Детская зарубежная поэзия и зарубежные поэты в кругу детского чтения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Детская зарубежная поэзия и зарубежные поэты в кругу детского чтения



Детская книга нередко становится творческой лабораторией, в которой вырабатываются формы, приемы, ставятся смелые линг­вистические, логические и психологические опыты. Активно форми­руются национальные детские литературы, особенно заметно свое­образие традиций в детских литературах Англии, Франции, немецко­язычных, скандинавских и западнославянских стран. Так, своеобра­зие английской детской литературы проявляется в богатой традиции литературной игры, основанной на свойствах языка и фольклора.

Для всех национальных литератур характерно широкое распро­странение нравоучительных произведений, среди них есть свои достижения (например, роман англичанки Ф.Бёрнет «Малень­кий лорд Фонтлерой»). Однако в современном детском чтении в России более актуальны произведения зарубежных авторов, в ко­торых важен «иной» взгляд на мир.

Эдвард Лир (1812—1888) «прославил себя чепухой», как он писал в стихотворении «Как мило знать мистера Лира...». Буду­щий поэт-юморист родился в многодетной семье, не получил систематического образования, всю жизнь страшно нуждался, но без конца путешествовал: Греция, Мальта, Индия, Албания, Ита­лия, Франция, Швейцария... Он был вечным странником — при этом с кучей хронических болезней, из-за чего врачи прописыва­ли ему «абсолютный покой».

Лир посвящал стихи детям и внукам графа Дерби (своих у него не было). Сборники Лира «Книга абсурда» (1846), «Чепуховые песенки, истории, ботаника и алфавиты» (1871), «Смехотворная лирика» (1877), «Еще более чепуховые песенки» (1882) завоевали большую популярность и выдержали множество изданий еще при жизни поэта. После его смерти они многие годы ежегодно переиз­давались. Прекрасный рисовальщик, Лир сам иллюстрировал свои книги. Альбомы его зарисовок, сделанных во время странствий, известны во всем мире.

Эдвард Лир — один из предшественников направления абсур­да в современной английской литературе. Он ввел в литературу жанр «лймерик».


 

Лймерики — малая форма народного творчества, издавна из­вестная в Англии. Первоначально она появилась в Ирландии; ме­сто ее возникновения — городок Лймерики, где подобные стихи распевали во время празднеств. Тогда же сложилась их форма, пред­полагающая обязательное указание в начале и в конце лимерика местности, в которой происходит действие, и описание какой-нибудь странности, присущей жителю этой местности.

Льюис Кэрролл — псевдоним знаменитого английского ска­зочника. Его настоящее имя — Чарлз Латуидж Доджсон (1832— 1898). Он известен как ученый, сделавший ряд крупных открытий в математике.

О творчестве Льюиса Кэрролла говорят как об «интеллектуаль­ных каникулах», которые разрешил себе солидный ученый, а его «Алису...» называют «самой неисчерпаемой сказкой мира». Лаби­ринты Страны Чудес и Зазеркалья бесконечны, как и сознание автора, развитое интеллектуальным трудом и фантазией. Не следу­ет искать в его сказках аллегорий, прямых связей с фольклорными сказками и нравственно-дидактического подтекста. Автор писал свои веселые книжки для развлечения маленькой подруги и себя самого. Кэрролл, как и «король бессмыслицы» Эдвард Лир, был незави­сим от правил викторианской литературы, требующих воспитатель­ной цели, респектабельных героев и логичных сюжетов.

 

Вопреки общему закону, по которому «взрослые» книги порой становятся «детскими», сказки Кэрролла, написанные для детей, с интересом читаются и взрослыми и оказывают влияние на «боль­шую» литературу и даже науку. «Алису...» скрупулезно изучают не только литературоведы, лингвисты и историки, но и математи­ки, физики, шахматисты. Кэрролл сделался «писателем для писа­телей», а его шуточные произведения — настольной книгой мно­гих литераторов. Сочетание фантазии с честной «математической» логикой породило совершенно новый тип литературы.В детской литературе сказки Кэрролла сыграли роль мощного катализатора. Парадокс, игра с логическими понятиями и фразео­логическими сочетаниями стали непременной частью новейшей детской поэзии и прозы.

 

Главный герой сказки Кэрролла — английский язык. Игра со словом лежит в основе его творческого метода. Герои — ожив­шие метафоры, алогизмы, фразеологические обороты, послови­цы и поговорки — окружают Алису, тормошат ее, задают стран­ные вопросы, отвечают ей невпопад — в соответствии с логикой самого языка. Безумцы и чудаки Кэрролла состоят в прямом род­стве с персонажами английского фольклора, восходящими к народной культуре балагана, карнавала, кукольного представ­ления.

Динамичность и остросюжетность действию придают в основ­ном диалоги. Кэрролл почти не описывает героев, пейзажи, об­становку.

Кэрролл создал мир игры «в нонсенс» — в чепуху, вздор, бес­смыслицу. Игра состоит в противоборстве двух тенденций — упо­рядочения и разупорядочения действительности, одинаково при­сущих человеку. Алиса воплошает своим поведением и рассужде­ниями тенденцию упорядочения, а обитатели Зазеркалья — про­тивоположную тенденцию. Иногда верх одерживает Алиса — и тогда собеседники тут же переводят разговор на другую тему, начиная новый раунд игры. Чаще же всего Алиса проигрывает. Но ее «вы­игрыш» состоит в том, что она продвигается в своем фантасти­ческом путешествии шаг за шагом, от одной ловушки к другой. При этом Алиса вроде бы не делается умнее и не набирается на­стоящего опыта, зато читатель благодаря ее победам и поражени­ям оттачивает свой интеллект.

Джозеф Редьярд Киплинг (1865— 1936) провел детские годы в Индии, где служил чиновником его отец-англичанин, и навсегда полюбил эту страну, ее природу, ее людей и культуру. Родился он в год, когда вышла в свет «Алиса в Стране Чудес» Кэрролла; очень рано познакомился с этой книгой и знал ее чуть ли не наизусть. Как и Кэрролл, Киплинг любил развеивать въевшиеся в обыден­ное сознание ложные представления и понятия.

Творчество Киплинга — одно из самых ярких явлений неоро­мантического направления в английской литературе. В его произ­ведениях показан суровый быт и экзотика колоний. В своей по­эзии и прозе писатель утверждал идеал силы и мудрости. Приме­ром такого идеала для него были люди, выросшие вне разлагаю­щего влияния цивилизации, и дикие звери. Он развеял расхожий миф о волшебном, роскошном Востоке и создал свою сказку — о Востоке суровом, жестоком по отношению к слабым; он рас­сказал европейцам о могучей природе, требующей от каждого су­щества напряжения всех физических и духовных сил.

В течение восемнадцати лет Киплинг писал сказки, новеллы, баллады для своих детей и племянников. Мировую известность получили два его цикла: двухтомная «Книга джунглей» (1894—1895) и сборник «Просто так» (1902). Произведения Киплинга зовут маленьких читателей к размышлениям и самовоспитанию. До сих пор английские мальчики заучивают наизусть его стихотворение «Если...» — заповедь мужества.

В названии «Книги джунглей» отразилось стремление автора создать жанр, близкий древнейшим памятникам литературы. Фи­лософская идея двух «Книг джунглей» сводится к утверждению, что жизнь дикой природы и человека подчиняется общему зако­ну — борьбе за жизнь. Великий Закон джунглей определяет Добро и Зло, Любовь и Ненависть, Веру и Неверие. Сама природа, а не человек, является творцом нравственных заповедей (именно по­этому в произведениях Киплинга нет и намека на христианскую мораль). Главные слова в джунглях: «Мы с тобой одной крови...».

Единственная правда, существующая для писателя, — живая жизнь, не скованная условностями и ложью цивилизации. При­рода имеет в глазах писателя уже то преимущество, что она бес­смертна, тогда как даже прекраснейшие человеческие творения рано или поздно обращаются в прах (на развалинах некогда рос­кошного города резвятся обезьяны и ползают змеи). Только огонь и оружие могут сделать Мауглисильнее всех в джунглях.

Писателю были известны реальные случаи, когда дети взращи­вались в стае волков или обезьян: эти дети уже не могли стать на­стоящими людьми. И все-таки он создает литературный миф о Маугли — приемном сыне волков, который живет по законам джун­глей и остается при этом человеком. Повзрослев и возмужав, Мауг­ли уходит из джунглей, потому что ему, человеку, вооруженному звериной мудростью и огнем, уже нет равных, а в джунглях этика охоты предполагает честную борьбу достойных противников.

Двухтомная «Книга джунглей» представляет собой цикл но­велл, перемежающихся стихотворными вставками. Не все новел­лы повествуют о Маугли, часть из них имеет самостоятельные сюжеты, например новелла-сказка «Рикки-Тикки-Тави».

Своих многочисленных героев Киплинг поселил в дебрях Цент­ральной Индии. Авторский вымысел опирается на множество до­стоверных научных фактов, изучению которых писатель посвятил много времени. Реализм изображения природы согласуется с ее романтической идеализацией.

В ходе повествования автор не раз обращается к ребенку («Раз как-то жил, мой бесценный, в море Кит, который поедал рыб»), чтобы сложно заплетенная нить сюжета не была утеряна. В дей­ствии всегда много неожиданного — такого, что разгадывается лишь в финале. Герои демонстрируют чудеса находчивости и изоб­ретательности, выбираясь из сложных ситуаций. Маленькому чи­тателю как будто предлагается подумать, что еще можно было бы предпринять, чтобы избежать дурных последствий. Слоненок из-за своего любопытства навсегда остался с длинным носом. У Но­сорога шкура оказалась в складках — из-за того, что он съел пи­рог человека. За маленькой оплошностью или виной — непопра­вимое большое следствие. Впрочем, оно не портит жизнь в даль­нейшем, если не унывать.

Каждый зверь и человек существуют в сказках в единствен­ном числе (ведь они еще не представители видов), поэтому их поведение объясняется особенностями личности каждого. А иерар­хия зверей и людей выстраивается согласно их сообразительно­сти и уму.

Сказочник повествует о древних временах с юмором. Нет-нет да и появляются на его первобытной земле детали современности. Так, глава первобытной семьи делает замечание дочке: «Сколько раз я тебе говорил, что нельзя говорить простонародным языком! "Ужасть" — нехорошее слово...» Сами сюжеты остроумно-поучи­тельны.

Представить мир иным, чем его знаешь, — уже одно это тре­бует от читателя яркого воображения и свободы мысли. Верблюд без горба. Носорог с гладкой шкурой, застегнутой на три пугови­цы, Слоненок с коротким носом, Леопард без пятен на шкуре, Черепаха в панцире на шнурках. Неизвестная география и неис-числяемая годами история: «В те дни, бесценный мой, когда все жили счастливо, Леопард обитал в одном месте, которое называ­лось Высокой Степью. Это была не Нижняя Степь, не Кустистая и не Глинистая Степь, а голая, знойная, солнечная Высокая Степь...» В системе этих неопределенных координат, на фоне го­лого ландшафта особенно выпукло, контрастно выделяются свое­образные герои. В этом мире еще все можно переделать, внести поправки в созданное Творцом. Сказочная земля Киплинга по­добна детской игре своей живой подвижностью.Киплинг был талантливым рисовальщиком, и самые лучшие иллюстрации к собственным сказкам нарисовал он сам.Творчество Редьярда Киплинга пользовалось особенно боль­шой популярностью в России в начале XX века. Его ценили И. Бу­нин, М.Горький, А.Луначарский и др. А.Куприн писал о нем: «Волшебная увлекательность фабулы, необычайная правдоподоб­ность рассказа, поразительная наблюдательность, остроумие, блеск диалога, сцены гордого и простого героизма, тонкий стиль или, вернее, десятки точных стилей, экзотичность тем, бездна знаний и опыта и многое другое составляют художественные данные Кип­линга, которыми он властвует с неслыханной силой над умом и воображением читателя».

В начале 20-х годов сказки и стихи Р.Киплинга были переведе­ны К. Чуковским и С. Маршаком. Эти переводы и составляют боль­шую часть его произведений, издаваемых у нас для детей.

Алан Александр Милн (1882—1956) был математиком по об­разованию и писателем по призванию. Его произведения для взрос­лых сейчас забыты, а сказки и стихи для детей продолжают жить.

Однажды Милн подарил жене стихотворение, которое затем не раз перепечатывалось: это был его первый шаг к детской лите­ратуре (жене он посвятил и своего знаменитого «Винни-Пуха»). Их сын Кристофер Робин, родившийся в 1920 году, и станет глав­ным героем и первым читателем историй о себе самом и своих друзьях-игрушках.

В 1924 году появился в печати сборник детских стихов «Когда мы были совсем маленькими», а три года спустя вышел еще один сборник под названием «Теперь нам уже 6» (1927). Милн посвятил много стихов медвежонку, названному в честь медведицы Винни из Лондонского зоопарка (ей воздвигнут даже памятник) и лебе­дя по имени Пух.

«Винни-Пух» представляет собой две самостоятельные книги: «Винни-Пух» (1926) и «Дом в Медвежьем Углу» (1929; другой пе­ревод названия — «Дом на Пуховой опушке»).

Плюшевый медведь появился в доме Милнов на первом году жизни мальчика. Затем там поселились осел, поросенок. Папа для расширения компании придумал Сыча, Кролика и купил Тигру и Кенгу с малышом Ру. Местом обитания героев будущих книг стала Кочфордская ферма, приобретенная семьей в 1925 году, и окрестный лес.

Писатель поселил мальчика и его медведя вместе с другими героями-игрушками в сказочном Лесу. Там есть своя топография: Пуховая опушка, Дремучий лес, Шесть Сосен, Унылое место, Зачарованное место, где растет то ли 63, то ли 64 дерева. Лес пересекает Река и течет во Внешний Мир; она — скрытый от понимания маленького читателя символ времени, жизненного пути, стержня Вселенной. Мост, с которого герои бросают пало­чки в воду, символизирует детство.

Лес — психологическое пространство детской игры и фанта­зии. Все, что совершается там, есть миф, рожденный воображе­нием Милна-старшего, детским сознанием и... логикой героев-игрушек: дело в том, что по мере повествования герои выходят из подчинения автора и начинают жить своей жизнью.

Время в этом Лесу также психологично и мифологично: оно движется только в пределах отдельных историй, ничего не меняя в целом. «Давным-давно — кажется, в прошлую пятницу...» — так начинается одна из историй. Герои знают дни недели, часы опреде­ляют по солнцу. Это цикличное, замкнутое время раннего детства.

Герои не взрослеют, хотя возраст каждого определен — по хро­нологии появления рядом с мальчиком. Кристоферу Робину шесть лет, его самому старому другу медвежонку — пять. Пятачку ка­жется, что ему «ужасно много лет: может быть, три года, а может быть, даже четыре!», а самый крошечный Родственник и Знако­мый Кролика настолько мал, что только однажды видел ногу Кристофера Робина и то сомневается в этом. Вместе с тем в по­следних главах намечается некоторая эволюция героев, связанная с началом учебы Кристофера Робина: Винни-Пух начинает здра­во рассуждать, Пятачок совершает Великий Подвиг и Благород­ный Поступок, а Иа-Иа решает чаще бывать в обществе.

Система героев строится по принципу психологических отра­жений «я» мальчика, слушающего сказки о своем собственном мире. Герой сказок Кристофер Робин — самый умный и храбрый (хотя он далеко не все знает); он — объект всеобщего уважения и трепетного восторга. Его лучшие друзья — медведь и поросенок.

Зло существует только в воображении, оно расплывчато и не­определенно: Слонопотам, Буки и Бяка... Важно, что и оно в конце концов рассеивается и оборачивается очередным смешным недоразумением. Традиционный сказочный конфликт добра и зла отсутствует; его заменяют противоречия между знанием и незна­нием, воспитанностью и невоспитанностью. Лес и его обитатели сказочны потому, что существуют в условиях больших тайн и ма­леньких загадок.

Освоение мира играющим ребенком — таков главный мотив всех историй, всех «Очень Умных Разговоров», разных «Искпеди-ций» и т.п. Интересно, что сказочные герои никогда не играют, а между тем их жизнь — это большая игра мальчика.

Стихия детской игры невозможна без детской же поэзии. Вин­ни-Пух сочиняет Шумелки, Кричалки, Ворчалки, Пыхтелки, Сопелки, Хвалебные песни и даже теоретизирует: «Дричалки — это не такие веши, которые вы находите, когда хотите, это вещи, которые находят вас». Его песни — истинно детское стихотворче­ство в отличие от последнего в книге стихотворения, сочиненно­го Иа-Иа; Пух искренне считает, что оно лучше его стихов, а между тем это неумелое подражание ослика взрослым поэтам.

«Винни-Пух» признан во всем мире как один из лучших образ­цов книги для семейного чтения. В книге есть все то, что привле­кает детей, но есть и то, что заставляет переживать и размышлять взрослых читателей. Недаром автор посвятил сказку свой жене и матери Кристофера Робина. Однажды он объяснил свое решение жениться именно на ней: «Она смеялась моим шуткам».

Астрид Линдгрен (1907—2002) — общепризнанный классик дет­ской литературы. Шведская писательница дважды удостоена Меж­дународной премии имени Х.К.Андерсена. Первая же книга — «Пеппи—Длинныйчулок», вышедшая в 1945 году, — принесла ей мировую славу. Написанная, как и «Пеппи...», в 1944 году книга «Бритт-Мари изливает душу» была свидетельством того, что мо­лодая писательница обладала уникальным даром по-своему ви­деть жизнь детей и взрослых.

Девочка по прозвищу Пеппи — Длинныйчулок известна детям всего мира. Она, как и Карлсон, — ребенок без взрослых и потому свободна от опеки, критики, запретов. Это и дает ей возможность совершать необыкновенные чудеса, начиная с восстановления справедливости и заканчивая богатырскими подвигами. Линдг-рен противопоставляет энергичность, здравомыслие, раско­ванность своей героини скучной обыденности патриархального шведского городка. Изобразив духовно сильного ребенка, да еще и девочку, в мещанской обстановке, писательница утвердила но­вый идеал ребенка, способного самостоятельно решать любые проблемы.

Обыкновенная жизнь обыкновенной семьи — фон для разви­тия событий в большинстве книг Линдгрен. Превращение обы­чного мира в необычный, веселый, непредсказуемый — вот меч­та любого ребенка, осуществленная сказочницей.

«Три повести о Карлсоне, который живет на крыше» (1965 — 1968) — вершина творчества Астрид Линдгрен.

Писательница сделала важное открытие в области детства: ока­зывается, ребенку мало тех радостей, которые могут доставить ему даже самые любящие взрослые; он не просто осваивает взрос­лый мир, а пересоздает его, «улучшает», дополняет тем, что не­обходимо именно ему, ребенку. Взрослые же почти никогда до конца не понимают детей, не вникают в своеобразные тонкости детской системы ценностей. С их точки зрения, Карлсон — персо­наж отрицательный: ведь он то и дело нарушает правила хороше­го тона, этику товарищества. Малышу приходится отвечать за то, что натворил его друг, и даже самому сожалеть об испорченных игрушках, съеденном варенье и т.п. Однако он охотно прощает Карлсона, потому что тот нарушает запреты, внушаемые взрос­лыми, но непонятные ребенку. Нельзя ломать игрушки, нельзя драться, нельзя питаться одними сладостями... Эти и другие взрос­лые истины — совершенная чепуха для Карлсона и Малыша. «Муж­чина в самом расцвете сил» излучает здоровье, самоуверенность, энергию именно потому, что признает лишь собственные законы, к тому же и их легко отменяет. Малыш, конечно же, вынужден считаться со множеством условностей и запретов, придуманных взрослыми, и, только играя с Карлсоном, становится самим со­бой, т.е. свободным. Время от времени он вспоминает о родитель­ских запретах, но тем не менее восхищен проделками Карлсона.

В портрете Карлсона подчеркнуты полнота и пропеллер с кноп­кой; и то и другое — предмет гордости героя. Полнота ассоцииру­ется у ребенка с добротой (у мамы Малыша — полная рука), а уж способность летать при помощи простого и безотказного приспо­собления — воплощение детской мечты о полнейшей свободе.

Карлсон обладает здоровым эгоизмом, тогда как родители, проповедующие заботу о других, в сущности, скрытые эгоисты.

Они предпочитают подарить Малышу игрушечного щенка, а не настоящего: им так удобнее. Их волнуют лишь внешние стороны жизни Малыша; их любви мало для того, чтобы Малыш был дей­ствительно счастлив. Ему нужен настоящий друг, избавляющий от одиночества и непонимания. Внутренняя система ценностей Малыша гораздо ближе к устройству жизни Карлсона, чем к цен­ностям взрослых.

Книги Линдгрен с удовольствием читают и взрослые, потому что писательница разрушает многие стереотипы в представлении об идеальных детях. Она показывает реального ребенка, который намного сложнее, противоречивее и загадочнее, чем принято ду­мать.

В сказке «Пеппи—Длинныйчулок» героиня — «сверхсильная», «сверхдевочка» — поднимает живую лошадь. Этот фантастический образ подсмотрела писательница у играющего ребенка. Поднимая свою игрушечную лошадь и перенося ее с террасы в сад, ребенок воображает, что несет настоящую живую лошадь, а значит — такой он сильный!

Перу Линдгрен принадлежат и другие книги для детей, в том числе младшего и среднего школьного возраста: «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист» (1946), «Мио, мой Мио» (1954), «Рас­мус-бродяга» (1956), «Эмиль из Лённеберги» (1963), «Мы на ост­рове Сальтрока» (1964), «Братья Львиное Сердце» (1973), «Рони, дочь разбойника» (1981). В 1981 году Линдгрен выпустила в свет также новую большую сказку — свою вариацию на сюжет «Ромео и Джульетты».

Марсель Эме (1902—1967) — младший ребенок в многодет­ной семье кузнеца из Жуаньи, далекой французской провинции. Когда ему было два года, умерла мать, и ребенка принялся вос­питывать дед по матери, черепичный мастер. Однако на долю ре­бенка выпало остаться вскоре сиротой вторично. Какое-то время ему пришлось жить в интернате. Он хотел стать инженером, но из-за болезни вынужден был прекратить учебу. Затем была служба в армии, в занятой французами части побежденной Германии. Не складывалась вначале и жизнь в Париже, куда Эме устремился с намерением стать профессиональным литератором. Пришлось по­бывать и каменщиком, и продавцом, и статистом в кино, и мел­ким газетным репортером. В 1925 году все же вышел его первый роман, замеченный критикой.

А в 1933 году — уже первый успех: Эме стал лауреатом одной из крупнейших литературных наград страны — Гонкуровской пре­мии за роман «Зеленая кобыла», произведение, принесшее авто­ру не только национальную, но и мировую славу. С этих пор он начал зарабатывать на жизнь только своим пером. Кроме расска­зов и повестей он пишет пьесы и киносценарии, а также детские сказки. Впервые он собрал их вместе в одну книгу в 1939 году и назвал ее «Сказки кота на деревне» (в русском переводе — «Сказ­ки кота-мурлыки»).

Успеху сказок Эме среди детей, сначала французских, затем и всего мира, в значительной степени способствовало то, что их добрые и наивные героини со всеми своими чертами живых, ре­альных персонажей удивительно органично вписываются в ска­зочную атмосферу чудесного, необычного, вступают с ними в простые и «жизненные» отношения. То эти девочки утешают вол­ка, страдающего от того, что его никто не любит, то с интересом прислушиваются к рассуждениям «черного пастушка», уговари­вающего их сделать то, что и им самим очень хочется, — прогу­лять уроки. Персонажи этих произведений — дети и животные — образуют как бы своеобразное сообщество, союз, основанный на взаимоотношениях, которые автор считал идеальными.

Антуан Мари Роже де Сент-Экзюпери (1900—1944) известен сегодня всему миру. И первое, что вспоминают, когда звучит это имя: он написал «Маленького принца» (1943), был летчиком, влюб­ленным в свою профессию, поэтически рассказал о ней в своих произведениях и погиб в борьбе с фашистскими захватчиками. А еще он был изобретателем, конструктором, получившим не­сколько авторских патентов.

Труд пилота писатель Сент-Экзюпери понимал как высокое служение, направленное на объединение людей, которым долж­на помочь в этом открываемая для них летчиком красота мира Вселенной. «Дыхание планеты» — кто же может лучше рассказать об этом, как не человек, сам пораженный увиденным с высоты полета величием созданного природой! И он написал об этом в первом своем опубликованном рассказе «Летчик» и в первой же своей книге «Южный почтовый» (1929).

Писатель происходил из аристократической, но обедневшей семьи. Был графский титул, даже небольшое поместье под Лио­ном, где они жили, но отцу приходилось при этом служить стра­ховым инспектором. В своих произведениях Сент-Экзюпери не раз обращается к детству. Его собственные ранние впечатления про­низывают ткань книги «Военный летчик», написанной, как и «Маленький принц» и «Письма к заложнику», в годы Второй мировой войны в эмиграции, в США. Там он оказался после ок­купации Франции гитлеровцами и приказа о роспуске полка, в котором он сражался против фашистов.

Глубоко переживая нелепость и жестокость войны, Сент-Экзю­пери размышлял о значении опыта детства в человеческой жиз­ни: «Детство, этот огромный край, откуда приходит каждый! От­куда я родом? Я родом из моего детства, словно из какой-то стра­ны» (перевод Н.Галь). И словно из этой страны пришел к нему Маленький принц, когда он, военный летчик, сидел со своим самолетом во время аварии один в североафриканской пустыне.

Нельзя забывать собственное детство, необходимо его посто­янно слышать в себе, тогда и поступки взрослого будут иметь боль­ше смысла. Такова идея «Маленького принца», сказки, расска­занной детям, но в назидание и взрослым. Именно к ним обраще­но притчевое начало произведения. Вся символика повествования служит стремлению автора показать, сколь неправильно живут люди, не понимающие, что их существование на Земле должно быть согласовано с жизнью Вселенной, осознано как ее часть. И тогда многое окажется просто «суетой сует», ненужным, не­обязательным, оскорбляющим достоинство человека и сводящим на нет его высокое призвание — беречь и украшать планету, а не губить ее бессмысленно и жестоко. Мысль эта представляется ак­туальной и сегодня, а она, напомним, была высказана во время самой жестокой в истории человечества войны.

О том, что необходимо любить свою землю, и говорит герой Сент-Экзюпери — Маленький принц, обитающий на крошечной планетке — астероиде. Жизнь его проста и мудра: любоваться за­катом солнца, выращивать цветы, воспитывать барашка и береж­но относиться ко всему, что дала тебе природа. Писатель таким образом надеется преподнести детям необходимый нравственный урок. Им предназначены и занимательный сюжет, и задушевность интонаций, и нежность слов, и изящные рисунки самого автора. Им же он показывает, сколь неверно строят свою жизнь чересчур практичные взрослые: они очень любят цифры. «Когда говоришь им: "Я видел красивый дом из розового кирпича, в окнах у него герань, а на крыше — голуби"», — они никак не могут предста­вить себе этот дом. Им надо сказать: "Я видел дом за сто тысяч франков"», — и тогда они воскликнут: "Какая красота!"».

Путешествуя от астероида до астероида, Маленький принц (а с ним и маленький читатель) все больше узнает о том, чего следует избегать. Властолюбия — оно олицетворено в короле, тре­бующем беспрекословного повиновения. Тщеславия и неумерен­ного честолюбия — одинокий житель другой планетки как бы в ответ на аплодисменты снимает шляпу и кланяется. Пьяница, де­ловой человек, замкнувшийся в своей науке географ — все эти персонажи ведут Маленького принца к заключению: «Право же, взрослые — очень странные люди». А ближе всех ему фонарщик — когда он зажигает свой фонарь, то как будто рождается еще одна звезда или цветок, «это по-настоящему полезно, потому что кра­сиво». Многозначителен и уход героя сказки с Земли: он возвра­щается на свою планетку, потому что в ответе за все, что там оставил.

31 июля 1944 года военный летчик Антуан де Сент-Экзюпери не вернулся на базу, пропал без вести за три недели до освобож­дения своей родной Франции, за которую боролся. Он говорил: «Я люблю жизнь» — и это чувство он навсегда оставил нам в своих произведениях.

Отфрид Пройслер (род. в 1923 г.) — немецкий писатель, вырос в Богемии. Главными университетами жизни были для него годы, проведенные в советском лагере для военнопленных, куда он по­пал в 21 год. «В основе моего образования — такие предметы, как элементарная философия, практическое человекознание и рус­ский язык в контексте славянской филологии», — говорил он в одном из интервью. Не удивительно, что Пройслер хорошо владе­ет русским, а также чешским языками.

Творчество писателя отражает его взгляды на современную педагогику. В том же интервью он подчеркивал: «А что отличает нынешних ребят, так это последствия влияний окружающего мира: высокотехнизированной повседневности, ценности обще­ства потребления, стремящегося к успеху любой ценой, т.е. факто­ров, неблагоприятных для детства». По его мнению, именно они в совокупности отнимают у детей детство, сокращают его. В резуль­тате дети не задерживаются в детстве, «чересчур рано вступают во взаимодействие с бессердечным миром взрослых, погружа­ются в человеческие взаимоотношения, для которых еще не со­зрели... поэтому цель современной педагогики — вернуть детей в детство...».

Нацистская идеология, пронизавшая все поры германского общества в период гитлеровского режима, не могла не подчинить себе и немецкое детское книгоиздание. Юных читателей обильно пичкали жестокими средневековыми легендами, подкреплявши­ми идею сверхчеловека, и слащавыми псевдосказочками, выра­жавшими мещанскую мораль.

Пройслер пошел по пути дегероизации немецкой детской ли­тературы. Сказки для малышей «Маленькая Баба Яга», «Малень­кий Водяной», «Маленькое Привидение» образуют трилогию, уви­девшую свет в период с 1956 по 1966 год. Затем последовали сказ­ки о гноме — «Хёрбе Большая Шляпа» и «Гном Хёрбе и леший». В положительных героях нет ничего величественного, а надмен­ность и чувство превосходства в отрицательных героях просто выс­меиваются. Главные герои, как правило, очень малы (Маленькая Баба Яга, Маленький Водяной, Маленькое Привидение). Они хотя и умеют колдовать, далеко не всемогущи и даже порой притесня­емы и зависимы. Цель их существования соразмерна их росту. Гно­мы запасаются провизией на зиму, Маленькая Баба Яга мечтает попасть, наконец, на праздник Вальпургиевой ночи, Маленький Водяной исследует родной пруд, а Маленькое Привидение хоте­ло бы из черного снова стать белым. Пример каждого из героев доказывает, что вовсе не обязательно быть как все, и «белые во­роны» бывают правы. Так, Маленькая Баба Яга вопреки ведьмов­ским правилам делает добро.

Повествование в сказках следует за сменой дней, каждый из которых отмечен каким-либо событием, немного выходящим за пределы обычного ровного существования. Так, гном Хёрбе в буд­ний день откладывает работу и отправляется на прогулку. Поведе­ние волшебных героев если и нарушает общепринятые каноны, то только ради полноты и радости жизни. Во всем же остальном они соблюдают этикет, правила дружбы и доброго соседства.

Пройслеру важнее фантастические существа, населяющие ту часть мира, которая интересна только детям. Все герои порожде­ны простонародной фантазией: они литературные братья и сест­ры персонажей немецкой мифологии. Сказочник видит их в при­вычной обстановке, понимает своеобразие их характеров и при­вычек, связанных с жизненным укладом гнома или лешего, ведь­мы или водяного. При этом собственно фантастическое начало не играет большой роли. Гному Хёрбе колдовство нужно для со­оружения гномьей шляпы. Маленькая Баба Яга хочет знать наи­зусть все колдовские фокусы, чтобы использовать их на добрые дела. Но ничего таинственного в фантастике Пройслера нет: но­вую метлу Маленькая Баба Яга покупает в деревенской мело­чной лавке.

Гном Хёрбе отличается хозяйственностью. Даже к прогулке он готовится тщательно, не забывая ни одной мелочи. Его друг ле ший Цвоттель, напротив, беспечен и совсем не знает домашнего уюта. Маленькая Баба Яга, как и положено школьницам, непо­седлива и вместе с тем старательна. Она делает то, что считает нужным, навлекая на себя негодование своей тетки и старшей ведьмы. Маленький Водяной, как всякий мальчишка, любопытен и попадает в разные переделки. Маленькое Привидение всегда немного грустно и одиноко.

Произведения изобилуют описаниями, способными заинтере­совать маленького читателя не меньше сюжетных действий. Пред­мет изображается через цвет, форму, запах, он даже меняется на глазах, как шляпа гнома, которая весной «нежно-зеленая, как кончики еловых лап, летом — темная, будто листья брусники, осенью — пестро-золотая, как опавшие листья, а зимой она ста­новится белой-белой, как первый снег».

Сказочный мир Пройслера по-детски уютен, полон природ­ной свежести. Зло легко побеждается, да и существует оно где-то в большом мире. Главная ценность сказочных малышей — дружба, которую не могут омрачить недоразумения.

Более серьезным тоном повествования и остротой конфликта отличается сказка-роман «Крабат» (1971), написанная по моти­вам средневекового предания лужицких сербов. Это сказка о страш­ной мельнице, где Мельник обучает колдовству своих подмасте­рьев, о победе над ним четырнадцатилетнего его ученика Краба-та о главной силе, противостоящей злу — любви.




Последнее изменение этой страницы: 2016-12-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.216 (0.019 с.)