Когда он вставил ключ в замочную скважину, прозвучал выстрел.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Когда он вставил ключ в замочную скважину, прозвучал выстрел.



 

Все это пронеслось в голове Фернока, когда зазвонил мобильный. На связи был комиссар Хоррэнс. По его голосу Эсмонд понял, что он все еще не может прийти в себя.

- Комиссар, я сейчас нахожусь в квартире убийцы. Открылись новые обстоятельства, и у нас на руках еще одна жертва маньяка. Вы, наверняка, помните дело сержанта Форестера. Он когда-то работал под моим началом. Да, я уверяю вас, что и он тоже... Похоже, гаденыш серийно убивает копов, у него тут целый фотоальбом - в этот момент лицо Фернока напоминало стаффордширскую ищейку, взявшую верный след, - Комиссар, срочно подайте Оливера Истмена в розыск, хотя... Не подавайте, я сам его возьму!

 

Но именно сегодня отставной лейтенант допустил непростительный прокол. Оставленный без присмотра незнакомец, казавшийся перепуганным настолько, что не может двинуться с места, воспользовался эмоциональным состоянием Фернока и выскользнул из квартиры...

 

А сбежавшим оказался сосед и приятель Истмена Бэсфорд Мэйн, человек без определенного рода занятий, кормивший свою семью случайными заработками.

Квартира Мэйна располагалась двумя этажами выше. Именно там и находился осторожный Оливер Истмен, на период отсутствия семьи Мэйна предложивший приятелю поменяться квартирами.

- Ты уверен, что это был коп? - спросил Истмен своего приятеля, когда тот поведал ему во всех деталях о неожиданном появлении Фернока.

- О чем ты говоришь, Оливер? По его хватке - стопроцентный коп, я уж нагляделся на таких за свою жизнь. И потом, эти твои фотографии на кухне... Он так на них запал, что, с одной стороны, я успел свалить, а с другой - он все понял. Жетон он не предъявил, но все написано было на его физиономии. Знаешь, такой убьет, не дорого возьмет! - Бэсфорд достал из холодильника запотевшую банку пива.

- Тебе надо куда-то срочно смыться, здесь оставаться опасно. Он меня вычислит и придет сюда... А на фига мне это надо? - было заметно, что Мэйн, наконец-то, понял всю степень опасности, прежде всего, для себя.

- Таким слюнтяям, как ты, в этом городе не выжить! Вали-ка вслед за своей семейкой! Этот город создан для таких экстремалов, как я - Истмен заводил себя, поднимая самооценку.

Бэсфорд Мэйн совсем пригорюнился, да и вторая банка пива явно не пошла ему на пользу.

- А куда мне уезжать? Здесь у меня дом, какая-никакая работа, Сара с детьми вернется... - он уже достал из холодильника третью, - А вот что ты хочешь от жизни? Тебе со своими проблемами до гробовой доски не развязаться. Еще других учит...

Казалось, Мэйн заводил себя:

- Теперь у тебя одна дорога, и ты знаешь, куда. Но не надо меня марать своей грязью. Я не хочу быть пособником убийцы - своим высказыванием Бэсфорд сильно удручил Истмена, надеявшегося на его помощь.

- Вспомни, я не раз выручал тебя, и как ты мне отплатил? Я и сегодня заплачу, деньги у меня с собой. Ну, так что, поможешь? - заманчивое предложение и свинцовый взгляд соседа поневоле заставили Бэсфорда задуматься.

 

Уже через час Бэсфорд Мэйн сидел в квартире, заполоненной приехавшими копами комиссара Хоррэнса. Его арестовали через час после того, как Фернок предоставил данные о внешности сообщника. Перед тем, как надеть наручники, его привели в чувство, поскольку он явно не ожидал такой развязки. При этом были соблюдены все полицейские церемонии. Фернок приготовил для перепуганного Мэйна особый вид допроса - "поучительный".

- Так, дружище, как будут развиваться события? Только тебе решать, выживешь ты или нет. Даже находясь в таком дерьме, ты по-прежнему хозяин своей судьбы. Так что…, будем сливать соседушку-засранца, или ради дружбы с ним сам будешь по пояс в дерьме? Что выбираешь? - издевательски спросил Фернок.

Мэйн размышлял недолго, точнее он сразу же решил - пора слить Истмена:

- Я выбираю жизнь, сэр. Я все расскажу, но поверьте, я знаю не так уж и много. Он не делился со мной своими планами, так, иногда, сболтнет что-нибудь, или какой-нибудь туманный намек...

Но остановить Фернока было непросто:

- А что же ты тогда знаешь?

- Я? - Мэйн дрожал от страха, но даже в этом своем животном страхе выглядел дурашливо, - Да особо ничего я о нем не знаю, вот только разве номер сотового...

- Номер сотового, говоришь? Так это, дружок, именно то, что нам нужно. А ты волновался, все отлично!

- Что отличного-то? - нижняя челюсть Мэйна отвисла, как у испуганного пуделя.

- Да не вертись ты под ногами, шавка! Ты, сам того не понимая, нам очень помог! - Ферноку Мэйн был уже совсем не интересен, хотя...

 

Истмен пришел на условленное место встречи, чтобы подмазать деньгами вконец перепуганного соседа.

- Давай-ка обсудим, Бэсфорд, что ты можешь сделать для меня. В свою квартиру я не вернусь, там уже, наверняка, засада. Одна надежда на тебя - ты будешь сообщать мне о действиях копов. Ты согласен, друг? - окончание фразу Истмена прозвучало непривычно нежно.

- Я вынужден отказаться, Оливер. Нет!

- Отказаться? - и в голос Истмена вернулся привычный жесткий тон

- Прости, друг, мне очень жаль.

- Что?! - окончательно разозлился преступник и рванул из кармана куртки пистолет. Развязка наступили мгновенно: дважды выстрелив в соседа, он попытался скрыться. Но не вышло, полицейские скрутили его.

- Наш помощничек умер такой неблагодарной смертью, и от этого, мы его, увы и ах, не уберегли - даже в такой moment Фернок не мог не съязвить.

 

Пока развивались вышеописанные события, Спаун отлавливал последнюю шваль, имеющую завязки с доктором Кэлвином. Детей крадут и сдают на органы, над стариками проводят опыты!

- Что тебе от меня надо?! Ты не человек! Убирайся!!! - лихорадочно вопил преступник, застигнутый Темноком в момент похищения маленькой девочки. И теперь ничего не понимающий, взбешенный, загнанный в угол он стоял на коленях перед мстителем. Действие происходило на втором этаже заброшенного дома неподалеку от церкви Феодора.

- Зачем крадешь детей, чертова мразь? Говори, иначе демоны придут к тебе во сны! - навис над ним Спаун.

- Я не для себя, клянусь! Я не педофил и не извращенец, я даже не маньяк! У меня заказ! - истерия в голосе преступника убавилась

- Что за заказ?! - Спаун сделал еще один шаг.

- Доктор Кэлвин…, он занимается органами! Он подписал меня, чтобы я за деньги привозил ему детей! Клянусь, я это делал не от хорошей жизни! Мне срочно нужны деньги! Что теперь со мной будет?! - последнюю фразу он почти провизжал.

- Я не буду тебя убивать. Сдохнешь ты - появится другой... - Спаун разбил в кровь лицо злодея о стекло окна и исчез во тьме.

 

Потрясенного и разом поникшего Оливера Истмена привезли не в полицейское отделение, а в некий дом с холодными и сырыми комнатами. Именно здесь Фернок и присоединившейся к нему комиссар Хоррэнс решили допросить задержанного. Здесь должен был состояться над убийцей полицейских!

- Как тебе это место? - Фернок начал без прелюдий, - Хотя вопрос неуместный. Разве не по фигу, где умрешь? Я пообещал комиссару, что, сука, убившая трех копов, будет найдена и раздавлена. Обещания свои я всегда выполняю!

- А вот за твою идиотскую любительскую попытку убить меня я не дам тебе шанса умереть быстро и без боли, - Фернок говорил медленно и обстоятельно, как университетский профессор, - Будет много мучений, крика и визга. Впрочем, ты сам еще не вник, во что вляпался. Ниче, поймешь в процессе.

 

Спаун методично - одного за другим - отлавливал подельников Кэлвина. Только в отличие от Эсмонда Фернока его месть не переходила грань закона, не требовала крови... Хотя кто бы знал, какие грозы бушевали в его душе?

Спаун жаждал наказания, но не опускался до убийств! Спаун сдерживал себя...

 

Оливер Истмен с отбитыми почками и переломанными ребрами, с раздробленными пальцами и лицом, напоминавшем переспелую сливу, все еще мог говорить, но его никто не слушал. Из последних сил полушепотом он умолял своих истязателей о быстрой смерти.

- Ну, я поработал на славу. Но последний аккорд принадлежит вам, комиссар - Фернок передал Хоррэнсу свой magnum и театрально закрыл пальцами уши. Но комиссар поступил мудрее: попросил всех выйти.

 

- Тебе есть, что сказать мне?

- Да! И знаешь, что я скажу? Суки вы все! Это не я преступник, а вы. Вы убийцы и мрази, продажные и беспринципные. Что, собрался меня наказать? Да ты не меня наказываешь, а себя! Понял?!!! Себя ты наказываешь!

- Зачем ты убил этих людей? Что они тебе сделали?

- Ты и сам должен знать, что, но тебе плевать!

Хоррэнс закрыл глаза и прошептал:

- Сдохни - и нажал на курок.

 

Спустя минуту комиссар вышел... А Оливер Истмен остался сидеть на полу. Живой. Что заставило Хоррэнса помиловать преступника, ведь он потерял не просто сослуживца, а близкого друга? Видимо, месть в его душе уже совершилась, и смерть этого ничтожного преступника ничего не решала...

- Я не стал его убивать - признался Хоррэнс, выйдя из комнаты, - пойдемте, Фернок, напьемся сегодня в хлам...

Странно, но Фернока это не удивило:

- Не убили? Я ожидал это... А насчет напиться в хлам, так это я всегда поддержу!

- Нет, Эсмонд, не пытайтесь меня обмануть. Я предупреждаю, не трогайте его, ясно? Убей мы его, он бы оказался прав насчет нас. Лучше простить. Марк был для меня одним из самых близких. Мы все виноваты в его смерти! - почудилось, что комиссар Хоррэнс постарел на десять лет.

- Не трону я его, так уж и быть. Прощение…, я разучился прощать, и заново научиться уже не сумею, слишком сложно... Поэтому остается только напиться в хлам! - неловко отшутился Фернок.

 

Доктор Кэлвин всю ночь просидел в кабинете. Две пустые бутылки из-под виски валялись у его ног. Домой идти он не решался. Доселе неизвестный страх, почти ужас удерживал его на месте.

Сколько бы это продолжалось, если бы в кабинет неожиданно не вошел Эсмонд Фернок? Именно этой неожиданности больше всего и боялся преступный эскулап.

- Здравствуйте, доктор! Что-то вы не очень рады нашей встрече - Фернок наоборот прямо лучился улыбкой.

- С добрым утром, Эсмонд, а к чему столь ранний визит? У вас что-то произошло?

- Да, доктор, произошло. Я - больной - продолжал скалиться Фернок.

- То есть?

- Мне нужно серьезное лечение, я очень сильно нервничаю, и во мне это породило желание к насилию! Мне очень сильно хочется убить кого-то, и вот я пришел к вам! - казалось, от радости Фернок сейчас взорвется.

- Вы пришли пройти курс лечения у нашего психиатра? - осторожно спросил Кэлвин.

- Нет, док. Я пришел, чтобы пройти лечение у самого себя, а для этого мне надо совсем немного, только самую малость.

- Что именно вам надо?

- Убить вас - ответил Фернок, посмотрев на доктора взглядом настоящего шизофреника.

 

Позже уборщица увидела, как из кабинета доктора Кэлвина вышел подозрительного вида мужчина с усталыми глазами. Женщина пошла убирать кабинет главврача, но, открыв дверь, она застыла, как вкопанная: посредине просторного кабинета раскачивалось тело доктора Кэлвина, подвешенное за горло к люстре. Из глубокого надреза на животе торчали кишки. По ним стекала кровь, образовавшая на дорогом паркете большую красную лужу. Визитной карточкой убийцы были два ботиночных шнурка, повязанных вокруг шеи.

Уборщица с криком выбежала в коридор.

Никто не узнал истинных обстоятельств смерти доктора Кэлвина. Может быть, и к лучшему... Справедливость не требует огласки! Особенно, когда за дело берется Эсмонд Фернок - жестокий, но по своему справедливый.

 

 

«Спаун не может убить Хэлвана, потому что боится перейти черту и стать таким как он, а Хэлван не хочет убивать Спауна, потому что с ним ему очень весело и ржачно! Они друг друга дополняют! Они будут сражаться до тех пор, пока кто-нибудь из них не решиться на убийство... А до тех пор это будет продолжаться!»



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.35.159 (0.018 с.)