ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Массовая коммуникация — нервная система целостного общественного организма



 

Итак, априори делаем вывод: современный мир сложен, многообразен и дина­мичен. Он противоречив, но взаимозависим и во многом целостен. Его динамика и целостность проявляются прежде всего в развитии общественных отношений, уг­лублении общения (коммуникации) и разветвлении информационных связей раз­личных уровней. Надо сказать, что по проблемам информации и коммуникации уже более двух десятков лет ведутся широкие дискуссии представителями как гу­манитарных (философия, социология, политология, социальная психология, линг­вистика, культурология, теория журналистики), так и технических (информатика, кибернетика) и естественных (психология, биология) дисциплин. Еще более акту­ализировал их стремительный прогресс в развитии технологической базы средств коммуникации: прежде всего такого мощного информационного канала, как теле­видение, а в последние годы и различных систем компьютерных сетей.

В целом же основы теории и психологии коммуникации, относимой к числу меж­дисциплинарных концепций, долгое время разрабатывались на интуитивном уров­не. Однако еще в 1909 году Ч. Кули, автор теории «приобщения» индивидов к «боль­шому сознанию» как совокупности накопленных социально значимых «состояний чувствования» и «отображений (imaginations)», выделял коммуникацию в качестве

 

средства актуализации «органически целого мира человеческой мысли»1. Позднее Дж. Г. Мид в русле таких же рассуждений рассматривал общество как «результат совокупности процессов взаимодействия индивидов друг с другом»2.

Систематические научные исследования коммуникативных процессов начались в 20-30-х годах XX века в рамках различных теорий журналистики, что было обус­ловлено как бурным развитием средств массовой коммуникации, так и связано с фундаментальным и глобальным характером социальных процессов. В дальней­шем развитии информационно-коммуникативных идей и концепций примерно к концу 40-х годов определилось два подхода — так называемый естественно-техни­ческий (Н. Винер, К. Э. Шеннон, У. Р. Эшби и др.) и научно-гуманитарный (К. Леви-Стросс, А. Ламсдейн, К. Ховланд, Ф. Шеффильд и др.). Причем с конца 60-х годов исследования массово-коммуникационной деятельности в странах Запада разви­вались , как правило, в рамках социологических и психологических традиций с кон­центрацией на управленческих, идеологических и культурных аспектах воздействия СМИ на человека и общество.

В современной науке можно выделить следующие основные значения понятия «информация»3:

• сообщение, осведомление о положении дел, сведения о чем-либо, передава­емые людьми; уменьшаемая, снимаемая неопределенность в результате по­лучения сообщений (в технике связи);

• сообщение, неразрывно связанное с управлением, сигналы в единстве син­таксических, семантических и прагматических характеристик (социальная информация);

• передача, отражение разнообразия в любых объектах и процессах (неживой и живой природы).

Специфика высшего типа организации информационных систем, характери­зующих человеческую жизнедеятельность, состоит в появлении социальной систе­мы порождения, хранения и переработки информации — культуры общества. Л.Н. Коган, рассматривая культуру как человекотворческую общественную систему4, отмечал, что основная ее функция содержит и ряд подфункций. К их числу относятся:

передача социального опыта, социальной информации от одного поколения к другому;

регулирование общественных отношений средствами политической, правовой, нравственной, религиозной, экологической культур, культуры управления и т.д.;

____________________________

1Цит. по: Терин В. П. Основные направления исследований теории массовой коммуникации //Со­циологические исследования. - 1997. - № 11. - С. 25-31. Очень советуем коллегам также про­честь очень информационно насыщенную книгу данного автора «Массовая коммуникация: иссле­дование опыта Запада». — М., 2000.

2 Там же.

3 Философский энциклопедический словарь. — М., 1989. — С. 222.

4 Коган Л. Я. Теория культуры. - Екатеринбург, 1993. - С. 14; Философский энциклопедический словапь. - М.. 1989. - С.

 

• осуществление коммуникации, связи между людьми по поводу производ­ства и освоения культурных ценностей;

• оценка явлений окружающей жизни с позиций той или иной культуры.

Все эти подфункции культуры, тесно связанные между собой, объясняют мно­жественность определений культуры. Причем некоторые ученые признают глав­ной именно информационную функцию культуры и соответственно определяют культуру как социальную информацию.

Сейчас как никогда насущна для науки в целом и психологии журналистики в частности проблематика обратной связи с аудиторией средств массовой информа­ции. Она актуализирована повсеместным внедрением спутникового телевизион­ного вещания, все большим переплетением компьютерной и телевизионной техно­логий (характерной, например, для интерактивного телевидения, когда аудитория имеет возможность с помощью сети «Интернет» участвовать в организации и разви­тии массово-коммуникационного действия). Тем самым возникшая новая постановка вопроса об обратной связи заново привлекает внимание и журналистов-практи­ков, хотя бы в плане осмысления понятия «информационное общество», то есть общество ближайшего будущего.

Следовательно, массовую коммуникацию необходимо рассматривать прежде всего как целостное социальное явление, представляющее сущностную часть чело­веческих взаимоотношений, которое, с одной стороны, отражает факты, события, явления в жизни общества, с другой — само оказывает определяющее влияние на их формирование.

Не случайно, некоторые исследователи отмечали, что СМИ есть нервная система целостного общественного организма. А философ-авангардист Х.М.Мак-Люин рас­сматривал электронные каналы связи как расширение нервной системы человека.

Известно, что масс-медиа информируют, просвещают, развлекают. Особняком в современных социально-психологических исследованиях описывается их манипулятивно-управленческая функция: культурные и социально-психологические цен­ности, изменение установок, моделей поведения и восприятия действительности.

Так, к примеру, формируя мифы и стереотипы, СМИ активно используют меха­низм «публичного восприятия», становясь средством субъективного духовного при­нуждения какой-нибудь группы — ведь все мы жители «глобальной деревни». Яркие примеры этого: выборы, политические пропагандистские или рекламные кампании.

Но манипулировать общественным мнением можно (как и противостоять это­му — ведь процесс коммуникации не механистический), лишь зная особенности восприятия и переработки информации в памяти человека.

Проблема, предмет, метод

 

Важная социально-психологическая тенденция: всё более значительная часть населения планеты, как показывают новейшие исследования социологов5, оказы-

_______________________________________________

5Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма — ответы на глобализацию. — М., 2001; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. — М., 2000; Уткин AM. Глобализация: процесс и осмысление. — М: 2001; Иванов В.Н., Назаров М.М. Массовая коммуникация и современные тенденции глобализации // Социологические исследопаиия. — 2003.— № 10; Покровский Н.Е. Россий­ское общество в контексте американизации // Социологические исследования. — 2000. — № 6.

 

 

вается включенной в новую информационную реальность, которая характеризует­ся существенно расширившимся доступом к самым разнообразным знаниям и све­дениям. «У аудитории появилась возможность обращаться к событиям в режиме реального времени, становиться их соучастниками. В целом соединение возмож­ностей компьютера с сетями телекоммуникации «сжимает» время и пространство, уменьшает значение национальных границ, дает индивидам ощущение приобще­ния к некоторой глобальной общности»6.

Мы выделим прежде всего те качественные изменения, которые касаются раз­вития периодической печати в целом и газет в частности. На наш взгляд, они суще­ственны уже по той причине, что свидетельствуют о системных ошибках в прогно­зах функционирования средств массовой коммуникации. Ведь, к примеру, даже совсем недавно — в конце прошлого века — многими экспертами нередко озвучи­вались идеи повсеместной «телевиденизации» России. То есть приоритет безого­ворочно отдавался телевидению как ведущему средству массовой информации. Наряду с ними, принималась как данность прагматическая составляющая радио (удобство сопровождения любого рода деятельности). И изначально на перифе­рию внимания потенциальной аудитории СМИ отправлялись информационные властелины индустриальной и постиндустриальной эпохи — газеты и журналы. Всё это напоминало споры сторонников и противников кинематографа в период его культурологического явления миру: так умрёт ли теперь театр? — задавались ри­торическим вопросом современники. Жизнь показала, что два этих вида искусств могут прекрасно сосуществовать, дополнять друг друга и даже способствовать по­явлению «детёнышей» отнюдь не уродливого вида.

В данном контексте нам кажется по-настоящему пророческой изначально про­гностическая концепция видного социолога Никласа Лумана, выделившего реаль­ность масс-медиа как особую социальную и культурологическую среду формиро­вания сознания индивидов: «То, что мы знаем о нашем обществе и даже о мире, в котором живём, мы знаем благодаря масс-медиа», — и подчеркнувшего существен­ную для нашего анализа мысль: «В самих масс-медиа нет манипуляций и нет фаль­сификаций, а есть лишь правила селекции событий»7. Под этими правилами он подразумевал в первую очередь фактор субъективности акторов коммуникацион­ной деятельности.

Развивая эту мысль исследователя, мы сформулируем следующую гипотезу: в период, когда у аудитории средств массовой информации появляется возможность из многих каналов распространения знаний и сведений выбирать те, которые соот­ветствуют их пониманию объективности, на первый план выходят СМИ и отдель­ные коммуникаторы, для творчества которых доминирующим фактором является аналитичность. «Аналитичность»—«неаналитичность» можно различать даже на

_________________________________

6Иванов В.Н., Назаров М.М. Массовая коммуникация и современные тенденции глобализации // Социологические исследования. — 2003. — № 10. — С. 24.

7Луман Никлас. Реальность массмедиа. — М., 2005. — С. 8, 184.

 

уровне селекции: «информация»—«сообщение». В первом случае это выведение из неопределённости всего того, что можно впоследствии измерить и описать прежде всего в рамках качественно-количественных характеристик. Во втором — мы име­ем в виду реализованную и материализованную субъективность факторов, в неко­торых случаях основывающуюся на сугубо творческих интенциях, но чаще — это открытая идеологическая ангажированность. Причём под идеологией мы подразу­меваем в первую очередь не отражение запрограммированных кем-то «внешним» политических или иных точек зрения, а совокупность «внутренних» мировоззрен­ческих и других жизненно важных для самоидентификации личности факторов.

Н. Луман замечал по этому поводу: потребители информации рано или поздно понимают, что масс-медиа — экономические субъекты и регулируются прибылью. То есть продают не истину или объективную реальность, а товар. Но противоречие заключается в том, что других способов познать реальность, с которой непосредствен­но познакомиться ты не можешь, у человека, как правило, нет. Следовательно, у лю­бого думающего субъекта появляется необходимость потребления качественного на его взгляд товара. И первым показателем качества информационного товара для боль­шинства является аналитичность — возможность видеть не только некий в принци­пе стремящийся к бесконечности объем фактов, но и их взаимосопряжение, а также выражение субъективной позиции автора. Причём не обязательно конкретного че­ловека, а возможно того, кого мы в теории8 называем безличным коммуникатором — СМИ в целом, отдельных их владельцев, зачастую неявно влияющих на содержание информационных сообщений, группы авторов — определяющих тематику и доми­нанты газетной полосы, журнального раздела, телевизионной программы и т.д.

Исследователи Западной Европы, в частности Ж.И. Шерель, уже давно развея­ли мифы, на которых строились многие умозаключения наших отечественных тео­ретиков печати. К примеру, миф о том, что единственно возможный путь в современ­ной журналистике — это первичность факта, а не комментария. Оставим в стороне робкие возражения тех, кто говорил об иной, нежели, к примеру, американская, ментальности или о пролитературных воззрениях россиян. Речь, на наш взгляд, должна идти прежде всего о том, что информирование в современных условиях изначально не может быть главной функцией СМИ. Её успешно взяли на себя Интернет и мо­бильные телекоммуникации, где роль журналистов зачастую сведена к нулю.

Как не может быть на первых ролях и функция некоей «четвёртой» власти (по­чему не «второй» или «третей», как резонно возражал автору данного учебного пособия в одной из дискуссий в Швеции профессор Клас Тор). Властные устрем­ления — это романтическое наследие времён перестройки, не более. А выражаясь научно: любая «власть» — всегда чужой коммуникативный код, следовательно, все­гда и будет отторгаема обыденным сознанием. Выходит СМИ в этом случае будут выполнять любые функции, кроме своих, изначально им предписываемых или ис­торически сложившихся.

Какие же ведущие функциональные особенности характеризуют на наш взгляд современные СМИ? Многие исследователи в своих новейших работах, при всём

________________________________________

8 Олешко Владимир. Социожурцалистика: прагматическое моделирование технологий массово-ком­муникационной деятельности. — Екатеринбург, 1996; Журналистика как творчество. — М., 2003.

 

 

их разнопонимании актуальных проблем развития современных массово-комму­никационных систем, сходятся в одном: задача у СМИ очень простая — перегонка информации (термин Н. Лумана) в неинформативные значения. Есть «Я» и есть «Чужой опыт», «Иная реальность», транслируемые масс-медиа. Различение истин­ного и неистинного (субъективно ложного), нужного и ненужного (прагматически не обусловленного), этичного и неэтичного (не соответствующего лично моим пред­ставлениям о должном, возможном, приемлемом) и так далее и тому подобное — позволяет в полной мере представить только средства массовой информации. И здесь, повторим, доминантным для СМИ является фактор их большей или меньшей диа-логичности и аналитичности. В структуре курса «Психология журналистики» мы в первую очередь акцентируем внимание именно на этих факторах результативно­сти масс-медиа.

Показательно, что многие независимые российские эксперты сходятся во мне­нии, что в данном смысле большие проблемы возникают сегодня у телевизионной журналистики. В частности, генеральный директор «Интерньюс» Манана Аслама-зян в одном из интервью9 заметила:

— Сейчас на телевидении нет дискуссии. Исчезли полемические программы. Вести разговор на уровне разных точек зрения сейчас негде. Мне гораздо важнее ут­ром включить компьютер и почитать, что пишут на новостных лентах или просто выставлено в Интернете. Кроме того, я снова стала читать газеты. Иначе я ничего не понимаю, что происходит в стране... Среди молодых журналистов много ребят с ам­бициями. Но эти амбиции профессиональные, а не гражданские. Эти ребята делают личную карьеру, и их мало волнует миссия журналиста. Более компромиссным ста­новится взгляд на проблемы. Всё чаще приходится слышать — «я ничего изменить не могу».

Эти проблемы только ли профессионального роста?





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.190.82 (0.008 с.)