ТОП 10:

Культивирование» информационного поля



 

Для примера мы проанализируем составляющие информационного поля регионального выпуска газеты «Комсомольской правда-Урал».

Итак, безусловный лидер — криминальная хроника и чрезвычайные происшествия. Далее по рейтингу читательских пристрастий — материалы, посвященные жизни известных людей — почти 53 % аудитории не оставляют без внимания эти публикации.

 

— К ним в «Комсомолке», — подчеркивает один из соавторов нашего ис­следования Александра Кучук, работавшая тогда в этой газете, — осо­бый подход. Просто большой рассказ о жизни, рассуждения и филосо­фия не котируется — считается, что это читателю не интересно. Хоро-

___________________________________________________________

48Сомерсет Моэм о литературном творчестве // Лит. учеба. - 1980. - № 4. - С. 215.

49Караулов А. «Вопросов специально не придумываем...» // Журналист. - 1992. - № 2-3. - С. 10.

 

ших информационных поводов (заявлений, презентаций, премьер, ин­тервью по теме и т. п.) сам такой человек дает редко, а запросы аудито­рии нужно выполнять. Если известный человек сам не хочет или не мо­жет создать ситуации, подходящую для нашей газеты, журналисты впол­не могут сами ее смоделировать. Например, вокруг личности — звезды вращается много «людей — планеток».

Нам не хочется обсуждать все «разводы-ссоры-свадьбы» и тому подобные сомнительные внедрения в личную жизнь известных людей, основанные на слухах и сплетнях — хоть они и вызывают огромный интерес читателей. Су­ществуют «фирменные» подходы к «раскрутке» известных политиков или звезд. Например, очень много места «Комсомолка» уделяет фигуре Влади­мира Путина — именно как человека. Уже обсудили в деталях все: его «пи­терское» прошлое, личную жизнь, поездки, культивирование его личности в народе. Казалось бы, обсуждать уже нечего, но газета находит новый по­ворот — она ищет людей, работающих в сфере обслуживания президента. Героями материалов становятся кремлевские повара, швеи, врачи, мас­сажисты, фотографы — простые люди из окружения «великого человека». А так как эти люди живут при Кремле годами, они много рассказывают и о других политиках — Ельцине, Горбачеве, Брежневе. Подобные герои быва­ют интересны и сами по себе, но главное, почему они попали в «Комсомол­ку» — этот прием у нас называется близость к «звездам». Еще одна разновидность «фирменной» подачи «Комсомолкой» известных людей — это публикация их мнения по актуальным вопросам. Время от времени для повышения квалификации журналисты региональных вкладок ездят на стажировку в Москву — «на этаж». Вот, к примеру, советы относи­тельно публикаций об известных людях, которые разослала по электрон­ной почте девушка, только что прошедшая стажировку:

« * Если пишете о местах общественного питания города или области (где, как и за сколько обычный человек может покушать), обязательно сделайте доверсткой (небольшая интересная информация «в тему», до­полняющая основной текст) — кто из известных людей где питается, сколько это стоит.

* Если материал о дне отказа от курения — выясните, кто из известных людей в городе «смолит», кто нет...».

То есть известная личность может стать героем «полезного» материала, высказав «авторитетное» мнение по интересующему вопросу. Но это уже скорее относится к новым формам подачи материалов. На третьем месте по рейтингу популярности читателей «КП» стоит тема «Необычные судьбы обычных людей» — потребителями подобной инфор­мации является почти 47 % читателей газеты. Вот здесь мы уже можем говорить не о смоделированной журналистом, а созданной жизнью нестан­дартной ситуации.

Ситуация (от позднелатинского situatio — положение) — сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение. В какую же не­стандартную ситуацию должен сегодня попасть человек, чтобы стать героем «Ком­сомолки»?

Она может быть экстремальной — когда человек попадает в условия, резко от­личающиеся от нормального, спокойного течения жизни. Война — сколько судеб она изменила, сколько дала поводов для проявления настоящего героизма. Не важ-

 

но, о ком материал: командире, сумевшем вывести своих бойцов из окружения, маленьком мальчике, взрослеющем под обстрелами — всех этих людей объединяет ситуация войны.

Люди некоторых профессий периодически вынуждены бороться за свою жизнь и жизнь других людей: милиционеры, пожарные, шахтеры, спасатели, пилоты, путеше­ственники, стюардессы. Их поведение в экстремальных ситуациях часто становится поводом для написания материала. Читатели, утомленные повседневными проблема­ми, с удовольствием читают о тех, чья жизнь — постоянно связана с риском.

Болезни, травмы, физические недостатки это тоже экстремальные ситу­ации. Если человек с такими проблемами сумел не только выжить, но и развивать­ся дальше как интересная сильная личность — это люди, имеющие полное право появиться на страницах «КП». К тому же в правилах газеты устроить акцию помо­щи человеку — если, конечно, он в ней нуждается.

Отдельно можно взять людей, попавших в экстремальную ситуацию благодаря случайности, но сумевших достойно выйти из нее. Читателю интересен их опыт. Часто несчастные случаи бывают криминального характера. «Комсомолка» рас­сказывает о таких людях и ситуациях так же с точки зрения Полезности: с обяза­тельными дополнительными советами специалистов по данному вопросу, психо­логов или медиков-практиков.

Большой интерес у читателей «КП» вызывают различные житейские истории — них расписано много разнообразных нестандартных ситуаций. Житейская исто­рия сейчас — это отдельный, популярный не только в России, но и за рубежом жанр. Его, например, можно встретить практически в каждом номере широко известного в мире журнала для семейного чтения «Ридерз дайджест».

Повествование в жанре житейской истории сегодня стремится ответить на са­мые разные вопросы человеческого бытия, черпая свои сюжеты из многих сфер общественной жизни. В современных житейских историях нет жесткого указания на то, что хорошо, а что плохо — это должен решать сам читатель. Исчезла нрав­ственно-поучительная часть материалов, в том числе «героических». Кроме того из них исчезла третья, пожалуй, самая значимая в советские времена составляю­щая — «постижение действительности».

Анатолий Аграновский в свое время выделял три уровня постижения жизнен­ного материала:

• простой — «что»;

• более сложный — «как»;

• самый сложный — «почему».

В материалах о простых людях почти не осталось анализа, этого самого «поче­му». Житейские истории только описывают некие ситуации из жизни людей, их поступки, различные коллизии, облекая эти описания в форму литературного рас­сказа. Нередко житейские истории выступают и в форме обычного читательского письма в редакцию, и в форме журналистской зарисовки, очерка...

Странные (лишние) люди

Нестандартность самого человека может проявляться на двух уровнях: необыч­ность на «внешнем» физиологическом уровне и на «внутреннем» психологичес-

 

ком. На физиологическом уровне — это, например, человек с синим оттенком кожи — в свое время он «полечился» советским препаратом и в итоге изменилась пигментация всего тела, или человек, на шее которого врачи обнаружили нечто похожее на жабры. Оба эти случая наша газета описала довольно подробно.

Героев публикаций, объединенных темой «странные, (лишние) люди», можно так же назвать словом чудаки. Они бывают разные, «чудачество» проявляется в различных сферах жизнедеятельности людей. Объединяет всех их то, что в пред­ставлении общества, по крайней мере его большинства (в данном случаем можно говорить прежде всего об авторах и читателях «КП») их действия выходят за рам­ки общепринятых норм. Это не преступники, они не нарушают законодательство Российской Федерации. Их нестандартность проявляется в другом — выборе жиз­ненной позиции, необычных интересах, увлечениях, хобби и т.п.

— В силу сложившейся индивидуальной ситуации происходит противо­поставление их и общества, выход за рамки того, что принято называть «нормой» и «стандартом», — продолжает Александра Кучук, — потому-то эти люди и становятся «лишними». Если акцентуация направлена в поло­жительную сторону, такие люди бывают не только интересны, но и полез­ны обществу. Более того, в каком-то смысле об их странностях можно го­ворить как о героизме. Если в тяжелых экономических условиях семиде­сятипятилетний пожилой человек-атеист, о котором я недавно писала очерк, начинает восстанавливать церковь в своем селе, и при этом он бо­ится высоты — это ли не героизм? То, что он делает, имеет общественное значение на фоне повсеместного восстановления православной культу­ры и традиций. Но он об этом не думает — дедушка-то атеист... Внутренний мир человека искусства простому человеку, рядовому обы­вателю, недоступен. Если этот человек добился признания еще в моло­дые годы, этот внутренний мир вдвойне интересен. Разбирать его «по полочкам» — предоставьте это «Литературной газете». «Комсомолка» может прежде всего рассказать, как человек формировался.

Итак, мы можем сделать вывод, что перед журналистами региональной вкладки «Комсомольской правды-Урал» ставятся свои, совершенно конкретные задачи. Она, по задумке центральной редакции, в первую очередь, как и любое другое местное приложение к газете, должно быть чем-то вроде справочника по выживанию в кон­кретной местности — в данном случае в Свердловской области. «КП-Москва» — са­мое «продвинутое», но все же несколько отличающееся от прочих вкладок приложе­ние, даже разработало свой слоган: Сенсационность, Прикольность, Полезность. По содержанию он подходит к любой другой вкладке. Но Уральскому (да и многим дру­гим приложениям) стоило бы поставить на первое место именно Полезность.

Один из постулатов, на которых строится работа региональной вкладки «КП-Урал» — это постоянные рубрики. Постоянные рубрики должны быть легко рас­познаваемыми, под которыми — регулярно публикуемые материалы. Они воспи­тывают в читателе верность газете. Хорошая рубрика может оставаться на газет­ных страницах долгие годы, не теряя при этом популярности и завоевывая симпатии новых читателей (например, «Окно в природу» В.М. Пескова).

 

Для встречи с известными людьми существуют свои рубрики:

«Беседка «КП- Урал».Сотрудники редакции наносят визит местной знамени­тости. Место встречи — дача, кухня городской квартиры. В идеале — это теплая, человечная беседа в непринужденной обстановке. Человека расспрашивают не о его профессиональной деятельности, а интересуются бытом, расспрашивают о дет­стве, семье, просят рецепт любимого блюда и т. п.

«Прямая линия». По предварительной договоренности в редакцию пригла­шают высокопоставленного чиновника, профессионала, звезду — известного в го­роде (области) человека. «Прямая линия» заранее анонсируется — на пейджер, электронную почту и по телефону заранее принимаются вопросы. На линию выделя­ется 1-2 часа, за которые приглашенный отвечает на максимальное количество вопро­сов читателей. В отличие от телевизионных «Прямых линий», в «Комсомолке» любой, даже негативно настроенный читатель может высказаться и задать вопрос. А если это высказывание или вопрос актуальны, его обязательно опубликуют.

Примечательно, что мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий в свою очередь сумел смоделировать нестандартную для теории и практики журналистики ситуа­цию в «КП-Урал». Аркадий Михайлович привез в офис «КП» своих заместителей и секретарей (всего более десяти человек!). Когда звонил читатель, мэр чаще всего направлял его за ответом к одному из своих замов — к тому, кто курирует данный вопрос. Если специалиста по какому-то вопросу не было рядом, мэр сам звонил ему, выяснял ситуацию, отдавал распоряжения и сам «отчитывался» перед читате­лем. Особенности этой «Прямой линии» заключались в том, что она проходила в так называемом трехстороннем режиме on-line.

«Комсомолка», в том числе и «КП-Урал», подвержена и духу патриотизма. Под рубрикой «Знай наших!» выходят материалы про людей, которыми область (стра­на) может и должна гордиться.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.200.74 (0.006 с.)