ТОП 10:

Разделение книги пророка Исаии.



Главные части книги пророка Исаии, по мнению блаженного Иеронима (Comment. in Isaiam), указаны самим писателем, так как имена царей, обозначенные в надписании, упоминаются в том же порядке в самой книге и таким образом ясно обозначается, что при каком царе было произнесено.

По такому указанию первая часть заключается в первых пяти главах и содержит пророческие речи, произнесенные во дни Озии Прокаженного; вторую часть составляет шестая глава, в коей излагается видение, бывшее в год кончины Озии или в первый год царствования Иоафама; — третья часть простирается с начала седьмой главы по двадцать седьмой стих главы четырнадцатой и содержит пророчества, изреченные во дни Ахаза; а четвертая часть с двадцать восьмого стиха четырнадцатой главы простирается до конца книги и содержит пророческие речи, произнесенные во дни царя Езекии. Конечно, при таком делении книги выходят части неравные по объему. Но это деление необходимо иметь в виду для надлежащего понимания пророческих обличений, наставлений и угроз; ибо значение слов в обличениях и угрозах естественно определяется исторически известною степенью недуга обличаемого и случавшихся бедствий и переворотов в судьбе народов. Сами предсказания будущих происшествий, если мы станем смотреть на них только со стороны пророчественной, при таком делении сохраняют свою историческую основу или достоверность; оно, указывая точку отправления пророческого созерцания, способствует точному определению предсказываемых обстоятельств.

Иначе книгу Исаии разделяют (напр. в толковании Аляпиде) на две части. Первая часть, от начала по тридцать девятую главу, содержит пророчества преимущественно печальные, обличения преступлений и угрозы наказаниями; эти пророчества почти все относятся ко временам царей Озии, Иоафама, Ахаза и Езекии, в правление Исаия проходил свое пророческое служение. Вторая часть, с сороковой главы до конца книги, содержит пророчества отрадные и о временах более отдаленных, исполненные утешений и великих обетований; таковы пророчества об освобождении всех народов от рабства Ассирийского и Вавилонского, об освобождении всего человечества от уз греха и от рабства диаволу и о водворении и распространении царства Мессии между всеми народами.

(Говорят, будто в книге Исаии можно видеть порядок частично по хронологии и частично по предмету — и будто собрание пророчеств Исаии произошло от соединения многих собраний, так что здесь находится большое сходство с составом и происхождением Псалтири и Притчей Соломоновых (Странник, 1871 год, Март, стр. 212). В самой книге нет никакого основания к заключению, будто книга Исаии составлена не самим Исаией, а собирателями его пророчеств. Постоянное предание Церкви всегда смотрело на эту книгу, как на личное произведение Исаии, а не как на посмертный сборник его проповедей. Поэтому вышеизложенное мнение — неосновательно, и утверждаемое на нем предположение — о хронологической якобы перестановке пророчеств или подборе их — совершенно произвольно. Если бы отыскан был древний кодекс, содержащий другой порядок пророчеств Исаии, тогда был бы повод делать другое предположение об их хронологическом порядке. Поскольку же во всех известных древних списках, употреблявшихся в Церкви, книга Исаии излагается в одинаковом ныне существующем порядке, то нет никакого повода мечтать о другом расположении, иначе сказать, о приноровлении Божественных глаголов Исаии к современным взглядам).

 

15. Общий взгляд на содержание книги Исаии и подробное ее обозрение.

Для краткости некоторые толкователи все содержание книги Исаии выражают двумя словами: “проповеди покаяния.” Действительно, Исаия в своей книге является проповедником покаяния и наставником, так что первая речь, или первая глава есть как бы сокращение последующих тридцати восьми глав; ибо те же пороки, которые обличаются в первой речи, а именно — невежество, небрежение о законе, гордость, самонадеянность, презрение и притеснение бедных, обманы, неправосудие, идолослужение — обличаются и во всех последних речах, только не везде с одинаковой строгостью, и большей частью отдельно один от другого. Во второй части, именно с сороковой главы до конца книги, Исаия проповедует покаяние всем людям, как иудеям, так и язычникам, во имя Искупителя — страдальца за человеческие грехи, стремящегося установить на земле истинное Боговедение, под знаменем которого все народы составят на земле Царство Божие.

В обозрении содержания книги Исаии удобнее держаться хронологического порядка и разделять ее на четыре части, по вышеуказанному взгляду блаженного Иеронима.

 

Часть первая.

(Исаии 1:2-5:30) содержит три пророческие речи, произнесенные во дни Озии Прокаженного, который вел войны с Филистимлянами, Аравитянами и Аммонитянами; содержал армию в 307,500 воинов, прекрасно вооруженных и обученных; приобрел себе громкую славу — но вместе с тем без сомнения истощил свое царство на чрезмерные военные издержки (2 Парал. 26:6-15[106]).

В первой речи, содержащейся в первой главе, Исаия, призвав небо и землю в свидетели, напоминает иудеям, что, увлекшись своими военными успехами и огромными вооружениями, оставив Господа своего Благодетеля и Отца (2 Парал. 26:16[107]), они сделались глупее вола и осла, которые знают своих хозяев и не забывают яслей, где подается им корм (1:2-3[108]). Иудеи спешат, так сказать, обогащаться грехами, хотя и без того у них от ног до головы нет целости или здорового места; нельзя отличить отдельного струпа, а все сплошь одна рана палящаяся и притом без средств к уврачеванию (1:4-6[109]). Все принесено в жертву бесконечным вооружениям, так что земля опустела как будто от нашествия неприятелей; остается один Иерусалим, как куща в винограднике: при всем том, если бы не Божественное охранение, то над ними повторилась бы судьба Содома и Гоморры (1:7-9[110]). Конечно, иудеи приносили множество жертв, но руками окровавленными; — праздновали новомесячия и субботы, но не оставляли греховной нечистоты и таким образом еще более прогневляли Бога (1:10-15[111]). Если бы иудеи старались отстать от порока, привыкали делать добро и слушались Господа, то Господь прощал бы их грехи и оградил бы их благоденствие лучше, нежели оно ограждено многочисленной армией (1:16-20[112]). Между тем сам Иерусалим теперь наполнен всякого рода несправедливостями; у его начальников сирота и вдовица не найдут защиты от притеснителей (1:21-23[113]). Но Господь наведет руку Свою на Иерусалим; очистит его в горниле бедствий; истребит беззаконных и восстановит истинное благочестие в первоначальном его виде, так что Иудеи постыдятся за дубравы, которые столь вожделенны, и посрамлены за сады — рощи, которые избрали себе (1:24-29).

(Si inveiiies locum aiitiquis quercubus densatnm, quse in magnam alti-tudinem creverunt, arborum proceritas, loci recessus, umbrse jucunditas subito tibi in mentem ingerit ibi deum quendam sedem habere. Сенека Epist. 67. Вообще у язычников было верование, что боги любят обитать в лесах и рощах; потому около храмов обыкновенно разводились высокорастущие и тенистые деревья).

Они, как теревинф или дуб потеряют листья (свою славу военную) и вся сила их или все войска и укрепления, все предпринимаемое ими для ограждения своей безопасности, будет как стебель репейника (в тексте – Исаии - отрепье – видимо часть репейника, может исторгнутая сорная трава); загорится от неблагоразумного поведения последующих царей, и и никто не потушит. (1:30-31; т.е. возбудится зависть соседей, которые общими силами истребят армию и разрушат укрепления (2 Парал. 28:5-8;[114] 4 Цар. 16:5-10[115]).

Вторая пророческая речь, произнесенная во времена Озии Прокаженного, содержится во второй, третьей и четвертой главах. Предмет ее — Иудея и Иерусалим (2:1[116]). И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор, т.е. во времена Мессии истинное Боговедение и Богопочтение, сосредоточенное теперь в храме на горе Мориа, возвысится, так что язычники будут учиться ему и променяют свои военные подвиги на мирную жизнь — таково назначение Иерусалима (2:2-5). Но что теперь? Иудея полна волхований, как первоначально — до поселения народа Божьего, как во времена Филистимлян (2:6[117]). Богатая военная добыча при Озии наполнила страну серебром и золотом; но эти металлы пошли на конницу, на военные колесницы и на идольские изваяния (2:7-8[118]). Такое поведение иудеев навлекает на них соответственное наказание — и страшный день мздовоздаяния приближается; он напомнит иудеям их ничтожество и заставит забыть идолов (2:9-22[119]). Господь отнимет у Иерусалима и у всей Иудеи всякое благосостояние и благоустройство; поставит юношей князьями их, и таким образом Иерусалим унизится и Иудея будет опустошена за непокорность Богу, за бесстыдство, подобное Содомскому (3:1-9[120]). Впрочем, на этот раз беда постигнет преимущественно одних беззаконников (3:10-11[121]); а поскольку иудеев располагали к языческим нравам вельможи и женщины, то Господь отнимет у этих последних их драгоценные наряды, мужей и детей (3:12-25). От опустошительной войны так оскудеет в Иудее мужской пол, что ухватятся семь женщин за одного мужчину в тот день, и скажут: "свой хлеб будем есть и свою одежду будем носить, только пусть будем называться твоим именем, — сними с нас позор," т.е. укоризну беззамужества (4:1). По таковом истреблении нечестивых Господь по прежнему будет покровителем Иудеи (4:2-6[122]).

Здесь, очевидно, предсказывается нашествие царей Сирийского и Израильского во времена Ахаза (2 Парал. 28:5-8,[123] 17-18[124]), а может быть и нашествие Сеннахирима в четырнадцатый год Езекии (4 Цар. 18:13[125]).

Третью пророческую речь произнесенную во дни Озии, составляет так называемая песнь Возлюбленному о винограднике его (“Воспою Возлюбленному моему песнь Возлюбленного моего о винограднике Его”; (Псал. 44:1-3;[126] 79:9-12[127]), изложенная в пятой главе.

У Возлюбленного моего был виноградник на вершине утучненной горы, хозяин крепко огородил его; насадил в нем отборные лозы; снабдил всем потребным и ждал добрых гроздов или крупных виноградных кистей; а виноградник уродил дикие ягоды и даже терние. Как поступить с таким неблагодарным виноградником? Отнять ограду, предать на разграбление и попрание; даже дождевому облаку не дозволить орошать его; — вот справедливое возмездие. Так хозяин и поступит со своим виноградником (5:1-6[128]). Затем пророк сам поясняет свою песнь или аллегорию. Виноградник означает дом Израилев или ветхозаветную Церковь; а царство Иудино — отборную или лучшую ее часть, вновь как будто устроенную и особенно любимую и оберегаемую или охраняемую; и в ней-то расплодились вопиющие беззакония и неправда (5:7[129]), ненасытное корыстолюбие (5:8-10[130]), беспросыпное пьянство с нераскаянностью или упорством во зле (5:11-18[131]), кощунством над угрозами и обличениями пророков (5:19[132]), извращением понятий о добре и зле, самомнением и неправосудием (5:20-23[133]). За это гнев Господа Саваофа истребит их: Господь даст знак народу отдаленному (Ассириянам), который прибежит как лев, схватит предоставленную ему добычу и не будет отъемлющего или защищающего (5:24-30[134]).

 

Вторая часть.

Вторую часть книги Исаии составляет видение Сына Божия на высоком и превознесенном престоле, бывшее в год смерти царя Озии или в первый год царствования Иоафама, изложенное в шестой главе.

“Как он видел — я не знаю, говорит святой Иоанн Златоуст. О том, что видел, Исаия сказал. А как видел, — о том умолчал. Я принимаю сказанное; не любопытствую знать умолчанное; постигаю открытое, но не исследую сокрытого; ибо для того оно и сокрыто” (Беседа 6 на Исаию 6:1). Что действительно Сын Божий явился здесь Исаии, — это видно из свидетельства Иоанна Богослова, который в обличение неверия иудеев, указав на десятый стих шестой главы книги Исаии, заметил: сие сказал Исаия, когда видел славу Его и говорил о Нем (Иоан. 12:39-41[135]).

Из упоминаемых Исаией подробностей (вся земля полна славы Его!, поколебались верхи врат; и дом наполнился курениями; руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника и проч.) можно заключать, что видение было в храме Иерусалимском, видимом месте присутствия Божия на земле. Сын Божий является как Царь, окруженный Серафимами (пламенеющими), которые не находят средств достойно восхвалить Его неприступную славу и нестерпимое величие (6:1-4[136]). При виде Господа Исаия почувствовал свое недостоинство и опасность смерти (Исх. 33:20;[137] Быт. 32:30;[138] Суд. 13:22[139]); тут один из Серафимов горящим углем коснулся уст его и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен (6:5-7). Тогда, услышав голос Господа: кого Мне послать? и кто пойдет для Нас? (стоящим в храме и живущим окрест Иерусалима), Исаия смело отвечал: вот я, пошли меня. Господь сказал ему (Исаии 6:5-10): пойди и скажи этому народу: слухом услышите — и не уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их.

А когда Исаия спросил: доколе, Господи, будет продолжаться эта упорная нераскаянность иудеев, которую он уже видел и обличал в долговременное и славное царствование Озии? Тогда Господь открыл Своему пророку, может быть, в смущении и страхе взиравшему на возлагаемое на него трудное поручение, что упорство иудеев продолжится, пока земля их не останется пуста, т.е. что пророку предстоит борьба продолжительная и ожесточенная; впрочем, предстоящее запустение (которое внесут сначала Сирийцы и Израильтяне, а потом Ассирияне) будет непродолжительно; оставшиеся снова размножатся и будут святым поколением (6:11-13[140]).

Следовательно, описанное в шестой главе видение само по себе не ведет к заключению, что тут излагается первое призвание Исаии к пророческому служению. Это видение и призывание показывает только потребность в сильном и непоколебимом проповеднике среди предстоящих обстоятельств, более невыгодных, нежели какие были в царствование Озии Прокаженного, в целом преданного вере отцов и державшего народ в повиновении властной рукой. А Иоафам, благочестивый сам по себе, не имел твердости и отваги положить преграду идолослужению в народе (4 Цар. 15:33-35[141]). Преемник же Иоафама царь Ахаз открыто стал на сторону иностранных обычаев и культов (4 Цар. 16:10-16[142]); даже сына своего провел чрез огонь (4 Цар. 16:3[143]) и таким образом дал полную свободу чувственным наклонностям народа, удовольствием которому служило идолослужение, сопровождавшееся необузданным разгулом. Вероятно потому из царствования Иоафамова записано только одно это видение, что тогда необходимо было действовать для вразумления простого народа, а тут полезнее речь устная, нежели письменная. При известном благочестии царя аристократы также не дозволяли себе открытого идолослужения, а против тайного — также успешнее действовало устное слово. Содержание же устных речей и обозначено в призывании пророка на служение (Исаии 6:8-13).

 

Третья часть.

Третья часть книги пророка Исаии содержит четыре пророческие речи, произнесенные в царствование Ахаза и изложенные от начала седьмой главы по двадцать седьмой стих четырнадцатой главы.

Первая пророческая речь во дни Ахаза произнесена по случаю нашествия Израильского и Сирийского царей на Иудею с намерением свергнуть Ахаза с престола и воцарить в ней сына Тавеилева. Союзники начали войну чрезвычайно счастливо: царь Сирийский в один день истребил 120,000 отборного Ахазова войска, а Израильтяне увели в плен 200,000 Иудеев (2 Парал. 28:6-8[144]). Кроме того отряды Идумеев и Филистимлян рассеялись по стране; грабили и забирали множество пленных по беззащитным городам и селам (2 Парал. 28:17-18[145]). Так-то как отрепье внезапно сгорела армия, созданная Озией — эта сила Иудейская (Исаии 1:31[146]), служившая угрозой соседям и вызвавшая с их стороны возмездие! Успехи и замыслы союзников произвели на Ахаза панический страх: и всколебалось сердце его и сердце народа его, как колеблются от ветра дерева в лесу (7:1-2). Для успокоения не столько нечестивого царя, сколько народа, среди бедствий склонного к бунту, а также для остановления замыслов некоторых изменников отечества (Исаии 7:5-8[147]), Исаия с сыном своим Шеар Ясувом (остаток спасется или сохранится), по указанию Божию, идет на место строящихся укреплений навстречу Ахазу и говорит ему: не страшись и да не унывает сердце твое от двух концов этих дымящихся головней (или огарков близких к тому, чтобы погаснуть, по изъяснению святого Иоанна Златоуста), т.е. от Рецина, царя Сирийского, и Факия, царя Израильского (7:3-4). Ибо хотя цари эти заключили союз против Иудеи, но это не состоится и не сбудется (7:5-7); их собственные владения останутся целыми и независимыми только до истечения 65-ти лет со времени изречения пророчества Амосова о Самарии (Амос. 5:27;[148] 7:11[149]), произнесенного в 25 год царствования Озии Прокаженного (след. 111 Озии остающиеся 27: Иоафама 16: Ахаза 16 и Езекии 6 лет — итого 65 лет); а потом царство Ефремово или Израильское пострадает от людей Ассирийской монархии (7:8-9[150]).

Но видя, что Ахаз, пославший просить помощи Фелгаффелласара, царя Ассирийского, и объявивший себя данником последнего (4 Цар. 16:5-8[151]), презрительно относится к вестнику воли Божией и не верит возвещаемой безопасности, Исаия предлагает царю просить знамения в глубине или на высоте, т.е. в области земной или небесной, по его выбору (7:10-11[152]). А когда Ахаз с кощунством отказался[153] от предлагаемого способа удостоверения, то Исаия, обличив его высокомерное презрение к пророкам и даже к Самому Богу, обращает речь ко всему дому Давидову, которому грозила опасность истребления в случае успеха царей Сирийского и Израильского, и говорит: слушайте же, дом Давидов!... Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил (7:12-14), т.е. знамением для удостоверения вашего в безопасности да будет величайшее дело человеколюбия Божия и особого благоволения к дому Давидову, а именно рождение Мессии от Девы из племени Давидова, по обетованию (2 Цар. 7:8-28). Следовательно дом Давидов не может быть истреблен до исполнения сего обетования, как бы ни казалась великой предстоящая опасность. Как несомненно, что Дева, без нарушения девства, вопреки законам природы человеческой, родит Еммануила — также достоверна и безопасность ваша от умысла врагов, хотя представляется вам невероятной. А земля, которой царей вы теперь боитесь, опустошена будет через столько же времени, считая от настоящего дня, сколько обыкновенно проходит от зачатия младенца до раскрытия в нем способности отличать добро от зла, т.е. полезное от вредного (7:15-16[154]).

Наоборот, выбранный Ахазом и считаемый надежным защитник, царь Ассирийский, будет опустошителем; при этом же поколении, по повелению Божию, он, так сказать, обреет Иудею, так что наилучшие виноградники сделаются диким лесом, а поля — пастбищем животных (7:17-25[155]). Поскольку это последнее предсказание казалось несбыточным, Исаия, по повелению Божию, при достоверных свидетелях пишет на большом новом свитке слова магер-шелах-хаш-баз (спешат на добычу, бегут на грабеж) и выставляет эту надпись на видном месте, вероятно, в храме (8:1-2[156]); потом новорожденному сыну своему дает тоже имя с изъяснением, что прежде нежели этот сын Исаии будет в состоянии произнести слова авви, имми (отец мой, мать моя), царь Ассирийский поведет в плен жителей Дамаска и Самарии, т.е. начнет опустошать и разрушать царство Израильское и Сирийское, восставшие против Иудеи (8:3-4[157]). За то, что этот народ (иудеи) пренебрегает водами Силоама, текущими тихо или, по переводу Халдейскому, невзлюбили царства дома Давидова спокойного и мирного, как воды Силоамского потока (таково было мирное 16-тилетнее предшествовавшее царствование Иоафама), а захотели иметь над собою властителями Раассона и Факия, царей в то время славных и воинственных (следовательно, нашествие Сириян и Израильтян было устроено заговорщиками и изменниками; а потому указание на обетование о рождении Еммануила из племени Давидова противопоставлено замыслам против этой династии и имеет в устах Исаии особый глубокий политический смысл), то в наказание за такую измену Господь наведет на Иудею царя самого могущественного и славного, — царя Ассирийского, который прольется на Иудею, как река многоводная все потопляющая; но тогда твои крыла, о Еммануил, прикроют землю твою (в коей ты имеешь родиться) и не допустят исполниться замыслам опустошителей (Ассириян). Да знают это язычники до отдаленных земель; да уразумеют сильные (вельможи Иерусалимские), что совет их против Иудеи разорится и слово их не сбудется (8:5-10[158]). Поэтому жители Иудейского царства не должны судить об угрожающих опасностях по общепринятым понятиям, по усвоенному тогда взгляду на могущество царей (8:11-12[159]); а должны бояться и свято чтить только Сущего(Саваофа) (8:13[160]); Он защитник; Он же и каратель Своего заблуждающегося народа (8:14-15[161]). Его повеления надобно ждать; с Его пророческим словом надобно советоваться, а не со чревовещателями и ворожеями (8:16-20[162]); иначе придет жестокое бедствие и доведет Иудеев до отчаяния и богохульства (8:21-22[163]). Впрочем, и это предсказываемое бедствие будет иметь конец. Как имеющие вскоре начаться бедствия унизят колено Завулоново и Неффалимово, так последующие за тем события прославят всю Галилею; она будет озарена светом великого Просветителя, коим явится из дома Давидова отрок — царь по своей природе, по имени Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира. Он распространит царство и мир, и утвердит престол Давидов законом и правдой на всю вечность. Ревность Господа Саваофа соделает это (9:1-7).

Таким образом первая речь, начатая на месте строившихся укреплений, сопровождалась поразительным символическим действием в храме среди народа, безмолвно внимавшего пророку под влиянием страха от вышеупомянутых понесенных поражений и недоверчиво смотревшего на царя и его советников. В этой речи по случаю умысла против Давидовой династии возвещается высокое назначение сего племени в следующих пророчествах:

1) о рождении Мессии от Девы, так что Он по-видимому станет походить на обыкновенных людей (масло или молоко и мед будет есть), а на самом деле будет Еммануилом или с нами живущим Богом (Исаии 7:14[164]). Исполнение сего пророчества указано Евангелистом Матфеем в рождении Иисуса Христа от Девы Марии (Матф. 1:23[165]);

2) о водворении Мессии в Галилее, которую Он просветит и осчастливит, так что там совершится тогда нечто похожее на день Мадиама или на победу Гедеона над Мадианитянами (Суд. 7:1-8, 23), когда полный успех произошел не от человеческих способностей или усилий, но от Божественной помощи и благословения (Исаии 9:1-4[166]). Исполнение его пророчества указано Евангелистом Матфеем в том обстоятельстве, что после крещения от Иоанна Господь оставил Назарет и поселился в Капернауме, в пределах колена Завулонова и Неффалимова, определенно поименованных в пророчестве Исаии (Матф. 4:13-16[167]); и, наконец,

3) о Eго качествах или наименованиях, показывающих в Нем истинное человечество (ибо младенец родился...), и вместе с тем беспредельную непостижимость, премудрость, всемогущество, мир и вечную правду (Исаии 9:6-7[168]); общее указание на исполнение этого пророчества можно находить в тех местах Нового Завета, где Богочеловеку усвояются вышеуказанные качества и свойства (Матф. 28:18[169]; Лук, 1:32-33;[170] Иоан. 4:10[171] и др.).

Вторая речь, произнесенная во времена Ахаза, излагается с восьмого стиха девятой главы[172] по четвертый стих десятой[173] (в форме единоокончания).

Предмет её — Самария или царство Израильское. Здесь, в противоположность вышеуказанной участи, которую готовили Израильтяне царству Иудейскому, пророк изображает участь, предстоящую им самим. Упомянув о самохвальстве Израильтян, мечтающих скоро оправиться от последствий контрибуции (4 Цар. 15:19-20[174]) и опеки царя Ассирийского Пула или Фула (кирпичи пали — построим из тесаного камня; сикоморы вырублены — заменим их кедрами (9:10)), пророк показывает, что они, не вразумляющиеся постепенностью наказаний, т.е. ни войною (9:8-12[175]), ни гражданскими беспорядками, вероятно, свержением одних и восшествием других царей на престол и междуцарствиями (9:13-17[176]), ни засухой и междуусобиями (9:19-21[177]), частью падут на предстоящей войне с Ассириянами, частью пойдут в плен (10:1-4[178]). Вероятно, здесь разумеется то, что Факию, сына Манаима, убил Факей, но сам свергнут с престола и потом убит Осией, последним царем Израильским. А до восшествия Осии на престол было девятилетнее междуцарствие, ибо свергшие Факия с престола неожиданно встретили сопротивление в его, Осии, приверженцах, с кем и вели девятилетнюю войну, пока Факей не был убит Осией, очистившим таким образом себе дорогу на Израильский престол.

Третья пророческая речь из произнесенных во дни Ахаза, излагается с пятого стиха десятой главы по двенадцатую главу. Эта речь направлена против Ассириян и произнесена, вероятно, вскоре после взятия Дамаска, когда быстрый успех или военное счастие пробудило в Ассириянах обширные завоевательные мечты насчет царства не только Израильского, но и Иудейского. Пророк обнаруживает эти мечты и излагает пути Божественного промысла, чтобы народ Иудейский понял, что решитель судьбы народов есть Сущий Бог Израилев. Ассур, жезл гнева Моего! и бич в руке его — Мое негодование! Я пошлю его против народа нечестивого и против народа гнева Моего; а он все успехи приписывает своей мудрости и могуществу (10:5-14). За таковую неуместную гордость, похожую на то, как будто секира может величаться пред секущим ею, Господь грозит у Ассириян отнять их преобладание над народами. Так остаток Израиля, т.е. царство Иудино, свергнет их иго (принятое Ахазом), и Иерусалимлянам пока не следует бояться Ассириян, хотя они и пойдут на Иерусалим через Аггай, Махмас до Новы (пророк за 20 лет или более столь ясно видит предстоящее нашествие Сеннахиримово, что пишет военный маршрут и в именах городов обозначает станции), даже погрозят рукой горе Сионской (10:15-33[179]). Но тогда Господь сорвет или вырубит эти красивые величающиеся ветви, т.е. Ангел погубляющий истребит лучшую часть Ассирийского войска (10:33-34[180]).

Ибо из усеченного дерева Иессеева произойдет отрасль или, по изложению в Халдейском парафразе, взыдет царь от сынов Иессея, и Мессия от сынов — сынов его помажется и и почиет на нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится (11:1-3). Он произведет совершенную перемену в людях и умиротворит народы, так что волк будет жить вместе с ягненком, он наполнит всю землю боговедением, и соберет изгнанников Израиля, и рассеянных Иудеев созовет от четырех концов земли (11:4-16). В то время Иудей скажет: Славлю Тебя, Господи; Ты гневался на меня, но отвратил гнев Твой и утешил меня (12:1-6).

В этой речи Исаии основанием особого Божия благоволения к царству Иудину указывается происхождение Мессии от племени Давидова (11:1-10[181]). Пророчество сие замечательно тем,

1) что указывает рождение Мессии в то время, когда дерево дома Иессеева будет усечено до корня, т.е. когда потомство Давидово лишится царского престола и будет скудно членами;

2) что Мессия сделается известен по Духу Божию, по духу страха Божия (Odorari faciet eum in timore Domini, по первому Ватабли.), т.е. по нравственно-духовным качествам и свойствам, а не по военной славе и не по завоевательным наклонностям, как мечтали Иудеи(11:2-3[182]);

3) что он произведет совершенный переворот на земле или переродит людей, так что они оставят свои привычки и изменят самые инстинкты (пастись будут волки с ягнятами; лев будет питаться соломой); но этот переворот будет чисто нравственный и достигнется мирными средствами, преимущественно распространением Боговедения (11:4-9);

4) что Мессия станет как знамя для народов, обратятся язычники, — и покой Его будет слава (11:10), т.е. Церковь Христова составится преимущественно из язычников, так что иудейский элемент будет в ней сравнительно неприметен; — и наконец,

5) что спасение будет делом исключительно милости или благодати Божией. Как освобождение Иерусалима от войска Ассирийского произведено рукой Ангела погубляющего, — иудеям осталось только брать добычу: так точно и во времена Мессии верующие будут в радости… почерпать воду из источников спасения (12:3), каковые источники будут открыты и доступны всякому. Конечно, Господь наказывает человека, но для исправления и спасения, чтобы сделать его способным к получению и употреблению даров милосердия небесного (12:1-4).

Четвертая и последняя из произнесенных при Ахазе пророческая речь Исаии есть видение или бремя на Вавилон, изложена в тринадцатой и четырнадцатой главах (13:1-14:27) и изображает как предстоящее величие Вавилонского царства, тогда еще бывшего одной из областей Ассирийского царства, так и имеющее постигнуть его разрушение Мидо-Персами.

Эта речь составляет дополнение и определение вышеизложенной первой речи, т.е. она показывает, что Ассирия тогда преимущественно сделается всепожирающей и гибельной, когда столицей ее будет Вавилон, а не Ниневия. Пророчество это изложено в драматической форме, т.е. судьба Вавилона представлена совершающейся перед глазами читателей. Сначала поднимается знамя и дается повеление идти в ворота властелинов, т.е. Вавилонян (13:1-2[183]). Потом изображается шум необыкновенный, как бы от собрания целых царств и народов, созванных Господом для разрушения Вавилонского царства (13:3-5[184]). От предстоящих бедствий все испугались; даже звезды и солнце потеряли свой обычный блеск (13:6-10[185]). Мир греха, величие притеснителей будут низложены, так что там люди или жители сделаются редкостью и все порабощенные народы возвратятся в свои родные страны (13:11-16[186]). Вот Я возбуждаю Мидян, говорит Господь, они беспощадно истребят жителей... и Вавилон, краса царств, великолепие славы Халдеев, будет низвержен, как Содом и Гоморра; не населится в вечное время (13:17-22[187]). Тогда Израильтяне, уведенные в плен Фелгафелласаром, и жители Иудеи, обреченные подвергнуться той же участи, также возвратятся в отечество, будут жить на земле своей безопасно и принимать или подчинять себе пришельцев из язычества (14:1- 2[188]). По таковом успокоении от постигших бедствий Иудеи будут с изумлением вспоминать падение величайшего и могущественнейшего из земных царей — царя Вавилонского, который говаривал в уме своем: взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой.... буду подобен Всевышнему (14:3-14). А теперь он на диво всем низвержен во ад, в преисподнюю; таков неизменный совет Всевышнего. Господь Бог определил, и кто может отменить это? или остановить исполнение сего совета? И руку Его высокую или поднятую на поражение кто отвратит или отведет в сторону? (14:15-27). Таким образом в этом пророчестве Исаии, произнесенном за семьсот лет до Рождества Христова, точно определена судьба Вавилона, продолжающаяся до настоящего времени.

 

Четвертая часть.

Четвертая частькниги пророка Исаии содержит пророческие речи, произнесенные во дни Езекии, царя Иудейского, и простирается с двадцать восьмого стиха четырнадцатой главы до конца книги. Чем смутнее становились времена от пробуждения завоевательных замыслов властителей и от возникновения новых и новых честолюбцев, быстро сменявшихся на окровавленных престолах, чем запутаннее делались отношения незначительного Иудейского царства к окружающим его соседним народам, частью более могущественным и сильным, частью более воинственным и хитрым, тем с большей ясностью и настойчивостью Исаия раскрывает своим современникам пути Божественного промысла и старается в умах их утвердить ту истину, что Господь, строго наказующий за беззакония, не отнимет своих обетований от потомства Авраамова; — что благоденствие народов на земле зависит от воли Божией; — и что путем страданий и переворотов Господь поведет народ Свой к познанию истины и к восстановлению законного поклонения Богу, когда этот народ стал упорно держаться языческих нравов и обычаев. Эта обширнейшая часть книги Исаии подразделяется на три отделения: пророческие речи, произнесенные в первые тринадцать лет Езекии (14:28-35, 10), историю или описание некоторых современных происшествий и обстоятельств (36:1-39:8) и, так называемое, утешительное воззвание ко всему народу Иудейскому или пророчества, произнесенные под конец жизни Исаии (40:1-66, 24).

 

Отделение первое.

Оно содержит девять пророческих речей, произнесенных в царствование Езекии. Первая из этих речей произнесена в год смерти Ахаза или в первый год царствования Езекии в адрес иноплеменников и филистимлян и содержится в последних пяти стихах четырнадцатой главы. Здесь Исаия говорит, чтобы Филистимляне не радовались, что сокрушился ярем бьющего их (вероятно Озии и Иоафама, после которых при Ахазе Филистимляне отступили и совершили нападение на Иудею (2 Парал. 26:6-7;[189] 27:18 и др.), так как явился теперь государь (Езекия) еще более сильный для их поражения (4 Цар. 18:8[190]); потому вестники народов говорят, что Господь утвердил Сион, и в нем найдут убежище бедные из народа Его (14:28-32).

Вторая пророческая речь из произнесенных во дни Езекии обращена против Моавитян и содержится в пятнадцатой и шестнадцатой главах. Исчислением городов Моавитских, один за другим падающих от руки завоевателей, пророк изображает путь этих последних, имеющих вторгнуться в Моавитиду с восточных границ (15:1-9[191]); потом показывает, что Моавитяне, постепенно отступающие к западу от преследующих врагов, приблизились к потоку Арнону (Числ. 21:24;[192] Втор. 2:29[193]) и просят дозволения укрыться в земле Иудейской, но за свою гордость не получают на это дозволения (16:1-6[194]). После этого изложения своих скорбных чувств, выразив предстоящее страшное опустошение царства Моавитского (16:7-12[195]), пророк объявляет, что таково слово, которое сказал Господ на Моава, и оно исполнится или начнет сбываться через три года не далее (16:13-14). Очевидно, здесь пророк говорит об опустошениях, внесенных в Моавитскую землю походами Салманассара и его преемников.

Третья пророческая речьиз произнесенных во дни Езекии излагается в семнадцатой и восемнадцатой главах; она обращена на Дамаск и союзную с ним Самарию. Здесь пророк объявляет, что Дамаск возьмется или исключится из числа городов, и будет в тот день помрачение славы Иаковля или царства Израильского. Не Богонареченным именем Израиля, но человеческим именем Иакова названо здесь царство Израильское, вероятно потому, что оно служило претыканием или соблазном для остальной части народа Божия, составлявшей Иудино царство. Предстоящее опустошение пророк уподобляет уборке жнецами поля и обиванию маслин (17:1-6[196]) и оно будет наказанием за оставление Бога, за идолопоклонство (17:7-10[197]) и за опустошение Иудеи при Ахазе (17:11-14[198]). А затеянный союз с Египтом не поможет Сирии и царству Израильскому (18:1-3[199]); ибо такова воля Божия (18:4-7[200]), и она исполнилась в шестой год Езекии (4 Цар. 18:9-12[201]).

В подтверждение своих слов о бесполезности союза с Египтом Исаия в следующей за тем четвертой речи изображает участь того великого и знаменитого царства. Эта речь и относящееся к ней символическое действие изложены в девятнадцатой и двадцатой главах. Пророк видит, что в Египте возникают мятежи; восстанет брат против брата и друг против друга, город с городом, царство с царством; эти мятежи кончатся тем, что Египет достанется в руки жестоких властителей (19:1-4). К гражданским мятежам и переворотам присоединится некоторое всеразрушающее действие природы, так что Египтяне вынуждены будут пить воду морскую и лишатся местностей, где возделывали лен, производили рыбную ловлю и другие промыслы (19:5-10







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.150 (0.023 с.)