Жена послушалась мужа и осталась ждать в машине. Родители подъехали к дому. Джек вышел из дома, держа в руках окровавленный нож, его вечерняя пижама была забрызгана кровью Чарльза. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Жена послушалась мужа и осталась ждать в машине. Родители подъехали к дому. Джек вышел из дома, держа в руках окровавленный нож, его вечерняя пижама была забрызгана кровью Чарльза.



- Джек, что произошло? Ты снова играешь с ножом? - спросил его приемный отец, но Джек так и не ответил ему ничего, он будто застыл, превратился в безжизненную статую, окаменел, когда увидел, что родители узнали, что он наделал.

Прижатый к стенке, Джек не пытался оправдываться. Его лицо казалось безучастным: он ни в чем не раскаивался.

Приемные родители расспрашивали психиатра Эрне Грегори:

- Мы с супругой еще когда-нибудь увидим Джека, или для него все кончено?

Умудренный не только медицинским, но и жизненным опытом врач отвечал:

- Джек только что убил человека. Держать его на свободе опасно для общества. Мне очень жаль...

Джорджу и Сильвии Мансонам оставалась только смириться с мыслью об утрате приемного сына. Но прошло время, и они решили начать новую жизнь, уже без Джека...

-Знаешь, Королева, своих приемных я ни в чем не виню. Они, пожалуй, были единственными людьми, которых я бы никогда не тронул - на какое-то мгновение Джек, казалось, погрустнел, - Жаль их. Они откусили свой кусочек горя, и, что греха таить, из-за меня...

- Но в твоем случае ты не виновна ни на грамм!

- А кто же тогда? - спросила девочка.

Джек снова оживился, подпрыгнул и, сделав немыслимый пируэт, приземлился на шпагат.

- А во главе всего твой небесный дар, крошка! Ты лучше остальных, а людям на тебя насрать! Им вообще насрать на все, даже на себя...

 

 

Через десять лет.

Антнидас подвергся перестройке, спонсорами была семья Мансонов, которые не могли забыть ужас ночи, когда их неродной сын убил Чарльза Хадсона. Джордж Мансон был богатым и достаточно влиятельным человеком, он всегда был хорошим спонсором зданиям, храмам и тюрьмам вроде Антнидаса.

- За пятнадцать лет эта тварь не произнесла ни слова. Я в ужасе от его поведения. Я знаю, что он что-то скрывает, и даже знаю, что именно, но мне никто не верит. Все говорят, что он больной человек, тихоня, а я знаю, что это не так, он не больной, он скорее хитрый. Хочет, чтобы его когда-нибудь выпустили на свободу.

- Но для чего? — спросил доктора Грегори его друг Кладиус Бэрнорт, который тоже был психиатром, как и Эрне.

- Для того чтобы продолжить проливать кровь. Ублюдки типа Хэлвана считают себя выше закона, но это не так. Подожди, я сейчас приду...

Грегори вышел из машины (они были в машине). Он кое-что заметил впереди, но не смог разглядеть, что это было — человек или животное? В темноте было почти не видно. Кладиус вдруг заметил фигуру в белой одежде (Хэлвана в белой рваной пижаме, такие белые наряды раздают всем пациентам Антнидаса). Эта фигура забралась прямо на машину по лобовому стеклу, как ящерица. Хэлван прыгнул на крышу автомобиля. Кладиус краем глаза смог заметить его дьявольскую улыбку, которая растянулась до ушей.

- Уйди отсюда на х...й! Вылазь из машины! — крикнул Хэлван и ладонью разбил боковое окно, окно разлетелось на стеклышки, и тогда Джек схватил психиатра за волосы.

После долгих попыток Кладиусу удалось освободиться от его руки. В итоге он со страхом выбежал из машины и упал в грязь, запачкав плащ и коричневые башмаки. Грегори подбежал к Кладиусу, помог ему кое-как отряхнуться. В это время Джек спрыгнул с крыши, залез в машину и угнал, как ни в чем не бывало.

- Все! Он сбежал! Зло вышло на свободу! — крикнул Грегори. Джек уехал с территории ужасного Антнидаса, в котором он пробыл целых пятнадцать лет.

Джек продолжал кружиться по комнате, нелепо подкидывая руки и ноги. Потом он, будто, вспомнил и нажал на клавишу магнитофона. Но загремевший рок, видимо, не удовлетворил танцора, и он прервал его.

- Плясать надо всегда без музыки, крошка! - Джек устало опустился на диван рядом с Эльзой.

- Да, вот дыхалка подводит... А бывали веселые денечки. Вот тот, к примеру, когда я дядьку зарезал! Такой кайф словил, что даже обоссался! Отвечаю...

Так все и было на самом деле: после убийства своего дяди Чарльза Хадсона Джек обмочился так, что его штаны были мокрыми насквозь. Впрочем, от чего это произошло - от страха или наслаждения, Джек предпочел умолчать...

-А знаешь, крошка, я всегда думал, что ощущения, испытываемые при первом убийстве, остаются в памяти железно, и ты не можешь забыть их никогда! - Джек поглаживал волосы Эльзы и, словно, всматривался в какую-то даль.

- Вот я идиот! Плохой из меня психолог, и психиатр, кстати, тоже! Эти профессии позволяют сканировать человека! Не его прокуренные, засранные мучным внутренности, а его душеньку! Я пока еще не наловчился...

 

- Мне смешна и в то же время противна природа людей. Я разрушаю их жалкие надежды, смеясь над нескончаемой глупостью этих двуногих тварей! Все эти лицемеры, ханжи, носящие всевозможные маски - всего лишь жалкие твари, дрожащие за свою жизнь…. Они мне так опротивели, что я хохочу над их идеалами!

 

ОНИ ЕМУ ТАК ОПРОТИВЕЛИ, ЧТО ОН ХОХОЧЕТ НАД ИХ ИДЕАЛАМИ!

 

Обуреваемый своими страхами Гранзек не заснул в эту ночь и утром опять явился к Джеку. Хэлван встретил его на пороге, как ни в чем не бывало.

- А шо мы такие нервные? -

На Гранзеке не было лица, зубы стучали, левый глаз дергался:

- Спаун… он все время следит за мной. Я не смеюсь, Джек! Скоро он меня накроет..., а я этого не вынесу - он попросил стакан воды и выпил его одним глотком.

- Копы - мелочевка по сравнению с ним. Джек, выручай! Ты втянул меня в это дело...

- Что ты ноешь, дебил? Голову надо иметь на плечах, а не урну для мусора! Ты вроде бы уже большой, полудурок, а сосать нормально не научился. Хе-хе-хе...

- Джек, прошу, выслушай меня! - Гранзек чуть не плакал.

- Да замолчи ты, мешок дерьма с ослиными ушами, жильцов перепугаешь...

Гранзек перестал всхлипывать, глаза его покраснели, как у раненого бегемота:

- Ты меня хочешь кинуть?

Джек же, не меняясь в лице, демонстративно достал коробку с монпансье и отправил себе в рот сразу три леденца.

- Пососать хочешь? - он сунул коробку прямо под нос гостю, - Так, говоришь, кидаю? Так мы же не сожительствуем с тобой, мы не геи!

Поваляв леденцы несколько минут во рту, пересмешник выплюнул их прямо в лицо Гранзека.

- Хотя от тебя всякого можно ожидать. А вообще, вали-ка отсюда подобру-поздорову, извращенец! А то я тут ребенка воспитываю...

Гранзек предпринял последнюю попытку:

- Джек, пожалуйста….

- Отвянь! - и Джек захлопнул дверь перед его носом.

 

И следующую ночь Гранзек провел в тяжелых раздумьях, а на утро, видимо, на что-то решившись, одолжил у знакомого машин - видавший виды "шевроле".

Авто понадобилось бандиту, чтобы завершить дело, порученное ему Безумным Джеком. Ведь даже страх перед Спауном был ничто по сравнению с восхищением и ужасом, который испытывал Гранзек перед Джеком Хэлваном.

А целью - последним в списке жертв-благотворителей - являлся не кто иной, как сам Джон Вэйн со всеми вытекающими отсюда последствиями...

 

Но, как говорят, на ловца и зверь бежит!

Не успел Гранзек открыть двери "шевроле", как его окликнули.

Челюсть злоумышленника отвисла: перед ним стоял Джон Вэйн собственной персоной.

- Я хочу задать вас один вопрос, мистер Хостон. Незадолго до смерти Бена Хьюстона вас видели возле его дома... Как вы объясните это?

Гранзек, туповатый от природы, да к тому же еще не пришедший в себя от внезапного появления Вэйна, не мог придумать ничего лучшего, чем выпалить:

- Он был моим дядей.

Ответ явно не удовлетворил спрашивающего.

- Что-то я сомневаюсь, ну, да ладно... мы проверим. Но берегитесь, мистер Хостон, если это не так.

- Что ты мне вталкиваешь? - Гранзек, переживший шок неожиданности, перешел в атаку, - Думаешь, если богач, так на любого налететь можешь? У тебя ничего на меня нет! И советую: почаще оглядывайся по сторонам, Вэйн!

 

 

Гранзек решил взять небольшую передышку и вновь явился к Моррису Джейку. Пилот открыл ему дверь с неохотой.

- Каким ветром тебя опять ко мне занесло?

- Моррис, я хочу завалить... знаешь кого? Джона Вэйна!

- Ты хочешь сделать… что? - в ступоре переспросил Пилот.

- Завалить Вэйна! - Гранзек смерил хозяина квартиры уничтожающим взглядом.

- Ты что, с катушек слетел? Ты себя слышал?

- А мне по барабану! Подумаешь, Джон Вэйн! Ты в теме?

Вместо ответа Моррис повертел пальцем у виска.

 

Пещера демона-защитника.

Расположившись на своем излюбленном месте у компьютера, Спаун раздумывал о последней встрече с Уоллесом Хостоном. Странное поведение головореза, смятение, сменившееся запоздалой агрессией, наводили на мысль о его причастности к трагическим смертям благотворителей.

"Не подхватил ли Хостон эстафетную палочку от Хашше?" - история с Бенджамином Хьюстоном не давала Спауну покоя.

- Вы уже разговаривали с ним? - будто прочитав мысли хозяина, спросил спустившийся в пещеру дворецкий,

- Ничего экстраординарного, очередной подонок. Но чтобы копы его засадили, нужны доказательства, а их нам не хватает. Значит, что надо сделать, Фред? - Спаун неожиданно рассмеялся, что случалось с ним крайне редко.

- Поднапрячься и собрать! - ответил в тон ему старый дворецкий.

 

Уже который час Гранзек колесил по Мракану, все больше и больше проникаясь идеей убийства Вэйна. В конце концов, это перешло в одержимость.

- Когда Джек узнает, что я сделал это, пусть попробует посмеяться надо мной! - Гранзек произнес это вслух и, как ему показалось, ветер разнес его слова по всему городу.

 

- Чем я смогу тебе помочь, Джек? - спросила Эльза во время прогулки, на которую они вышли после полуночи.

- Это ты узнаешь ровно через восемь секунд. Раз, два…, ой, сбился со счета. У меня еще в школе по арифметике была двойка! - Джек повернул свою воспитанницу лицом к сверкающему огнями фасаду Wayne Enterprises.

- Видишь черный лимузинчик? Сейчас в него сядет человечек. Твоя задача - немножко поиграться с его мозгом, это понятно, крошка?

Мертвая Королева кивнула головой.

- Умничка, а теперь вперед. Все, бегом! - Джек шлепнул ее по попе, и она направилась к лимузину, за рулем которого сидел джентльмен пожилого возраста. Шестым чувством Эльза поняла, что сидящий на месте водителя вовсе не тот, о ком говорил ей Джек...

 

- А сейчас в программе хаос, хоть я и не Санта Клаус! Пусть людишки веселятся, час пробьет, и прослезятся! - Джек декламировал собственные опусы, плясал и прихлопывал в ладоши, - Пусть попрыгают игриво, ведь веселья нет без взрывов! А когда проснутся утром... Пейте чай от Камасутры!

 

Выйдя из главного офиса компании, Джон увидел невысокую девочку, которая смотрела на него. Боковым зрением он успел заметить на приличном расстоянии какого-то странного типа, подпрыгивающего и размахивающего руками. Но Джон торопился и, поэтому, не обратил на них особого внимания.

За рулем похрапывал Фредерик. Джон сел рядом, но не стал будить верного друга. На улице было так красиво, что он залюбовался предрождественским Мраканом. Потихоньку глаза Джона наливались свинцом, он еще пытался бороться, да... тщетно.

Поэтому-то он и не увидел, как к лимузину подошла та самая невысокая девочка...

 

Войти в его сознание Эльзе не представляло особого труда. Сколько раз она выполняла подобные манипуляции за свою недолгую жизнь. Но сейчас Мертвая Королева, будто, сама очутилась в театре кошмаров! И в этом "театре" ей было дискомфортно.

На одной из сцен томились грустные мысли из прошлого, трагедийные мотивы исходили из самого детства: Эльза словно наяву видела маленького мальчика, склонившегося над телами убитых родителей.

Перед Королевой промелькнуло множество эпизодов из жизни самого экстравагантного человека Мракана, закоулки этих историй ответвлялись в разных направлениях, но, неизменно, сходились на одном и том же месте - неподалеку от Антнидаса - убежища потерянных душ.

И еще одно важное открытие сделала Эльза: спящий в лимузине миллиардер страдает раздвоением личности. Далее невесть кем поставленная защита помешала ей...

И, наконец, то, что поразило Мертвую Королеву сильнее всего - красной линией по всему репертуару этого "театра" проходила борьба Джона Вэйна с ее благодетелем - Безумным Джеком!

 

 

Пятнадцать лет назад.

- Динь-динь-дон! Динь-динь-дон! Санта сам придет в ваш дом! Тра-ля-ля! Тра-ля-ля! Сыпь скорее в печь угля! Санта-сранта подыграй! Я отправлю всех вас в рай! - из деревянного домика, расположенного на пустыре Эсайберс Стрит, доносился инфернальный хохот Безумного Джека.

Спаун предчувствовал, Рождество не обойдется без жертв: в его канун из Антнидаса сбежал самый опасный его обитатель - Безумный Джек. Полицейские запаниковали, демон-защитник приготовился к бою...

- Динь-динь-дон! Динь-динь-дон! Санта дарит вам гондон! Тра-ля-ля! Тра-ля-ля! Пусть взорвется вся Земля! Сранта... - и вдруг крепкая рука в кевларовом покрытии опустилась на плечо рождественского хохотунчика и швырнула его в сторону! Джек даже не успел вытащить ствол...

- Что-то нет желания убивать тебя, резиновая кукла! Ты - причина моего веселья, а я - твое отражение в нереально кривом зеркале! - с этими словами Джек направился по месту своей "прописки" - в убежище потерянных душ - Антнидас!

...Все это в одно мгновение промелькнуло перед Мертвой Королевой и растаяло в дымке рождественского мраканского тумана.

 

Тринадцать лет назад.

- Эх! САБЕЛЬНАЯ СХВАТКА! ОНИ СОШЛИСЬ! ВОЛНА И КАМЕНЬ!!! СТИШКИ ДЖЕКА, ЛЕД И ПЛАМЕНЬ! - напевал Джек, пока Джон уже начал терять сознание от кровопотери, - Ну, что! Иди ко мне, демон! Ты же герой! - Джек подошел к Джону и еще раз порезал его тело мечом по животу без всякой жалости, - А, героям не больно! - Джек воткнул Джону в руку кинжал, - Ну, все! С тобой пора кончать, демон! Ты такая же тряпка, как и твой отец! Ты не в силах противостоять злу! - Джек приготовился убить Джона, но в этот момент Джон смог встать на ноги и накопить силы для удара.

- Ты ошибаешься, - Джон схватил подонка за руку, ударил его два раза кулаком по морде и кинул с хрустом в дырку на крыше поезда. Джек повалился вниз, а Спаун прыгнул к нему, чтобы раз и навсегда покончить с психопатом.

Хэлван повалился вниз, разбил своим телом свалку деревянных досок. Маленькие деревяшки впились в его тело как иголки. Когда он очнулся на полу, то в зеркало, которое находилось в том вагоне, он увидел, что в его щеке застряла острая деревяшка с гвоздями. Кровь лилась на пол, но Джек со смехом вытащил обломок из своего поврежденного лица. Вдруг Джон облил его бензином, пока тот смотрел на себя в зеркало и отряхивал рубашку от опилок. Он облил его всего и еще раз дал по морде, когда тот к нему повернулся, схватил его за волосы и начал бить коленями то в живот, то в лицо. Прилично избив Джека, Джон толкнул его ногой, и тот покатился в другой вагон. Но вдруг Джек нашел свой меч, и ситуация осложнилась, но это было недолго. Джон просто ударил Джека ногой по животу, и меч выпал из рук маньяка.

- МОЖНО НЕ НАГОНЯТЬ НА ВРАГА СТРАХ ЕГО ЖЕРТВ, А ПРОСТО УБИТЬ ЕГО.

Джон подобрал, а потом воткнул саблю прямо в живот Хэлвана. Клинок вышел из спины маньяка. Джек засмеялся, потом закашлял кровью и... отдал концы. Джон уже обрадовался, что все закончилось, но вдруг произошла какая-то дьявольщина. Джек вновь ожил, он засмеялся, захихикал и вытащил саблю из своей плоти. Джон знал, что человек давно умер бы от такого, но только не Джек Хэлван. Джек ударил Джона палкой по лицу, которую вытащил из ящика, он стал забивать его палкой, но это продолжалось недолго. Джон выхватил у него палку и ударил по лицу, выбив ему половину челюсти. Хэлван огреб такой удар и все равно продолжил хохотать, продолжал смеяться. Джон бил его палкой по всем частям, но садист все не мог сдохнуть.





Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 85; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.161.98.96 (0.01 с.)