммерсантов в Санта-Фе. Теперь подайте друг другу руки и будьте друзьями!

Партизаны, видя, с кем они имеют дело, вернулись в чащу леса и не стали больше заниматься приезжими. Раз Флажоле их знал, значит, этого было достаточно. Этот уважаемый коммерсант пользовался большой популярностью и любовью в городе.

– Ну, дети мои, – проговорил он без околичностей, – я знаю, вы не трусы, но сейчас у нас здесь будет перестрелка, и вам нет никакой надобности вмешиваться в дело, которое вас вовсе не касается. Пойдемте в мой дом!

– Ты думаешь?

– Поверь моему нюху старого вояки – в воздухе пахнет порохом! Ириондо опять натворил бед, и его хотят сместить, поставив на его место Итуррассо,[14] а потому говорю тебе: бежим отсюда, пока есть время, если вы не хотите попасть между двух огней. Кроме того, я думаю, что колорадосы на этот раз потерпят поражение. Правительство предупреждено, это я заключаю из того, что все путешественники из Буэнос-Айреса, прибывшие на «Проведоре», должны были остаться на судне в порту, а те, кто не захотел подчиниться этому распоряжению и вопреки ему высадился на берег, все были засажены в кабильдо (городскую тюрьму).

– Ну так идем, тем более что мы очень спешим насадить что-нибудь на вилку! – сказал Буало.

Действительно, готовилась драма, одна из тех далеко не редких драм, увы, которые разыгрываются в республиках Южной Америки. Ружья должны заговорить, а кровь – пролиться.

Пока все действующие лица готовящейся драмы держатся наготове в ожидании сражения, сообщим читателю вкратце о политическом положении города, куда судьба занесла двух наших парижан.

Санта-Фе, главный город провинции этого же имени, входит в состав Аргентинской республики. Этот хорошенький городок насчитывает до двадцати пяти тысяч жителей, ведет оживленную торговлю и служит складом для хлебных грузов, поступающих сюда из колоний, расположенных полукругом до Росарио.

Прилегающие к ней провинции с севера и востока, вплоть до великой пустыни Чако, населенной индейцами и простирающейся до Боливии и Рио-Вермейо: Эсперанса, Сан-Карло, Лас-Тунас, Сан-Иеронимо и Эль-Хосе.

В состав Аргентинской республики входят еще семь других провинций; всего же их тринадцать. Каждая из них пользуется относительной автономией, имеет свою палату депутатов (Camera de los Disputados) и свой сенат. Они управляются по своему усмотрению и сами избирают себе губернатора.

Соединенное собрание депутатов всех тринадцати провинций представляет собой национальный конгресс, заседающий в Буэнос-Айресе и ведающий внешней политикой всей страны.

Судебная власть каждой отдельной провинции совершенно независима, и преступнику стоит только переселиться за пределы его округа, чтобы жить в полной безопасности, иногда всего в полусотне метров от того места, где он был приговорен к смертной казни.

Впрочем, приговоры судей в большинстве случаев не отличаются особенной строгостью, за исключением случаев скорого суда, когда обычным приговором являются два года службы в линейном батальоне на границе индейского резервата.

Эта граница, в сущности, ничтожная канава глубиной два метра и шириной шесть, которую очень нетрудно перескочить для каждого, кроме индейцев, кони которых, привыкшие к ровному месту, совершенно не умеют брать препятствия.

Через каждые сорок километров виднеются блокгаузы, а в промежутках между ними – небольшие лагеря, где живут вперемешку солдаты и индейцы «мансос» (оседлые), признающие местные власти, но которые, как только хорошо откормят коней и сами разжиреют на казенных харчах, в одну прекрасную ночь сбегут к своим сородичам вместе со своими, а иногда даже и с солдатскими конями.

Прежде чем вернуться к Санта-Фе, следует сказать еще пару слов об Эсперансе, расположенной в сорока пяти километрах от вышеупомянутого города и не уступающей ему ни по численности населения, ни по богатству.

Это объясняется отчасти тем, что местное правительство много делает для привлечения иностранцев-колонизаторов: оно отпускает им тотчас же по прибытии дом, пару лошадей, пару волов и двадцать квадратных «cuadras» земли (cuadra равняется девяносто восьми метрам) для возделывания.

Эта колония находится под непосредственным наблюдением политического вождя, который для проформы представляет отчет о своих действиях губернатору провинции, но, в сущности, волен поступать во всем по своему личному усмотрению.

Эта независимость превратилась в полнейшую автономию после последних беспорядков, во время которых колонисты выставили самым форменным образом за дверь господина Buscado de paz (то есть мирового судью) и разбили наголову батальон, вставший на его защиту.

Тот властитель, который присвоил себе всю эту власть, не кто иной, как доктор Лесман, швейцарец родом, большой богач, владелец завода, прелестнейший господин лет тридцати пяти, необычайно смелый, решительный и энергичный и вместе с тем чрезвычайно справедливый и честный, как истинный республиканец, но строгий ко всякого рода лодырям и лентяям. Кроме того, он является еще хозяином и основателем местной газеты «Coloneo del West».

Дом, куда повел своих гостей бывший офицер зуавов, бургиньонер Флажоле, был расположен в порту. Это было комфортабельное жилище, каким может быть только жилище человека богатого, со вкусом, любителя французского комфорта. Он оказал им самое широкое гостеприимство, и, конечно, наши друзья много говорили о Париже и о милой Франции. Когда настала ночь, из города стал доноситься тот смутный гул, похожий на ропот волн и шум прибоя, который наши друзья уловили в тот момент, когда только что вошли в лес.

Этот своеобразный шум был хорошо знаком Флажоле, уже не раз слышавшему его. Но Буало положительно не мог сидеть спокойно на месте, наконец он не выдержал.

– А что, если мы пойдем посмотреть? – сказал он.

– Да! – поддержат его Фрике. – Хоть взглянуть!

– Да неужели вам охота получить по физиономии? Предоставьте лучше этим людям сводить свои счеты, как они хотят, и не вмешивайтесь в то, что вас вовсе не касается!

– Но пожалуйста, Флажоле, ты же отлично знаешь, что ничего опасного нет!

– Я знаю, что здесь пули главным образом предназначаются для зевак и не только здесь, но и везде, а рисковать всадить в себя пулю без всякой надобности – это, прости меня, просто неумно. Ты знаешь, я и сам не хуже другого умею владеть оружием и тоже участвовал во всяких передрягах, но, признаюсь, меня все это ничуть не прельщает! Если бы еще дело шло о чем-нибудь другом, если бы это было одно из тех внезапных восстаний, которые превращают порабощенный народ в вольных граждан! Если бы надо было оплатить своей кровью хотя бы один миллиграмм независимости, то я, не теряя минуты, схватил бы свой карабин и крикнул: «На баррикады!» Но кой черт мне от этих домашних распрей, когда прекраснейшие парни, перессорившись из-за пары сапог, не могут иначе сговориться между собой, как только посредством обмена ружейными выстрелами даже по поводу самых мельчайших пустяков!

– Да, но мы, однако, пустились в кругосветное путешествие не с тем, чтобы сидеть в четырех стенах! Надо же нам посмотреть, что происходит вокруг нас!..

– Наконец не съедят же нас, месье Флажоле. Ведь мы только одним глазком посмотрим! – говорил Фрике.

– Ах вы, упрямцы этакие! Да знаете ли, в чем тут дело? Имеете ли вы хоть малейшее представление о том, что здесь будет происходить? Губернатор Ириондо весьма непопулярен здесь. Это рослый детина лет тридцати пяти, в сущности, довольно безобразный, но у него есть одна страсть – пиво. То количество пива, какое он поглощает, привело бы в ужас самого отъявленного пропойцу из любого немецкого университета. Он был страшно обременен долгами в Буэнос-Айресе, и отчасти этим объясняется его назначение сюда. Назначение это не обошлось без вмешательства и влияния иезуитов. Но, в сущности, не все ли равно?!

– Я лично не терплю иезуитов, и их протеже никогда не мог бы рассчитывать на мое сочувствие! – заявил Фрике.

Все расхохотались при этом энергичном заявлении.

– Ну а кого же, если позволите спросить, хотят поставить на место данного господина? – осведомился опять Фрике.

– Славного малого по имени Итуррассо, которого я очень люблю и которому желаю всякой удачи!

– Ага! В таком случае да здравствует Итуррассо и долой Ириондо!

– Muere el Traidor!.. (Смерть предателю!) – заревели вдруг голоса на улице.

– Чего они кричат? Вот странные люди!

– Ну тут ничего не поделаешь! Прольется кровь! Заговор в полном разгаре. Все главари здесь у Этеррага, в кофейной на главной плошали. Они ждут только сигнала, по которому подоспеют сюда колорадос, расположенные лагерем за городом.

Не успел старый зуав договорить, как на улице началась перестрелка.

Одним прыжком все трое оказались на улице. Буало не мог не засмеяться.

– Ну а где твоя решимость не вмешиваться? – обратился он к Флажоле.

– Что ты хочешь… порохом запахло!.. Кроме того, если бы можно было как-нибудь их примирить или, по крайней мере, хоть сколько-нибудь смягчить противостояние в этой междоусобной войне… А затем появятся раненые… им нужна будет помощь!

– Вот оно что! – воскликнул Буало, горячо пожимая ему руку. – Вот это твое предложение лучше, но и труднее выполнить, чем участие в битве. Но я вижу, что ты все тот же добряк, как и прежде!

– Фонарей! Фонарей! – крикнул Фрике.

– Да замолчишь ли ты, лягушонок! – прикрикнул на него Флажоле. – Закрой свой клюв и вперед!

– Слушаю, капитан! Спрячем энтузиазм в карман и превратимся в санитара!

Толпа людей вразброд выбегала из кафе «Этеррага» и спортивным шагом шла, потрясая оружием в воздухе и громко крича: «Muere el Traidor!»

– Они бегут к Ириондо! Беднягу убьют!

Молодой человек, одетый в изысканный европейский костюм, бежал впереди всех. Ему было двадцать три – двадцать четыре года, не более.

– Это Кандиотти, – сказал вполголоса Флажоле, – один из главарей восстания. Только бы он не погиб в этом деле; было бы жаль… Смелый и отважный юноша, мил и любезен, как парижанин, и владеет многомиллионным состоянием.

Кандиотти узнал Флажоле и приветствовал его дружеским жестом руки. Между тем толпа прибывала с каждой минутой и добежала уже до casa (дома) Ириондо, который намеревалась сейчас же взять штурмом.

Но входная дверь была тяжелая. Повстанцы стали разбивать ее топорами и ружейными прикладами, тогда как другие открыли беглый огонь по фасаду и плотно закрытым окнам.

В тот момент, когда дверь готова была поддаться, она вдруг широко раскрылась и на улицу хлынул целый поток света от факелов, которые держали в руках с дюжину пеонов, неподвижно выстроившихся в сенях, подобно статистам на сцене.

Все они были безоружны. Колорадосы готовы уже были броситься в широкие сени, когда неожиданное видение остановило их. Перед ними появилась девушка с горевшими от возбуждения глазами. Гордая и спокойная, со скрещенными на груди руками, она стояла перед толпой инсургентов.

– Что вам нужно? – спросила она, когда шум и гам разом стихли.

– Ириондо! Предатель должен умереть! – крикнул чей-то возбужденный голос.

– Кто смеет говорить, что Ириондо предатель? – в порыве гнева воскликнула девушка, гордо закинув голову.

– Я! – крикнул тот же голос. – Я требую его смерти!

– Ты, Педро?.. Ты, которого мой отец спас от presidios (суда)!

– Так умри же и ты, змея! – крикнул освирепевший метис, стреляя прямо в упор в девушку.

 

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.122.228 (0.024 с.)