ТОП 10:

По прошествии четверти часа из раны был вытащен громадных размеров подкожный глист.



 

– В сущности, – говорил он, – нитчатка, или подкожный глист, существо микроскопическое, обитающее в сырой почве, в болотистых местах и в трясинах экваториальной зоны. Когда самка оплодотворена, то в силу своего материнского инстинкта она ищет для своего будущего потомства надежное убежище. Поэтому она забирается под кожу человека всякий раз, когда для нее представляется случай. Так как негры почти всегда ходят босые и с голыми икрами, то этот чрезвычайно маленький червь безболезненно прокалывает кожу, впивается в ранку, сворачивается в ней клубочком и питается за счет человеческого тела, служащего ему жилищем. Вследствие обильного питания нитчатка, или, как его еще называют, волос или волосянка, непомерно толстеет и растет; кожа человека над ним вздымается и образует вздутие; затем он начинает пролагать себе подкожные пути, пока не доберется до торса, где, избрав себе какое-нибудь место, окончательно сворачивается и образует вот такие шишки, или желваки, которые вы видите.

– Но ведь это же ужасно!

– Действительно ужасно! – согласился доктор. – Тем более это еще не все: несчастный, служащий искусственным инкубатором для потомства подкожного глиста, быстро начинает худеть, терять силы, становится крайне раздражительным. Его начинает мучить сухой кашель, который надрывает ему грудь; у него появляется пот, словом, все симптомы, совершенно сходные с симптомами чахотки… Вы посмотрите только на этого гиганта, ставшего расслабленным и изнуренным, несмотря на свое сильное тело и железную волю.

Затем, когда у червя появляется потомство, на теле больного образуется громадный нарыв; он назревает, лопается, и молодняк возвращается в сырую почву, где, пробыв известное время, снова будет искать тело, в котором станет гнездиться и совершать свои путешествия в человеческом организме.

Готово! – воскликнул доктор, намотав на палочку вторую нитчатку. – Если только все пойдет и дальше так же удачно, – добавил он, – то я сегодня же закончу дело нашего освобождения от чужеземного ига!

– А вы не боитесь переутомить больного? – спросил Андре.

– Переутомить?! Полноте! Да ведь он чувствует только облегчение и, наверное, ужасно рад, что эта операция не причиняет ему сильных страданий. Как видите, он за все это время ни разу не пожаловался.

Действительно, надо отдать должное Ибрагиму – он был самым терпеливым и спокойным пациентом, какого только можно было себе представить. Как человек умный и сообразительный, он сразу понял, что этот тоби нашел истинную причину его болезни и что все чернокожие знахари, лечившие его до сих пор, были просто шарлатанами.

Он с невозмутимым равнодушием смотрел, как доктор вытаскивает третьего глиста, громадного по своим размерам; уже более половины было извлечено, как вдруг, оттого ли, что доктор слишком сильно его потянул, или же оттого, что сам глист, будучи необычайной длины и толщины, оказал слишком сильное сопротивление, но он порвался на самом краю раны, и, прежде чем хирург успел схватить его, оставшаяся внутри раны часть червя мгновенно скрылась, как порвавшаяся каучуковая нить.

Невольный крик досады вырвался у доктора:

– Тьфу ты пропасть! Опять начинать сначала… Но я его вытащу! Впрочем, этот маленький случай даст мне возможность познакомить вас с одним любопытным феноменом, который редко кому приходилось видеть. Видите белую жидкость наподобие жидкой кашицы, вытекающую из этого червя?

– Вижу! Как будто бы тысячи крошечных тел, одаренных способностью двигаться!

– У вас прекрасное зрение, это действительно так. Эти маленькие тельца – молодые нитчатки, которые не прочь переселиться в другое тело и зажить новой жизнью.

– Благодарю, – сказал Андре, поспешно вытирая свои руки. – Я вовсе не расположен к приему таких жильцов.

– О, вы ничем не рискуете, милейший, нескольких капель воды будет достаточно, чтобы оградить вас от них. Европейцы чрезвычайно редко подвергаются этому заболеванию благодаря своей обычной опрятности.

Между тем доктор вторично сделал надрез той шишки, где еще остался остаток глиста, и на этот раз удачно выхватил его. Покончив с этим червем, хирург подкрепился пальмовым вином и, отдохнув немного, снова продолжил операцию.

Таким образом он вскрыл один за другим двенадцать желваков различной величины, из которых извлек то же количество червей, общая длина которых равнялась по меньшей мере девяти-десяти метрам.

Доктор положительно сиял от удовольствия, что все шло так удачно и благополучно, и благодаря своему чутью старого врача-практика ему удалось правильно поставить диагноз этой опасной болезни, почти совершенно неизвестной в Европе, спасти работорговца и тем самым вернуть себе и своим друзьям и товарищам по несчастью свободу.

Операция продолжалась более пяти часов, и все трое – врач, оперируемый и ассистент – в конце концов страшно измучились.

Теперь больной нуждался главным образом в абсолютном покое. Его обложили холодными компрессами, после чего доктор и его помощник удалились, приставив к больному двоих воинов-галласов с приказаниями сменить компрессы, как только они начнут нагреваться.

Выйдя из хижины, они тотчас же встретили Фрике, который был ужасно встревожен, не зная, как решится их общая судьба. Доктор поспешил его успокоить и, ласково потрепав по плечу, сказал:

– Мой славный маленький юнга, мой настоящий матрос, радуйся и будь счастлив, сын мой: мы спасены!

 

ГЛАВА IV

 

День «переговоров». – Невольничий рынок. – Как ценится и оплачивается живой товар. – Слово чернокожего. – Дело начинается выпивкой и кончается побоями. – Величие и падение африканского властелина. – Три человека за девять фунтов соли. – В путь. – Один конь для шести всадников. – Разграбление царских сокровищ. – Страшная месть. – Любопытное открытие. – Рабство. – Коран и Евангелие. – Низость. – Проданный братом! – Отказ от свободы. – Фрике и его негритенок.

Прошло две недели с тех пор, как вследствие ряда быстро сменявшихся событий доктор Ламперрьер, Андре и маленький парижанин Фрике в течение тридцати шести часов подвергались самым разным опасностям.

Со времени удачной операции, сделанной французским хирургом абиссинскому работорговцу, положение трех европейцев заметно изменилось к лучшему. Состояние здоровья Ибрагима было теперь вполне удовлетворительно.

Он стал положительно неузнаваем; его страшная язва совсем зажила, глубокие раны и нарывы, образовавшиеся вследствие извлечения подкожных червей, прекрасно заживлялись. Атлетическая фигура снова начинала становиться мускулистой, а лицо дышало спокойствием и благодушием.

Семь часов утра. Абиссинец расположился под сенью громадного развесистого банана, густая листва которого манит отрадной прохладой и сплетается густым шатром над его головой.

Он жует своими мощными челюстями, пища так и хрустит на его белых зубах. Чудесное рагу, которое он жадно препровождает обеими руками из объемистой чашки в рот, приготовлено из носорожьего мяса, поджаренного в пальмовом масле, и приправлено местным поваром густым пюре из рыжих муравьев.

Эта варварская стряпня пришлась, по-видимому, очень по вкусу абиссинцу. Как истинный мусульманин. Ибрагим добросовестно выпивает чашку свежей воды, но по окончании трапезы протягивает руку к громадному сосуду, наполненному пальмовым вином, и разом поглощает все его содержимое. Бахус все-таки одержал победу над Магометом.

– Молодчина! – воскликнул задорно Фрике. – Вот так глоточки! Право, патрон, я такого молодчика на выпивку, как вы, еще не видывал!

Отлично выспавшись на душистой зеленой траве возле своего громадного приятеля слона, Фрике, потягиваясь, явился поздороваться с «патроном». Костюм мальчугана сильно видоизменился за это время; он теперь носил превосходный белый бурнус с капюшоном, ниспадающим на лоб, и пару прекрасных кожаных сапог, доходящих до колен.

Так как этот костюм лучше всего защищает от солнечных лучей, то мальчуган решил нарядиться в него, и в этом арабском костюме наш маленький парижанин был невообразимо забавен.

Ибрагим, симпатию которого ему удалось завоевать, встречал его появление благосклонной улыбкой, скорее напоминающей оскаленную морду хищного зверя, чем человеческую улыбку. Вслед за Фрике появились доктор с Андре.

Первый из них несколько поправился; он уже не прибегает к усиленному поглощению кислорода и так же, как Фрике, наряжен в белый бурнус, подарок Ибрагима. Андре сохранил свой обычный европейско-колониальный костюм и полотняный шлем.

– Ах, матросик, откуда ты взялся? – воскликнул доктор, завидев Фрике.

– Откуда? Из спальни моего приятеля Осанора!

– Да, да, вашего дружка слона! – засмеялся Андре.

– Славная скотинка, господин Андре, и какой он умный, если бы вы только знали! Право, он понятливее многих людей.

– Я в этом ничуть не сомневаюсь. Но скажите, почему вы прозвали его Осанором?

– Хм! Да потому что у него остался всего только один клык!

– Тем более! Разве вы не знаете, что «осанор» означает фальшивый зуб, то есть вставной зуб? А ваш огромный друг не только не имеет вставных зубов, но даже лишился одного из своих. Вам следовало бы скорее назвать его «однозубым».

– Может быть, но «Осанор» звучит так красиво, и, кроме того, слон уже привык к этому имени и отзывается на него.

– Ну, пусть он будет Осанор. Мы не станем спорить об этом, мой друг.

Тем временем Ибрагим окончил завтрак, встал, молча поклонился трем европейцам и направился к своему помощнику, который отдал какие-то приказания.

Тотчас же забил барабан. Из всех хижин шумно высыпали туземцы, а люди Ибрагима выстроились кольцом на большой поляне.

– Сегодня у них великий день! – сказал доктор своим товарищам.

– Какой великий день? – полюбопытствовал Фрике, горделиво драпируясь в свой бурнус.

– День переговоров!

– Да, да… Я уже слышал об этом в последнее время, но ничего не мог понять.

– Видите ли, переговоры означают торг. Невольники, которых явился закупить Ибрагим, прибыли сюда со всех концов черного континента; это все или военнопленные, или бедняги, уведенные с родины и ставшие жертвой коварной ловушки; их свыше четырехсот человек. Теперь их надо освидетельствовать, удостовериться в их физических достоинствах и недостатках, разделить на группы или табуны, как продажный скот, и, наконец, приобрести их, то есть купить, как покупают скотину гуртовщики.

– Ах, как вы можете произносить это, доктор! – упрекнул его Андре.

– Не возмущайтесь моими словами, дорогой Андре, я только называю вещи их настоящими именами! Неужели вы хотите, чтобы я восстал против этого, без сомнения, отвратительного порядка вещей, но который, – увы! – еще не скоро изменится?! Кстати, все дурное имеет и свою хорошую сторону: этих бедняг погонят к португальскому берегу, и мы, конечно, отправимся с ними, а там нам уже нетрудно будет найти возможность вернуться на родину. Все, что мы можем сделать для этих несчастных, это только несколько облегчить их участь.

– В чем же состоят переговоры?

– Переговоры – это торг, коммерческая сделка между продавцом и покупателем. Предстоящие переговоры предшествуют покупке черных невольников Ибрагимом и будут продолжаться двое или трое суток. При этом можно увидеть, к каким хитростям и уловкам прибегают эти торгаши; сколько красноречия и пустословия, сколько заведомо ложных клятв, бранных и ласковых слов, сколько лести и оскорблений пускается в ход; сколько лобызаний и объятий и сколько побоев и колотушек подносят друг другу торгаши. При этом будет выпито громадное количество едкой жидкости, смеси скверного спирта с водой, которую здесь называют торговой водкой.

После барабанного боя абиссинских барабанщиков завыли, засвистали, затрубили музыканты осиебовского оркестра. После чего невольники, находившиеся до сего времени вне деревни, под бдительным надзором своих погонщиков, медленно, длинной вереницей двинулись в деревню, тихо напевая какую-то жалобную мелодию с надрывающей душу тоской. Их было около четырехсот человек, считая в том числе сто пятьдесят женщин и детей.

Несчастные не вполне сознавали свое положение. Их только что напоили допьяна пивом из сорго и с самого момента прибытия усиленно откармливали, как это делают скотопрогонщики, стремящиеся получить за свой скот хорошую цену.

У каждого мужчины-невольника на ногу была надета тяжелая деревянная колодка, в которой проделано отверстие, чтобы в него можно было всунуть ступню, затем отверстие так забивается деревянными клиньями, чтобы из него никак нельзя было высвободить ногу. Но так как при этих условиях несчастный не мог бы сделать шага, не причинив себе ужасной боли и ранения, то к каждому концу колоды привязывается веревка, которая перекидывается через плечо или надевается на руку в изгибе локтя, наподобие ручки корзинки. Такая веревка помогает злополучным кандальникам экваториальных стран нести свои тяжелые деревянные кандалы.

Кроме того, у некоторых из туземцев обе руки зажаты в своего рода деревянные кандалы: это устраивается для тех невольников, которые считаются особенно непокорными и за которых опасаются, чтобы они не сбежали.

Они, несомненно, ужасно страдают, так как лишены даже возможности отгонять от себя мух, комаров и всякую мошкару, которая сотнями гнездится у них в глазах, ушах и на губах. Но никто не жалуется, и все они кажутся покорными своей судьбе. Женщины кормят грудью своих детей. Несчастные матери, несчастные дети! Всех их размешают отдельными группами.

Тем временем абиссинцы Ибрагима разложили свои товары, начинается поглощение водки. Затем раздаются крики и вой, не имеющие ничего общего с человеческими голосами.

Французы, пораженные такой непривычной картиной, молчали.

У Фрике, неисправимого весельчака, в глазах стоят слезы.

Пачки слоновой кости разложены в несколько рядов; надо заметить, что название «пачка слоновой кости» присвоено не только слоновым клыкам, как это можно предположить, но и означает одновременно и слоновую кость в прямом смысле, и подбор различных предметов и товаров, каким оплачивается такая пачка слоновых клыков при покупке ее европейцами у туземцев.

Пачка слоновой кости – это, в сущности, известная условная денежная единица, представляющая собой ценность, равную стоимости более или менее крупного слонового клыка или нескольких мелких клыков.

Такая странная денежная единица принята при покупке живого товара: так, за одного африканца платят одну или несколько пачек слоновой кости.

Такая условная пачка слоновой кости состоит прежде всего из ружья, составляющего главный и наиболее ценный предмет из подбора вещей, и других товаров, входящих в состав пачки слоновой кости. Ружья обыкновенно самые примитивные, из числа дешевого оружия, изготовляемого в Бирмингеме или Париже. Чаще всего это кремневки с прикладами, выкрашенными ярко-красной краской. Впрочем, это грошовое оружие, в сущности, вовсе не так плохо, как можно подумать.

К ружью придаются еще два ящичка пороха, весьма крупного, небрежно изготовленного, но тем не менее весьма удовлетворительного в употреблении. Он туземцам продается за три франка ящик. Кроме ружья и пороха в покупку входят еще два больших медных таза, которыми туземцы чрезвычайно дорожат. Они являются, так сказать, главной ценностью в приданом новобрачной в этих местах. К вышеупомянутым предметам добавляют еще восемь локтей манчестерского сукна, пачку американского табака, полфунта цветных бус или бисера, два ножа, шесть медных полос, из которых туземцы изготовляют браслеты для рук и ног и широкие запястья для себя и женщин. Затем сюда входят кастрюлька, таганчик, медный котелок, поношенный цилиндр специально для «королей» и красный шерстяной колпак для крупных «сановников». Кроме того, еще фунт соли, двадцать кремней для ружей и, наконец, два важнейших непременных продукта: алугу, или торговая водка, и парфюмерия.

Вы удивлены? Да, парфюмерия!

Африканцы питают к алугу непреодолимое пристрастие, доходящее до исступления.

Эта отвратительная жидкость представляет собой смесь жженого сахара с алкоголем сорок пять процентов, причем не подумайте прибавить в него сколько-нибудь капель воды – чернокожие пьяницы тотчас же заметят эту маленькую фальсификацию.

Путешественник Альфред Марш упоминает о случае, когда какой-то негр, не поморщившись, а, напротив, с видимым наслаждением выпил разом громадный стакан тридцатипроцентного алкоголя, предназначенного для анатомических препаратов.

На каждую пачку слоновой кости обязательно полагается четыре литра такого алугу. Парфюмерия же дается в произвольном количестве – это уже гостинец чернокожей даме, которая, не стесняясь, выпивает туалетный уксус, лавандовые воды и грызет цветные душистые мыла как самый изысканный деликатес.

Из всего перечисленного видно, что кошелек торговца невольниками или всякого иного купца в африканских странах весьма громоздкий.

Казна же Ибрагима представляла собой настоящий восточный базар. Этот ловкач, обладавший громадным опытом в торговых сношениях с туземцами, с удивительным умением подобрал многочисленные сокровища, от которых у осиебов разгорались глаза и вырывались возгласы, похожие на вой шакалов или гиен над добычей.

Ружейный залп и затем обильная раздача алугу возвестили о начале торговых переговоров.

В Европе не увидишь ничего подобного!

Грубость и беспутство английских конюхов, хитрости и увертки южнонормандских маклеров и барышников ничто в сравнении с приемами и уловками, придуманными африканскими наивными сынами природы.

Надо было видеть то обилие жестов, слышать те многоречивые расхваливания своего товара, те приемы, с какими торговцы старались показать его лицом, заставляя несчастных подыматься, ходить, бегать, петь, кашлять, вдыхать и выдыхать воздух, словно на медицинском осмотре рекрутов.

И на эту яркую демонстрацию живого товара единственный покупатель Ибрагим все время неопределенно покачивал головой. Сохраняя все свое величие, не сгибая ни на йоту своего стана, не унизив ни на секунду чувства своего достоинства, он, совершая обход рядов невольников, ощупывал торсы, заставлял поднимать ноги и раскрывать рты, считал зубы, осматривал глаза и продолжал свой смотр, все время подливая продавцу новые порции алугу.

Переговоры шли не торопясь, потому что время не имело для обеих сторон никакого значения. Не все ли равно было для них, на сколько протянуть эти переговоры: на два, четыре, восемь, десять дней.

Продавцы здесь имеют милый обычай запрашивать по крайней мере вдесятеро против обычной, нормальной в этих странах ценности каждого предлагаемого на продажу негра.

Покупатель отказывается приобрести его за столь высокую цену и переходит к следующему. Здесь повторяется то же самое: тот же несообразный запрос с одной стороны и отказ с другой. Затем идет новое возлияние водки. Наступает ночь, и все ложатся спать, а назавтра повторяются те же сцены.

Мало-помалу претензии с той и другой стороны понижаются. Дело завершается грандиозной выпивкой. Наконец торг заключен, и Ибрагим становится хозяином всего этого человеческого стада.

Во время торгов невольников ничуть не истязали. Их муки и страдания начнутся лишь с момента прибытия на морское побережье, когда они должны будут покинуть навсегда свою родину и плыть неизвестно куда, загнанные, как экспортный скот, в трюм невольничьего судна.

До этого момента в интересах владельца как можно лучше и бережнее обходиться со своим живым товаром, так как чем в лучшем состоянии прибудет на место его груз, тем прибыльнее он продаст его.

Мы с намерением умолчали о многих подробностях этого унизительного торга, продолжавшегося на этот раз не менее четырех долгих дней, в течение которых несчастные невольники, неподвижно выстроенные в ряд, одолеваемые назойливыми насекомыми, задыхающиеся от жары и сжигаемые палящими лучами солнца, вынуждены были терпеливо ожидать своей участи, зависящей от двух торгующихся негодяев.

Но вот, наконец, невольники перешли в другие руки. Караван должен был тронуться в путь на следующий день. Трудно, да, пожалуй, и незачем описывать читателю радость трех французов, которые чувствовали приближение часа своего освобождения.

Наконец-то они простятся с этими негостеприимными местами, где им грозила столь ужасная смерть!

Полагаясь на слово Ибрагима, они терпеливо ждали своего освобождения, но последний ничего не говорил им об этом с того времени, как доктор, прежде чем приступить к операции, потребовал от него произнести известную клятву. С того времени они были совершенно свободны, и если осиебы не питали к ним особого расположения или дружелюбия, то все же оставили их в покое. А пленники ничего более и не требовали от них.

Покончив со своими делами, работорговец стал более общителен. У него оставался еще незначительный запас всяких товаров, которые должны были пойти на уплату путевых расходов, а дорога обещала быть долгой и трудной.

Но, желая прежде всего доказать европейцам свою признательность и расположение, он приказал разобрать один тюк, где у него находилось превосходное оружие, которое даже и в Европе имело бы несомненно большую ценность, и, подозвав к себе своих новых любимцев, Ибрагим сказал:

– Вот этот английской работы карабин я дарю доктору. Ты – великий тобиб, ты свободен, а свободный человек в Африке не может обойтись без оружия. Ты спас жизнь могущественному абиссинцу, и в память об этом Ибрагим дарит тебе свое собственное оружие.

Затем он обратился к Андре:

– Ты также стал моим другом, так как твоя рука помогала делу тобиба, а Ибрагим никогда не забывает услуги. Пусть это оружие никогда не изменит тебе! – добавил он, вручая молодому французу карабин, ничем не уступающий тому, который только что получил в дар от абиссинца доктор.

Затем, обернувшись к Фрике, несколько удивленному, работорговец проговорил:

– А ты, мальчик, ты будешь славным воином. Ты весел, как птица-пересмешник, и проворен и ловок, как четверорукий человек (он, вероятно, подразумевал гориллу), а потому возьми себе это ружье. Оно твое!

– Черт побери, патрон! Я от него не откажусь! – весело заявил маленький шалун, когда Андре перевел ему слова Ибрагима. – Хотя вы сравниваете меня с обезьяной, но вы это ловко подметили, и я не сержусь. Я принимаю это за комплимент и даже весьма доволен вами. Благодарно за подарок; он мне может очень пригодиться!

Помощник Ибрагима, на ответственности которого находилось все вооружение, снабдил каждого из трех друзей полностью заправленными патронташами и, кроме того, прекраснейшими американскими револьверами с клеймом «Смит и Вессон», бьющими на расстояние сто метров.

Французы были в восхищении от щедрости абиссинца.

Обладать таким превосходным вооружением, а через это и средством самозащиты и возможностью добывать себе пропитание и быть активными членами маленького каравана, отправляющегося в столь дальнее и трудное путешествие, было для них истинной радостью.

Но был некто, взиравший неодобрительно на дармовую раздачу оружия людям, которые только чудом увернулись от вертела. Этот некто был его величество Ра-Ма-Тоо, тот самый, которого Фрике упорно продолжал именовать Бикондо.

Безобразно пьяный Ра-Ма-Тоо с наслаждением грыз длинный кусок розового мыла, которое оставляло белую пену в углах его толстых вывороченных губ. Повертевшись некоторое время около наших друзей, он вдруг подбежал к Фрике, который, вероятно, внушат ему меньше уважения, чем его друзья, и хотел выхватить ружье у него из рук.

– Позволь, одну минуточку, голубчик! – возопил тот. – Неужели ты полагаешь, что французского матроса так просто и легко обезоружить?! Ну нет, миленький, ты ошибаешься! Пусти сейчас же мое ружье, не то оплеухи посыплются на тебя градом!..

В дело вмешались и доктор, и Андре. Врач обратился к пьянчуге на его родном наречии, пытаясь образумить его, но напрасно. Подданные чернокожего монарха, пьяные, как и он, обступили его кольцом и с угрожающим видом посматривали на европейцев.

Вождь свирепствовал: эти белые только что принадлежали ему. Ибрагим, его добрый друг, правда, купил их у него, но он еще не заплатил ему за них, и Ра-Ма-Тоо решил не отпускать этих пленников.

Ибрагим, хранивший до сих пор молчание, медленно выступил вперед, сделав предварительно незаметный знак помощнику, который созвал свой отряд резким пронзительным свистком.

Между тем Фрике уже выбивался из сил.

– Мое ружье! Ах ты, каналья, ты хочешь отнять у меня мое оружие?! У меня еще никогда не было ружья, я даже еще не умею с ним обращаться, но ты увидишь, через недельку… впрочем, ты ничего не увидишь, потому что через недельку мы уже будем далеко отсюда!

Но пьяный король продолжал отнимать ружье у мальчугана.

Тогда Ибрагим выпрямился во весь свой богатырский рост и жестом, не лишенным величественности и благородства, указал на хижины и, обратясь к Ра-Ма-Тоо, повелительно проговорил:

– Уходи!

Но, вместо того чтобы повиноваться колоссу, который, по-видимому, не любил шутить и не выносил сопротивления, вождь людоедов запротестовал. Однако на этот раз ему недолго пришлось протестовать; сильная рука работорговца с силой опустилась на широкоскулую физиономию африканского властелина. Пьянчуга дважды перевернулся, и в тот момент, когда он очутился спиной к своему противнику, тот, ловко воспользовавшись моментом, дал ему такой здоровый пинок ниже спины, что вождь отлетел далеко вперед, в густую чашу кустарника, где и остался лежать, задрав ноги кверху.

– Та-та-та! Вот так ловко! – одобрительно и восхищенно воскликнул Фрике. – Молодец, патрон! Прекрасный прием…

Страшный вой огласил воздух: осиебы при виде оскорбления, нанесенного их вождю, набросились на обидчика.

Ибрагим подскочил, словно подброшенный пружиной, и его громадный ятаган сверкнул в воздухе, а другая рука схватилась за револьвер. Андре и доктор, в совершенстве владевшие оружием, моментально зарядили свои карабины, а Фрике, этот неустрашимый мальчуган, как умел, последовал их примеру, тоже зарядив свою двустволку.

В этот момент грянул страшный беспорядочный залп со стороны нападающих, и вслед за ним раздался душераздирающий предсмертный вопль: одному из невольников заряд рикошетом попал в живот, и несчастный, корчась в страшных муках, катался по земле. Трое французов и Ибрагим, оставшиеся невредимыми, обернулись в ту сторону, откуда раздался этот ужасный крик, и увидели, что полупьяные осиебы, не умея направить огонь, попали в несчастного, находившегося на довольно большом расстоянии, тогда как тем, кому они угрожали, не причинили ни малейшей царапины.

 

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.02 с.)